Есть миры, где солнце зелено, а песок черен



жүктеу 1.46 Mb.
бет1/4
Дата01.05.2016
өлшемі1.46 Mb.
түріРеферат
  1   2   3   4
:
Masarykova univerzita

Filozofická fakulta

Ústav slavistiky

Bakalářská diplomová práce

2008 Polina Nazarchuk



Masarykova univerzita

Filozofická fakulta

Ústav slavistiky
Ruský jazyk a literatura

Polina Nazarchuk



Нереальное на грани реального

Bakalářská diplomová práce

Vedoucí práce: PhDr. Josef Dohnal, CSc.

2008


Prohlašuji, že jsem diplomovou práci vypracovala

samostatně s využitím uvedených pramenů a literatury.
………………………………

Podpis autora práce



Ráda bych touto cestou poděkovala PhDr. Josefu Dohnalovi, CSc., za jeho cenné rady a připomínky a za trpělivé vedení této práce.

Содержание:

Введение
«Есть миры, где солнце зелено, а песок черен. Есть где горы из звонкого хрусталя, а реки несут чистое золото быстрой воды. Есть такие, где снег цвета крови, а сама кровь, напротив, белее белого. Есть миры, где замки еще не уступили место громадам серых многоэтажных игл, и есть такие, где эти иглы давно заброшены, а на их руинах воздвигаются стены замков.

Есть миры, где рассвет встречает слитное хлопанье мириад крыл существ, парящих высоко над землей, где торжественный гимн восходящему светилу сливается с воплями умирающей на презренной земле бескрылой сыпи. Есть миры, где солнечный свет встречает лишь глухую стену закрытых ставен  ибо он там горше яда. ... Есть миры, где ночь и день слились неразрывно. Где можно поднять взгляд к солнцу и увидеть звезды. Где можно выйти в ночь и увидеть солнечный свет. ....Есть миры, где солнце желто, как зрачок дракона, трава зелена, а вода прозрачна. Там тянутся к голубому небу замки из камня и здания из бетона, там рвутся в небо птицы, а люди улыбаются друг другу».1

Мы попали в ядро фантастической литературы, фантастического жанра. В хорошо нам знакомом мире, где не существуют драконы, вампиры, дьяволы, волшебницы, говорящие предметы и звери, перемещение во времени и пространстве, происходят невероятные, чрезвычайные события, которые мы не в силе объяснить. Но фантастический жанр нам преподносит эту возможность и сам объясняет нереальное.

Одновременно он необыкновенен и прост, понятен читателю. Читая фантастическую литературу, мы оказываемся за пределом реального и возможного. Фантастика дает шанс прожить что-то чудесное и необыкновенное, помогает развивать свою фантазию и раскрывать загадочное. Каждый человек еще в раннем возрасте знакомится с фантастикой, точнее с ее элементами с момента ему прочитанной первой сказки. Раскрывая новый мир, полный добрых рыцарей, красивых принцесс, плохих чародеев и злых чудовищ.

По словам Цветана Тодорова, все зависит от читателя, какая сторона реальности нам ближе, которую мы выбираем: поверим либо в силу обстоятельств, либо во внеземную силу. Выбор остается за нами. «Фантастическое это колебание, испытываемое человеком»,2 между реальным и нереальным мирами. Пока существует эта неуверенность — существует и фантастический жанр. Но не только читатель испытывает эту неопределенность, чаще она переносится и на главного героя. Необычность совпадений, странность событий переносят читателя и героя за границы реального толкования всех явлений, описываемых писателем.

Термин «фантастика» ввел французский критик Шарль Нодье еще в 1830 г. В статье «О фантастическом в литературе» он назвал фантастику «ирреальным вымыслом».3Долгое время элементы фантастического жанра существовали в рамках общего литературного процесса как один из приемов изложения.

Фантастика ( от греч. рhantastike искусство воображать)


  1. основана на творческом воображении, на фантазии и художественном вымысле. || Фантастическая литература.

  1. литературные произведения, описывающие события сверхъестественные, вымышленные. || Научная фантастка (в литературе, кинематографе: моделирующая события далекого будущего на основе достижений науки и техники).

  1. невообразимое, невозможное.


Здэнек Кубэш при переводе книги «Фантастика, утопия и антиутопия» Юлия Кагарлицкого объясняет:

«ruský termín fantastika, který se používá jak pro konkrétní literární díla, tak v obecnějším smyslu… Objevuje se proto buď jako vědeckofantastická literatura nebo fantastická literatura (hlavně pro starší období, kdy o vědeckofantastické literatuře se dá jen těžko hovořit) nebo jako fantastika, má-li autor na mysli spíš pojetí, naplň literárního díla než dílo jako takové. Termín naučnaja fantastika se v překladu objevuje buď jako vědeckofantastická literatura nebo vědecká fantastika tam, kde jde o obdobný smysl, jaký vyjadřuje český termín fantastika».4
При толковании термина фантаст появляется несколько разных вариантов в русском и чешском языках:

  1. в русском языке означает: человек, который любит предаваться фантазиям. Чешский эквивалент этому слову — blouznivec, snílek; člověk odtržený od reality.5

  1. в рус. языке: писатель, работающий в фантастическом жанре, в области фантастики. Чешского перевода этого понятия нет. З. Кубэш употребил новый эквивалент — «fantastik, utvořeno obdobně jako rоmаntik, skeptik apod.»6

Темой нашей дипломной работы является «Нереальное на грани реального», и мы попытаемся рассмотреть, в чем заключается эта взаимосвязь, где фантастическое проникает в реальное, и наоборот. А также где рамки нереального граничат с реальностью, не нарушая наше восприятие действительности.


Цели настоящей дипломной работы:

  1. Попытаться классифицировать жанры и течения фантастической литературы.

  1. Проследить историческое развитие фантастической литературы в рамках территории СССР и России на протяжении ХХ века и выделить ее наиболее ярких представителей.

  1. Проанализировать сопоставление реального и нереального в настоящем и фантастическом мире. Показательным примером анализа миров нами был выбран один из самых популярных писателей-фантастов настоящего времени – Сергей Лукьяненко. Таким образом, значительное внимание заострено именно на анализе его творчества.

Теоретическая часть данной работы заключается в классификации фантастической литературы: жанров, стилей, фантастических приемов.

В практической части мы рассматриваем взаимодействие фантастического мира с реальным (действительным), а также приемами, используемымиx писателями-фантастами и новыми явлениями в мире фантазии. Мы постараемся проанализировать главного героя фантастического произведения, с точки зрения его проникновения в мир современного общества.


  1. Жанры фантастической литературы

Фантастическая литература развивается с большой тенденцией и все больше привлекает к себе новых читателей. Тем, что эта литература не однородная, противоречивая и многоликая, является предпосылкой для создания множества других направлений. Для каждого читателя - свой жанр, свой писатель.

Фантастическая литература делится на три главных жанра: научная фантастика (science fiction), фэнтези (fantasy), ужасы (horror). Насколько они похожие между собой, настолько и различные.

По мнению Павла Шумила: «Научная фантастика (science fiction) — это, прежде всего, мысленный эксперимент. В текст вводится одно или несколько фантастических допущений. Во всем остальном действие развивается в соответствии с законами логики, физики и здравого смысла. Фэнтези — это литература поступка. Исследуются моральные и этические аспекты поступков главных героев. Чтоб не затенять главного, требования к логичности и достоверности мира снижаются до необходимого минимума. Картина мира также часто дается упрощенной или сказочной. Определения НФ и фэнтези не антагонистичны. Они лежат как бы в разных плоскостях. Что дает возможность создавать промежуточные и смешанные формы».7

Пока еще все три жанра сильно похожи друг на друга, но при этом все же различные. Главное, что разделяет их это:



  1. особенности нового мира. Каждому произведению соответствует свой, оригинальный мир. Например, мир в жанре научной фантастики «находится» на чужой планете, где-то во Вселенной, часто, в космосе, даже на планете «Земля».

Мир фэнтези и ужасов часто «расположен» в параллельном отображении нашего мира, часто события происходят в прошлом или в настоящем времени, «здесь и сейчас». Иногда мир возникает на территории старинного города, замка. В настоящее время стали довольно популярны подземелья. Авторы часто описывают помещения в темных тонах, без ярких и живых красок.

Мир может быть любым и нетрадиционным, даже для фантастики. Главнейшим остается идея создателя и ее реализация.



  1. с точки зрения сюжета книги нас интересует то, что именно описывается в данном произведении. Например, в научной фантастике фигурируют новые открытия и достижения науки и техники. Открываются новые миры в космосе, описываются полеты во Вселенную. Новые техники и течения в развитии науки. Мы часто перемещаемся в пространстве, совмещаем прошлое с настоящим и будущим. Оказываемся свидетелями, где будущее для нас — забытое прошлое; или наше прошлое в произведениях — будущее, которое только начинается.

Фэнтезийный жанр, в основном, базируется на мифе и легенде. События происходят одновременно «здесь», в прошлом или будущем, или только в каком-то определенном времени. Чтобы пересечь эту грань и попасть в параллельный мир — стоит только перейти на другую сторону нашей реальности.

В произведениях стиля ужасов часто описываются события, которые нагоняют страх читателю. Здесь много жертв и «невероятно ужасных киллеров». Действие большинство происходит ночью при свете луны.



  1. персонажи всегда оригинальные. В научной фантастике герой летает в космос, воюет с роботами, иной расой. Он создатель нового мышления, открытия. Он предшественник нового общества.

Иван Ефремов говорит о главном герое научной фантастики: «…člověk budoucnosti, který se bude věnovat úporné práci ve prospěch lidstva, aniž by přitom musel do dna vyčerpat své síly, bude ještě silnější, vyšší a hezčí … bude muset mít silnou vůli, odvahu a rozhodnost, a přitom mu budou cizí hrubosti, nevychovanost, vychloubání … Jeho život bude naplněn až po okraj, protože se bude neustále zabývat prací, která ho bude zajímat a která mu poskytne příležitost pro mnohotvárnou intelektuální i fyzickou činnost».8

В мире фэнтези персонажи владеют магией, останавливают время, борются с нечистью, иногда и светлыми силами. Стараются освободить мир от нечисти, придавая обществу новые взгляды на жизнь и существование в нем. Также для этого жанра характерны такие мифические персонажи, как эльфы, гоблины, говорящие животные.

Персонажи ужасов часто бывают вампирами, оборотнями, драконами и другой нечистью. В случае, когда главный герой - человек, то борется с этой нечистой силой, старается освободить человечество от коварных планов «завоевателя». В другом случае, когда главный герой - вампир и другая нечисть, тогда люди для них представляют эту угрозу, они их «кусают в шею» и беспощадно убивают, чтобы сохранить свой клан. Они беспощадны к своей жертве, для них не существует слова «милосердие», иногда, даже и «мораль».
Нельзя забывать о важном факте, что писатели-фантасты любят совмещать разные и неоднородные элементы из всех жанров фантастики, для создания нового, оригинального произведения.

Любой жанр фантастической литературы развивается. У каждого из них появляются свои новые поджанры и течения. Создаются новые комбинации и приемы. Писатели-фантасты совмещают несовместимое, но при этом произведения сохраняют эффект реалистического и фантастического. Изменения в этой литературе с одной стороны довольно легко объяснить, а с другой невозможно. Общество постоянно идет вперед, стараясь объявить и создать нечто новое, появляются новые проблемы и понятия в жизни, а это сильно влияет на литературу. Можно утверждать, что фантастической литературе характерно создавать новые течения и «клеить» неоднородные жанры.

Научная фантастика (science fiction).

К этому жанру относится целый ряд других поджанров:



«Мягкая» научная фантастика (НФ), которая помимо оригинальных научных гипотез и технических подробностей интересуется личностью и терзанием души человека. Термин «мягкая» НФ soft science fiction впервые употребил американский критик Джордж Элрик в 1978 году.9В России «мягкая» объясняется как гуманитарная, сосредоточенная не на науке с техникой, а на процессах, происходящих в человеческой душе. Однако, на Западе «мягкую» НФ понимают как своеобразное противопоставление «твердой», а также как фантастику, посвященную гуманитарным и общественным наукам вроде социологии, антропологии, экономики, лингвистики.

С этим поджанром мы можем познакомиться в произведениях, например, «Пересадочная станция» Клиффорда Саймака, «Танец отражений» Лоиса Макмастера Буджолда, «Дюна» Фрэнка Герберта, «Книга Нового Солнца» Джина Вулфа, «Маджипур» Роберта Сильверберга, «Гиперион» Дэна Симмонса, «Почтальон» Дэвида Брина, «Корабль, который пел» Энни Маккефри. Нельзя не отметить вклад советской фантастики  Аркадий и Борис Стругацкие с циклом о Максиме Камеррере.



«Твердая» научная фантастика основные темы связаны с естественными науками, а также к ней относятся реалистические космические истории и произведения о фантастических технологиях. Критик американского журнала Astounding Science Fiction, Питер Шуилер Миллер, в 1957 году впервые употребил термин hard science fiction («твердая» НФ). Жюль Верн и Герберт Уэллс считаются основателями НФ. Огромная заслуга в развитии НФ принадлежит Хьюго Гернсбеку, основателю и редактору журнала Amazing Stories (1926). У этого писателя числится всего лишь один написанный роман «Ральф 124C41+».

В США в 1920-ые годы появились специализированные журналы, публиковавшие только фантастические истории. Так фантастика сформировалась как отдельный жанр. В историю «твердой» НФ внесли неоспоримый вклад «Нервы» Лестера Деля Рея, «Путешествия космического Бигля» Альфреда ван Вогта, «Венера равносторонняя» Джорджа Оливера Смита, «Экспедиция «Тяготение», «Огненный цикл» Хола Клемента.



Фантастика «новой волны». Когда «твердая» НФ достигла своей вершины, наступила «новая волна», где нет никаких ограничений и запретов. Термин new wave впервые употребил Питер Шуилер Миллер в 1961 году, чтобы выделить книги нескольких молодых английских авторов, а смысл понятию дал редактор и критик Майкл Муркок.10 Его считают первым, кто поднял «волну» нового течения. Он дал возможность опубликоваться в журнале New Worlds таким авторам, как Джеймс Грэм Баллард («Ветер ниоткуда», «Затонувший мир», «Сожженный мир», «Хрустальный мир»), Брайан Олдисс («Доклад о Вероятности-А», «Босиком по мозгам», «Франкенштейн Раскованный»). Переломным стал роман «Телепат» Джона Браннера, а также такие произведения, как: «Квадраты шахматного города», «Зазубренное лезвие». Главным произведением Браннера стал роман «Всем стоять на Занзибаре» (1968). В американской литературе нашлось много представителей этого направления, например, «Железная мечта» Нормана Спинрада, «Геноцид» Томаса Диша, «Система воспроизводства» Джона Слейдека. К сожалению, «новая волна» никак не коснулась русских берегов. Ее элементы проявлялись, но поджанр нет.

Космоопера или космическая опера, space opera — один из поджанров приключенческой научной фантастики, который обычно определяется по формальным признакам: действие происходит в космосе, на других планетах в экзотической обстановке. Персонажи героичные, а масштабы их деяний зависят от фантазии авторов. Произведения этого поджанра поначалу носили только развлекательный характер, но со временем были приняты в «большой» литературе. Приемы космооперы появлялись в цикле «Барраяр» Лоис МакМастер Буджолди и «Гиперион» Дэна Симмонса.

В СССР данный поджанр НФ появился в 1920-е годы — «Аэлита» А. Н. Толстого и «Пылающие бездны» Николая Муханова. Затем «космическая опера» как направление возродилась в 1960-х годах — эпическая трилогия «Люди как боги». Среди наиболее известных современных отечественных произведений этого направления следует упомянуть роман «Принцесса стоит смерти» Сергея Лукьяненко.



Киберпанк (cyberpunk, от слов cybernetics — кибернетика и punk — отребье, панк) описывает мир недалекого будущего, в котором высокое технологическое развитие соседствует с глубоким социальным расслоением, нищетой и бесправием. Общество в мире киберпанка находится на пороге бурных социальных и культурных преобразований, где новые технологии используются способами, не предусмотренными их создателями. В некоторых киберпанковских произведениях много действия происходит в киберпространстве, уничтожая границу между действительностью и виртуальной реальностью. Часто в таких произведениях подробно описывается прямое подключение человеческого мозга к компьютеру. Яркими представителями киберпанка являются: Уильям Гибсон («Нейромант»), Брюс Стерлинг («Схизматрица»), Пэт Кадиган, Руди Рюкер и Джон Ширли. Киберпанк проявился в кинематографе, наложив заметный отпечаток на множество фантастических фильмов, в музыке, моде, мире компьютерных и настольных игр.

Детективная фантастика делится на: классический детектив, нуар-триллер и полицейский боевик. Самый знаменитый персонаж классического детектива — эксцентричный гений Шерлок Холмс, придуманный Артуром Конан Дойлем.

Детектив-нуар — «крутой» американский поджанр.11 Характерная черта нуара — мрачная, удушливая атмосфера невыносимой жизни, где страх и насилие — суровая повседневность. Герой борется с мафией и продажными политиками, часто пользуется пистолетом и кулаками или дубинкой.

Массовую популярность обрел детективный триллер, герои которого расследуют ужасные деяния кровожадных маньяков. Фантастические триллеры обычно смешивают элементы нуара и опусов, вдохновением для дальнейших произведений послужил людоед Ганнибал Лектер. В России популярный роман этого поджанра — «Цена крови» Тани Хафф.



Полицейский боевик – поджанр «полар».12 Их герои — обычные люди в униформе, делают «свою» повседневную работу. Главное отличие «полара» от классических детективов и нуара — в том, что полицейский работает не в одиночку, а как часть действующей системы, группы. Произведения полны крови, синяков и выстрелянных пуль.

Отечественный фантастический детектив мало в чем отличается от зарубежного. Некоторые книги написаны под влиянием «милицейского романа», советского и сильно морализованного варианта историй о честных полицейских. Стоит отметить книги «Пять президентов», «Синие люди» Павла Багряка. «Отель «У погибшего альпиниста», «Жука в муравейнике» и «Солнце гасит ветер» братьев Стругацких.

Современные отечественные фантасты нередко используют детективные сюжеты: «Лабиринты Ехо» Макса Фрая, «Евразийская симфония» Хольма Ван Зайчика, «Свод Равновесия» Александра Зорича. О деятельности спецслужб можно записать также «Дозоры» Сергея Лукьяненко, роман «Под знаком мантикоры» Алексея Пехова.

Боевая фантастика и фэнтези. Люди воевали всегда. Сначала камнями и палками, потом появилось оружие массового уничтожения и воевать стало возможно не только на Земле, но уже и в космосе.

В России широко распространено понятие «боевая фантастика», на Западе же существует термин military sci-fi & fantasy в переводе «военная НФ и фэнтези».13 Разница понятий небольшая, а вот сюжет строится на другой базе. Ведь в центре внимания боевой фантастики — сама кровавая битва, в то время как военная — показывает различные грани масштабного действа, именуемого войной. Есть произведения, авторы которых затрагивают серьезные проблемы, стремятся на вымышленных примерах проанализировать причины и следствия реальных исторических событий. Представители этих поджанров: Гарри Тертлдав с циклом «Мировая война», Дэвид Герролд «Война против Чторра», цикл Рика Шелли «Наемный корпус».



Военная фантастика — давно освоенный и любимый поджанр русских читателей. В первых рядах выступают миллионные тиражи Василия Головачева и Романа Злотникова, за ними книги Алекса Орлова, Вячеслава Шалыгина, Александра Бушкова. «Империя превыше всего» Ника Перумова, а также пестрят обложки серий «Звездный лабиринт», «Русская фантастика» и «Фантастический боевик».

Религия тоже нашла свое место в фантастике. Фантастические приемы встречаются в произведениях: «Божественной комедии» Алигьери Данте, «Потерянного Рая» Джона Мильтона, далее — «Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова и «Отягощенные злом» Аркадия и Бориса Стругацких.

Этот поджанр встречает как приязнь, так и отвращение. Например, Орсон Скотт Кард и его великолепный «Голос Тех, Кого Нет» о терпимости, искуплении и милосердии, «Страсти по Лейбовицу» Уолтера Миллера или «Седьмой сын» о Мастере Элвине, изображает борьбу Бога и Дьявола. Верующий и атеист нашел свое отражение в фантастической литературе.

Например, в направлении агностической фантастики, главная мысль, которой любая церковь и религия действие человека,14 найдется намного больше произведений: «Дело совести» Джеймса Блиша, «Большая игра» Дэйва Дункана, «Смертные муки пришельца» Гарриго Гаррисона, «Гиперион» Дэна Симмонса, «Пандем» Марины и Сергея Дяченко, «Мелкие боги» Терриго Пратчетта, «Князь Света» Роджера Желязны, «Дюна» Фрэнка Герберта.

Конец света неплохая тема для фантастической литературы, только мистический и с роковыми пророчествами, знамениями и волей провидения. Например, «Американские боги» Нила Геймана, «9 миллиардов имен бога» Артура Кларка. В стиле «happy end»: «Мир Реки» Ф. Фармера, или по Джону Гранту роман «Мир» человечество после гибели получает второй шанс.



Эротическая фантастика не только о сексе. Любовные сцены ввели фантасты «новой волны», с тем, что это не табу и к литературе это относится. Главная тема  взаимоотношения людей, роботов и других инопланетянин, на фоне любви и в другом мире.

Если Филипп Жозе Фармер в своей повести «Влюбленные» изображает секс большим грехом, где супруги могут заниматься любовью лишь для зачатия ребенка, то Роберт Хайнлайн в романе «Чужак в чужой стране» (1961) своего героя превратил в «эротического» Мессию. Во время зарождения хиппи роман стал американским бестселлером. Полная версия романа вышла в 2006 году. После такого успеха появляются книги «Уплыть за закат», «Достаточно времени для любви». В романе Урсулы Ле Гуин «Левая рука Тьмы» читатель узнает об умении менять пол другой цивилизациями.

Свой талант отразили в фантастике и такие авторы, как Наоми Митченсон «Записки женщины-космонавта», Лестера Дель Рея «Елена Лав», Танит Ли «Серебряный металлический любовник». Ларри Нивен в цикле о Мире-Кольце создал традицию — скрепление соглашений между инопланетянами с помощью сексуального акта.

Встречаются представители и лесбийской фантастики: Джоанна Расс «Мужчина как женщина», и гомосексуальной: Теодор Старджон «Самый затерянный мир», Энтони Берджесс «Жаждущее семя».15

Отечественна ФЛ в этом направлении немножко отстает, наверно, потому что в СССР «секса не было», а сейчас находится в стадии развития его описания.

Фантастической литературе свойственен интерес к разным проблемам общества. С помощью юмора она приобретает особенную окраску и становится более интересной. Этот прием избавляет ее от строгой важности. Но при этом и она принадлежит к «большой» литературе. Юмор проявляется в каждом жанре фантастики. Восприятие смешного зависит от многого: возраста, воспитания, образования, интеллекта, окружения, национальных традиций. Жемчужины советской фантюмористики — «Понедельник начинается в субботу» братьев Стругацких. И Андрей Белянин с произведениями «Меч Без Имени», «Моя жена ведьма», «Тайный сыск царя Гороха» пользуются успехом. Правда, любой юмор (черный или традиционный) существует во всех произведениях, так как человек без него не может быть.

Довольно интересный момент, что пишут и пародии на произведения. Например: Майкл Гербер переделал Гарриго Поттера в «Барри Троттер и Бессовестная пародия». Чем-то эта пародия напоминает «перевод Гоблина» в фильмах.

Фэнтези (fantasy)

Фэнтези (от англ. fantasy — «фантазия») — вид фантастической литературы, основанный на использовании мифологических и сказочных мотивов. Между sci-fi и fantasy существует тонкая грань. Часто одно произведение можно отнести к обоим жанрам. В общем, считают, что sci-fi подчиняется рациональному мышлению и использует научную и техническую тематику. А fantasy это игра с фантазией. Точное определение этого жанра еще никто не дал. Общие черты всем хорошо знакомы, и читатель с первых строк книги определит, что речь идет о фэнтези. В мире фэнтези возможно все чудесные и говорящие животные, рыцари и принцы, чудовища и колдуны, шапки-невидимки и летающие ковры. Еще для фэнтези характерно то, что она берет истоки из мифов и сказок, но события могут происходить и в нынешнее время. В произведениях фэнтези чаще всего действие происходит в вымышленном мире, близком реальному, герои сталкиваются со сверхъестественными явлениями и существами. В последнее время писатели-фантасты все больше пишут произведения, в которых все происходит здесь и сейчас. Разница между этими явлениями в том, что некоторые авторы описывают события в неизвестном для нас мире, а другие — в нашем. Принципиальное отличие «чудес» фэнтези от их сказочных аналогов — в том, что они являются нормой описываемого мира и большинство действуют системно, как законы природы.16

В фэнтези, как и в других жанрах фантастики, допускаются комбинации разных жанров с художественной литературой.



Детское фэнтези берет истоки, в основном, из детских рассказов. Наверное, недаром иногда на последних страницах детской (и не только) книги напечатано, например, «рекомендуется от 9 лет». Потому что ребенок 6 лет не поймет правильно книгу, предназначенную читателю лет 12-ти. В советские времена этого придерживались, и детская литература делилась на книги для дошкольного возраста, для школьного (младшего, среднего и старшего) и юношеские. На Западе также делятся на «children’s books» (детские книги) и «young-adults books» (юношеские книги).17 К сожалению, российские издательства разницу в этом не делают и печатают все подряд. Авторы этого поджанра принесли большую славу не только себе, но и своим произведениям по всему миру. Например, Джоан Роулинг в цикле о Гарри Поттере создала не только оригинальный новый мир, но и необыкновенного главного героя-волшебника. Джон Толкиен в цикле «Властелин колец» показал нам свой мир, полный эльфов, хоббитов и других фантастических персонажей. С новинкой пришел на книжный рынок Йон Колфер с циклом «Артемис Фаул». В произведениях нет однозначно положительных или отрицательных персонажей, но сильные эмоции вызывает главный герой. Он хитроумный и находчивый, но также он абсолютно аморален. Его главная цель не спасение мира, а собрать большое количество денег для поддержания семейной чести ирландских гангстеров. Ради этого он обманывает и ворует, охотно прибегает к насилию и разным подлым поступкам. В России этот цикл вызвал различные эмоции: одни им восхищаются, другие осуждают моральную, скорее аморальную направленность. Романы Колфера отличает закрученный и своеобразный, несколько издевательский юмор, что, конечно, не каждому подростку понятно.

Современное фэнтези — одно из основных и наиболее динамично развивающихся направлений популярного жанра. Сontemporary fantasy — книги, действие которых происходит здесь и сейчас, или в недалеком прошлом и будущем, когда магия в любых проявлениях вторгается в наши будни.18 Фоном для происходящих событий служит современный город «городская сказка» (urban fantasy).19 В последнее время современную мифологическую сказку на Западе нередко называют «эльфпанк».20 Задача «современного фэнтези» — не напугать, а развлечь, позабавить или заинтересовать читателя. Страх здесь может присутствовать лишь как один из составляющих повествования, не становясь целью. Этот поджанр не совсем характерен для жанра фэнтези. В большинстве случаев, фэнтези основано на сказках, древних мифах и все происходит в несуществующем мире.

Древние города являются вдохновением для авторов, склонных к этому направлению. На улицах, по которым проходят одни и те же люди каждый день, живут Иные («Дозоры» Сергея Лукьяненко), ангелы, монстры и древние боги («Задверье» и «Американские боги» Нила Геймана). В Лондоне волшебники летают на метле, а совы приносят почту («Гарри Поттер» Джоаны Роулинг). Девочка Лира с «деймоном» (зверь изображает душу человека), живя в Оксфорде, узнает, что именно она предназначена спасти свой и другие миры («Золотой компас» Филиппа Пулмана).



Героическое фэнтези. В 1960 году Фриц Лейбер впервые применил термин «Sword & Sorcery» в переводе на русский язык «героическое фэнтези».21 Впрочем, поджанр сформировался гораздо раньше. Действие происходит в условных специфических мирах. Обычный персонаж произведения — лишь элемент своего мира, а вот супергерой — его центр. Остальные персонажи — лишь кулисы для Великого и Непобедимого Героя. Он сердцевина всего. В классической S&S, как правило, нет тщательно проработанного внутреннего мира персонажей и запутанных нравственно-психологических сюжетных коллизий. Все внимание привлекают красочные описания причудливых локаций и захватывающих героических приключений главного героя. Отцом этого поджанра считают Роберта Ирвина Говарда с произведением «Конан». Его главный герой сильно отличается от типичного положительного героя приключенческой литературы. Конан вовсе не рыцарь, свершающий добрые дела во имя чести и справедливости и вовсе не стремится активно творить добро. Это дикарь, вырванный из своей среды, но придерживающийся верных варварских привычек. Он просто живет так, как ему нравится: ввязывается в авантюры, ухлестывает за красотками, охотится за сокровищами.

Детективно-героическое фэнтези тоже нашло своих читателей: произведение «Замок Пятнистой Розы» Андрея Легостаева, нуар-боевик «Сыщик» Романа Буревого, «Тайный сыск царя Гороха» Андрея Белянина, «Дракон-детектив» Александра Дихнова, «Рабин Гут» Арсения Лютого и другие.

Фэнтези о животных (animal fantasy)22 — довольно популярная разновидность детской фантастики. Фундаментом этого поджанра является литературная сказка. Животные здесь обладают подобным человеческому интеллектом, часто способны говорить или становятся персонажем-рассказчиком истории.

Существует также термин «антропоморфическая фантазия» (anthropomorphic fantasie)23 животные не просто чувствуют и размышляют как люди, но даже и внешне похожи на них. Одеваются, пользуются разными предметами и приборами, оружием, живут в собственных государствах. Такой вид фантастической литературы часто становится метафорическим взглядом на человеческое сообщество и поведение. Самые яркие произведения мировой фантастики: «Доктор Дулиттл» Хьюго Лофтинга, «Книга джунглей» Редьярда Киплинга, «Скотный двор» Джорджа Оруэлла или русский «Доктор Айболит» К. Чуковского.



Темное фэнтези dark fantasy впервые получило свое название в 1973 году, а в 1987 г. Джек Уильямсон его выделил как отдельный вид.24 К темному фэнтези причисляют три группы фантастической литературы: традиционное фэнтези с «темным» оттенком, разновидность мистического хоррора и фэнтези, написанное в особо гнетущем стиле.25 Характеристика очень проста: если Зло у власти и все с этим фактом смирились, так относится к этому поджанру, например, «Черный отряд» Глена Кука. Только часто путают темное фэнтези и готический хоррор. Правда, между ними очень тонкая грань, потому что в произведениях этих двух направлений повсюду реки крови, горы трупов и ненаказанные маньяки. Критики утверждают, что темное фэнтези не пугает читателя напрямую, а создает у него эмоциональное ощущение уже миновавшего страха. То есть, эти книги прежде всего фэнтези, а не рассказ о сверхъестественном ужасе. Но, четких критериев не существует.

Клайв Баркер породил «сплаттерпанк»,26 особую разновидность темного фэнтези на грани с ужасом. Например, произведения «Книги крови», «Имаджика», а также небольшой роман «Кабал» («Племя тьмы»), послуживший сюжетной основой фильма «Ночной народ».

Пионером русского темного фэнтези можно считать Андрея Дашкова. Его мрачный мир и населяющие странные персонажи в произведениях «Звезда Ада», «Войны некромантов», «Умри или исчезни» запоминаются надолго и делают честь фантазии писателя. Фрагменты темного фэнтези имеются также в популярных циклах городского фэнтези Вадима Панова «Тайный город» и «Дозорах» Сергея Лукьяненко.

В 1935 году критик Форрест Аккерман впервые употребил понятие science fantasy (научное фэнтези) как синоним научной фантастики.27 Уже в 1950 году журналист Уолтер Джиллингз выделил «научное фэнтези» как отдельную часть НФ, которая не имеет под собой четкой научной основы.28 Если научная фантастика показывает, как неправдоподобное становится возможным, то научное фэнтези превращает невозможное в вероятное. Мэрион Зиммер «science fantasy» определила как простую смесь НФ и фэнтези. Одним словом, одно и то же произведение может быть и НФ, и научным фэнтези — все зависит от внешних факторов. Например, роман Герберта Уэллса «Освобожденный мир» (1913), где показано применение атомного оружия, был «научным фэнтези» с точки зрения тогдашней физики, которая опиралась на принципы Ньютона.29 Но после теорий Эйнштейна роман Уэллса превратился в научную фантастику.30



Городское фэнтези. Главным элементом является то, что действие происходит в городе с мистическим элементом и описательностью места. Примером нам послужит произведение «Тайный город» Вадима Панова. Скрытый от глаз людей мир находится на территории Москвы. В «Дозорах» Сергея Лукьяненко Иные и люди живут вместе в столице России.

  1. 1. Фэнтези в России

Российская фантастическая литература имеет богатые традиции, однако ее основные успехи связаны с научной фантастикой. Что же касается «русского фэнтези», то еще чуть более 10 лет назад это словосочетание не имело никакого значения, как такового направления просто не существовало. Жанр фэнтези в массовом сознании ассоциировался, прежде всего, с именами Толкина и Говарда. Однако, сейчас русские авторы переигрывают (иногда и переписывают) практически всех зарубежных писателей.

Вполне заслуженный титул «дедушки» славянского фэнтези принадлежит Александру Вельтману за романы «Кощей Бессмертный» (1833) и «Святославович, вражий питомец».31 Во времена социализма зарубежного фэнтези у нас не издавали, за исключением «Хоббит» и «Волшебник Земноморья». В 1993 г. лидер фэнтезийного рынка — питерское издательство «Северо-Запад».32 После смелой попытки представить русскому читателю произведение Толкина «Властелин Колец» как от русского автора Ника Перумова, выяснилось, что создался спрос на фэнтези именно русскоязычных авторов.33 И уже в 1996 г. массово читали «Волкодав» Марии Семеновой, сопровождавшийся невиданной рекламой и разошедшийся за неполных полгода тиражом более 250 тыс.34 экземпляров. Успех героического «Волкодава» ошеломлял: его тут же окрестили «русским Конаном».35 В то время прорвался еще «Сварог» Александра Бушкова. У нас цикл о Свароге выглядел новаторски, автор не принял западных направлений. Ник Перумов со своими циклами «Кольцо тьмы», «Летописи Хьерварда» удержал титул короля современного русского фэнтези. Также талантливая питерская журналистка Вера Камша с романом «Красное на красном», начальная книга эпопеи «Кэртиана» засверкала новыми красками, дала читателю нечто новое.

Близко русским писателям и мифологическое фэнтези. Сердцевина этого поджанра миф.36 В принципе, к мифологическому фэнтези можно отнести как минимум 80 процентов авторов. Вне конкуренции романы: «Герой должен быть один», «Одиссей, сын Лаэрта», «Мессия очищает диск», «Пасынки восьмой заповеди», цикл «Черный баламут» Г. Л. Олди. Михаил Успенский, благодаря циклу «Приключения Жихаря», «Посмотри в глаза чудовищ» (в соавторстве с Андреем Лазарчуком), завоевал чуть ли не все премии российской фантастики. Также «Осенний Лис» Дмитрия Скирюка, «Диомед, сын Тидея» Андрея Валентинова, дилогия «Золотая колыбель» Ольги Елисеевой, некоторые повести Далии Трускиновской.

У Андрея Белянина свой личный подход к читателю, его читают (даже не фанатики ФЛ) и ценят. Стартовый тираж его романа «Охота на гусара» — 100 тысяч экземпляров.37 У него свой мир современник в ином мире: «Меч без Имени», «Тайный сыск царя Гороха», «Багдадский вор», «Моя жена — ведьма».

Среди забавных, сатирических, временами пародийных книг, можно выделить «Записки Черного Властелина» Александра Дихнова, «Братство Конца» Евгения Малинина, дилогию «Дракон Третьего Рейха» Виктории и Олега Угрюмовых.

Интересная комбинация привлекает читателя. Так почему бы и не соединить магию и технологию под технофэнтези.38 Прародителями этого поджанра являются О. Ларионова «Венценосный Крэг» и Н. Перумов с незаконченным циклом «Техномагия». Самым популярным в последнее время стал Вадим Панов и его сериал «Тайный Город» в стиле с элементами технотриллера, мистического детектива и фэнтези.

Найдутся и авторы-фантасты, которые пишут о реальных исторических событиях или периодах в магическом мире. Один из лидеров профессиональный историк Андрей Валентинов под псевдонимом Андрей Шмалько39 («Ория», «Небеса ликуют», «Тропа отступников»). Оригинальные историческое фэнтези пишет Елена Хаецкая: сборник «Мракобес», «Ола», дилогия «Завоеватели», цикл о Лангедоке.

Особого внимания заслуживает роман «Меч и Радуга». Эта романтично-ироническая сказка находится у самих истоков русского фэнтези. В 1993 году книгу издали под англоязычным псевдонимом Мэделайн Симонс, потому что тогда еще считалось, что «наш» автор жанра фэнтези не будет иметь успеха.



  1. Ужасы (horror)


  1   2   3   4


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет