Евреи россии в зарубежье и израиле



жүктеу 4.46 Mb.
бет3/24
Дата01.04.2016
өлшемі4.46 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24
: upload
upload -> Қазақстан республикасы төтенше жағдайлар министрлігі көкшетау техникалық институты
upload -> Қазақ тіліндегі ресми іс-қағаздары Басқару, ұйымдастыру, өкім шығару қызметіне қатысты құжаттар
upload -> Әдістемелік нұсқаудың титулдық парағы
upload -> Дәрістердің тірек конспектісі
upload -> А. С. Макаренконың өмірі мен педагогикалық қызметі
upload -> Ян Амос Коменскийдің педагогикалық қызметі мен теориясы. (1592-1670жж)
upload -> Т. Н. Кемайкина психологические аспекты социальной адаптации детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей методическое пособие
upload -> Приложение к части а1

Заключение. Главнейшая особенность Великобритании в истории евреев России в Зарубежье заключается в том, что эта страна в течение ряда десятилетий являлась центром политического сионизма. Здесь была выработана Декларация Бальфура. Великобритания стала местом деятельности выдающихся политиков Хаима Вейцмана и Владимира Жаботинского. Здесь создавался Еврейский Легион, а во время 2-й мировой войны – Еврейская бригада. Здесь проходили Сионистские конгрессы, отсюда рассылались письма, статьи и иная сионистская корреспонденция. Так что в какой-то степени в Лондоне строилось еврейское государство.


Великобританию можно считать родиной еврейского социализма – в Лондоне Ароном Либерманом была основана первая еврейская социалистическая организация.

Русские евреи Самуил Котелянский, Давид Магаршак, сестры Пастернак и другие познакомили британцев как с великой русской классикой, так и с современной прозой и поэзией России.

Высоким авторитетом пользовались в цивилизованном мире философы сэр Исайя Берлин и Аарон Штейнберг.

Великим английским ученым стал родившийся в Москве Давид Кейлин – он открыл основу дыхания живых организмов – бактерий, растений и животных.

Комментатор Русской службы Би-Би-Си Анатолий Максимович Гольдберг оказал огромное влияние на советских слушателей, убедив их в том, что существует иной взгляд на вещи, чем диктуемый Сталиным.

Анна Калина создала редакцию культурологической «Беседы» на третьей программе Би-Би-Си.

Мари Рамбер стала основательницей английского национального балета.

Русские евреи влились в английское общество в разных ипостасях: как выдающийся музыкант (Адольф Бродский) и певица (Ода Слободская), предприниматель (Майкл Маркс), изобретатель (Александр Поляков), общественный деятель (Флора Соломон), гид-переводчик (Пнина Дедман). Евреи-выходцы из России внесли свой вклад в торговлю и легкую промышленность страны.



Франция
Многие годы, особенно между двумя мировыми войнами, Париж являлся главным центром российской и русско-еврейской эмиграции. Здесь особенно сильно проявлялось взаимопроникновение русской и французской культуры, искусства, науки. Значительными были инициатива и участие евреев – выходцев из России в различных областях общероссийской и еврейской деятельности эмигрантского сообщества во Франции. Такова, например, была их роль во французском Сопротивлении.

Решающий перелом в борьбе человечества с особо опасными инфекциями совершили русские евреи, работавшие в парижском Институте Пастера. Ромен Гари – единственный французский писатель, дважды удостоившийся Гонкуровской премии, был рожден еврейкой в Москве. Г.Д. Гурвич создал в Париже в 1946 г. Центр социологических исследований и основал издающийся до сих пор международный журнал по социологии. Наибольшее количество наград во Франции (более 50) получил французский генерал ПешковЗиновий Свердлов из Нижнего Новгорода. Родоначальником профессиональной балетной критики здесь стал Андрей Левинсон, а Национальным центром научных исследований Франции многие годы руководил Моисей Гайсинский родом из-под Киева.

Сколько поселилось русских евреев во Франции, вопрос очень непростой. Отсутствует соответствующая статистика; при регистрации российских беженцев и получении ими нансеновских паспортов, указывалась страна исхода, а не национальность. Марк Раев пишет о 100–120 тыс. беженцев из России73. По данным Краткой Еврейской Энциклопедии, в 1920 – 1930-х гг. в Париже оказалось около 70 тыс. евреев из России, Польши, Румынии, Литвы и Венгрии. Согласно отчету полиции Парижа, перед 2-й мировой войной российских беженцев в стране было от 100 до 400 тыс., а количество их организаций – около 80074. Основную массу дореволюционной эмигрантской волны из Российской империи (1881–1914 гг.) составляли евреи. Во французских университетах количество российских учащихся исчислялось тысячами, и процент евреев среди них был чрезвычайно велик. Так, перед 1-й мировой войной около 75% «русских» студентов в Парижском университете составляли евреи, а среди женщин-иностранок количество евреек на медицинском и юридическом факультетах превышало 90%75.

Если в дореволюционные десятилетия во Францию приезжало большое количество политэмигрантов, то в межвоенный период здесь возникли десятки организаций, осуществлявших шпионаж и функции влияния Советов. В разоренной войной Франции советские агенты, опираясь на авторитет СССР-победителя и выросшей компартии Франции, агитировали русских эмигрантов репатриироваться76. В последние десятилетия во Францию в основном попадали диссиденты и деятели культуры – в большинстве своем евреи.


Писатели, поэты, критики. Еще до того, как Париж стал общепризнанной столицей Русского Зарубежья, здесь существовала многочисленная русская колония, Тургеневская библиотека, общественная столовая, разнообразные комитеты, кружки и союзы, которые облегчили связь новоприбывших с соотечественниками. Инициатором их объединения стал поэт и мим Валентин Парнах из Таганрога, живший во Франции с 1915 г. Поэты и писатели начали объединяться в союзы, в которых было немало евреев. Еврейское происхождение у большинства писателей и поэтов не отразилось на тематике их произведений. Многие приняли христианские конфессии или родились от крещеных родителей77. По-разному сложились судьбы литераторов. Часть из них участвовала в Сопротивлении. Немалое число погибло от рук фашистов. Из пользовавшихся известностью русско-еврейскими (т.е. отражавшими еврейскую жизнь с позиции идентификации со своим народом, но писавшими на русском языке) оставались писатель Семен Юшкевич (1868, Одесса, – 1927) и поэт Довид Кнут (1900, Кишинев, – 1955). Он издавал литературный журнал «Новый дом», ездил в Палестину, а позже в Израиль, куда и переселился78.

Наиболее популярным писателем эмиграции был Марк Алданов (1886, Киев, – 1957). По образованию химик, он стал автором книг по этой специальности. Панораму истории представляют его романы о Екатерине II, Наполеоне, Александре I. Алданов создал блестящую галерею портретов – Клемансо, Бриана, Пилсудского. Книги Алданова изданы на 24 языках. Он мог жить на литературные заработки – редкий случай в эмиграции79.



Николай Оцуп (1884, Царское Село, – 1958)80 опубликовал два сборника стихов, основал журнал «Числа», в котором в основном печатались молодые поэты. Разработал литературную теорию персонализма. Автор романа «Беатриче в аду», поэмы «Дневник в стихах». Записавшись в 1939 г. добровольцем во французскую армию, он отправился в отпуск в Италию, где его обвинили в антифашистской деятельности и арестовали. В 1941 Оцуп бежал из тюрьмы, но был схвачен и отправлен в концлагерь. Он снова бежал, уведя с собой 28 военнопленных. Оцуп сражался в подразделении итальянских партизан и получил многочисленные военные награды от американцев и англичан. Последние годы жизни был профессором русской литературы в Сорбонне.

Юрий Фельзен (наст. фам. Фрейденштейн; 1895, С.-Петербург, – 1943/?/). Поклонник Пруста, писал свои романы в форме потока сознания. В. Набоков считал, что это «настоящая литература, чистая и честная». Фельзен был председателем Объединения поэтов и писателей. Погиб от рук нацистов.

Поэт и литературный критик Георгий Адамович (1892, Москва, – 1972), сын крещеной еврейки. Пользовался авторитетом как наставник молодых, сформулировал течение «парижская нота». Его статьи – неотъемлемая часть довоенной культурной жизни Русского Зарубежья.



Владислав Ходасевич (1886, Москва, – 1939), сын крещеной еврейки, талантливый поэт и литературный критик, известный книгой о Державине, мемуарами «Некрополь» и антологией еврейской поэзии в собственном переводе, гл. обр. С.(Ш.) Черниховского.

Поэт Семен Луцкий (1891, Одесса, – 1977) рано осознал необходимость служить нуждающимся. И он назвал свой первый сборник стихов – «Служение». Будучи инженером, стал автором изобретений и книг по специальности. Один из первых учредителей Союза молодых поэтов и писателей, немало занимался Тургеневской библиотекой81.


Периодика. Главной газетой зарубежья в межвоенные десятиле-тия были «Последние новости»82, основанные М.Л. Гольдштейном. Вскоре ее главным редактором стал видный политический деятель П.Н. Милюков. В коллектив газеты вошло немало евреев. «Духовный сын» Милюкова Александр Кулишер (1890, Петербург, – 1942); специалист по конституционному и государственному праву, он обычно готовил передовицы, статьи о политике, экономике, финансах, по истории. Кулишер погиб в лагере Дранси. Александр Поляков (1979–1970) с огромным опытом работы в российских газетах и безупречным русским языком – с ним консультировались маститые авторы. Выполняя обязанности секретаря редакции, Поляков был ее «…и ось, и винт, и смазчик». Статьи и заметки для первой полосы готовил сын раввина, юрист и журналист Михаил Берхин (1885–1952). Он же вел иностранный отдел газеты. Корреспонденции из Лондона присылал Исаак Дионео-Шкловский (1865–1935). Самым молодым сотрудником был талантливый Андрей Седых (Яков Цвибак; 1902, Феодосия, – 1994). Своим человеком в редакции стал поэт и писатель Дон-Аминадо (1888, Елизаветград, – 1957).

В 1919-24 гг. в Париже выходил еженедельник «Еврейская трибуна»83. Создателем и редактором журнала был адвокат, один из основателей партии кадетов Максим Винавер (1863, Варшава, – 1926). В своих статьях журнал показывал отношение евреев к России и к ее распаду – они, как и собственно русские, оказались ее самой «великодержавной нацией», отстаивая идею единой России. В 1921 г. «Еврейская трибуна» стала одним из организаторов помощи голодающей России. Парижское «Звено», вначале газета, а потом журнал, своим появлением обязано тому же М. Винаверу. «Звено» было направлено на объединение всего ценного, что было в эмигрантской культуре. Из его авторов выделились поэт Георгий Адамович, который превратился в «первого критика эмиграции», и адвокат, редактор и поэт Михаил Кантор (1884–1970). Они определили тонкий вкус и редкое сочетание академизма с общедоступностью «Звена» – одного из самых культурных журналов в истории русской журналистики84.



«Современные записки»85 – пожалуй, главный журнал русского зарубежья; его учредили пять эсеров, из которых трое были евреями. Львиную долю редакторского труда выполняли Марк Вишняк (1883, Москва, – 1975) и Илья Фондаминский (1880, Москва, – 1942). Разделом поэзии руководил поэт АмариМихаил Цетлин (1882, Москва, – 1945). «“Современные записки” – писал П. Милюков, – это праздник нашей свободы: здесь сосредоточилось все то лучшее и ценное, что не уместилось в рамках советской диктатуры»86.

«Рассвет» повторил название вошедших в историю русско-еврейской периодики журналов Одессы, Петербурга и Берлина. Парижский «Рассвет» начал выходить в 1924 г. Руководил им блестящий публицист и вождь сионистов-ревизионистов Владимир Жаботинский. Он опубликовал в еженедельнике около 600 материалов. В «Рассвете» впервые появились его романы «Самсон Назорей» и «Пятеро».

«Иллюстрированная Россия» (1924–1939)87 – самое распространенное периодическое издание межвоенного Русского Зарубежья. Его основал бывший петербургский журналист Мирон Миронов (1890–1935). Журнал был внепартийный, но, удовлетворяя интерес к Советской России, преподносил материалы о ней с антибольшевистских позиций. Печатались произведения М. Булгакова, И. Ильфа и Е. Петрова, М. Зощенко. Советам посвящались сатирические тексты. Например: «История русской революции в возгласах»: «Долой!», «Браво!», «Вперед!», «Ура!», «Караул!», «Увы!». Общим любимцем читателей стал художник-карикатурист, МАД (М.А. Дризо; 1887, Одесса, – 1953)88. Успеху издания способствовало разнообразие рубрик («Театр и искусство», «Книжная полка», «Страничка для детей», «Парижские моды», «Ушедший быт», «Мировой экран», др.) и литературное приложение – Библиотека лучших русских и иностранных писателей.
Изобразительное искусство. Художников привлекала в Париж атмосфера мастерских, галерей, кафе, где завязывались новые знакомства и велись творческие споры. Количество русско-еврейских художников, живших и работавших в Париже, и их вклад в историю искусства чрезвычайно велики. Их связь с еврейством определялась внутренней установкой, притяжением или отталкиванием творческого и биографического характера. Тяжелой травле до эмиграции подвергался талантливейший скульптор Марк Антокольский (1843, Вильна, – 1902). Он поселился в Париже в 1893 г. и в своей мастерской не только работал, но и давал уроки. Его произведения были отмечены высшими наградами Франции. «Парижский скульптор» Наум Аронсон (1872, Витебская губ., – 1943)89, приехавший в 1909 г. в Петербург для работы над проектом памятника Александру II, был выслан из столицы как иудей, что стало причиной громкого скандала. Скульптор создал проекты памятников жертвам Кишиневского погрома и жертвам 9 января. Обращался к истории еврейского народа («Моисей», «Саломея») и России (композиция «Великая Россия», бюст Ленина). Леон Бакст (1842, Гродно, – 1924) стал непревзойденным сценографом в дягилевских Русских сезонах, которые оказали влияние на дальнейшее развитие мировой культуры. Соня Делоне (1885, Полтавская губ., – 1979)90 внесла существенный вклад в основные русские и французские художественные направления. Она создавала костюмы для дягилевских постановок. Изобретенные ею с мужем симультанизм и орфизм Делоне распространила на прикладное искусство, включая театральный и бытовой костюм, дизайн автомобилей, интерьеров, роспись тканей, оформление книг. Стиль 20-х годов – ар деко – многим обязан неутомимой Соне. Она – первая женщина, чьи произведения еще при жизни были выставлены в Лувре.

В составе русско-еврейских художников первого ряда наиболее заметны представители так называемой Парижской школы, которую называли также Еврейской школой. Биографии этих художников схожи – многие происходили из бедных семей, или уходили из семьи из-за несогласия родителей с их выбором профессии и прошли через бедность на грани голода. К 1920-м годам они, сформировавшись творчески и психологически, уже достигли известности, приобрели французское гражданство. В то же время эти художники являлись частью русской диаспоры, связанные с ней организационно и психологически91.

Одним из самых выдающихся и признанных художников Парижской школы стал Хаим Сутин (1893/4?/, Минская губ., – 1943). Не приспособленный к жизни, он в Париже нажил язву желудка, которая стала основной причиной его смерти. Писал пейзажи, натюрморты, экспрессионистские портреты, стал легендарной фигурой Монпарнаса. Михаил (Мишель) Кикоин (1892, Витебская губ., – 1968) многие годы жил в «Ля Рюш» («Улей»). Его живопись (натюрморты, цветы, портреты) экспрессивна, не без влияния сутинской манеры. Скульпторы Жак Липшиц (1891, Гродненская губ., – 1973), приехавший в Париж в 1909 г., и очень популярная Хана Орлова (1888, Донецкая обл., – 1968)92 – мастера мирового класса. Они реализовались рано и создали шедевры, которые хранятся во всех крупных музеях мира. Орлова выработала свой пластический язык, с заостренными характеристиками портретов; некоторые ее работы посвящены материнству, многие – еврейству и Израилю. Скульптуры ее анималистического жанра, напоминающие человеческие персонажи, вызывают улыбку.

В работах Марка Шагала (1887, Витебск, – 1985) реминисценции его витебской юности представлены в лирико-фантастической манере. Он быстро стал одним из самых известных мастеров ХХ в. Мане-Кац (1894, Кременчуг, – 1962) еще в большей степени, чем Шагал, увлекался еврейским бытом и искусством, коллекционировал предметы иудаики, многие его полотна посвящены еврейским типам, фольклору, библейским сюжетам. Последний год жизни Мане-Кац посвятил устройству музея в Хайфе, которому передал свои коллекции и произведения. Признанный портретист Савелий Сорин (1878, Витебская губ., – 1953) участвовал в престижных выставках и получал заказы от членов британской королевской семьи, Анны Павловой и др. Он работал то в парижской мастерской, то в Америке, куда и переселился во время 2-й мировой войны. Леон Зак (1892, Нижегородская губ., – 1980)93одно время был в Париже президентом Общества русских художников. Постепенно пришел к абстракционизму. Иллюстрировал французских классиков и современных авторов, расписывал церкви. С 60-х гг. его выставки следовали одна за другой. Оставил поэтическое литературное наследство.

У живописцев, причисляемых к Парижской школе, стиль и манеры достаточно разнообразны. Григорий Мишонц (1902, Кишинев, – 1982), например, был близок к сюрреалистам. Высоким уровнем мастерства отличались многие не столь известные художники94.

Революция вызвала энтузиазм среди русских парижан левого толка, и кое-кто отправился в советскую Россию, чтобы поучаствовать в преобразованиях послереволюционных лет, – многие в этом преуспели. Но давление большевистской идеологии росло, и они снова начали отбывать за рубеж. В творчестве художников российской диаспоры в Париже представлен весь спектр художественных стилей и направлений того времени. Многие живописцы становились органической частью Монпарнаса и занимались парижской тематикой. Сценографы были более связаны с конкретными театрами и антрепризами, те, что работали в кино, – с киностудиями. Графики работали в основном в местной прессе и сотрудничали как с французскими, так и с русскими эмигрантскими издательствами95.

До конца 20-х гг. эмигрантам можно было еще участвовать в советских выставках в метрополии и в парижских выставках, которые поддерживались посольством непосредственно или через какие-то организации. С политикой привлечения художников к советскому агитпропу за границей связаны и тайные дотации французским коммунистическим журналам, в которых в качестве графиков в 20-е годы сотрудничали, например, Ж. Липшиц, Х. Орлова, М. Шагал.

Признавая, что Парижская школа не представляет собой целостного художественного явления и отличается пестротой стилей, манер, теоретических программ, большинство историков искусства и критиков указывают как на критерий принадлежности к ней либо общность тематики, либо чисто формальный отбор по времени и месту жительства; по Д. Гузевичу это «гений места» («genius loci»)96.

Разные художники в разной степени чувствовали свою связь с еврейством, различны были и их установки по отношению к нему. Известны примеры глубокой внутренней связи с еврейством, отра-зившейся в творчестве интересом к еврейским историческим и этно-графическим мотивам, а в жизни – стремлением (часто реализо-ванным) поселиться в Палестине, позже – в Израиле. С другой стороны, известны примеры полной ассимиляции в русской или французской культуре. 2-я мировая война жестоко напомнила художникам об их еврействе. Трагедия Холокоста изменила психологию и самосознание многих из тех, кто пережил оккупацию, беженство, гибель родственников. Многие русско-еврейские художники обратились к Израилю: некоторые из них предприняли творческие поездки туда, а израильские музеи пополнились их произведениями (вплоть до передачи большей части творческого наследия) и архивами.
Наука. Велика роль русско-еврейских ученых в научных достижениях Франции. Они работали вместе с французскими коллегами, интегрируясь во французскую науку, и их сотрудничество становилось взаимообогащением. Этот процесс облегчало знание иммигрантами французского языка, изучение которого было распространено в России. Среди них нередко встречались получившие высшее образование на французском. Некоторые настолько быстро и хорошо усовершенствовали свой «школьный» французский (например, М. Гайсинский), что многие не догадывались, что это не их родной язык.

Больше всего деятелей в области физиологии и медицины, – медицинская профессия издавна была распространена среди евреев.

Физиолог и педагог Илья Цион (1842, Ковенская губ., – 1912) окончил Берлинский университет, стал профессором Петербургского университета, затем – Медико-хирургической академии. Был учителем будущего академика И. Павлова, который, работая под его руководством, написал свой первый труд о поджелудочной железе. Циона пригласил в Париж знаменитый физиолог Клод Бернар. За открытие нерва, регулирующего сердечную деятельность, его наградили премией Парижской академии наук.

Но первое место в этой рубрике занимает лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине Илья Мечников (1845, Харьковская губ., – 1916), сын гвардейского офицера и дочери еврейско-русского публициста, писателя и философа И. Неваховича. Мечников в 21 год стал доктором наук и доцентом Петербургского университета. В 1887 г. уехал в Париж и работал в институте Пастера, став впоследствии заместителем директора. Он один из основоположников сравнительной эмбриологии, сравнительной патологии, иммунологии; автор теории происхождения многоклеточных организмов и основополагающих трудов по старению; открыл явление фагоцитоза, заложил основы эпидемиологии многих инфекций, основал научную школу. Александр Безредка (1870, Одесса, – 1940) после окончания Новороссийского университета продолжил образование в Париже. Начал работать у Мечникова и стал его преемником в Пастеровском институте. Труды А. Безредки внесли большой вклад в разрешение проблем фагоцитоза, иммунитета (в частности, против злокачественных опухолей), в создание различных вакцин, сывороток. Он разработал метод профилактики анафилактического шока, метод вакцинации против брюшного тифа. Сын писателя на иврите Э. Иш-Но’оми, Безредка сохранил интерес к иудаизму, был активным членом еврейских организаций. В 1889 г. в Институте Пастера начал работать Владимир Хавкин (1860, Одесса, – 1930)97. В 1893 г., по просьбе британского правительства, он был командирован в Индию для борьбы с холерой. Находясь там, Хавкин доказал инфекционную природу холеры, разработал вакцины против холеры и чумы. Испытав на себе противохолерную вакцину, применил ее в массовых масштабах в Индии. Его вакцина против чумы снизила смертность от этой страшной болезни в 15 раз. Открыл противочумную лабораторию в Бомбее (ныне Научно-исследовательский институт им. Хавкина). Последние 15 лет жизни посвятил культурным и религиозным проблемам еврейства. Создал Фонд, доходы от которого поддерживали еврейское образование в Восточной Европе. Евгений Вольман (1883, Минск, – 1943/?/)98 в Институте Пастера изучал влияние витаминов на метаболизм бактерий, занимался бактериофагией и фагоцитозом, ролью вирусов в опухолевых процессах. Вместе с женой Елизаветой выявлял влияние повышенного давления, температуры, радиации на бактерии и вирусы, на клетки животных. Вольманы погибли в Освенциме.

Особое место среди ученых Института Пастера занимает биохимик и биофизик Луи Рапкин (1904, Минская губ., – 1948)99. После того, как Германию возглавил Гитлер, Рапкин составил список ученых, которых надо было спасти в первую очередь, создал комитет по их трудоустройству во Франции, и этот Комитет принял более 30 деятелей науки из Германии, Австрии, Испании и Португалии. А с началом 2-й мировой войны Рапкин организовал в Англии Научное бюро по спасению французских ученых. Поддержанный де Голлем, Рокфеллеровским фондом и американскими властями, он какое-то время жил в Нью-Йорке и принимал спасенных им из Европы. После войны группа Рапкина начала возвращаться в Европу, а Рапкин выдвинул план реорганизации системы научно-исследовательской работы во Франции. Многие из его идей были реализованы.

Из большого числа видных ученых Франции, родившихся в семьях русских евреев, назовем одного – Андре Львова (1902–1994). Львов возглавлял лабораторию физиологии микробов в Институте Пастера, был профессором Парижского университета, доктором института рака, президентом Международного микробиологического общества. Участвовал в Сопротивлении. Львов – автор теории физиологической эволюции, лауреат Нобелевской премии по медицине.




1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет