Евреи россии в зарубежье и израиле



жүктеу 4.46 Mb.
бет5/24
Дата01.04.2016
өлшемі4.46 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24
: upload
upload -> Қазақстан республикасы төтенше жағдайлар министрлігі көкшетау техникалық институты
upload -> Қазақ тіліндегі ресми іс-қағаздары Басқару, ұйымдастыру, өкім шығару қызметіне қатысты құжаттар
upload -> Әдістемелік нұсқаудың титулдық парағы
upload -> Дәрістердің тірек конспектісі
upload -> А. С. Макаренконың өмірі мен педагогикалық қызметі
upload -> Ян Амос Коменскийдің педагогикалық қызметі мен теориясы. (1592-1670жж)
upload -> Т. Н. Кемайкина психологические аспекты социальной адаптации детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей методическое пособие
upload -> Приложение к части а1

Высланный в 1922 г. религиозный философ Семен Франк (1877, Москва, – 1950) поселился в Берлине. Преподавал в Религиозно-философской академии и в Русском научном институте.


Семен Дубнов (1860, Могилевская губ., – 1941)180 опубликовал в Берлине 10-томную «Всемирную историю еврейского народа» (1925-29) в немецком переводе А. Штейнберга; она вышла также на иврите в Тель-Авиве (1929-39) и в оригинале, на русском языке (Рига, 1936-39).

Немецкие университеты закончили многие ориенталисты, историки, этнографы. Гебраист Самуил Познанский (1864, Варшавская губ., – 1921)181, ставший доктором философии в Гейдельберге; семитолог Даниил Хвольсон (1819, Вильна, – 1911); доктор Берлинского университета, историк русского еврейства Марк Вишницер (1882, Волынская губ., – 1955); «Гейдельбержец» Иосиф Клаузнер (1874, Виленская губ., – 1958), который в своей книге «Иисус из Назарета» утверждал, что Иисус, родившийся и умерший евреем, являлся носителем подлинно еврейской морали. Обучавшиеся в Германии русские евреи сыграли большую роль в превращении древнееврейского языка в живой современный иврит. Это писатель и издатель Барух Шик (1744, Шклов, – 1808), переводивший и писавший в Берлине на иврите трактаты по математике, астрономии, медицине. Первую газету на иврите, еженедельник «Ха-Маггид» предназначенную для Российской империи, выпускал в 1856-90 гг. в Пруссии сын эмигрантов из России Лазарь-Липман Зильберман (1819–1882).


Послереволюционная волна эмигрантов и русско-еврейский Берлин. Как уже было сказано, наибольшее число эмигрантов из России прибыло в Германию после революции 1917 г. Они в основном селились в Берлине. В 1925 г., когда их значительная часть уже покинула Германию, евреи составляли 25% общего числа приехавших из России. Еще раньше появились в Германии русские евреи, попавшие в плен (общее количество пленных российских солдат и офицеров с началом 1-й мировой войны исчислялось сотнями тысяч), евреи из Галиции, студенты из России, которых интернировали в начале 1-й мировой войны. Появились русские евреи, владевшие недвижимостью и акциями в Германии, имевшие творческие контакты с академическими и культурными кругами страны. В немецких и русских политических группировках и партиях было немало представителей русского еврейства – у социал-демократов, монархистов, кадетов. Все лидеры меньшевиков, находившиеся в Берлине в 20-е гг., кроме Бориса Николаевского (1887–1966), были евреями. Тесные контакты поддерживались между немецкими и русскими сионистами. В 1923 г. в Берлине позицию ревизионистов разъяснял Владимир (Зеэв) Жаботинский (1880, Одесса, – 1940), вошедший в редакцию «Рассвета». Деятельность Бунда находила горячую поддержку в немецких социалистических кругах182.

Сюда часто попадали с «законными» визами и просто с разрешениями советских властей. Большое количество русских евреев, приехавших в Берлин, были состоятельными людьми (что совсем не исключало наличие малоимущих и чрезвычайно нуждающихся). Юрист, издатель, политический деятель Иосиф Гессен (1865, Одесса, – 1943)183 вспоминал, что когда понадобилось собрать средства для организации русской библиотеки-читальни, он добыл их, не выходя за пределы роскошной гостиницы, у проживавших в ней банкиров и биржевиков. В 1920-21 гг. И. Гессена избрали председателем Союза русских писателей и журналистов в Германии, председателем Союза русских адвокатов, а также членом руководства многочисленных обществ и объединений всего русского зарубежья184.

Это были годы, когда эмигранты могли относительно свободно ездить в метрополию и возвращаться в Германию, «железный занавес» большевики начали воздвигать в 1922-23 гг.

Евреи развили предпринимательскую активность в различных областях, особенно в традиционных: ювелирное дело, юриспруденция, медицина, издательская деятельность. По анализу объявлений в эмигрантских газетах, им принадлежало подавляющее большинство открывшихся в Берлине ювелирных контор, частных врачебных кабинетов и зубоврачебных клиник, ориентированных на русскоязычную публику185. В Берлине – тогдашнем центре свободы, демократии и культуры – отмечался духовный расцвет еврейской эмиграции, в противоположность ее русской составляющей, для которой было характерно настроение тоски и безысходности (стихи М. Цветаевой, рассказы А. Белого, воспоминания Н. Берберовой). Деятельность русских евреев бросалась в глаза, особенно при их частой совместной работе с другими эмигрантами. Михаил Осоргин, говоря о редкой активности и инициативности этнических русских, с горечью определил их роль как «русское одиночество»:



«В культурной (и иной) деятельности российских эмигрантов первое место, лидерство и инициатива принадлежат евреям. <…> Все большие благотворительные организации в Париже и Берлине лишь потому могут помогать нуждающимся русским эмигрантам, что собирают нужные суммы среди отзывчивого еврейства»186.

Есть все основания заменить распространенное в исторической литературе название российской общины столицы Германии 20-х годов Русский Берлин187 на Русско-еврейский Берлин. Это главным образом относится к первой части межвоенного периода, когда отмечался расцвет культурных и хозяйственных сил страны при отсутствии дискриминации. Начавшиеся позже небывалая инфляция, резкий экономический спад, кризис 1929-33 годов и превращение Германии в фашистское государство сопровождались массовым выездом евреев, в их числе – российских188.



Организации. В Германии, как и в других центрах эмиграции, русские евреи создавали систему еврейских организаций, начиная с приютов для стариков и погребальных братств и кончая различными союзами и обществами. После 1918 г. возникли Общество русских журналистов и писателей, Объединение русских инженеров и др., большое место в которых занимали евреи. В берлинском Русском научном институте читали лекции ведущий литературный критик России того времени Юлий Айхенвальд (1872, Подольская губ., – 1928), печатавший свои «Литературные заметки» в «Руле»189, социолог и философ Георгий (Жорж) Гурвич190, проф. политэкономии Леонид Пумпянский (1889, Петербург, – 1942)191.

Большую роль играл Союз русских евреев в Германии192, руководимый Яковом Тейтелем (1850, Подольская губ., – 1939)193, который в течение 40 лет служил в судебном ведомстве Российской империи. В его доме бывали Чехов, Шолом-Алейхем, В. Ленин. Тейтель считал, что помощь людям, чтобы их не унижать, должна оказываться в форме платы за труд. Он один из первых поднял тревогу о судьбе детей еврейских эмигрантов, – родители в поисках заработка не уделяли им достаточного внимания. Тейтель создал в Берлине «Детский дом» и общество «Дети – друзья», мобилизовав детскую тягу к взаимопомощи. Принципы Тейтеля вошли в мировую науку и практику. Союз организовал детский сад, опекунство над сиротами с Украины, родители которых погибли при погромах. Дети получали также профессиональное образование. В Союз обращалось и Общество помощи русским гражданам, и «не было случая, когда перед лицом действительно безысходного горя Союз не откликался, не протягивал и свою, всегда более сильную руку помощи, не считаясь с вопросами вероисповедания и национальности»194. Создавались курсы стенографии, машинописи, бухгалтерии, английского языка, др., по окончании которых учащимся помогали получить работу. Популярны были организованные Союзом праздники Хануки и Песах, когда проводился сбор денег, например, на летний отдых детей. Юрист Союза Алексей Гольденвейзер (1890, Киев, – 1974) и Тейтель добились от Лиги Наций ежегодной субсидии. Русско-еврейских эмигрантов снабжали нансеновскими паспортами, а с наступлением нацизма Гольденвейзер помогал многим переселиться в США, среди них – Набоковым: жена писателя была еврейкой.

В 1921 г. в Берлине создали Всемирный союз ОРТа195, продолживший начатую в России продуктивизацию труда евреев в области земледелия, ремесел, техники и индустрии. Президентом стал Леонтий (Леон) Брамсон (1869, Ковна, – 1941). До последних дней, будучи тяжело больным, он принимал сотрудников, решал текущие вопросы, составлял программу работы на следующий месяц. Отделения ОРТа возникли во многих странах Европы. ОРТ помогал эмигрировавшим юношам приобщиться к фабричному труду, а также предоставлял помощь еврейским колониям на юге Советского Союза, позже – переселенцам в Биробиджан.

Отечественное объединение русских евреев за границей196. Ненависть к большевикам среди русских эмигрантов обращалась в ненависть к евреям, хотя бόльшая часть русских евреев была против революции, что подтверждалось их эмиграцией. Объединение издало сборник «Россия и евреи» (1924), в котором авторы стремились вернуть национальную гордость и самоуважение еврейскому народу. Даниил Пасманик (1869, Полтавская губ., – 1930) и Григорий Ландау (1887, Петербург, – 1941) утверждали, что Каменевы, Зиновьевы, Троцкие, и т.п. заняли слишком много места в революционной среде; они считали, что единственный способ не позволить оболгать себя – это признать, что ответственность за большевистскую революцию лежит на еврействе.

Союз русских юристов (председатель Борис Гершон /1887–1954/, генеральный секретарь – В. Гольденберг, казначей – Г. Бойм) боролся за право жительства эмигрантов, получения гражданства и т.д., инициировал международные форумы о положении беженцев197.

В Берлине была немецкая секция II Интернационала, в которую входили российские революционеры, целая сеть советских учреждений («Красный Берлин»198), с большим количеством русско-еврейских социал-демократов. В их числе подвизался Карл Радек (1885, Львов, – 1939), «разжигавший пожар мировой революции»199. После убийства Розы Люксембург и Карла Либкнехта (1919) он фактически стал руководителем 2-го съезда компартии Германии.


Литература. Книжное дело и периодика. Большое количество русских евреев, проживавших и учившихся в Германии, занимались литературой и журналистикой: мемуаристка Паулина Венгерова (1833, Минская губ., – 1916), поэт, писатель и журналист Палтиель Замощин (1851, Одесса, – 1909)200, получивший образование в берлинских Коммерческом училище и Политехникуме; публицист и философ Ахад-ха-Ам (1856, Украина, – 1927); поэт и сионист Лейб (Лев) Яффе (1876, Гродно, – 1948)201; историк и общественный деятель Марк Вишницер (1883, Москва, – 1956).

Пьесы Осипа Дымова (наст. фам. Перельман; 1878, Белосток, – 1959)202 шли в театрах Германии, он подолгу жил в Берлине. Его «Последняя возлюбленная» в переводе на немецкий язык была поставлена известнейшим немецким режиссером, актером и реформатором театрального искусства ХХ в. Максом Рейнхардтом.

Литератор Александр Элиасберг (1878, Минск, – 1924) перевел на немецкий около 70 томов русских авторов и издавал их антологии на немецком языке. Через Томаса Манна он хлопотал о присуждении Ивану Бунину Нобелевской премии203.

Как уже говорилось, в Берлинском Союзе русских писателей и журналистов первые 4 года председательствовал Иосиф Гессен. Берлинский Кружок поэтов создал Михаил Горлин (1910, Петербург, – 1944), он же стал его бессменным председателем204. Членом кружка была Раиса Блох (1899, Петербург, – 1943)205. Слова ее песни «Здесь шумят чужие города / И чужая плещется вода...» стали своеобразным гимном эмиграции. В «Руле» печатал свои статьи мыслитель и публицист Григорий Ландау (1887, Петербург, – 1940)206, одаренный блестящим даром слова. Поэт Илья Британ (1885, Кишинев, – 1942)207 на революцию откликнулся горькими строчками:



«Голь разгулялася. Брань. Самогон / В дыме табачном не видно икон…». Высланный в Германию, он предупреждал Запад: большевистской культуры нет и не будет, русская культура теперь за рубежом, а на русской земле – в катакомбах.

В Германии отмечался необычный рост издательского дела, пик которого достиг в 1922 г., когда русскоязычных книг было выпущено больше, чем немецких. Бόльшая часть издательств принадлежала евреям208. Они были готовы обслуживать и советский и эмигрантский рынок. Но Главлит и ГПУ постепенно закрывали границу. Зиновий Гржебин по заказу Торгпредства издавал в Берлине классиков, учебники, серию «Жизнь замечательных людей», но ввоз его книг в Советскую Россию был запрещен, что привело к разорению Гржебина209. Издательство «Геликон» Абрама Вишняка (1893–1944)210 выпускало книги современных авторов; были изданы и «Необычайные похождения Хулио Хуренито» (1922) Ильи Эренбурга (1891, Киев, – 1967), ставшие наиболее провидческой книгой ХХ в. Писателей привлекала высокая книжная культура издательства. Вишняк выпустил стихи Цветаевой. Роман, возникший между издателем и поэтом, стал поводом для еще одного ее замечательного произведения – «Флорентийские ночи».

Берлинским антиквариатом «Россика» Юлия Вейцмана211 пользовались книговед Николай Рубакин, историк и политический деятель Борис Николаевский, театральный деятель и издатель Сергей Дягилев, многие др. Вейцман издал 23 каталога собранных им книг: стихотворных сборников, книг по искусству и самую полную подборку произведений российских философов (более 700).

«Социалистический вестник»212 основали в Берлине в 1921 г. один из создателей «Союза борьбы за освобождение рабочего класса», член редакции газеты «Искра» Лев Мартов (Юлий Цедербаум, 1873–1923) и член ЦК Бунда Рафаил Абрамович (Рейн; 1880, Витебская губ., – 1963). Журнал комментировал жизнь в СССР и раскрывал истинную деятельность большевиков. «Вестник» стал предтечей советологии. Большое место в литературной жизни Берлина занимал журнал «Русская книга» (позже – «Новая русская книга»). Он возник из концепции культурного примирения между Советской Россией и эмиграцией. Редактором был А. Ященко, но оживил журнал И. Эренбург, дав материалы о советских литераторах, об авангарде и конструктивизме213. Газету и издательство «Руль»214 основали Иосиф Гессен, Аарон Каминка (1866, Бердичев, – 1950) и Владимир Дмитриевич Набоков. Они выпускали русских классиков, научные книги, воспоминания, в том числе одного из главных организаторов контрреволюции в Гражданскую войну барона П. Врангеля и одного из крупнейших государственных деятелей России графа С. Витте. Гессен также выпустил в свет 22 тома важнейших исторических материалов – «Архив русской революции». В основном их готовил Сергей Штейн (1887, Одесса, – 1951)215. Второй значительной газетой русского Берлина были «Дни». В ней публиковал главы из своих романов самый популярный в те годы русскоязычный писатель Марк Алданов (1889, Киев, – 1957).

Журнал «Беседа»216 Максима Горького знакомил советских людей с научной и литературной жизнью Европы. Выпускал его самоотверженный Соломон Каплун (1883 /1891?/ – 1940) – автор рецензии на Ахматовский «Anno Domini». «Беседа» могла существовать только при условии ее распространения в России. Когда советская власть не пустила на свою территорию аполитичное издание, Каплун понес огромные убытки.

Знаменитый литературно-художественный журнал «Жар-птица» издавал Александр Коган (1878–1949); его редакторами были сам издатель, Саша Черный и родоначальник профессиональной балетной критики Андрей Левинсон (1887, Петербург, – 1933).
Искусство. Со второй половины XIX в. русские евреи начинают поступать в художественные учебные заведения Берлина и Мюнхена, тогда – ведущие центры искусства. Марк Антокольский (1843, Вильна, – 1902) учился в Академии художеств в Берлине. Наряду с еврейскими сюжетами («Спор о талмуде», «Натан Мудрый»), он работал над темами русской истории («Иван Грозный», «Ермак», «Петр I») и стал выразителем «русскости» не в меньшей степени, чем его русские коллеги. Скульптор жил в Риме, Париже, Мюнхене, Вене, Франкфурте-на-Майне и умер в Германии. В Мюнхене учились живописцы Осип (Иосиф) Браз (1873, Одесса, – 1936)217, Абрам Маневич (1881, Могилевская губ., – 1942)218, Зиновий Гржебин (1877, Харьковская губ., – 1929), впоследствии ставший издателем; скульптор Владимир Издебский (1881, Одесса, – 1965)219, который увлекался новейшими художественными течениями, а в 1909 г. стал одним из учредителей мюнхенского Нового общества художников.

В начале 20-х годов усиливается интерес к еврейской тематике Леонида Пастернака, проживавшего в это время в Берлине. Он издает книгу «Рембрандт и еврейство в его творчестве». В комментариях Пастернака – его мысли о влиянии евреев на тематику живописи Рембрандта.



Моисей Коган (1879, Бессарабская губ., – 1943)220, вместе с Василием Кандинским и Андреем Явленским, уехал в Мюнхен, где учился в Академии изящных искусств. Главной темой его произведений стало женское тело. Художник погиб в Освенциме. Скульптор и теоретик искусства Наум Габо (1890, Брянск, – 1977) учился в Берлине и Мюнхене. Он и его брат Антуан Певзнер (1884, Могилевская губ. – 1962)221 являются основоположниками конструктивизма в скульптуре. Иссахар Бер Рыбак (1897, Елизаветград, – 1935) попал в Германию в 1921 г. уже сложившимся художником, сторонником примата формы над содержанием. Рыбак иллюстрировал детские книжки, участвовал в авангардистских выставках. Его графический цикл «Мой разрушенный дом» – воистину реквием местечку222. Полиграфические возможности Берлина позволили и Натану Альтману (1889, Винница, – 1970) выпустить свою «Еврейскую графику»223.

Жизнь художника Мирона Симы (1902, Подольская губ., – 1999) охватывает весь ХХ в. Он учился в Дрездене, благодаря Кокошке и Диксу превратившемуся в центр «веризма». Сима выпускал гравюры и картины-протесты против реакции и нацизма224.

Театральный художник Борис Аронсон (1900, Черниговская губ., – 1980) вошел в совет Дома искусств в Берлине, участвовал в 1-й Русской художественной выставке, опубликовал книги «Марк Шагал» и «Современная еврейская графика».

Советский художник-конструктор Эль Лисицкий (1890, Смоленская губ., – 1941) приехал в Германию в качестве мастера выставочного ансамбля. Он издавал с Эренбургом журнал «Вещь» на трех языках, организовывал выставку советского искусства, выставлялся на персональных и международных вернисажах.

Автор ансамбля Израильского Музея в Иерусалиме архитектор Альфред Мансфельд (1912, Петербург, – 2004) учился в Берлине. В 1933 г. нацисты изгнали его из Высшей технической школы, даже не дав взять пальто с вешалки. В Палестине (потом в Израиле) Мансфельд получал первые места в конкурсных проектах – площади в Нетании, оформлении кораблей израильского флота, создании Центра Трех Религий225.

Музыканты по численности превосходили художников и скульпторов вместе взятых. Флейтист и гармонист Михаил-Иосиф Гузиков (1806, Шклов, – 1837)226 много концертировал по Германии и Австрии. Композитор и пианист Иосиф /Юзеф/ Венявский (1837, Люблин, – 1913)227 изучал теорию музыки в Берлине. Музыковед, инициатор создания народной консерватории в Петербурге Николай (Натан) Бернштейн (1865, Курляндская губ., – 1938)228 преподавал историю музыки и эстетики в консерватории и в Высшей музыкальной школе Берлина. В течение 10 лет концертная деятельность «Русского трио» пропагандировала русскую музыку в Европе. Руководил ансамблем Михаил Пресс (1871/1872, Вильна, – 1938)229. Выдающийся бас Александр Кипнис (1891, Житомир, – 1978) прославился на сценах Германии230.

Художники Леон Зак (1892, Нижегородская губ., – 1980), Владимир Боберман (1897, Ереван, – 1949) и Филипп Гозиасон (1898, Одесса, – 1978) дебютировали декораторами в «Русском романтическом театре»231. С успехом гастролировал театр «Маски» поэта, драматурга, юмориста и сатирика Леонида Мунштейна (псевд. Lolo; 1867–1947).

Дирижер Сергей Кусевицкий (1874, Тверская губ., – 1951) после женитьбы на дочери миллионера обладал значительными средствами для помощи соотечественникам. Созданное супругами музыкальное издательство десятилетия публиковало сочинения русских композиторов-классиков и эмигрантов232.



Вторая мировая война – начало ХХI века
О военнопленных. Среди миллионов советских военнопленных 2-й мировой войны, было более 85 тыс. евреев, из которых 80 тыс. были уничтожены особыми командами, выявлявшими «расово неполноценных». Еврейки в условиях лагерной жизни, лишенные санитарных условий, страдали вдвойне. Но они поражали как палачей, так и солагерниц духом сопротивления, и иногда отказывались выполнить приказ, требуя обращения как с военнопленными. Непокорных отправляли в лагерь строгого режима Равенсбрюк. После освобождения узники, прошедшие ад немецких лагерей, столкнулись в СССР с подозрением и презрением к ним, а то и повторными лагерными сроками…233
Перемещенные лица («ди-пийцы» – от английского Displaced persons). После окончания войны на территориях Германии, Австрии и Италии оказалось более 8 млн. перемещенных лиц, среди которых насчитывалось около 250 тыс. советских евреев. В основном это были освобожденные узники нацистских лагерей и бывшие партизаны. К ним присоединились евреи, пробовавшие вернуться домой, но наткнувшиеся на враждебность местного населения. В 1947-50 гг. более 120 тыс. этих евреев прибыли в Израиль, в том числе в рамках операции «Бриха» («Побег»). Значительную роль в помощи перемещенным лицам сыграл ХИАС (Общество помощи евреям-иммигрантам)234.

При поддержке Джойнта и Еврейского агентства в лагерях перемещенных лиц открывались детские сады и школы, библиотеки, театры, клубы, выпускались газеты. Существовало более 20 издательств, которые печатали классиков и запрещенных в СССР авторов, легкую литературу, книжки для детей. У бестселлера – «Курс английского языка» А. Шидловской – тираж доходил до 1 тыс.235 Общественная деятельность «ди-пийцев», их обращения в ООН содействовали положительному решению вопроса о создании Государства Израиль.


Русскоязычное радиовещание. В 1952 г. в Мюнхене открылся филиал «Голоса Америки»236. В Кёльне, с 1953 г., успешно работала «Немецкая волна». С 1950-х годов в Мюнхене начала действовать радиостанция «Свобода». Вначале там работали литераторы послереволюционной волны: Александр Бахрах (1902, Киев, – 1985), Георгий Адамович (1894, Москва, – 1972), Гайто Газданов (1903–1971). В 1980-х гг. еврейскую программу «Свободы» вел Шимон Маркиш (1931, Баку, – 2003)237. Работать на «Свободе» было небезопасно. Есть основания полагать, что гибель Александра Галича (1919, Екатеринослав /Днепропетровск/, – 1977) в Париже, куда он уехал из Мюнхена, став корреспондентом радиостанции, была организована агентами КГБ238. В 1997 г. агенты ФСБ зверски убили Молли Гордон, которая под именем Инны Светловой много лет вела молодежные передачи радиостанции239. «Свобода» не скрывала мечты о распаде СССР и не препятствовала сотрудникам различных национальностей России обвинять в своих бедах «русских оккупантов». На этой почве на радиостанции возникали острые разногласия – часть деятелей эмиграции и представители русской зарубежной церкви утверждали, что больше всего от коммунистов пострадал русский народ240.
О русских евреях в Германии последних десятилетий. После распада Советского Союза объединенная Германия создала особо благоприятные условия для приема еврейских иммигрантов из стран СНГ. В 2002 г. в Германии насчитывалось уже не менее 100.000 членов 83 еврейских общин241; в этом году еврейская эмиграция из постсоветского пространства в Германию была больше, чем в Израиль – соответственно 19.262 и 18.525242. В 2003 г. ратифицировали государственный договор между ФРГ и Центральным советом евреев Германии. В обустройство евреев – бывших советских граждан – вложено столько средств, что Германию шутя называли крупнейшим социальным ведомством бывшего СССР243.

В числе бывших советских евреев было немало представителей творческой интеллигенции. В Кёльне многие годы жил один из крупнейших советских дирижеров, ставший гражданином Израиля, Юрий Аронович (1933, Ленинград, – 2002)244, работавший и гастролировавший в музыкальных столицах Европы. Профессором Высшей музыкальной школы в Вюрцбурге в 1970-е – 80-е годы был прославленный скрипач-виртуоз Борис Гольдштейн (1922, Одесса, – 1987)245, выдающиеся педагогические способности которого привлекли многих учеников из разных стран Европы и Америки и способствовали их победам на международных конкурсах, например Захара Брона в Брюсселе в 1971 г. В Мюнхене многие годы живет известнейшая балерина ХХ в. Майя Плисецкая (1925, Москва). Имя Льва Копелева (1912, Киев, – 1997), писателя, критика, литературоведа-германиста стало известным, в том числе в Германии, еще до того, как его лишили советского гражданства и вынудили эмигрировать. За многотомный «Вуппертальский проект», отразивший развитие российско-германских межгосударственных отношений и отношений между двумя народами на протяжении IХ–ХХ столетий, Л. Копелеву присуждали премии и награды в Германии и в других странах246. Мюнхенский «Еврейский журнал» (1991-93)247 Эйтана Финкельштейна (р. 1942) и Шимона Маркиша помещал обзоры русско-еврейской литературы последнего столетия, проводил анализ эмиграции 1,5 млн. евреев в 1970-90-е гг.; этот анализ не потерял значения и по сегодняшний день. Писатель Борис Хазанов (1928, Ленинград)248 за участие в самиздатовском журнале «Евреи в СССР» сидел в «Бутырках». Поселившись в Мюнхене, он работал на «Немецкой волне», «Свободе» и «Би-Би-Си». Вместе с Кронидом Любарским Хазанов издавал культурно-политический журнал «Страна и мир» (1984-92)249, ставший, по многим отзывам, вершиной русской зарубежной публицистики. Романы, рассказы, эссе Хазанова пользуются известностью и переводятся на многие языки.

Одна из областей интеллектуальной активности советских евреев – наука. Эмигранты-ученые, недостаточно хорошо владевшие немецким, почти не имели шансов найти работу и начали создавать научные общества. В одном из них – «Научном обществе при еврейской общине Берлина», основанном в 1996 г., состоят 35 академиков, докторов и кандидатов наук250.

Несмотря на все минусы, которые сопровождали переселение советских евреев в Германию, есть надежда, что их достижения в области литературы, науки и искусства откроют новую страницу в истории еврейской общины этой страны.



Бельгия
Приток евреев в Бельгию из Восточной Европы (больше всего из Российской империи) стал ощутим в конце XIX в. Небывалого благосостояния достигла еврейская община Антверпена, через порт которого проходила массовая еврейская эмиграция из Восточной Европы в Америку. Некоторая часть эмигрантов оставалась в Антверпене, и число евреев к 1939 г. здесь достигло 55 тыс. человек. В Антверпене бурно развивалась алмазная промышленность, и к началу ХХ в. 75% ее работников и торговцев бриллиантами составляли евреи. Община Антверпена стала считаться оплотом иудаизма в Европе.

Накануне оккупации Бельгии Германией в 1940 г. в стране проживали 90–110 тысяч евреев. После нападения Германии большинство евреев бежало, главным образом во Францию. В июле 1942 г. нацисты приступили к истреблению оставшихся. Евреи Бельгии оказали активное сопротивление. Комитет еврейской защиты спас 3 тыс. детей и 10 тыс. взрослых.

Часть сионистских организаций во время нацистской оккупации продолжали действовать, делая все возможное для спасения еврейских беженцев из Германии и бельгийских евреев. В 1945 г. в Бельгии разместились несколько подразделений Еврейской бригады из Палестины.

После окончания войны, в 1945-50 гг. еврейское население Бельгии намного возросло в связи с временным пребыванием там тысяч беженцев из Восточной и Центральной Европы.

Бельгия неизменно положительно относилась к Израилю, к евреям вообще и к евреям в СССР. В 1972 г. в Брюсселе, в рамках Брюссельского свободного университета, был основан факультет иудаистики имени М. Бубера – еврейское научно-исследовательское и учебное заведение, деятельность которого финансируется государством. Во всех университетах Брюсселя есть отделения иудаистики. В Бельгии действует разветвленная сеть еврейских учебных заведений. В стране около 100 еврейских организаций. Большим влиянием пользуется Сионистская федерация Бельгии, возникшая в начале 1900-х гг. Крупнейшим деятелем Сионистской федерации Бельгии был Нума Торчинер (1885–1948). Родившийся в Галиции, он провел юность в Австрии. В 1910 переехал в Амстердам, где занимался торговлей алмазами. В начале 1-й мировой войны вернулся в Австрию, воевал на Восточном фронте, попал в плен и находился в России до 1920 г.

В 1970-80-х гг. Бельгия превратилась в один из крупных центров борьбы за права евреев в Советском Союзе. В 1971 и 1976 гг. в Брюсселе созывались Всемирные конференции солидарности с советским еврейством. В середине 1970-х гг. в Бельгию прибыло более тысячи евреев, эмигрировавших из Советского Союза, однако по разным причинам они большей частью вскоре покинули страну, уехав в США, Канаду и Израиль: в Бельгии их оставалось не более 500 человек. В дальнейшем небольшое число евреев эмигрировало в Бельгию из СНГ и стран Балтии.

В Бельгии училось немало выходцев из России.

Анжелика Балабанова (1877, Чернигов, – 1965), порвав с семьей, уехала в Брюссель и поступила в Новый университет, завоевавший славу самого прогрессивного в Европе. Продолжив учебу в Лейпциге, она вступила в Союз русских социал-демократов за границей, а в 1900 г., будучи студенткой Римского университета, – в Итальянскую социалистическую партию251.

Евгений Вольман252 из Минска в 1902 г. поехал в Льеж учиться инженерному делу, но, поняв, что это не его призвание, занялся изучением медицины и естественных наук. В 1906-09 гг. он оказался ассистентом зоолога Э. ван Бенедена, который горячо рекомендовал своего воспитанника И. Мечникову. Так Вольман стал ассистентом в парижском Институте Пастера, где потом заведовал Научно-исследовательской лабораторией бактерий.

Иосиф Гольденберг (1873–1922) учился в Льежском политехникуме, печатал корреспонденции о бельгийском рабочем движении в газете «Русские ведомости», обучение (физмат) закончил в Париже в 1902 г. В 1917 в составе делегации ВЦИК готовил международную конференцию социалистов.

Рафаил Рейн (Абрамович; 1880–1965) окончил Льежский политехнический институт, с 1904 г. входил в ЦК Бунда.

Музыкальный и литературный критик, переводчик и философ Борис Шлецер (1883–1970) учился в Брюссельской и Парижской консерваториях.

Блестящее образование получил в университетах Бельгии физик-атомщик, бизнесмен, композитор и меценат Борис Прегель253.

Поэт Семен Луцкий учился в Льеже в 1909–1913 гг.

Погибший от рук нацистов поэт Евгений Гессен (1913–1945/?/) после окончания русской гимназии в Праге два года был студентом Политехнического института в Бельгии.

Родившийся в Варшаве в 1880 г. Михаил Винавер получил в Бельгии специальность инженера-технолога. В 1910 г. он переехал в Москву, стал членом еврейских организаций, меньшевиком, а после 1917 г., будучи заместителем Е.П. Пешковой в Политическом Красном Кресте, с присущими ему смелостью и чувством долга защищал, пока это было возможно, советских политзаключенных. Последний арест Винавера последовал в 1938 г., а в 1942 он скончался в лагере.

В Свободном университете Бельгии в 1910-14 гг. учился Зеэв Абрамович (1891, Мариуполь, – 1970). Став членом партии Поалей Цион, он с 1922 г. жил в Израиле.

Рафаэль Розов после реального училища в Петербурге поступил в университет Льежа на инженерный факультет, где училось несколько сот студентов-революционеров, и среди них высланный из России Лев Троцкий. Большинство еврейских студентов выступали против сионизма. Чтобы побороть это неприятие, Розов и его единомышленники Гершон Махлин, Хаим Фалькович и др. опубликовали обращение к еврейской молодежи с призывом объединиться вокруг сионистского бело-голубого флага. Многие студенты откликнулись на обращение, и был создан студенческий союз «Кадима» («Вперед»), а также сионистские библиотека, клуб и столовая. Для членов союза читали лекции известные еврейские писатели – Шолом Аш, Шолом-Алейхем, 3алман Шнеур. Шмуэль Толковский рассказывал об Эрец-Исраэль. В 1912 г. с лекциями выступил Владимир Жаботинский254.

В апреле 1920 г. «Еврейская трибуна» (Париж) опубликовала воззвание, в котором говорилось: «В числе жертв войны в Бельгии находится некоторое число студентов русского происхождения, почти исключительно евреев, учение которых было прервано войною, родители которых погибли или пропали без вести», а в заключение предлагалось создать комитет помощи этим студентам255



Сергей Фрешкоп (1894–1967) жил в Брюсселе с 1924 г. Он закончил агрономический факультет университета в Жамблю. Доктор биологических наук, руководитель лаборатории Института естественных наук Бельгии, автор трудов, получивших мировое признание.

Политическая терпимость Бельгии позволяла проводить здесь различные съезды и конференции. Так, Брюссельский конгресс 2-го Интернационала состоялся в 1891 г.; в Брюсселе же, в 1903 г. проходил 2-й съезд РСДРП. В 1904 – конференция 2-го Интернационала (участвовали Федор Дан от РСДРП, Осип Минор – от эсеров). На этом форуме было принято решение о членстве партии эсеров в Интернационале. Постоянным и бессменным ее представителем в Международном социалистическом бюро был Илья Рубанович (1860–1920). В 1914 г. в Брюсселе проходило Объединенное совещание партии эсеров.



Эстер Лапина эмигрировала из России в 1899 г., после пребывания в Лондоне и Берлине поселилась в Брюсселе. С 1905 г. она входила в боевую организацию эсеров. В период разнлгласий в Российской социал-демократической партии поддерживала позицию Плеханова.

Бельгийский физико-химик Илья Пригожин родился в Москве в 1917 г. Семья эмигрировала и в 1929 г. поселилась в Бельгии. Пригожин окончил Свободный университет в Брюсселе, специализировался по химической термодинамике и вскоре стал профессором физической химии в этом же университете. Он внес много нового в изучение систем, на которых базируются не только химия, но и биология. В 1977 г. ему присудили Нобелевскую премию за работы по термодинамике необратимых процессов. Ученый одно время был президентом Бельгийской АН, являлся иностранным членом многих АН и научных обществ. Он кавалер нескольких орденов и почетный гражданин многих городов мира.

Крупнейший шахматист России и Польши Акива Рубинштейн (1882–1961) одно время был претендентом на звание чемпиона мира. Последние 30 лет жизни провел в Брюсселе в специальной лечебнице. В годы оккупации бельгийцы спасли его от нацистов.

Самую разветвленную и эффективную разведывательную сеть Советского Союза, получившую название «Красная капелла», возглавлял Леопольд Треппер, успешно совмещавший военный шпионаж с коммерцией. Уроженец Галиции, поживший в Палестине, в Париже и в Москве, Треппер прибыл в Бельгию в августе 1938 г. Бельгия оказалась удобным плацдармом для конспиративной деятельности. Для прикрытия основного занятия Треппер со своим давним знакомым по Палестине организовал в Брюсселе совместную фирму и открыл ее филиалы во Франции и Скандинавии. В апреле 1939 г. Трепперу прислали помощника – под видом уругвайского гражданина в Брюсселе появился очень молодой, но уже прошедший войну в Испании и обучение в разведывательной школе Анатолий Гуревич (псевдоним Кент). 1 сентября 1939 г. началась мировая война, а в мае 1940 Германия захватила Бельгию. Фирма Треппера продолжала свою деятельность, и в ее Центр летели многочисленные радиограммы. Треппер получал данные от высокопоставленных чиновников Третьего рейха. В июле 1940 г. в качестве резидента европейской разведки он переселился в Париж, и его называли «Большой шеф». Дела в Брюсселе вел Кент, получивший имя «Маленький шеф». Благодаря умению, дерзости и находчивости организаторов бельгийского куста эта сеть собирала самые засекреченные данные Германии. Гестапо сбилось с ног в поисках «Красной капеллы». Незашифрованный адрес в Берлине привел к разоблачению группы и аресту ее членов в декабре 1941 г. В 1943 Трепперу удалось бежать из тюрьмы. В СССР он был осужден на 15 лет и вышел в 1954 г. Гуревич-Кент отсидел два срока.



Искусства. В 1922 г. в Бельгию приехал молодой московский художник Леонид Фрешкоп (1897–1982). Дебют художника в эмиграции оказался успешным: он получил заказ на оформление «Золотого петушка» Римского-Корсакова от Королевской оперы Антверпена. Последующие годы Фрешкоп много и плодотворно работал, пробовал себя во всех жанрах и видах деятельности: живописец, график, рисовальщик, иллюстратор книг, художник-декоратор, скульптор, педагог, а также поэт, переводчик русской поэзии, автор искусствоведческих статей. Участвовал в крупнейшей выставке русской эмиграции «Старое и новое русское искусство» (Брюссель, 1928).

Одессит Осип Синявер (1899–1975), художник индустриального пейзажа, карикатурист, иллюстратор и переводчик, приехал в Бельгию в начале 20-х, учился в университете Гента, в конце 30-х переехал в Брюссель. Среди учеников Королевской Академии художеств (Брюссель) в период между мировыми войнами были Ребекка Слуцкая из Киева, Авраам Ирис (Кишинев), Натан Еберштейн (Рига), Кайя Шеина (Витебск) и др.

В 20–30-е гг. Бельгия привлекала русских парижан. Здесь прошли персональные выставки Марка Шагала, Адольфа Федера, Леона Зака, Льва Бакста и др.

Пианист и композитор Юзеф Венявский (1837, Люблин, –1912) поселился в Брюсселе, где 36 лет (1876–1912 гг.) преподавал в консерватории. Юзеф часто выступал со своим гениальным братом – композитором и скрипачом Генриком Венявским.



Анатолий Биск (Ален Боске)256 получил в Бельгии среднее образование и поступил в Свободный университет Брюсселя на факультет романской филологии, но учеба была прервана войной. Мобилизованный в первые дни войны в бельгийскую армию, он после ее поражения попал во Францию. Стал французским поэтом.

Эфраим Зельцман257 из Кишинева окончил консерваторию в Льеже с золотой медалью. Он представлял Бельгию на конкурсе Шопена в Варшаве, концертировал и преподавал фортепиано в Льежской консерватории. Погиб в лагере смерти в Биркенау.

Театр. Важным событием в творческой жизни Иды Рубинштейн стали гастроли в Бельгии в 1935 г. В Брюсселе ее спектакли были показаны в концертном исполнении и прошли с триумфальным успехом. Рубинштейн называли выда­ющей­ся актрисой трагического амплуа, восхищались ее манерой произнесения текста, напоминающей псалмо­пение; говорили о ее врожденном патети­ческом даре, способности передавать состояние экстаза. Иду увидел поэт Поль Клодель, бывший тогда послом Франции в Бельгии, и предложил ей роль в своей трагедии на античную тему, которую должны были поставить в Брюсселе. Античная трагедия всегда привлекала Рубинштейн, и успех спектакля был предопределен. Успеху способствовала и музыка Мийо. Роль величавой царицы, любящей женщины, насыщенная сгущенной трагедийностью, соответ­ствовала ее таланту. Зал был захвачен, актрисе устроили грандиозную овацию, признавая ее заслуги в европейском искусстве258.

Между мировыми войнами в стране гастролировали лучшие еврейские труппы: «Вильнер трупе», «Штрамер трупе» (Австрия-Румыния), Московский ГОСЕТ, Еврейский художественный театр Мориса Шварца (США), актеры из Польши. В числе режиссеров и руководителей драматических кружков, существовавших в Антверпене, Брюсселе и Шарлеруа, была Ольга Галасская. В последние десятилетия Брюссельским еврейским театром руководила Белла Шифман, и во время ее гастролей в Москве, Биробиджане, Европе, Австралии с ней выступала Женя Файерман родом из Подмосковья.




1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет