Евреи россии в зарубежье и израиле



жүктеу 4.46 Mb.
бет9/24
Дата01.04.2016
өлшемі4.46 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   24
: upload
upload -> Қазақстан республикасы төтенше жағдайлар министрлігі көкшетау техникалық институты
upload -> Қазақ тіліндегі ресми іс-қағаздары Басқару, ұйымдастыру, өкім шығару қызметіне қатысты құжаттар
upload -> Әдістемелік нұсқаудың титулдық парағы
upload -> Дәрістердің тірек конспектісі
upload -> А. С. Макаренконың өмірі мен педагогикалық қызметі
upload -> Ян Амос Коменскийдің педагогикалық қызметі мен теориясы. (1592-1670жж)
upload -> Т. Н. Кемайкина психологические аспекты социальной адаптации детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей методическое пособие
upload -> Приложение к части а1

Чехословакия

В независимую Чехословакию, провозглашенную в 1918, вошли ряд территорий Австро-Венгрии. Эмигранты начали приезжать сюда в основном из послереволюционной России. Первый массовый поток беженцев прибыл в 1920 г. вместе с чехословацкими легионами, сформировавшимися в России из бывших военнопленных. Последние поддерживали эсеров, и положение эсеров среди беженцев стало привилегированным. Прага превратилась в их главный центр. Правительство Чехословакии способствовало переселению в страну людей либеральных, с умеренными социалистическими убеждениями. Второй поток составили беженцы из Константинополя, Галлиполи и Лемноса, а также из других стран в 1921 г. Кроме того, в последующие два года в Чехословакию попало немало русских евреев, нелегально перешедших ее границы. Основная масса эмигрантов поселилась в Праге и ее окрестностях. По разным подсчетам, российских эмигрантов в стране в межвоенный период было от 10 до 40 тысяч. Исследователями указывается и динамика: в 1921 г. – 50 тыс., в 1923-м – 35, в середине 1920-х – 30 тыс. беженцев323. Среди них евреев было, видимо, 3–5 тыс. человек.

Первым президентом Чехословакии долгие годы (1918–1935) был ученый и общественный деятель Томаш Масарик, ряд лет находившийся в политическом изгнании. Это по его инициативе и под его руководством проводилась русская акция помощи324, в числе прочего – в надежде превратить Чехословакию в ведущий славянский центр Европы. Акция чрезвычайно помогла выходцам из России. Она осуществлялась с 1920 по 1931 г. (Небольшую денежную помощь получали и лица, покинувшие Чехословакию, например, Цветаева, переехавшая с Сергеем Эфроном в Париж в 1925 г.).

В рамках акции действовал Земгор – объединение российских земских и городских деятелей, открывались русские общежития и столовые, библиотеки, музеи, архивы. Земгор, возглавлявшийся на протяжении 13 лет его существования Владимиром Зензиновым, Виссарионом Гуревичем и Иваном Брушвитом, оказывал материальную, медицинскую и юридическую помощь беженцам, содействовал в трудоустройстве, профессиональном образовании, приобретении жилищ и осуществлял культурно-просветительную деятельность. На средства Земгора содержались институты, Экономический кабинет, руководимый Сергеем Прокоповичем, Общество русских инженеров и техников и издание их научных трудов.



В стране царил режим религиозной терпимости, а антисемитские выступления, получавшие известность, карались – законодательство Чехословакии одно из первых в Европе признало евреев нацией, и они получили свое представительство в парламенте. Конечно, не все было так гладко. Вот впечатления от Праги проф. Д. Чижевского: «Студенчество русское – сплошь врангелевцы, антисемиты, черносотенцы»325.

Образование. Чехословакия стала главным центром высшего образования для послереволюционных эмигрантов из России. Преподавали виднейшие профессора Петрограда, Москвы, Харькова. Всего на полное содержание Чехословакия приняла до 4 тыс. студентов и около 100 профессоров326. За первые 7 лет существования Русский юридический институт выпустил 384 специалиста. В педагогическом институте обучались два года. Его окончили 100 человек. В трехгодичном институте сельскохозяйственной кооперации было 600 слушателей. Короткое время (в 1923-25 гг.) существовал Институт коммерческих знаний. Открытым был и доступ в чехословацкие учебные заведения. Немало студентов училось в Карловом университете и Пражском политехникуме. Многие русские художники получили образование в Пражской Академии художеств, Художественно-промышленной школе или на архитектурном отделении Высшего технического училища. Особое место занимал Русский народный (позднее – свободный) университет, среди слушателей которого были и чехи. Он просуществовал дольше других, продолжив свою деятельность в период гитлеровской оккупации, – руководители университета демонстрировали лояльность к нацистской власти. В период с 1921 по 1934 г. в Чехословакии завершили свое высшее образование 6.818 студентов из России. За 20 лет в Праге получили образование 11 тыс. человек327. Очевидно, что среди них были сотни, а может быть и тысячи еврейских студентов.

Воспоминания Давида Систера из Кишинева, поступившего в 1923 г. на медицинский факультет Карлова университета в Праге, говорят о нелегкой жизнь студента. Снимать комнату еврею в связи с антисемитизмом было труднее. Приходилось осваивать язык (на факультете было два отделения – с преподаванием на немецком и на чешском), нужно было зарабатывать. Давид подрабатывал частными уроками и ночными дежурствами при тяжелобольных, а питался в основном чечевичной похлебкой. Он учился вместе с бессарабцами Авраамом Фишером и Ефимом Рапопортом, вместе с ними вступил в Бессарабское землячество. Они проникались атмосферой старинного европейского города, не пропускали концерты Ф. Шаляпина, встречи с приезжавшими И. Буниным, А. Куприным, А. Керенским и другими русскими знаменитостями, знакомились с еврейской историей Праги328.

Наука. Общество русских ученых и русская академическая группа возникли в Праге в 1921 г., но быстро завоевали авторитет и стали руководящими для всей русской зарубежной науки. Экономический кабинет Прокоповича из Берлина переехал в Прагу. Библиотека кабинета насчитывала около 6 тыс. книг, и для работы с ними приезжали ученые и из-за границы. В снабжении литературой кабинета, как и других русских библиотек Праги, значительную роль играл Абрам Каган (1889, Могилевская губ., – после 1979) – владелец издательств «Петрополис», «Обелиск», др. В журнале, издаваемом кабинетом, печатался Станислав Кон (1888, Варшава, – 1933)329, получивший экономическое образование в Петербурге. Кон занимался теоретическими вопросами экономики, а также преподавал политэкономию и статистику на юридическом факультете.

В течение пяти лет в пражском Русском институте читал лекции философ и социолог Георгий Гурвич (1894, Новороссийск, – 1965)330. В числе русских евреев, приехавших из Германии, были супруги Владимир и Наталия Розенберги; он – публицист и экономист, сотрудник Экономического кабинета, она – доктор медицины, преподавала в Русском народном университете.

На территории Чехословакии в межвоенные десятилетия функционировала целая сеть сионистских организаций, многие из которых издавали свои газеты. Здесь состоялись три Сионистских конгресса: 12-й (1921, Карловы Вары), – на нем обсуждались возникшие в Европе после 1-й мировой войны изменения и переход Эрец-Исраэль под контроль Великобритании, 13-й (1923, Карловы Вары), – главной темой конгресса стало создание в Эрец-Исраэль инфраструктуры еврейского государства, и 18-й (1933, Прага), на котором участники пытались разрешить противоречия между сионистами рабочего движения и ревизионистами. В Остраве в 1929 г. на Всемирном конгрессе спортивного общества Маккаби Иосеф Иекутиэли, родившийся в России и ставший в Эрец-Исраэль одним из основателей общества и его руководителей, выдвинул идею еврейской олимпиады, которая была принята с энтузиазмом. Так что жившие в Чехословакии евреи из России не были изолированы от еврейской жизни. Позже тысячи евреев страны, особенно молодежь, репатриировались в Палестину и в Государство Израиль.
Литературная деятельность российских эмигрантов в Праге была интенсивной и разнообразной331. Еврейский писатель Нисан Брусилов (1892, Волынская губ., – 1977) в 1912 г. поступил в Пражский университет, но в начале 1-й мировой войны был интернирован. После войны снова изучал медицину в Праге. В конце 1910-х – начале 1920 в чешско-еврейском еженедельнике «Зелбствер» публиковались его эссе, фельетоны и рассказы. В течение 1922–1940 гг. в Праге существовала группа молодых русских поэтов («Скит»). По мнению Владислава Ходасевича, в числе наиболее обещающих был Евгений Гессен (1913–1945/?/)332. Евгений окончил русскую гимназию в Праге, два года учился в Бельгии. Вернулся в Прагу и поступил на электротехнический факультет Политехнического института. Стихи Евгения Гессена пользовались большой популярностью. Их переписывали и заучивали наизусть. Из 4-х сборников «Скита» два открывались его стихами. Поэт был схвачен нацистами в 1942 г. и доставлен в концлагерь Терезин, а в 1944 г. направлен в Аушвиц. Его имя и имя его матери – Нины Лазаревны Минор значатся на стене Пражской синагоги в перечне мучеников-евреев. Русская литература потеряла в нем талантливого поэта333.

Отец поэта, ученый-педагог, философ и публицист Сергей Гессен с 1924 по 1934 г. был в Праге профессором Русского юридического факультета, Русского педагогического института, Пражской учительской академии (где читал лекции на чешском), редактировал журнал «Русская школа за рубежом», являлся соредактором сборника «Логос», возглавлял философское общество, состоял членом различных других обществ и участвовал во многих культурных мероприятиях334.


Русский заграничный исторический архив в Праге собрал более 4 млн. листов документов времен Гражданской войны и эмиграции, много тысяч газет и журналов, библиотеку. В 1923 г. Архив передали министерству иностранных дел Чехословакии. Управляющим архива несколько лет был юрист, публицист, общественный деятель, сотрудник Земгора Виссарион Гуревич. Он не раз участвовал в прениях на заседаниях Русского народного университета, Объединения русских юристов, а 19.04.38 прочел лекцию о российском суде до и после революции.

В архиве, в фонде переводчика Александра Элиасберга, хранятся письма русских и немецких деятелей культуры. В их числе 29 писем к Элиасбергу Томаса Манна; их переписка посвящена хлопотам о присуждении Бунину Нобелевской премии.


Насыщенной была издательская деятельность эмигрантов в Чехословакии. Значительную роль сыграло чешско-русское издательство «Пламя», существовало несколько русских книгоиздательств, выходило более 120 газет и журналов широкого политического спектра – от монархистских до левоэсеровских и меньшевистских. В созданный в 1923 г. «Комитет русской книги» входили Сергей Варшавский и Григорий Шрейдер. Комитет выпустил ценную книговедческую и библиографическую «Русскую зарубежную книгу».

Литератор, лингвист, эрудит, политический и общественный деятель Марк Слоним (1894, Черниговская губ., – 1976)335 приобрел известность еще в России, в числе прочего тем, что был самым молодым депутатом Учредительного Собрания и одним из пяти членов Уфимской директории. В эмиграции он завершил свое высшее образование, писал статьи и книги о России, по истории ее литературы, но не прерывал своей политической деятельности и нередко выступал как публицист. Так, он гневно разоблачил жестокое подавление коммунистами Кронштадского мятежа (см. его книгу «Правда о Кронштадте», 1921). С 1920 г. Слоним был членом комитета пражского Земгора, редактором журнала «Новости литературы» (его издавали в Берлине; там же выходили и некоторые книги Слонима), членом правления пражского Союза русских писателей и журналистов, членом совета Русского народного (свободного) университета Праги, ведущим редактором журнала «Воля России» (1922-32). В числе прочего, в журнале был опубликован сенсационный роман Замятина «Мы». Журнально-издательское предприятие «Воля России» выпускало также книги, преимущественно политического содержания. Слоним единственный из влиятельных критиков принципиально рассматривал советскую и эмигрантскую литературу как единое целое. Отличался глубоким пониманием значимости литературных произведений и уровня их авторов. Ему вторила «смена» – так тогда в Праге называли молодых литераторов, – которая, отрицая советский режим, принимала Маяковского, Пастернака, Тихонова, Багрицкого. Благодаря Слониму «Воля России» сыграла особую роль в жизни Цветаевой, – она там свободно печаталась, и журнал стал для нее постоянным источником заработка, не говоря уже о моральной поддержке Слонима, не только ценившего ее, но и угадавшего в поэте будущую славу. Благодарность, которую Марина испытывала к Слониму, переросла в более сильное чувство, и между ними возник роман. «Воля России» печатала начинающих авторов. Здесь дебютировали Владимир Варшавский, Александр Гингер, Анна Присманова. Слоним регулярно собирал молодежь, и за чашкой чая они обсуждали свои и чужие литературные новинки. Книги Слонима выходили на нескольких языках. Его «Антология русской литературы» была одной из первых в Англии, Америке, Франции и Италии. Библиография произведений Слонима к концу его жизни занимала много страниц. Он участвовал в многочисленных общественных и культурных мероприятиях Праги.

Свою уникальную карьеру лингвиста начал в Праге Роман Якобсон (1896, Москва, – 1982)336. Здесь он занимался переводами и теорией перевода, сравнительным стиховедением, фонологией – наукой о структуре и функции звуков. Очень яркий и энергичный, он и его красавица жена Соня стали центром, к которому тянулись все приезжавшие в Прагу эмигрантские и советские литераторы: Горький, Ходасевич, Эренбург, Шкловский, Тынянов. Здесь в 1926 г. Якобсон создал знаменитый Пражский лингвистический кружок. В Карловом университете Якобсон получил звание доктора филологии, в 1933 стал доцентом в Университете им. Масарика, а в 1937 – профессором. Преподавал русскую филологию и древнюю чешскую литературу. Вынужденный покинуть Чехословакию в 1939 г., он несколько раз приезжал сюда после 1956 г. на конференции славистов и для получения почетных званий. Якобсон автор ряда статей о расцвете еврейского языка и еврейской культуры в средневековой Чехии.
Общественная и просветительская деятельность. В Праге читал лекции как музыкант, театральный критик и психолог Зигфрид-Иосиф Ашкинази: о Достоевском, Чайковском, русской интеллигенции от Пестеля до Ленина. В рамках деятельности культурно-просветительского отдела Земгора провел курс лекций приезжавший из Парижа Марк Вишняк. На заседании Союза бывших военнопленных с докладом к 80-летию Е.К. Брешко-Брешковской выступил типограф Яков Гольштаб. Доклад «О развитии форм в современной скульптуре» сделал Осип Цадкин. Лекции читали философ Михаил Шварц, публицист Григорий Шрейдер, Александр Раппопорт, который рассказывал «О старой и новой интеллигенции и о ее роли в Советской России».

В 20-е годы были распространены идеи евразийства. Свою евразийскую деятельность начинал в Праге Сергей Эфрон. Евразийское движение оказалось инфильтрировано советскими спецслужбами, начавшими использовать деятельность евразийцев и их органы печати в своих целях. По-видимому, Эфрон еще в Праге был завербован, хотя пик его активности пришелся на парижский период.

Русских евреев волновал еврейский вопрос в свете евразийства. Автором книги об этом идеологическом течении был историк и публицист Яков Бромберг: он выступал в прениях на эту тему, а на «Евразийском семинаре» прочел лекцию «Пересмотр еврейского вопроса».

О положении евреев на Украине читал профессор Соломон Гольдельман (Гольдеман), социолог, экономист и общественный деятель. На вечере в пользу советских политзаключенных выступал инженер и редактор Борис Рабинович. О советских международных договорах и о международном положении докладывал юрист, проф. Михаил Циммерман.

В Праге работали представители русско-еврейской интеллигенции – врач Григорий Альтшулер и адвокат Александр Гурович.

На заседании Чешско-русского кредитного общества заместителем председателя правления был выбран инженер Моисей Ляхович.

На собрании Общества по культурным связям с СССР советский кинорежиссер Ефим Дзиган сделал сообщение «О советском фильме».
Искусства. В Праге состоялись совместные экспозиции Ильи и Юрия Репиных и Василия Леви. Последний был и организатором выставок: этот юрист, ставший художником, завоевал известность во время русско-японской войны фельетонами «Дневник рядового» со своими рисунками; он стал доверенным лицом Ильи Репина.

В городах страны выступали приезжавшие знаменитости. В их числе известная эстрадная певица Иза Кремер – 18 января 1921 г. она пела в Праге на идиш, русском, польском и немецком. Летом 1922 г. гастролировал театр «Кикимора» (режиссер Самуил Вермель). Михаил Штейман осенью 1935 г. дирижировал «Севильским цирюльником» Россини, а 15 апреля 1936 г. – оперой Арриго Бойто «Мефистофель». 12 марта 1937. состоялся концерт скрипачки и педагога одесситки Леи Любошиц337.


Заключение. Несмотря на значительное количество эмигрантов из России, число русских евреев в Чехословакии было небольшим. Соответственно та роль, которую они сыграли в этой стране, не может сравниться с сыгранной ими в таких центрах, как Харбин, Берлин или Париж. Речь может идти об эффективной работе отдельных инициатив-ных и энергичных людей и нескольких общепризнанных авторитетов, деятельность которых в какой-то мере определяла научные, политические, общественные и культурные течения в Русском Зарубежье.

Мюнхенское соглашение (1938) и фашистская оккупация нанесли Чехословакии непоправимый урон. Они сопровождались бегством евреев, – оставшихся уничтожали. В послевоенный период евреи из СССР появлялись здесь редко – «железный занавес» отделил советских евреев от остального мира, а антисемитские кампании, развертывавшиеся как в Советском Союзе, так и в Чехословакии, ставшей его послушным вассалом, углубляли ров между евреями двух стран.



Часть 2
Америка

США
Евреи в Америке появились с ее открытием в 1492 г.: они были среди моряков, сопровождавших Колумба, а, по некоторым сведениям, и сам Колумб был из марранов. В середине XVII в. в Северной Америке начали селиться испанские, португальские и голландские евреи, а позже – в период революции 1848 г. и после нее, – и немецкие, которые появились в разгар экономического, политического и духовного развития страны и сыграли в этом развитии видную роль. Во многих отношениях они положили начало еврейской общинной жизни в будущих США: построили великолепные синагоги, большие лечебницы, создали богатые благотворительные организации и еврейские научные и просветительские заведения.

Погромы 1881, 1903 и 1905 гг. толкнули в США сотни тысяч евреев из Российской империи. Евреи из Восточной Европы стали самой многочисленной волной еврейских иммигрантов. За сорок лет, с 1880 по 1920, количество евреев в Америке увеличилось с 250.000 до 3.500.000, 75% которых составляли выходцы из России338.

В основном это были бедняки, селившиеся в Нью-Йорке и других крупных городах. Они жили в перенаселенных домах и добывали средства к жизни в «потогонных» мастерских, чаще всего по изготовлению готового платья. Несмотря на тяжелые условия жизни, иммигранты наполнили еврейскую жизнь в Америке новым содержанием, внесли в нее массу новых форм и характерных черт, а революционные группы интеллигентных и полуинтеллигентных евреев впоследствии возглавили эмигрантские массы. Евреи из России начали занимать видное место в американской культурной, общественной и политической жизни, ведущие позиции – в легкой промышленности и в профсоюзах, заметное положение – в медицине, среди адвокатов, в журналистике, в театральном деле, на радио, в финансовом мире.

Еврейство США стало крупнейшей в мире еврейской общиной: в начале 1930-х в ней насчитывалось 4,5 млн. Это было время заката культуры на идиш, – для второго поколения эмигрантов родным становится английский язык, и оно испытывает на себе сильное влияние американской культуры.

В стране создавались крупные благотворительные организации, оказывавшие помощь уцелевшим в Катастрофе и Государству Израиль. Американская община активно выступала за право выезда евреев из СССР. Многим тысячам евреям, выехавшим из Советского Союза, еврейскими организациями США оказывалась помощь по устройству в Америке. ХИАС оставил след в жизни каждого из 600 тыс. советских евреев, приехавших в США, начиная с 60-х годов ХХ в., и в жизни многих из около двух миллионов евреев России, иммигрировавших в конце ХIХ – начале ХХ веков339.

Эмиграцию русских евреев в США можно разделить на пять периодов. Первый, в основном вызванный бесправием евреев и погромами, охватывает 1881–1914 гг. Второй период, наименее изученный, межвоенный (1918–1939), когда десятки тысяч евреев (может быть, до 100 тыс.) прибыли из России (с 1922 г. – из СССР) в США. Третий, послевоенный (1945-67) в основном включал перемещенных лиц и выходцев из западных районов Советского Союза. Четвертый (с начала 1970-х гг. по 1989) характеризуется эмиграцией так называемых «прямиков», т.е. советских евреев, которые выехали по израильским визам, но предпочли отправиться в США (приблизительно 150 тыс., а может быть, и более). И, наконец, пятый период, с 1990 г., когда начался выезд по американским визам. В 1990–2007 гг. в США из бывшего Советского Союза прибыло более 200 тыс. евреев и членов их семей340.

Четвертый и пятый периоды характеризуются самым высоким процентом лиц с высшим образованием и учеными степенями. Фактически это была «утечка умов» из России и очередное обогащение ими Америки, благодаря которому, в числе прочего, эта страна укрепила свои позиции ведущей державы мира341.
Евреи из России – создатели сельскохозяйственных колоний в США. После убийства Александра II (1881) и последовавших массовых погромов идея национального возрождения захватила широкие круги еврейской интеллигенции в России и приняла почти мессианские формы. Она вызвала к жизни движения Билу и Ам-олам. Оба призывали к исходу из России. У билуйцев целью исхода была Палестина, у ам-оламовцев – свободная Америка. Центральное место в планах ам-оламовцев занимала идея колонизации и сельскохозяйственного труда. Основателями Ам-олам были Моня Бокал (1856 – 1886) и Моше Гердер. Бокал увлекся идеями Просвещения и «физического труда». Вокруг него образовался кружок друзей. Они решили основать в Америке сельскохозяйственную коммуну в духе Оуэна, Фурье и Толстого, в которой земля должна принадлежать общине и обрабатываться сообща. Руководителем первой партии ам-оламовцев был студент Новороссийского университета Павел Каплан (впоследствии ставший в Нью-Йорке известным врачом). Вторым по величине был кружок Ам-олам в Киеве. Его членов больше интересовало возрождение еврейского народа на основе производительного, в первую очередь сельскохозяйственного труда.

Большая партия эмигрантов из Елизаветграда, где 15 апреля 1881 г. произошел первый погром, выехала в США в середине того же года независимо от Ам-олам. Вскоре к ним присоединились несколько семей из Киева. Эти эмигранты стали пионерами русско-еврейских поселений в Америке. Все группы отъезжавших встречали теплый прием на пути следования. Руководитель киевского Ам-олам Николай Алейников342 вспоминал: «В Бродах, Лемберге, Кракове, Бреславле, Берлине и других городах для помощи нам были созданы комитеты студентов-социалистов... В Лемберге религиозные евреи вручили нам Тору и знамя, на котором было написано “Флаг лагеря Израиля”… В каждом городе для нас организовывали большой прием»343. Всего в 1882 г. в Америку прибыли 6 (по другим сведениям – 7) групп Ам-олам. Среди них три – одесская, кременчугская и виленская – были с ярко выраженной социалистической ориентацией.

В Соединенных Штатах выяснилось, что реализовать проект колонизации намного труднее, чем это казалось. Доступная земля была обычно целинной и трудной для обработки; нужно было приобретать сельскохозяйственное оборудование и скот, купить или построить помещение для жилья. Еврейские филантропы ассигновали на нужды американской колонизации мизерные суммы, а еврейские организации не придавали большого значения сельскохозяйственной колонизации Америки. Они предпочитали расселение эмигрантов по всей стране.

Первая колония, Сисили Айленд, была основана переводчиком и писателем, в будущем – директором Славянского отдела Нью-Йоркской публичной библиотеки Германом Розенталем (1843–1917). Он обладал неукротимой энергией и практической хваткой. Ему удалось добиться для поселенцев материальной и моральной поддержки от нью-йоркского эмиграционного комитета и Всемирного еврейского союза (Альянс, с центром в Париже). Место для колонии Сисили Айленд находилось на расстоянии двух суток плавания к северу от Нового Орлеана. С песнею «вверх по батюшке по Миссисипи», 30 семейств прибыли на свою землю, которая оказалась дикой пустошью среди необозримых болот. На обзаведение денег не хватало. Сельхозорудий орудий было мало, жара и климат – невыносимыми. 90% эмигрантов заболели желтой лихорадкой. В довершение всего, весной 1882 г. случилось большое наводнение на Миссисипи, уничтожившее посевы, постройки и оборудование. На этом жизнь колонии и завершилась. Розенталь возобновил попытки создания колонии в Южной Дакоте. Колонию назвали Кремье, в честь бывшего президента Всемирного еврейского союза, и она просуществовала до 1885 г. В 3 милях от нее, в сентябре 1882 г., поселились на государственных землях 32 члена кременчугской группы Ам-олам, основавшие колонию Бейт Лехем Иехуда (Вифлеем Иудейский). Часть группы работала в колонии, часть – в городах, при этом вторые финансово поддерживали первых. Президентом колонии был избран Шауль Соколовский. Колонисты надеялись, что их доходы создадут финансовую базу для учреждения новых сельскохозяйственных кооперативов. Но реальная жизнь показала, что колонизация вообще и кооперативная колонизация в особенности, связаны с такими трудностями, которые пионеры Ам-олам не могли себе представить. В результате, через 18 месяцев коммуна Бейт Лехем Иехуда распалась. Колонисты разделили общественную собственность, и некоторые из них стали фермерами. Исходя из опыта колонии, Соколовский указывал, что коллективное хозяйство может существовать только вначале, когда каждый ее член нуждается в помощи остальных. Когда же дело налаживается, и колонист чувствует, что сам может быть хозяином, сохранять кооперативные формы становится все труднее.

История существования и распада колоний Пэйнтид Вудс, Беэр-Шева, Ласкер, Монтефиоре, Лизер, Тауро, Гильад, Хеврон и др. не отличалась какими-либо особенностями. Основанные в начале-середине 1880-х гг., они прекратили свое существование к 1890 г.

Весной 1882 г. в Нью-Йорк прибыла первая одесская партия Ам-олам. Она состояла из бывших учеников разных учебных заведений и студентов университета, называвших себя «сынами свободы». Это были здоровые, энергичные и интеллигентные молодые люди, глубоко преданные идее колонизации. Они получили помощь от нескольких частных лиц и от Всемирного еврейского союза. Одесситы увлеклись идеями Вильяма Фрея, известного своей «Перепиской с Толстым», и сам Фрей вскоре присоединился к ним. Чтобы изучить фермерское дело и выбрать ферму для покупки, одесситы послали своих представителей в разные концы страны. В том же 1882 г. часть одесского Ам-олам во главе с Павлом Капланом выехала из Нью-Йорка в Портленд и основала колонию Новая Одесса, девизом которой было: Объединенные, мы выстоим, разъединенные – падем. Жизнь колонистов строилась на общинных началах и не имела никакой национальной основы. Будучи космополитами, они рассматривали колонию как интернациональную организацию. Колонисты приняли в свои ряды четырех русских членов, включая В. Фрея, его жену и невестку. Теория религии Фрея, ставящая во главу угла физический труд и аскетический образ жизни, а также его личность произвели впечатление на ам-оламовцев, и Фрей стал духовным лидером колонии: он обратил колонистов в вегетарианство, ввел религиозные молитвы с песнопениями. Они не придерживались ни субботы, ни еврейских праздников. «Мы стремимся быть только хорошими людьми», – говорили колонисты. Кроме физической работы, они изучали математику, английский, слушали лекции Фрея по философии. Число членов коммуны возрастало, и казалось, что ее хозяйство налаживается. Но вскоре они оказались в долгах, часть зданий и имущества истребил пожар; глубокие разногласия между Фреем и Капланом привели к выходу из колонии Фрея и его сторонников. В 1887 г., после пятилетнего существования, колония самораспустилась.

После ликвидации Новой Одессы ее члены пытались наладить жизнь на коммунистических началах сначала в Сан-Франциско и позднее – в Нью-Йорке. Здесь они поселились коммуной и на оставшиеся деньги открыли кооперативную прачечную Новая Одесса. В 1891 г. и прачечную постигла та же судьба – она закрылась. Так завершилось движение Ам-олам, идеологи которого призывали разрешить еврейский вопрос в России путем основания сельскохозяйственных колоний в Америке.

Три колонии в штате Нью-Джерси – Альянс, Кармель и Розенгайн, расположенные в 40–50 милях от Филадельфии, оказались более долговечными. В поселке Альянс были две синагоги, школа, почтовая контора и библиотека. Средств на колонию истратили очень много. Основной капитал был прислан лондонским филиалом Всемирного еврейского союза, в честь которого колонию и назвали. Часть денег дал нью-йоркский комитет союза и 7.000 долларов были пожертвованы филадельфийскими евреями. Тем не менее колонистам пришлось многое испытать в первые годы. Позже они устроились относительно сносно, работая зимою и в другое свободное время как портные, а летом разводя виноградники, фруктовые сады, ягодные плантации и культивируя небольшие поля под зерно. В 1900 г. в колонии жили 97 семей (512 человек).

В колонии Кармель, основанной в 1882 г., к концу 1880-х гг. проживало около 300 человек, была синагога, почтовая контора, разные лавки и школа. Колония Розенгайн была основана на средства колонистов в 1882 г., и до 1887 г. ее существование не было обеспечено. Но в 1887 и 1888 гг. до 50 эмигрантских семейств купили землю, и, занимаясь в свободное от сельскохозяйственных работ время тем же шитьем рубашек, начали культивировать свои фермы.

После 1891 г. еврейские организации прекратили финансирование колоний и перешли к поддержке индивидуальных фермеров и созданию фермерских хозяйств во многих штатах страны.

Дух ам-оламовцев и их идеализм не пропали даром. Многие бывшие члены Ам-олам сыграли значительную роль в развитии социалистического движения в США. 30 мая 1907 г. они собрались на празднование 25-й годовщины со дня прибытия в США киевской группы во главе с Н. Алейниковым. Газета «Форвертс» писала в связи с этим: «Они были отцами всего доброго, чистого и светлого, что мы здесь сделали. Они принесли с собой не только свиток Торы и знамя, но и первые зерна... социалистического движения»344.

Из среды первых поселенцев вышли бизнесмены, политики, деятели науки и искусства, внесшие существенный вклад в развитие американского общества и становление еврейской общины в США.



1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   24


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет