Эркки Калеви Асп Введение в социологию



жүктеу 1.73 Mb.
бет13/17
Дата02.05.2016
өлшемі1.73 Mb.
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17
: download
download -> Оқушылардың орта буынға бейімделуі барысында жүргізген жұмыстар туралы анықтама. қазан 2014ж
download -> Построение таблиц истинности логических выражений
download -> Қазақстан республикасының білім және ғылым министрлігі қазақ инженерлік теникалық академиясы
download -> Правила соревнований международная Ассоциация Бокса [Преамбула]
download -> Қазақстан тарихы бойынша Ұбт шпаргалкалары а а. Иманов көтерiлiс отрядтарын қаруландыру үшiн – қару-жарақ шығаруды ұйымдастырды
download -> Бехаалотха Когда будешь зажигать Числа 8,1 12,16
download -> Мы молімся за вас жыццё Змяні сваё жыццё Захавайце наша жыццё! Мы любім вас Змяні сваё сэрца Змяні сваё харчаванне
download -> Загальна характеристика роботи

6. 5. ПОСТМОДЕРНИСТСКОЕ ОБЩЕСТВО


Известный больше как исследователь органи­заций, А. Этциони (A. Etzioni) представил в своей работе «The Active Society» (активный социум) в 1968 году теорию об изменении общества и о по­следствиях этого изменения. По его мнению, «ак­тивный социум» образует идеальное общество, которое управляет самим собой, т.е.— самоуправ­ляемое общество. Такое общество — целеустремлен­ное, уверенное в себе, оно сознает свои ограничения, но знает также и возможности своей эволю­ции и свою силу. А. Этциони дал модель идеаль­ного общества, которого в реальности еще не мог­ло быть в момент создания этой теории.

«Активный социум» — это постмодернистское общество в том отношении, что он отличается от модерного и превосходит его несколькими важ­нейшими параметрами: большая политическая ак­тивность и большие инвестиции в политическую деятельность; приоритет знаний, образования и на­учных исследований. В принятии решений, в управ­лении и в осуществлении контроля над деятель­ностью общества все большее значение приобретают информационные системы. В этом отношении по­нятие «постмодернистское общество» сближается с понятием «информационное общество». При этом в информационном обществе на первом плане об­работка и передача знаний, а в постмодернист­ском обществе акцентируются применение и толко­вание знаний. Необходимо подчеркнуть, что речь идет об одном и том же обществе, в котором акцен­тируются разные стороны и аспекты. Это наше со­временное общество, то общество, в котором жи­вет цивилизованный мир конца XX века.

Понятие «постмодернистское общество» исполь­зовалось в социологии как синоним постиндустри­ального общества. Обычно под этим последним подразумевают общество, которое состоит из раз­личных частных, меняющихся культур, т. е. у любых меньшинств, у молодежи, даже у разных жи­лых районов города может быть своя субкультура. Поэтому постиндустриальное общество трудно пред­ставить как единое, стабильное общество. Речь идет об обществе нового типа, которое смело принима­ет новые решения, подвергает критике все старое и дает возможность реализоваться различным ро­лям.

Постмодернистские общества все больше исполь­зуют знание, вычислительную технику и банки дан­ных для поддержания взаимных отношений и по­лучают через информационные системы данные для тестирования и интерпретации действительности. С помощью этой информации они также контроли­руют свои собственные изменения. А. Этциони от­мечает, что важны не только сами инновации, но и способ и доходчивость их интерпретаций. Фак­ты без толкований по своей социальной или поли­тической пользе ограничены. Например, новая эффективная технология вызывает только незна­чительный интерес или даже неприятие, если она противоречит религии или какой-либо другой ценности общества. От тех, кто внедряет новую технологию, требуются оценка и разъяснение ее преимуществ. На темпы и результаты научно-ис­следовательских работ оказывает влияние прагма­тика: в первую очередь поддерживается то, что дает практический результат, отвечая потребностям об­щества.

Принято считать, что качество информации за­висит от того, до какой степени отделены друг от друга общественные услуги тестирования действи­тельности (например, научно-исследовательские институты и статистические учреждения, которые собирают объективную информацию по разным отраслям) и институты интерпретации знаний (сред­ства массовой информации, политические партии и др.). Это существовало не всегда, так, например, в первобытном обществе эти функции были связа­ны друг с другом: глава племени давал информа­цию и толковал ее (часто весьма произвольно). Более «свежий» пример: понятие «продажная прес­са» указывает как раз на то, что такая пресса не отделена и зависима от тех инстанций и институ­тов, которые могут оказывать на нее давление. Специализация, проникшая во все сферы общества, привела к выделению профессиональных полити­ков, принимающих решения, но взаимодействие их со специалистами остается необходимым для «гра­мотности» политических решений. В целом инфор­мация, полученная в научно-исследовательских институтах, будет иметь все большее и большее значение. Одна из важнейших предпосылок функ­ционирования активного общества — это плюра­лизм в производстве информации. Информация вос­принимается как любой предмет потребления, использование и контролирование которого преро­гатива общества в целом. Например, обширные файлы компьютеров различных организаций со­держат стратегически важную информацию, и общество так или иначе вынуждено осуществлять кон­троль над ними.

Как уже ясно из всего сказанного выше, обра­зование имеет особое место в постмодернистском обществе. Многосторонность и сложность обще­ства и социальных отношений, новые требования трудовой жизни и управление новой технологи­ей — это факторы, которые требуют повышения уровня образования. Значение высшего образова­ния и профессионального специализированного образования растет параллельно с процессом мо­дернизации общества. Одновременно образование считается все более существенным фактором при определении статуса индивида. Многие говорят даже об «обществе умения». Это понятие подчер­кивает значение специализации и профессионализ­ма в современном обществе. Обычно повышение образовательного уровня приносит и повышение социального статуса, хотя это не всегда отражает­ся на размере заработной платы. Не только моло­дежь и трудоспособное население, но и пенсионе­ры стали все в большей мере обучаться, пополнять свои знания по различным предметам. В Финлян­дии, например, используется такой термин, как «университет третьего возраста». Недавно нача­ли отмечать международный «год "всежизненного" обучения».


6. 6. ДУАЛИСТИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО


Понятием «дуалистическое общество» именуют­ся, как правило, негативные последствия победно­го шествия новой технологии. Общество разделя­ется на выигравших и проигравших. Основные секторы экономики процветают, но одновременно их «окраина», крайние социальные поля, страда­ют. Жилые районы обеспеченных жителей резко отличаются от жилых районов малоимущих, и во­обще социальное разделение проявляется во мно­гих формах. Каждый исследователь подчеркивает это дуалистическое положение, исходя из своей точки зрения, поэтому существует множество тол­кований современной стадии общества, и эти опре­деления, безусловно, несут на себе отпечаток свое­го времени.

Герберт Маркузе (Herbert Marcuse) (1969) счи­тает технологию, с одной стороны, политической силой и источником изобилия, а с другой — «созда­телем» и причиной «неправильных» потребностей. Он называет современное технологическое обще­ство «одномерным». Возможность удовлетворения сверхпотребностей подавляет потенциальные про­тесты против социальной системы. Следователь­но, мышление и деятельность индивида — односторонни, и он остается «одномерным» из-за давления отчуждающего общества, наделяющего его «неправильным сознанием».

Точка зрения Г. Маркузе во многом противоре­чит изложенному выше понятию «постмодернист­ское общество», по которому общество стало более комплексным и одновременно многоценностным. Однако концепция Г. Маркузе не единственная, по которой общество технологического прогресса при­знается односторонним или же каким-то образом ограниченным.

Иоахим Хирш (Joachim Hirsch) (1981) исполь­зует термин «защищенное государство» примерно в таком же значении, как Г. Маркузе — «одно­мерное». Он имеет в виду всестороннюю национа­лизацию, которая проявляется в том, что государ­ственный аппарат вторгается во все сферы общества расширенной сетью регулирования и контроля и как бы защищает своих членов. Общество, образован­ное по свободной воле людей, превратилось в «за­щищенное государство», контролируемое государ­ственными органами.

Мишель Фуко (Michel Foucault) (1980) делает более резкий вывод, считая, что общественные ин­ституты — это сеть принудительных учреждений. Поэтому он называет объект своих исследований «дисциплинарным обществом». «Власть имущие» поддерживают дисциплину и осуществляют конт­роль с помощью институтов и разных обществен­ных систем. Следовательно, общество становится «холодным» и отчуждающим. Управление, конт­рольные системы и технология дают хорошую основу для такого надзора, поэтому развитие об­щества в этом случае ограничивает возможности индивида, а вовсе не способствует их развитию.

Примерно такое же, правда, не столь радикаль­ное направление представлено понятием «общест­во рисков» Ульриха Бека (Ulrich Beck) (1986). Такому обществу особенно свойственны развитое производство, технологический прогресс, экономи­ческий рост и эффективность. Экономический рост и эффективность имеют двоякое содержание: с од­ной стороны — это прогресс и благосостояние, с другой стороны — сокращение рабочих мест и за­грязнение окружающей среды. По мнению У. Бека, общество, не учитывающее это, становится безза­щитным перед природными катастрофами и соци­альными проблемами. Например, риски, связанные с производством, торговлей и движением, очевид­ны. Их можно детально прогнозировать, рассчи­тать и страховаться от них. Так, в противовес об­ществу рисков рождается «общество страхования»: можно жить как жили, не обращая внимания на растущие проблемы окружающей среды, без необ­ходимости пересмотра ценностей (У. Бек, 1990).

С другой стороны, современные общества созда­ют такие новые риски, что застраховаться от них чрезвычайно трудно. Такие риски, как ядерная энергия, производство различных химикатов, ген­ная технология и экономические катастрофы, вы­бросы и отходы производства новой технологии, не могут быть ограничены каким-то временем и ка­ким-то регионом, и к тому же они не компенсируе­мы деньгами (В. Заф, 1992) (W. Zaph).

Несмотря на эту гарантируемую надежность, «об­щество страхования» также не свободно от соци­альных конфликтов: опасение роста новых угроз и рисков вызывает, по мнению У. Бека, недоверие людей к действиям властей и правовых институтов. Это даже порождает новые социальные движения, которые стимулируются социальным и региональ­ным неравенством. То есть риски окружающей сре­ды современного общества порождают социальную силу, противостоящую им. Ситуацию, в которой перемена включает противостоящую ей самой силу, можно назвать «отражающей переменой».

Представленные выше дуалистические модели: одномерное общество, защищенное общество, общест­во дисциплины и общество рисков — могут иллюст­рировать идею о том, что развитие техники иногда влечет за собой последствия, к которым не стреми­лись и которых не ожидали. В принципе техника вполне способна контролировать собственные нега­тивные последствия, если только общество готово вложить капиталы в решение этой проблемы.

Приведенные модели различных обществ проти­воположны тем утопическим построениям, по ко­торым результат структурной перемены общества — свобода личности, справедливость и доверие к тех­нике. Речь, в конце концов, идет о тех ценностях, ориентируясь на которые люди живут и действуют. Хотя, конечно, эти ценности остаются идеальными целями, к которым стремились и стремятся люди.




1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет