Эта работа засвечена в Интернете. Хотите новую?



жүктеу 63.48 Kb.
Дата27.04.2016
өлшемі63.48 Kb.
: download
download -> Оқушылардың орта буынға бейімделуі барысында жүргізген жұмыстар туралы анықтама. қазан 2014ж
download -> Построение таблиц истинности логических выражений
download -> Қазақстан республикасының білім және ғылым министрлігі қазақ инженерлік теникалық академиясы
download -> Правила соревнований международная Ассоциация Бокса [Преамбула]
download -> Қазақстан тарихы бойынша Ұбт шпаргалкалары а а. Иманов көтерiлiс отрядтарын қаруландыру үшiн – қару-жарақ шығаруды ұйымдастырды
download -> Бехаалотха Когда будешь зажигать Числа 8,1 12,16
download -> Мы молімся за вас жыццё Змяні сваё жыццё Захавайце наша жыццё! Мы любім вас Змяні сваё сэрца Змяні сваё харчаванне
download -> Загальна характеристика роботи

Эта работа засвечена в Интернете.

Хотите новую?

www.ornatus.ru/order


Эссе на тему театра
Как часто можно увидеть искусство в спектакле, поставленном для звезды? На эти размышления меня навел спектакль, который я посмотрела в Париже этой зимой. Я еще раз убедилась, что эти два понятия – звезда искусство - могут очень редко сочетаться друг с другом. Но кто же в этом виноват: звезда, пьеса, театр, зритель, или мои стереотипы?

Прежде всего, хотелось бы признаться в своих стереотипах. Я никогда не могла избавиться от мысли, что если в спектакле играет некто известный, звезда телеэкранов, первых полос газет и журналов, то этот спектакль для него. Не могла избавиться я от этих мыслей и тогда, когда купила билет на французский спектакль «Обыкновенный день» с Аленом Делоном в главной роли. Актер, любимец мам и бабушек. Я сочла должным увидеть его в живую, и совсем не ожидала ничего серьезного от спектакля проходящего в театре под названием «Буфф Паризьен»1.

Пьесы некого Эрика Ассу «Обыкновенный день» в русском переводе не существует. Эрик Ассу, киносценарист, написал «Обыкновенный день» специально по заказу Алена Делона, для него и его дочери. И спектакль этот должен был, видимо, стать чем-то значимым для Алена Делона, в котором он хотел сказать о том, что его волнует. И пьеса почти биографическая, фактически, действующими лицами и являются Делон и его дочь Аннушка, только под другими именами. Те два-три слова, что я усваивала из их французской речи, вполне давали понять, что происходит, и в чем здесь проблема. Папина дочь-Аннушка выросла, и Папа-Делон это видит, но хочет снова сделать ее маленькой девочкой, что естественно не возможно, и он наталкивается на ее сопротивление. Такая не очень-то и сложная фабула, весьма быстро разрешается, и Ален Делон понимает, что должен отпустить дочь в самостоятельную жизнь.

Но для меня противоречие было совсем в другом. Я больше смотрела на зрителя, и на себя. Что видит зритель, и что вижу я?

Часть сознания среднестатистического зрителя, живущая во мне, конечно, ожидала, что поднимется красный бархатный занавес и предстанет передо мной Ален Делон в белом костюме, с золотистыми кудрями, подобно образу Цезаря из фильма «Астерикс и Обеликс на Олимпийских играх», одной из последних киноролей Делона. Но на сцене стоял он седой, в сером обычном костюме и уже далеко не в форме в обычных декорациях, изображающих современную квартиру: диван, шкаф, телевизор, стол. Стремление предстать передо мной и остальными зрителями в образе обычного человека, и показать обычные заурядные проблемы отца и дочери, наталкивалось на сопротивление с моей стороны – Я же знаю, что это Ален Делон, и подкреплялось со стороны зрителей, начинающих хлопать при каждом появлении артиста на сцене.

Я намеренно называю действующих лиц именами актеров, исполняющих их, потому что, вся атмосфера театра заставляла меня видеть лишь Алена Делона и его дочь, напрасно старающихся убедить всех, что они не они, а герои. Словно даже условность того, что мы в театре пропадала, то, что персонажи играются актерами. Ален Делон и Аннушка, отец и дочь, рассказывают нам зрителям, играют сцены из своей жизни. И они знают, чем все закончится, и зритель с самого начала может легко понять, что будет в конце. Все предельно чисто и ясно с первых минут спектакля. И нет, движения, нет течения. На сцене Делон и Аннушка будто актеры, среди других героев, и может даже не актеры, а они сами. Кроме Делона и дочери на сцене еще два исполнителя, одна играет роль возлюбленной Делона, художницы, другой – роль возлюбленного Аннушки.

Доля условности в спектакле очень мала, все очень реалистично. Реалистичная сценография – квартира: стол, шкаф, телефон, диван, телевизор, реалистичные современные герои. Небольшое по размерам помещение дает возможность актерам не напрягать голос, и разговаривать почти, как в жизни. Конфликт отца и дочери показывается очень наглядно с первой же сцены. Аннушка сидит в модных мешковатых джинсах и топе на современном кожаном диване, из музыкального центра доносятся громкие звуки рок музыки, входит Делон и при помощи пульта переключает рок на классическую мелодию. Аннушка подрывается, грубым подростковым тоном просит отца вернуть ей ее любимую музыку. На что Делон, плавно танцуя по пространству площадки, пытается объяснить Аннушке красоту классического искусства. Но дочка надевает наушники и изолируется от надоедливого отца. Таких сцен разногласия в спектакле много, весь сюжет на том и построен. Но, в конце концов, Аннушка с сумкой в руках оказывается на пороге новой жизни. В глубине сцены, она стоит около двери, рядом с ней в безмолвном молчании ее провожает Делон. И на прощание отец обнимает дочь, и дает тем самым понять, что он отпускает ее.

Но за историей отца и дочери наблюдать было не столь интересно, как за взаимоотношением актеров и их ролей. Проблема ли эта зрителя, моя ли это вина, что я вижу лишь это внешнее противоречие между ролью и актером, и невозможность этого совместного сосуществования. Или может быть все дело в спектакле, где кроме внешнего парадокса, я больше ничего не увидела.

И сразу задаешься вопросом, что же такого нашли в Алене Делоне, почему он такой великий актер, каким его все считают. Выходит, что спектакль, поставленный для звезды, для этой же звезды и оказывается камнем преткновения, и самого великого актера способен преподнести в невыгодном свете. Спектакль безусловно для звезды, и единственное, что получает зритель – звезда, но наверно, за этим он и пришел.

Алена Делона мы называем звездой по определению, и вкладываем в это понятие то, что Ален Делон – великий и талантливый актер, всемирно-известный, символ определенной эпохи кинематографа, икона своего времени. Звездой простого актера делает его искусство. Сейчас понятие звезды теряет свое значение: так называют каждого, кто снялся в сериале, рекламе, и попал в журнал. Их заслуги, талант часто не имеют значения. Главное – внешность и узнаваемость. Звезда – это тот, кого узнают, узнают только по внешности. Не звезда создает сама себя, звезду создает зритель, толпа, которая выделяет его среди других. Толпа сейчас смотрит во многом на внешность. Поколение зрителей сменяется, зритель становится все моложе, и талант для такого зрителя становится не главным. Все дело в «крутости», богатстве, красоте.

Таких звезд приглашают в театр не из-за их таланта, а для того, чтобы собрать зрителя. Таких примеров в русском театре очень много: когда в спектакле заняты совсем юные актеры, которые снимаются в молодежных сериалах.

Спектакль с Аленом Делоном можно считать антрепризным. И очень жаль, что такой актер, как и понятие «звезда» теряет свое значение. Спектакль «Обыкновенный день», на первый взгляд, не вписывается в понятие антрепризный – нет яркости цветов, мудреных костюмов, не задействована роскошь возможностей сцены, и главное слово в этом случае –роскошь. И ее нет. Но антрепризный потому, что талант Алена Делона, как актера обесценивается, на сцене не актер, а Ален Делон-звезда.

Проблема антрепризных спектаклей существует и у нас в России. Но в России театральная система совсем иная, чем в Европе. Во Франции, всю театральную систему целиком можно назвать антрепризной. Когда появляется новый спектакль, он идет на сцене каждый вечер в течение двух-трех недель, а затем сходит со сцены и не возвращается больше никогда. Европейские спектакли рассчитываются на один сезон, такого явления, долгоживущих спектаклей там нет. Театральная система словно поставлена на конвейер, и главным оказывается сбор.

У нас спектакли живут по 5, по 8, а то и по 15 лет. И антрепризные спектакли порой могут иметь тот же возраст.

Спектакль Месье Амедей, с Ильей Олейниковым в главной роли, идет уже порядка 7 лет, актерский состав сменился не раз, но Илья Олейников так до сих пор и играет сутенера. Главная цель русских антрепризных спектаклей, чтобы было весело, а если не весело – то ярко, но лучше конечно, чтобы было и то, и другое. В «Месье Амедее», или «Сутенере поневоле», как он теперь называется, есть все: и яркость, и веселье, и мелодрама, и фантастика, и девочки, и танцы, и священник. И Илья Олейников восхищает зрителей в белом сутенерском костюме, Сергей Барковский, под воздействием белого порошка скачет по сцене, выделывая разные па, красивые девушки танцуют в пачках. На этом глаз просто отдыхает, мозг не думает, ничто не напрягается. Такие спектакли уверяют зрителя, что все проблемы разрешаются сами собой, а если не разрешаются, то это все равно очень смешно и очень весело, ведь в главной роли звезда, а у него все обязательно получится, и это закон.

Зритель приходит, чтобы расслабиться и посмотреть на известное лицо.

Но это все неудачные примеры «звездных» спектаклей.

Есть редкие исключения в русском театре, когда звезда носит свой статус по праву, заслуженный своим талантом. Такие спектакли редкость, и звезда здесь прежде всего актер, талант. Это звезды уходящего поколения, но них ходят зрители, которые следили за ее творчеством в течение многих лет.

В театре им. Ленсовета моноспектакль Алисы Фрейндлих «Оскар и розовая дама» один из лучших. И в спектакле нет антрепризности. Актриса играет в сером спортивном костюме, закутанная в розовый шарф. На сцене все скромно, никакого намека на роскошь. И мы видим на сцене не актрису, а ее героя.

Почему обесценивается понятие «звезды». Мне кажется, что все дело в течении времени, в смене поколений. Новое поколение все раньше вступает в сознательную жизнь, раньше взрослеет, но не взрослеют внутренне, воспринимают мир поверхностно, и главным для них остается обложка, картинка. Обесценивается понятие «звезда» новым поколением зрителя, и старым звездам, увы не угнаться за ним.




1 Парижские актеры-буфф






©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет