Евреи россии в зарубежье и израиле



жүктеу 4.46 Mb.
бет11/24
Дата01.04.2016
өлшемі4.46 Mb.
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   24
: upload
upload -> Қазақстан республикасы төтенше жағдайлар министрлігі көкшетау техникалық институты
upload -> Қазақ тіліндегі ресми іс-қағаздары Басқару, ұйымдастыру, өкім шығару қызметіне қатысты құжаттар
upload -> Әдістемелік нұсқаудың титулдық парағы
upload -> Дәрістердің тірек конспектісі
upload -> А. С. Макаренконың өмірі мен педагогикалық қызметі
upload -> Ян Амос Коменскийдің педагогикалық қызметі мен теориясы. (1592-1670жж)
upload -> Т. Н. Кемайкина психологические аспекты социальной адаптации детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей методическое пособие
upload -> Приложение к части а1

Хайман Риковер358 родился в 1900 г. в российской черте оседлости. Когда Хайману исполнилось 6 лет, семья эмигрировала в Америку. С 14 лет мальчик работал. После окончания Морской академии возглавлял инженерную группу корабля. В Колумбийском университете получил степень магистра. В дальнейшем его карьера связана с подводным флотом, после 2-й мировой войны – c использованием атомных реакторов в субмаринах. Риковер создал специальную школу для подготовки офицеров подводного флота. Он ездил в Советский Союз, чтобы ознакомиться с его системой образования и попытаться использовать некоторые её элементы в США. Его очень ценили президенты. Тесные связи поддерживал с ним Картер, который писал: «Адмирал Хайман Риковер оказал огромное влияние на мою судьбу – не меньшее, чем мои родители. Я всегда считался с его мнением и часто обращался к нему за советами, даже если речь шла вообще не о флоте и кораблях…». В отставку адмирал Риковер вышел, прослужив 64 года. Это – рекордный срок военной службы в США и любой другой стране. Риковер был награжден многими орденами и медалями.

Почетный профессор Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе Самуэль Арони359 родился в 1927 г. в Кишиневе. После оккупации города немцами, семья оказалась в гетто. Им удалось бежать. Испытав долгие мытарства, Арони попали в Палестину. Самуэль учился в хайфском Технионе, но окончил Мельбурнский университет. Преподавал строительство. В 1963 г. переехал в США, где обучал студентов проектированию зданий и сооружений, участвовал в проекте «Искусство и технология», читал курсы об особенностях строительства в сейсмически опасных регионах. Много работал в Таиланде, Бразилии, Японии, Мексике, но особенно в Израиле. По предложению Арони, ученые рассматривали экономические, медицинские, юридические, технические, культурные проблемы, связанные со стихийными бедствиями.

В 1998 г. аспиранты Стэнфордского университета Сергей Брин (родился в 1973 г. в Москве)360 и Ларри Пейдж создали новую поисковую систему, которую назвали Google. Это своего рода энциклопедический справочник в Интернете. Google дает информацию на 15 языках, в том числе на русском, с которым Сергей не расстается. Вскоре президенты компании Google получили 25 миллионов долларов от компаний-инвесторов. Система Google стала крупнейшей в мире. В штаб-квартире компании установлено более пяти тысяч компьютеров, которые работают по системе поиска, разработанной Брином и Пейджем. Они обеспечивают пользователям интернета доступ к более чем четырем миллиардам интернет-страниц. Сергей ведет всю организационную работу, принимает основные решения, касающиеся дальнейшей политики и тактики в работе компании.

О врачах. В 1943 г. в Нью-Йорке скончался Исаак Альтшуллер, когда-то ушедший добровольцем на холерную эпидемию в российской глуши, а потом живший в Ялте, где он был лечащим врачом Толстого и Чехова. После переезда в 1939 г. в США Альтшуллер успел поработать некоторое время, и в некрологах отмечалось его самоотверженное служение ближнему и обществу, что было характерно для земских врачей. Традиция уважительного, добросовестного и бескорыстного подхода к больному отличала их от деловых медиков западного образца. Вот как вспоминает об этом Сергей Голлербах: «В пятидесятые годы в Нью-Йорке практиковало много русских докторов. … То были настоящие русские врачи, считавшие свою профессию священным долгом перед людьми и бравшие с пациентов минимальную плату. … Моим первым русским зубным врачом был доктор Бронштейн»361.

Получение профессии врача в США очень сложно даже для американцев. Это занимает 11–14 лет, иногда больше. Особые трудности представляют годы резидентуры – 100-часовая рабочая неделя, с частыми ночными дежурствами, полная зависимость от старших врачей, низкая зарплата. Не менее сложна специализация, которая включает работу в лаборатории, научные исследования, доклады и многое другое. Иммигранту 1970-90-х гг. для получения американского диплома (лайсенса) нужно было еще сдать четыре сложных экзамена. Для приобретения специализации требовался 2–4-летний стаж, а для получения высшей врачебной категории – дополнительный сложный платный экзамен. Все это занимало от 5 до 10 лет. По данным Нелли Мельман362, изучавшей социализацию в США 82 врачей из СССР/СНГ, только 40 из них удалось сохранить свою работу по специальности. После получения лайсенса врачи становились компаньонами в частной практике с последующим переходом на самостоятельную работу. Некоторые врачи начали преподавать. У них появились хорошие дома, автомобили для каждого члена семьи и т.п. 42 врача, которые не добились разрешения на работу врачом, заняли должности среднего медперсонала и лаборантов. Они организовали Американо-русское медицинское общество, объединившее врачей, не работающих по специальности. Их конференции проходили раз в два месяца. Общество провело два международных форума по актуальным проблемам медицины и биологии. С докладами выступали ученые из многих научных центров США, приехавшие из бывшего СССР. Анатолий Клейнер опубликовал шесть монографий и справочников. Они стали медицинскими пособиями для людей, не владевших английским. Многие врачи публикуют свои материалы в газетах и научно-популярных журналах. Доктор Юлиан Рафес из Вильнюса, автор около 200 научных публикаций, в том числе трех книг, эмигрировал в США в 1988 г. Рафес располагал интересными сведениями об еврейском Научном институте YIVO, основанном в Вильнюсе в 1925 г. Во время 2-й мировой войны центром YIVO стал его филиал в Нью-Йорке, и Рафес по приезде в США начал там работать. Он опубликовал несколько книг, стал автором телевизионных передач, организовал конференцию «Еврейское медицинское сопротивление во время Холокоста».

Гиппократовские традиции земской медицины не были задушены советской властью (временами их провозглашали под шапкой кодекса советского врача). Более того, характерная для этой медицины профилактическая направленность за десятилетия советской власти усилилась. Земские традиции были укреплены массовым притоком в медицину евреев (до конца 1940-х гг. их свободно принимали в мединституты), с их способностями, увлеченностью делом, инициативой, самоотдачей. «Русские» врачи (в большинстве своем – евреи), как получившие американские дипломы, так и без них, вносят много полезного в жизнь США.

Газеты, журналы, издатели и «голоса». Евреи из России сыграли ведущую роль в возникновении еврейской периодики в Нью-Йорке на русском языке и на идиш в конце XIX в. Писатель и деятель еврейского социалистического движения Аврахам Кахан в 1890-х гг. издавал еженедельник «Ди нойе цайт» («Новое время»), газету «Арбейтер цайтунг» («Рабочая газета») и журнал «Цукунфт» (Будущее»), которые заложили основы журналистики на идиш в США. На посту главного редактора газеты «Форвертс» (1903-51) Кахан проповедовал идеи социализма, осуждал советскую власть и антисемитизм, пропагандировал талантливых Шолома Аша, Ицхака Башевиса-Зингера. Кахан известен также своим романом «Возвышение Давида Левинского» о еврейских эмигрантах в США.

Старейшая русскоязычная американская газета «Новое русское слово»363 родилась в 1910 г. Все «праотцы» этого нью-йоркского долгожителя были евреями: Виктор Шимкин (1883, Керчь, – 1967/?/) издавал ее 57 лет, Марк Вейнбаум (1890, Проскуров, Украина, – 1973) редактировал газету 50 лет, Андрей Седых (Яков Цвибак; 1902, Феодосия, – 1994) возглавлял ее последние 20 лет жизни, а писал для газеты 70 лет. Многие десятилетия душой газеты был один из столпов русской журналистики Александр Поляков (1879–1971). Все они принадлежали высокой культуре Русского Зарубежья. Евреями являются и все теперешние редакторы и издатели этой «независимой, демократической, наднациональной» газеты, которая читается во всем мире. В 1960-80-е гг. газета стала трибуной советских писателей-нонконформистов. Вновь прибывавших всегда радушно принимал Яков Моисеевич (Андрей Седых), помогал советом или деньгами. Он стал также главой Литфонда, рассылавшего нуждающимся писателям денежные пособия. Заседания Литфонда происходили вначале в редакции газеты, а потом на квартире Якова Моисеевича. Он и его супруга Евгения Иосифовна после собрания всегда угощали всех чаем и сладостями, и их квартира стала одним из салонов русского Нью-Йорка.

Журнал «Социалистический вестник»364, эмигрировав в США, продолжал комментировать жизнь в СССР и публиковать письма из России. Ведущими авторами издания были Рафаил Абрамович (1880–1963), Вера Александрова и Соломон Шварц365, который первые статьи для «СВ» написал еще в Бутырской тюрьме в 1921 г. С 1957 Шварц работал главным редактором «СВ». Книги Шварца издавались на русском, английском, немецком, иврите, идиш, французском, итальянском, и др. языках. «СВ», выходивший два раза в месяц, содержит уникальную информацию. Журнал стал предтечей советологии.

Главным и самым старым толстым журналом Русского Зарубежья является «Новый журнал» (НЖ)366, издающийся с 1942 г. в Нью-Йорке, куда из Парижа переехала большая часть русско-еврейской интеллигенции. НЖ основали Михаил Цетлин и Марк Алданов. Спонсорами журнала были: С.С. Атран, Б.А. Бахметев, Едвабник, С.И. Либерман, А.Я. Столкинд, Тонконогих, Фридман, М.Я. Эттингон. Большую роль в создании НЖ сыграла Мария Цетлина, ставшая администратором и секретарем издания. С ней обсуждались все детали. Евреями являются многие герои мемуарных и библиографических публикаций, а также авторы НЖ367. Редактор-издатель «Новоселья» (1942-50)368 поэтесса и, как ее полушутя называли, «директриса русской литературы» Софья Прегель собрала вокруг журнала ведущ7их литераторов, публицистов, критиков; в журнале печатались около 30 молодых писателей и поэтов. Большое влияние на редакционную политику оказывал литературовед, историк литературы и советолог Марк Слоним. В журнале принимали участие американские авторы. О судьбах еврейского народа писали Софья Дубнова – в качестве поэта, публициста, мемуариста, переводчика, и Юлиан Тувим, живший в годы войны в США.

Литературные «Опыты» издавались Марией Цетлиной в 1953-58 гг. Редакторами были Р. Гринберг и В. Пастухов, позже – Ю. Иваск. Вышло 9 номеров журнала, но по опубликованным в них материалам можно было бы составить антологию литературной эмиграции «первой волны». Адамович считал журнал единственным, который поддерживал самый высокий уровень интеллектуальной культуры. Хлопоча о продлении издания, он писал: «…Сер[ебряный] Век длится только в “Опытах”, больше нигде. М[ожет] б[ыть], это М[арии] С[амойлов]не покажется доводом: ей, ей Сер[ебряный] век обязан существованием!»369

В альманахе «Воздушные пути» (1960-67)370 издателя-редактора Романа Гринберга увидели свет «Поэма без героя» Ахматовой, стихи Осипа Мандельштама, поэзия Бориса Пастернака и анализ его «Доктора Живаго», поэма Цветаевой «Перекоп», ряд новелл Исаака Бабеля и многое др. Была опубликована стенограмма процесса над Иосифом Бродским и его стихи.


Из русско-еврейских издателей в Америке назовем братьев Израиля и Лазаря Григорьевичей Раузенов. В своей типографии в Нью-Йорке они, в числе прочего, издавали журнал «Опыты», осуществляя набор и верстку. Известностью пользовался Абрам Каган, владелец издательства «Петрополис». По прибытии в Нью-Йорк он вначале налаживал издание книг для русскоязычной публики, но у них для чтения не оставалось ни времени, ни желания. Каган принял заказ книг по психоанализу (он им всегда интересовался) на английском и скоро завоевал ведущее положение в публикации всего, что касалось психологии и психоанализа. Каган успешно руководил своим издательством десятки лет и отошел от дел только, когда ему было больше 90. Такой успех объясняется его умом, эрудицией, обязательностью, честностью и благожелательностью.

Свое издательство «Antiquary» открыл писатель и видный шахматист Эммануил Штейн, в основном выпускавший антологии поэзии. Немалый интерес представляют его первое в русской литературе собрание шахматной поэзии, начиная с Пушкина, книги «Литературно-шахматные коллизии: от Набокова и Таля до Солженицына и Фишера», а также «Русская печать лагерей “ди-пи”».

Русский отдел «Голоса Америки» открылся в 1947 г. В него было принято немало евреев: Виктор Французов, ставший в дальнейшем известным радиожурналистом; заведующий программами на еврейские темы писатель Владимир Матлин; хорошо знавший литературу, музыку и искусство Александр Френкли. Вскоре он стал руководителем отдела и получил за свою работу по пропаганде в СССР демократических взглядов почетную награду. Вдова Александра Яковлевича, свои воспоминания о 40-летней работе мужа на «Голосе Америки» заканчивала так: «Мне приятно и радостно встречаться с евреями из Советского Союза... Меня трогают до слез их рассказы об уловках, к которым они прибегали, чтобы слушать эти запрещенные передачи»371. Упоминание отказников и диссидентов «Голосом Америки» служило в какой-то степени защитой от произвола властей. Оказавшись на свободе, диссиденты охотно выступали на радиостанции.
Еврейский театр. Отцом еврейского театра на идиш называют Аврахама (Аврома) Гольдфадена. Его странствия по Европе и Северной Америке содействовали созданию первых и главных мировых центров еврейской сцены – театра и оперетты на идиш. Гольдфаден родился в 1840 г. в Староконстантинове (Украина). Обучался в хедере и иешиве, но одновременно читал основные сочинения еврейского Просвещения (Хаскалы). Он гастролировал со своей труппой c 1862 г., являясь режиссером, оформителем, автором репертуара и музыкального сопровождения. Вначале также играл женские роли. Гольдфаден первый пригласил на еврейскую сцену женщину. Он сочинил для труппы около 60 музыкальных комедий, которые всегда имели большой успех. Гольдфаден соединял библейские или фольклорные сюжеты с современными темами, ставил типичную для пуримшпиля372 сатиру и мелодраматические оперетты. Его пьесы становились школой для многих выдающихся актеров – Мориса Шварца, Соломона Михоэлса, др. Гольдфаден жил в Нью-Йорке в 1887-89 гг. и с 1903 г. до кончины – в 1908.

Заметный след в истории театра на идиш оставила семья Адлер. Актер, режиссер, деятель театра Яаков Адлер (1855, Одесса, – 1926), гастролировал в труппе А. Гольдфадена в городах черты оседлости, позже переехал в Лондон, оттуда перебрался в Чикаго. Затем Адлер возглавил нью-йоркский «Грэнд тиэтр», на сцене которого были поставлены драмы Шекспира, Шиллера, Толстого. Успехом пользовались спектакли еврейского репертуара, в том числе пьеса Шолом-Алейхема «Ойсвурф» («Изверг»), приуроченная к приезду автора в Америку (1907). Актриса Сера Адлер (Соре-Соня, 1865, Одесса, – 1953) работала с Я. Адлером и стала его женой. Играла также в американской провинции в еврейских и русских театрах. Еврейскими актерами стали и дети Адлера, родившиеся в Америке от первой жены – актрисы Дины Файнман и дети Серы Адлер. О российском происхождении некоторых других звезд еврейского театра говорят их фамилии: А. Лебедев, Герман Яблоков.

Публицист и драматург Яков Гордин (1853, Украина, – 1909) писал на русском и идиш. Он находился под влиянием идей народников и Толстого. В Америке Гордин стал реформатором еврейской драматургии. Им написано более ста пьес, которые вместо примитивных буффонад и оперетт предлагали зрителю мелодраму с острыми коллизиями и очерченными характерами.

Борис Томашевский из-под Киева попал в Нью-Йорк в 15 лет. Первую свою труппу он создал в 1886 г., а успех пришел к нему после постановки пьесы «Александр, или Наследный принц Иерусалимский». В последующем его называли «принцем еврейского театра». Томашевский ставил драматические спектакли, мюзиклы, мелодрамы, комедии. Особый успех имели его оперетты, насыщенные еврейским фольклором и юмором. Томашевский стал автором трудов по истории и теории еврейского театра, опубликовал сотни статей, путевых заметок и ценные для истории театра воспоминания.

Морис Шварц родился в 1890 г. в с. Седиков (Украина), попал с родителями в Нью-Йорк в 11-летнем возрасте, а в 15 лет уже дебютировал на еврейской сцене. 28-летний Шварц создал свой Еврейский художественный театр, в котором играли ведущие актеры того времени. Театр Шварца за 32 года своего существования поставил более 150 спектаклей по пьесам Лопе де Вега, Бернарда Шоу, Шолом-Алейхема. Популярностью пользовались пьесы по романам Исраэля Иехошуа Зингера. Театр Шварца с успехом гастролировал по городам Америки, Европы, Южной Африки и Палестины.

Еврейским драматургом был Леон Кобрин (1872, Витебск, – 1946), приехавший в США в 1892 г. Вначале Леону пришлось стать рабочим, продавать газеты. Известность ему принес рассказ «Янкл Бойле» о трагической любви еврейского юноши и русской девушки. Им написаны романы, двухтомные «Воспоминания еврейского драматурга» и более 30 драм и комедий.

Писатель, драматург и мемуарист Осип Дымов (Иосиф Перельман; 1878, Белосток, – 1959)373 окончил Лесной институт в Петербурге и сотрудничал в русских газетах и сатирических журналах. Погромы 1905 г. побудили Дымова обратиться к еврейской тематике. Он написал около 20 пьес. Комедия «Последняя возлюбленная» в переводе на немецкий и постановке М. Рейнхардта обошла сцены Германии и Австрии. В Америке успехом у зрителей пользовались его пьесы «Нанятый жених», «Война», «Пробуждение народа», др., а у читателей – сборники его рассказов о русском еврействе «Девушки-матери» и «Городские сумасшедшие».

Со времени 1-й мировой войны театр на идиш постепенно терял своего зрителя, хотя все виды еврейского театрального искусства сохранялись и просуществовали до 1980-х гг. Представления в жанре пуримшпиля организовывались в синагогах и общинных домах. Не увядали также любительские театры. Наиболее ярким из них была «Народная сцена», дававшая спектакли более чем 60 лет. Этот вид искусства возникал в университетских клубах, где еврейские пьесы иногда шли в переводе на английский. А идиш из средства массового общения превратился в язык еврейских интеллектуалов.


Русские евреи в Голливуде: 1920-е – 1930-е годы. В начале 1910-х гг.374 здесь взошла мировая слава Аллы Назимовой (Мириам Левентон, 1879–1945), выступавшей в пьесах классического репертуара. Она первая утвердила традиции Московского Художественного театра в американском театре и кино375. Идишистская кинопродукция создавалась выходцами из черты оседлости – Морисом Шварцем и его сотрудниками по Еврейскому Художественному театру Нью-Йорка, а также Яковом (Джейкобом) Бен-Амми.

Великими голливудскими «Моголами» называли Луиса Майера (Лазаря Мейера, 1882–1957) и Джозефа (Иосифа) Скэнка (1878–1961). Они попали за океан еще детьми и быстро стали завзятыми американцами. Репутация продюсера Скэнка376 в киномире была чрезвычайно высокой: «Шенк – русский еврей из Рыбинска – имеет в Холливуде совершенно особенную репутацию»377. У Скэнка сохранился русский язык и интерес к искусству и культуре России; время от времени он устраивал ангажементы в Голливуд В.И. Немировичу-Данченко и др.378 Льюис Майлстоун (Лев Мильштейн, 1895–1980) попал в Нью-Йорк в 1912 г. и начинал с чернорабочего, приказчика, бродячего фотографа. В армии его приняли в отдел, где готовили фильмы-инструкции. Лева стал помощником режиссера, а в 1925 дебютировал самостоятельной постановкой – комедией «Семь грешников», которая принесла зрительский и кассовый успех. За комедию «Два арабских рыцаря» он получил «Оскара», а за экранизацию романа Э.-М. Ремарка «На Западном фронте без перемен» – второго «Оскара». Майлстоун особо подчеркивал участие в фильме соотечественников. В 1933 г. его даже пригласили в СССР и позволили выступить перед советскими коллегами. В годы 2-й мировой войны Майлстоун выпустил монтаж советской военной хроники под названием «Наш русский фронт» и поставил игровой фильм «Северная звезда» об украинском фронте. По описанию И. Эренбурга, Майлстоун оставался «простым, веселым или, как бы сказал Бабель, жовиальным. Он любил все русское, не забыл красочного южного говора, радовался, когда ему давали стопочку и селедку. <…> “Да какой я Люис Майльстоун? Я – Леня Мильштейн из Кишинева...”»379

1928-й год оказался самым благоприятным для русско-еврейских голливудцев, и колония выходцев из России во много раз увеличилась за счет новичков, приехавших в поисках счастья. В это время известность приобрели Михаил Визаров, Александр и Муся Мелешевы, Иосиф Маревский, Давид Мир. Но в 1929-ом победило звуковое кино, и эта болезненно отразилось на положении русских актеров. Остались лишь самые удачливые и стойкие профессионалы. Михаил Визаров (1892–1951) окончил Драматическую школу в Петербурге, работал в театрах Харькова, Киева, Москвы. В Нью-Йорке Визаров с женой выступал в антрепризах со спектаклем «Песнь Песней» и др. В 1924 г. Визаров попробовал себя в кинематографе, а уже через год о нем восторженно отзывались газеты. Он участвовал в 113 картинах. После рождения звукового кино Визаров практически перестал сниматься, но, как многие соотечественники, открыл драматическую школу380. Визаров сочинял инсценировки, пьесы и шуточные скетчи, публиковал в эмигрантских газетах новости русского Голливуда.

Композитор и музыкант Оскар Потокер (1886–1935) закончил Петербургскую консерваторию, будучи учеником Александра Глазунова. В 1924 г. ему удалось переехать в США. Он написал музыку к 17 фильмам и сделал аранжировки к семи картинам. На голливудских студиях работали: Самуил Покрасс (1893, Киев, – 1939) – музыкант, аранжировщик и композитор, старший из трех знаменитых братьев; танцор и виртуоз-мандолинист, водевильный актер Давид (Дэйв) Аполлон (1897, Киев, – 1972); хореограф Давид Лишин (Лихтенштейн; 1910 – 1972) и многие другие.


Изобразительное искусство. Художники, скульпторы, графики, сценографы. Не всем им удавалось адаптироваться в США и почувствовать себя нужными. Многим приходилось преодолевать национальную замкнутость, порой полностью перестраиваться. Финансовые затруднения на первых порах сопутствовали почти всем. Эмигрировали художники-евреи преимущественно в Европу, где сложились центры художественной культуры. Те же, кто эмигрировал или переезжал, уже будучи эмигрантом, в Соединенные Штаты, оседали в основном в Нью-Йорке, где сосредоточены музеи, галереи, клубы, театры, чаще проходили выставки, действовали различные еврейские общественные организации, оказывавшие материальную помощь. Некоторые приезжали в Нью-Йорк на какое-то время. Так, Савелий Сорин (1878–1953), известный портретист, живший в Париже, любил здесь проводить зимние месяцы. Ему покровительствовал миллионер Отто Кан, который ввел художника в высшие круги американского общества, обеспечив тем самым богатую клиентуру, особенно среди миллионерш. Во время 2-й мировой войны Сорин окончательно поселился в США.

Интерес к художникам-эмигрантам из России достиг своего пика в 20-е гг., когда Нью-Йорк наводнили российские театральные, танцевальные, музыкальные мастера. Русское было в моде. В 1924 г. в Нью-Йорке удалось организовать выставку 84 русских художников. Эта экспозиция в течение двух лет передвигалась по другим городам страны. В связи с экономической депрессией в США и признанием Америкой СССР в 1933 г., интерес к художникам-эмигрантам упал. С началом 2-й мировой войны Нью-Йорк стал ведущим центром новых веяний в изобразительном искусстве. Сюда перебрались эмигранты-евреи, жившие во Франции.

Некоторые русско-еврейские художники заняли определенное место в истории искусства Америки. В особенности были известны братья СойерыМозес (1899–1974), Рафаэль (1899–1987) и Исаак (1902–1981), которые поселились в Америке в 1912 г. Мозес писал портреты, натюрморты, ню. По заказу правительства работал над монументальными росписями. Его работы имели успех. Рафаэль стал одним из учредителей литературно-художественного Клуба Джона Рида, в котором была секция «Еврейский культурный союз», собиравшая произведения искусства для музея в Биробиджане. Рафаэль писал сцены из жизни городских окраин и рабочих кварталов Нью-Йорка, вместе с Мозесом расписывал здание почты в Филадельфии.

Живописец и сценограф Борис Анисфельд (1878–1973)381 перебрался в Америку в 1918 г. через Японию и вывез большинство своих работ. Это позволило ему сразу окунуться в творческую атмосферу Нью-Йорка. Он сотрудничал с Метрополитен опера, открыл собственную художественную школу. Сюжеты его картин были связаны с Библией, он иллюстрировал книги Дж. Лондона, Ф. Купера, Э. По.

В 1923 г. в Нью-Йорке поселился киевлянин Борис Аронсон (1900–1980). Здесь он, начав с «Унзер театер» («Нашего театра») Мориса Шварца и др. национальных сцен, прославился как сценограф. Аронсон оформил более 100 спектаклей театров на Бродвее, получил самые престижные премии и награды. У него было около 20 персональных выставок. В декорациях для нееврейских спектаклей всегда ощущались его еврейские корни. Вершина творчества Аронсона – оформление мюзикла «Скрипач на крыше».

В числе занимавшихся книжной графикой был Саул Раскин (1878–1962), поселившийся в Нью-Йорке в 1904 г. Ему принадлежат иллюстрации «Книги псалмов». Он выпустил книгу «Палестина в рассказах и картинах». Раскин входил в Ассоциацию американских графиков. Арнольд Лаховский (1880–1937), еще живя в России, сотрудничал с детским издательством «Радуга». Он оформил сказку «Мойдодыр» К.И. Чуковского, выпускал свои детские книжки. В Нью-Йорке преподавал в художественной школе. Об Александре Либермане (1912–?) пишут, что он в значительной мере определил художественный облик американских журналов. В 1928 г. в Нью-Йорк приехала Эсфирь Слободкина (1908, Челябинск – ?) и стала сочинять и иллюстрировать книги для детей. Получила премию имени Льюиса Кэролла. Она выполняла настенные росписи в залах библиотек. Ее работы неоднократно выставлялись в Америке, они представлены в ряде музеев США. Многие из этих художников, влившись в художественную жизнь Нью-Йорка и получив признание, перестали считать себя евреями из России – они стали американскими художниками.

Кисти художника Абрама (Абрахама) Маневича принадлежит полотно «Гетто», показывающее хаос и страшные следы отступающей Белой армии. В США он писал пейзажи – городские окраины, американскую провинцию. Выставки его работ проходили в Нью-Йорке, в других городах США и Канады; ряд полотен находится в музеях России, США, Канады, Израиля. Определенное место в культурной жизни США занял театральный художник Леон Бакст (Лев, Лейб-Хаим Розенберг; 1866, Гродно, – 1924), творческая жизнь которого была в основном связана с русским балетом в Париже. Еврейская тематика возникала в его работах лишь эпизодически: костюм для еврейского танца Клеопатры, оформление спектакля «Юдифь». В начале 1920-х гг. он дважды приезжал в США, совершая лекционное турне. В Нью-Йорке (многократно) и в Чикаго устраивались его выставки. 2-я мировая война заставила Марка Шагала переехать в США. Здесь он создал шедевры «Между Тьмою и Светом», «Жонглер», писал на темы войны и Катастрофы, иллюстрировал книги еврейских авторов, оформлял театральные постановки – наибольший успех имел балет «Алеко» (по поэме Пушкина «Цыганы»), в котором Шагал, по-видимому, частично отождествлял цыган со своим народом. Творчество Луиса Лозовика вбирает в себя как бы весь мир – от местечка под Киевом, где он родился, до Нью-Йорка, куда он попал в подростковом возрасте. Увлекшись Театром Мейерхольда и Первым русским авангардом, Лозовик в 1923 и 1927 г. посещал Москву и написал книгу о современном русском искусстве. Рисунки и литографии Лозовика, как правило, посвящены американской индустрии. Многие его персональные выставки проводились в США, работы художника хранятся в музеях Америки и Европы, а также в Москве. Илья Болотовский382 прибыл в США в 1923 г. в возрасте 16 лет. Художественное образование получил в Нью-Йорке и стал художником-абстракционистом. В его корнях прослеживаются характерные для Серебряного века отталкивание от материалистического реализма и идеи неопластицизма. Отец художника адвокат Юлий Болотовский, как и многие другие врачи и адвокаты из России, помогал новоприбывшим эмигрантам, а сестра Мирра работала на радиостанции «Свобода». Ю. Болотовский – один из основателей Общества американских абстракционистов и его президент, он же – президент Федерации современных живописцев и скульпторов. Работал также в кино и писал пьесы. Автор многих монументальных панно и станковой живописи.

Суммируя эти сведения о жизни и деятельности выдающихся художников из России, можно сказать, что у многих из них отмечалась бόльшая тяга к орнаментальному и декоративному искусству, к сцене, настенной живописи и оформлению книг, чем к станковой живописи и скульптуре. Дж. Боулт объясняет это влиянием усвоенной с детства синагогальной эстетики, запрещающей изображение человека. Но раз-нообразные произведения русско-еврейских художников 1920-30-х гг. показывают, что они пришли к полной свободе в любом артистическом направлении и философской системе383.

В Москве, в конце 1950-х годов, возникло новое литературно-художественное движение, которое стало называться Вторым русским авангардом384, хотя абсолютное большинство составляющих его художников были евреи. Их произведения оценили на Западе гораздо раньше, чем на родине. Виталий Комар и Александр Меламид (оба родились в 1945 г. в Москве) – самые известные на Западе художники соц-арта, участники так называемой «бульдозерной выставки» и других неофициальных акций. Власти настоятельно рекомендовали им покинуть Советский Союз, и в 1977 г. они репатриировались в Израиль, а в 1978 переехали в Нью-Йорк, где постоянно представляют свои инсталляции и перформансы на выставках. Один из самых известных авангардистов, график и художник-концептуалист Илья Кабаков (род. в 1933 г. в Днепропетровске) прибыл в Нью-Йорк в 1987 г. Он создавал тотальные инсталляции: зритель попадает в пространство с множеством вещей, дающих представление о советской атмосфере. В живописи Эрика Булатова (1933 г. рожд.) сочетается изображение и шрифт, т.е. она построена по принципам, которые использовало советское пропагандистское искусство. Его картины содержат два пространства – художественное и социальное – повседневной жизни. «Серии» и «Циклы» Владимира Янкилевского (род. в 1938 в Москве) это парадоксальные объединения реального объекта и живописи, конфликта обычного хода событий с вечностью. Мировое признание получил скульптор-новатор, участник ВОВ Эрнст Неизвестный, родившийся в 1926 г. Он окончил Московский художественный институт им. Сурикова и философский факультет университета. В его скульптурах, картинах и графике реалистические формы соединены с абстрактными и, для усиления выразительности, деформированы. Принадлежит к первому поколению нонконформистов и диссидентов в послесталинской советской культуре. Автор проектов мемориала «Победа» и монумента «Дружба народов», памятников жертвам Катастрофы в Риге и жертвам сталинских репрессий в Воркуте, памятника Н. Хрущеву. Бронзовая модель его монументального проекта «Древо жизни» была подарена правительством России ООН в связи с 50-летием организации. В 1977 г. скульптор переехал в США. Стал членом Нью-Йоркской Академии искусств и наук, читал лекции по искусству и философии. Автор книг, известен также своими стихами, эссе, воспоминаниями, иллюстрациями произведений Данте и Достоевского. Выставки работ Неизвестного проходили во многих странах.

В нас заложена потребность осознать и закрепить пережитое в виде художественного образа, который в какой-то степени освобождает и облегчает душу человека. Одновременно художественный образ служит историческим свидетельством и предупреждением будущим поколениям. Одним из художников, взявшихся за напряженный и психологически трудный путь изображения Катастрофы, стал Михаил Туровский, киевлянин, эмигрировавший в США в 1979 г. В числе сильнейших его полотен – «Плач по нерожденному»: склоненная до земли обнаженная беременная женщина исполнена в нежных серо-голубых тонах, несущих в себе печать обреченности. Ритмические композиции «Яма», «Бабий Яр» и «Танец Смерти» отличаются трагическим пафосом. После эмиграции и обретения свободы творчества художник приобрел большую известность – выставки его полотен проходили во многих странах, они хранятся во многих музеях. Художник-нонконформист Леонид Ламм385 эмигрировал в США в 1982. На его мировоззрение повлияло знание Каббалы и советский тоталитаризм, неприкрытые сведения о котором он получил в тюрьме, куда его отправили по ложному обвинению. Авангардизм Ламма философичен, а инсталляции указывают на пагубность лозунга о свободе, равенстве и братстве. В его инсталляции «Прокрустово ложе» приводятся слова Аристотеля: «Худшая форма неравенства – попытка сделать неравные вещи равными». Ламм считает, что эмиграция способствует творчеству: за первые 15 лет жизни в свободном мире он достиг многого – число персональных и групповых выставок, как и отзывов о них, громадно. Его работы находятся в музеях Соломона Гуггенгейма и Метрополитена в Нью-Йорке, Русском музее и Третьяковской галерее и др. Одессит Илья Шенкер, эмигрировавший в 1974 г., стал одним из крупнейших художников США. Его персональные выставки проходят в галереях Лондона, Женевы, Венеции, Монте-Карло, Торонто, Вашингтона и, конечно, Нью-Йорка. Шенкер автор портретов, каждый из которых подобен снимку души. Основное для художника – внутренний мир человека, которого он изображает. С конца 1980-х гг. живет в США Гриша Брускин, получивший известность работами серии «Алефбет», посвященной иудейским мотивам, и серии «Фундаментальный лексикон», построенной на иконографии искусства соцреализма. Художник-скульптор основывается на идеях Каббалы и других учениях Древнего Востока. В серии «Рождение героя» социализм изображен как религиозная система со своими идолами. Работы Брускина находятся в главных музеях Израиля, США, России, в частных коллекциях.

Расскажем и о некоторых людях, которые, не будучи художниками, сделали для искусства не меньше.



1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   24


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет