Этот недельный раздел Торы начинается повелением о зажжении



жүктеу 38.77 Kb.
Дата01.04.2016
өлшемі38.77 Kb.
: comments
comments -> Книга Бемидбар Лекция 16. (22. 11. 05) Недельный раздел. Смерть Сары. Сделка, первая в Торе, Авраама с Эфроном; покупка пещеры Махпела. Сватовство Ицхака. Содержание первого отрывка главы «Беhаалотха»
comments -> «От тридцатилетнего возраста и старше »
comments -> Мидраш рассказывает. Недельная глава Шофтим р. Моше Вейсман
comments -> Информация о тос, действующих на территории Онежского муниципального района
«Тецавэ»

Этот недельный раздел Торы начинается повелением о зажжении Меноры, золотого светильника, стоявшего в Святилище, а затем и в Храме. «И повели ты сынам Израиля, чтобы они доставляли тебе чистое оливковое масло, выжатое [вручную], для освещения - чтобы зажигать светильник, горящий постоянно. В Шатре Откровения, с внешней стороны завесы, которая перед свидетельством [Завета], будут зажигать его Аѓарон и сыновья его, [чтобы горел он] с вечера до утра пред Богом, – [это] вечный закон, [данный] им для [всех] их поколений от [имени] сынов Израиля» («Шмот», 27:20,21).

Сама Менора служит символом света – понятия, за которым в иудаизме скрывается многое. Свет символизирует Б-га, Светоча вселенной: «…Бог – свет мой и спасение мое…» («Теѓилим», 27:1). Божественный свет сияет в Торе и заповедях: «Ибо заповедь – светильник и Тора – свет…» («Мишлей», 6:23), – но и в душе человеческой, ибо «душа человека – светильник Бога» (там же, 20:27).

Вызывает удивление, почему порядок зажигания Меноры указан в этом разделе: ведь рассказ о ее устройстве изложен в предыдущей недельной главе. Не следует забывать и то, что самой Меноры еще не существует, возведение Шатра Откровения также еще не началось и указания по использованию всех остальных принадлежностей служения будут даны только в книге «Ваикра». Вероятно, имелись веские причины уже сейчас объяснить порядок ее зажигания, и мы можем предположить, что он символизировал нечто очень важное, касающееся всего служения в Святилище.

Тора определяет место, где следует поставить Менору: «В Шатре Откровения, с внешней стороны завесы, которая перед свидетельством [Завета], будут зажигать его Аѓарон и сыновья его». Почему надо было подчеркнуть, что Менора должна стоять с внешней стороны завесы Ковчега, ведь иначе и быть не могло: внутрь, за завесу, мог входить только первосвященник, да и то лишь один раз в год, в Йом-Кипур? А ведь Менору заповедано зажигать каждый день, и поэтому она просто не может находиться в Святая святых.

Смысл этого повеления, на первый взгляд совершенно излишнего, – в искоренении языческого заблуждения, будто Всевышний нуждается в деяниях рук человеческих. Говорит мидраш: «“Чтобы они доставляли тебе чистое оливковое масло”». Тебе, а не Мне, ибо Я в свете не нуждаюсь. Разве Солнце не служит Мне? Когда восходит оно, все живое отводит взор, не в силах вынести ослепительного сияния. Так неужели Мне необходим твой свет?» («Ваикра раба»). Творец Вселенной как бы объясняет человеку: «Я не нуждаюсь в твоих услугах, все, что Я повелеваю тебе, – для твоей же пользы!»

И прикажи ты сынам Израиля...

«А ты приблизь к себе Аарона, брата твоего, и сыновей его с ним из среды сынов Израилевых для его священнослужения Мне.» (28.1)

Всевышний, обращаясь к Моше, повелевает ему возвести Аарона и его потомков в сан священников (когенов) — отныне все функции, связанные с храмовым служением ложатся на род Аарона. Подробно описываются необходимые для служения одежды, которые должны поражать воображение, в частности и для того, «чтобы почитали его <Аарона> и восхищались великолепием его» (28.2) То есть Аарон теперь и внешне выделен и подчеркнуто вознесен надо всеми.

Этот блеск и высочайшие формальные полномочия счастливо совпадали с огромным авторитетом и любовью, которой пользовался у народа Аарон. Моше был (с точки зрения народа) чересчур суров и бескомпромисен, был ближе к Всевышнему, чем к народу. Аарон же, будучи призван стать посредником между Моше и народом (4.14-16), остается таким до конца своих дней, получая теперь, однако, еще более высокий статус — храмового предстоятеля народа Израиля пред Всевышним.

«И прикажи ты сынам Израиля, и они доставят тебе чистое оливковое масло: чтобы зажигать светильник, [горящий] постоянно» (27:20)

В Танахе сказано: «заповедь светильник, а Тора свет» (Мишлей, 6:23). Еврей должен зажечь в своей душе светильник Торы, «[горящий] постоянно», который будет освещать ему путь даже в темные времена изгнания и духовной деградации поколения. (Из классических источников)



«И сделай священные одежды: для почета и великолепия». (28:2)

Фрагмент об одеждах первосвященника предваряется указанием по поводу чистого оливкового масла для светильника (27:20,21). Чистое оливковое масло символ души, чистоты и собранности мысли (как капля масла в стакане воды). А одежды первосвященника символизируют физические «одежды» души, раскрывающейся в мире через деяния, и когда эти одежды чисты, они подчеркивают «почет и великолепие» того, кто в них облачен. Эту же мысль выразил царь Шломо: «Да будут одежды твои белы всегда, и да не оскудеет масло помазания на голове твоей» (Когелет, 9:8). Чистота духа и тела, мысли и деяния в этом суть еврейского образа жизни. (Сфат-эмет)



«И сделай священные одежды для Аарона, брата твоего, чтобы [все] почитали [его и восхищались] великолепием [его облика]. И обратись ко всем мудрым сердцем — [к тем], кого наполнил я духом мудрости, и сделают они одежды Аарону, освящающие его для служения Мне» (28:2,3).

Простолюдин преклоняется перед человеком, облаченным в богатые и изысканные одеяния. В соответствии с этим сказано в Торе: «...чтобы [все] почитали [его и восхищались] великолепием [его облика]». Однако «мудрые сердцем» — это те, кто способен понять и проникнуть в сокровенный, глубочайший смысл, который заключает в себе каждый элемент одежды первосвященника. Поэтому именно для них сказано: «...и сделают они одежды Аарону, освящающие его для служения Мне». Не только для «почета» и «уважения», а ради освящения коганим — ради признания величия возложенной на них функции (Гаон р. Шимон Софер).



«И будет носить Аарон предначертания [Б-га] сынам Израиля на сердце своем постоянно» (28:30).

Аарон первосвященник — сердце народа Израиля. Точно так же как сердце в первую очередь отзывается на страдания тела, так и Аарон чувствовал боль и страдание каждого еврея и молился за него. Об этом и сообщает настоящий стих. «И будет носить Аарон предначертания [Б-га] сынам Израиля...» — любую боль, любые страдания (поскольку наказания и есть «предначертания»), которые приключатся с Израилем, Аарон был способен, как никто другой, почувствовать, «носить в сердце своем» и молиться «пред Б-гом» для того, чтобы худые предзнаменования не осуществились... («Бэер маим хаим»).



©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет