Европа Америка Австралия Литературно-библиографический справочник



жүктеу 6.76 Mb.
бет17/69
Дата01.04.2016
өлшемі6.76 Mb.
түріСправочник
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   69
: CDO -> BOOKS -> English
BOOKS -> Г. А. Дүйсенбиева Б. У. Курбаналиев Әлем әдебиеті г. А. Дүйсенбиева Б. У. Курбаналиев
BOOKS -> 100 великих художников
BOOKS -> Қазақстан мұсылмандары діни басқармасы Әбу абдулла мұхаммед ибн исмайл ибн ибраһим ибн әл-муғира әл-бұхари сахих әл-бұхари
BOOKS -> Нұрғали Қадырбаев шығарма арқауы – шындық
BOOKS -> Қазақстан Республикасы Көлік және коммуникация министрлігі
BOOKS -> Шыңғыс айтматов таулар қҰЛАҒанда
BOOKS -> Кемел ойдың алыбы
BOOKS -> Мазмұндамалар жинағЫ Құрастырған: Исмадиярова Гүлшахар Бердиярқызы Алматы 2012
English -> Зарубежная литература

«ЖИВОТНЫЙ» ЭПОС

Роман о Лисе (Roman de Renart. XII—XIII вв.)

— относится к сатирическому «животному» эпосу средневековья. Рассказы о проделках дерзкого наглеца Лиса издавна бытуют едва ли не во всех литературах мира, многочисленные версии и переложения этого сюжета венчает поэма Гёте «Рейнеке Лис» (1793). Первая обширная обработка сказок о Лисе, получившем германское имя Рейнеке (Ренар), которое впоследствии стало во французском языке общим наименованием лисицы, восходит к концу XII — началу XIII в., когда в Европе наблюдается подъем городской культуры, способствующий развитию сатирического направления в литературе. О похождениях хитроумного Лиса (отчасти родственного героям фаблио

[43]

и шванков) начинают складывать небольшие стихотворные повествования. Автор одной из таких поэм, некий Пьер из Сен-Клу, дал всему циклу название «Роман о Ренаре» (около 1175). Это произведение, состоящее из 26 отдельных повестей, называемых «ветвями», создано рядом авторов, как правило, безвестных. Хотя между «ветвями» нет сюжетной общности, кроме того что везде действует коварный мэтр Ренар, они складываются в определенное единство, создаваемое после­довательным уподоблением животного мира миру феодальному. Характеры персонажей не претер­певают изменений и обладают постоянными функциями, отчего создается впечатление маскарада:

на зверей в точности переносятся чины и типы феодального общества, на звериное житье — черты феодального быта. Основной конфликт романа — соперничество лиса Ренара и волка Изенгрина, в котором принимают участие разные представители животного мира, от льва до улитки, — завершения не получает, поэтому корпус текстов легко дополняется новыми эпизодами. Даже смерть Лиса оказывается мнимой, он не погибает и продолжает свои проделки. Роман изобилует яркими бытовыми деталями, действие его протекает то при королевском дворе, то в монастыре, то в рыцарском замке. Звериная держава управляется императором Львом, именуемым Нобль (Благородный), императрицу зовут Фьера (Гордая), их вассалы — угрюмый и алчный волк Изен-грин, его ветреная супруга Эрсан (Грызента), лукавый кот Тибер, обжора и увалень медведь Брюн (Бирюк), глупый и трусливый баран Белин, воинственный бахвал петух Шантеклер, благодушный барсук Гринбер, осел Бернар, носящий титул архиепископа звериного царства. Среди этой разно­шерстной компании лис Ренар является воплощением не только хитрости, изворотливости и смелости, но и беззакония, разбоя и насилия. Поведение Ренара — своеобразная модель поведения человека, живущего в обществе, где сильный всегда прав. Играя на слабостях своих ближних, Ренар издевается над ними: обещая медведю мед, а коту мышей, он заманивает их в западню, откуда они вырываются еле живые. «Роман о Лисе», возникший в период расцвета рыцарской литературы, во многом является пародией на последнюю, о чем свидетельствует вынесенное в заглавие слово «роман» — повествование о приключениях доблестных и любовных. Участниками же приключений становятся звери, зачастую глупые и жестокие, чьи поступки далеки от рыцарских. Лев отправляется в поход на язычников и оставляет вместо себя мэтра Ренара; Лис быстренько сочиняет подложное письмо о гибели Льва, чтобы на законных основаниях овладеть его супругой;

новоявленные крестоносцы — заяц Трус, кузнечик и другие — побеждают неверных скорпионов;

язычник верблюд сдается в плен, и Лев приказывает содрать с него живьем шкуру, что вассалы его с радостью выполняют. «Роман о Лисе» имеет ярко выраженную сатирическую антиклерикаль­ную направленность. Наряду с достойными осмеяния фигурами священников, звери сами паро­дируют церковные действа и обряды: волк смиренно принимает монашеский постриг от Лиса, осел читает проповеди. Образ Ренара по сравнению с другими персонажами, за которыми раз и навсегда закрепляется определенная характеристика, неизмеримо сложнее. По сути, он единствен­ный, к кому никогда не применим эпитет «глупый». Лис, осажденный Львом в своем замке Малпертуи, — своевольный феодал; Лис, привязавший хвосты спящих зверей к деревьям, — озор­ник-школяр; голодный Лис, рыщущий в поисках пищи, — угнетенный труженик. Лис высмеивает всех, кто пытается покарать его или призвать к повиновению: могущественного Льва, своего вечного врага Изенгрина. Оставить хитреца с носом может только какая-нибудь мелкая зверюшка вроде синички. Сильнее же Лиса простой крестьянин, зорко стерегущий свое добро от хищников, его одного боится мэтр Ренар. В этом отражается лежащая в основе романа народная мудрость, осуждающая алчность и кровожадность господ, под какими бы личинами они ни скрывались.

Издания текста

Роман о Лисе / Пер. со старофранц. А. Г. Наймана; Предисл. А.Д. Михайлова.М.: Наука, 1987. — 160 с. Reynke de Vos / Hrsg. u. ins Neuhochdt. iibertr. von H. J. Gernents.— Rostock: Hinstorff, 1987.— 581 S.; Le Roman de Renart. — Paris: Gallimard, 1982.— 220 p.; Le Roman de Renart. — Paris: Mario Roques, 1982.- XII, 129 p.



Литература

Batany J. Scene et coulisses du «Roman de Renart».— Paris: Sedes, 1989.— 290 p.; Flinn J. Le Roman de Renart dans la litterature francaise et dans les litteratures etrangeres au Moyen Age. — Toronto:

University Press, 1963. — XI, 731 p.; Scheidegger J. R. Le Roman de Renart ou Le texte de la derision. — Geneve: Droz, 1989. — 466 p.
[46]

Литература нового и новейшего времени

ЛИТЕРАТУРА АВСТРАЛИИ

ГЕНРИ ЛОУСОН (HENRY LAWSON. 1867-1922)


— признанный классик австралийской и мировой литературы, родоначальник австралийского рассказа. Начал он со стихов, а затем попробовал силы в очерках и рассказах: в 90-х гг. они стали появляться в провинциальной печати. В 1894 г. вышел в свет его сборник «Рассказы в прозе и стихах» — первая попытка реалистического изображения жизни переселенцев из Европы, которые с конца XVIII в. стали заполнять австралийские просторы в поисках пристанища и работы. Эти люди навсегда остались героями произведений Лоусона. Генри Лоусон, пользовавшийся большой любовью своих современников, и ныне остается одним из крупнейших, подлинно народных писателей Австралии. Лучшие его рассказы, вошедшие в сборник «Шапка по кругу» (в оригинале «Пока закипает котелок»), правдиво и без прикрас показывают, как тяжела судьба «маленького человека» Австралии: золотоискателя, шахтера, фермера, погонщика скота, бродячего батрака. Вера в духовные возможности человека, в силу товарищеской солидарности никогда не покидает Лоусона, поэтому рассказы его, нередко имеющие трагическую концовку, не оставляют впечатления безна­дежности. Отзывчивость, великодушие, неизменная готовность выручить в беде, озорной, насмеш­ливый юмор — эти качества характерны для изображенных Лоусоном бедняков и помогают им переносить лишения и горе. Пишет Лоусон скупо и безыскусственно, воздерживаясь от авторского комментария, предоставляя своим персонажам самим характеризовать себя.

Произведения

Избранные стихи / Пер. М. Кудинова, H. Разговорова. — М.: Гослитиздат, 1959. — 134 с.; Рассказы. — В кн.: Лоусон Г. Рассказы; Катарина Сусанна Причард. Девяностые годы, М., 1976, с. 17—230;

Рассказы.— М.: Гослитиздат, 1961.— 453 с.; Шапка по кругу: Австрал. рассказы / Пер. А.Крив­цовой; Вступ. ст. Е. Ланна.— М.: Гослитиздат, 1954.— 245 с.

Collected verse: In 3 vol. / Ed. with introd. and notes by C. Roderick. — Sydney: Angus a. Robertson, 1967— 1969; While the billy boils: 87 stories from the prose works. — Adelaide: Rigby, 1975. — VII, 393 p.



Литература

Петриковская А. С. Генри Лоусон и рождение австралийского рассказа.— М.: Наука, 1972.— 206 с.; Рознатовская Ю.А. Генри Лоусон: Биобиблиогр. указ.— М.: Книга, 1980.— 70 с. Prout D. Henry Lawson: The gray dreamer. — Adelaide: Rigby, 1963. — 305 p.


КАТАРИНА СУСАННА ПРИЧАРД (KATHARINE SUSANNAH PRICHARD. 1884-1969)


Правдивость, ясность, лиричность, публицистическая страстность и глубокий демократизм произ­ведений Причард привлекли к ее творчеству читателей многих стран. О своей жизни писательница рассказала в автобиографической книге «Дитя урагана». Ее отец, журналист и переводчик, испы­тывал большие материальные трудности, и с юных лет К. С. Причард работала — сначала гувер­нанткой, а позднее журналисткой в Англии. Она участвовала в организации Лиги австралийских писателей, которую долгие годы возглавляла, содействуя объединению литературных сил Австралии. Уже первый роман «Пионеры» (1915) принес писательнице известность и премию на Лондонском всебританском конкурсе. Роман «Кунарду, или Колодец в тени» (1929) также имел большой успех:

впервые в художественном произведении появляется героиня-аборигенка, наделенная добротой, гордостью и независимостью. Герои Причард — рабочие золотых приисков, лесорубы, скотоводы. Наиболее значительное произведение писательницы — трилогия, включающая романы «Девяностые годы», «Золотые мили», «Крылатые семена».


Девяностые годы (The roaring nineties. 1946)

— первая книга трилогии, посвященной судьбам старателей и рудокопов Австралии, где в конце XIX в. было обнаружено золото. Перед читателем проходит вереница людей, охваченных золотой

[45]

лихорадкой; действие разворачивается в те времена, когда в стране еще не было городов, железных дорог, когда люди гибли в борьбе за воду, которую «отбивали» у туземцев. Постепенно разрушаются патриархальные взаимоотношения, царившие в среде старателей, и наступает эра предпринима­тельства: спекуляции, обман, эксплуатация, карьеризм, моральная деградация. Но одновременно растет политическое сознание людей, стихийный протест постепенно превращается в осознанные убеждения. Такова эволюция Салли Гауг, семья которой находится в центре всей трилогии. Меняется и ее муж, полный предрассудков, безвольный и безответственный Моррис. Трагична судьба их друга Ольфа, оторвавшегося от старых товарищей и заразившегося жаждой обогащения и карьеризмом. Убедительно и психологически верно показан путь Фриско, превратившегося в нечистого на руку, беспринципного дельца.


Золотые мили (Golden miles. 1948)

— роман, в котором, продолжая историю семьи Гауг, писательница обращается к периоду Первой мировой войны и к послевоенным годам. Сыновья Салли и Морриса стали взрослыми, и в личной судьбе каждого из них отражена общественная, политическая жизнь страны. Несмотря на гигантские прибыли, получаемые горными компаниями, простые труженики продолжают жить в жалких домишках, биться за кусок хлеба, страдать от безработицы. Тома Гауга, с юности работавшего в шахтах, власти засадили в тюрьму, обвинив в «незаконном присвоении золота». Постепенно Том, один из профсоюзных лидеров, и многие его товарищи начинают освобождаться от реформистских иллюзий. Победа шахтеров в забастовке 1919 г. еще больше укрепляет их солидарность.
Крылатые семена (Winged seeds. 1950)

— роман, в центре которого по-прежнему находится семья Гауг, разросшаяся с годами. По­старевшая Салли сохранила свое обаяние и жизнерадостность. Твердость духа оказалась ей совершенно необходимой в годы тяжелых потерь: во время Второй мировой войны погиб любимый внук Салли — Билл; умерли сыновья Дэн и Том. Трудно и сложно складывалась личная жизнь других детей и внуков Салли. Да и сама Салли на старости лет остается одинокой. Горькие разочарования постигли Салли, когда ее внук Дик оказался беспринципным карьерис­том. Зато Билл до конца остался несгибаемым антифашистом. В этой книге много внимания уделено различным политическим настроениям, возникшим в рабочей среде во время Второй мировой войны и под влиянием победы Советского Союза. Салли уверена, что «крылатые семена» будущего, посеянные ею самой, ее друзьями, детьми и внуками, «найдут почву, которая взрастит их».

Произведения

Девяностые годы. — В кн.: Лоусон Г. Рассказы: Катарина Сусанна Причард. Девяностые го­ды, М., 1976, с. 231—674; Золотые мили / Пер. Т.Озерской, Т. Кудрявцевой.— 3-е изд.— М.: Изд-во иностр. лит., 1958.— 481 с.; Крылатые семена / Пер. Т.Кудрявцевой, Т.Озерской.— 3-е изд. — М.: Изд-во иностр. лит., 1958. — 391 с.; Кунарду, или Колодец в тени / Пер. Т. Озерской, Э. Питерской; Предисл. Н. Ветошкиной. — М.: Гослитиздат, 1959.— 271 с.; Погонщик волов / Пер. С. Кругерской, Т. Озерской; Предисл. Н. Ветошкиной. — М.: Худож. лит., 1965.— 288 с.; Цирк Хексби; Негасимое пламя / Предисл. Д. Краминова. — М.: Худож. лит., 1985.— 512 с. Golden miles.— London: Cape, 194S. — 385 p.; The roaring nineties.— London: Cape, 1946.— 480 p.;

Winged seeds.- London: Cape, 1950.- 388 p.

Литература

Причард К. С. Дитя урагана / Пер. И.Полетаевой, Б.Ростокина.— М.: Прогресс, 1977.— 315 с.;



Домбровская Е. В. Основные проблемы и черты трилогии К. С. Причард. — Учен. зап. МОПИ, 1956. т. 45. Труды кафедры зарубежн. лит., вып. 4, с. 97—124, Цапенко Г. М. Катарина Сусанна Причард: Биобиблиогр. указ.— М.: Книга, 1975.— 30 с. Prichard К. S. Child of the hurricane.— Sydney: Angus a. Robertson, 1964.— 266 p.; Throssell R. Wild weeds and wind flowers: The life and letters of K. S. Prichard. — Sydney: Angus a. Robertson, 1975.- XIII, 273 p.

АЛАН МАРШАЛЛ (ALAN MARSHALL. 1902-1984)


писатель, доказавший, что человек способен тягаться с судьбой. Детство его прошло в сельской Австралии — буше. В возрасте шести лет он перенес полиомиелит, навсегда приковавший его к костылям и инвалидному креслу. Начав писательскую деятельность в 20-е гг., после окончания коммерческого колледжа в Мельбурне, он был вынужден совмещать ее с работой: служил

[46]

муниципальным клерком, ночным сторожем, бухгалтером на обувной фабрике. В 1934 г. был опубликован его первый рассказ «Маленькая черная бутылочка». Однако в 30-е гг. Маршалл больше известен как журналист. В 1942 г. он предпринял вместе с женой поездку по нескольким штатам Австралии, встречаясь с семьями фронтовиков, результатом чего стала книга «Это мой народ» (1944), принесшая автору первый литературный успех. С восторгом был встречен чита­телями сборник рассказов «Расскажи про индюка, Джо» (1946). «Последний бродяга Австралии», как называли Маршалла соотечественники, провел девять месяцев в малоисследованных северных районах континента среди аборигенов, изучая их жизнь и записывая предания, которые вышли в его обработке под названием «Люди незапамятных времен» (1952). Написанная Маршаллом по горячим следам книга «Мы такие же люди» (1948) разрушала бытовавшее представление о коренных жителях как о людях неполноценных. Маршалл много ездил, принимал участие в международных писательских встречах, но главным всегда оставался для него писательский труд. Он — автор нескольких сборников рассказов и признанный мастер этого очень популярного в Австралии жанра. «Я беру свои рассказы прямо из жизни, — признавался писатель, — они рождаются из реплики моего собеседника, или из происшедшего с ним случая, или из услышанной мной истории». Человек глубоких знаний и культуры, Маршалл сохранял способность смотреть на мир удивленными глазами ребенка, и ему открывались истины, ускользающие от равнодушного взора. Он умел выявить таящийся в частном случае общечеловеческий смысл, видел и показывал читателю необычное в обыденном. Это «остранение» привычного позволяло Маршаллу передать и скрытую красоту мира, и его невидимые слезы. Мировую известность принесла писателю автобиографическая трилогия «Я умею прыгать через лужи» (1955), «Это трава» (1962), «В сердце моем» (1963). Первая повесть, которую автор считал лучшим своим произведением и которая на его родине включена во все школьные программы, рассказывает о мальчике, научившемся прыгать через лужи на костылях, о его друзьях и недругах, о чутких и умных родителях, вселивших в него уверенность в том, что путь к цели — а целью этой было «учиться, чтобы стать писателем и бухгалтером», — лишь затруднен для него, но не закрыт. В других частях трилогии своеобразная романтика повести о детстве уступает место прозе самостоятельного существования подростка, в большом городе все чаще натыкающегося на острые углы жизни. Как всегда у Маршалла, строгая фактическая основа щедро расцвечена фантазией, факт и вымысел сплавлены в единое художе­ственное целое. Трилогия — это и беллетризованная история жизни автора, и повествование об Австралии и австралийцах, и добрая умная книга о человеке, исполненная понимания и веры в несокрушимую силу духа. Проза Маршалла традиционна, в лучшем смысле этого слова. Простота, кажущаяся немудреность его произведений не освобождают читателя от работы мысли, какой требует порой расшифровка сложных философско-художественных построений других писателей. Только читающий Маршалла идет, как правило, от сопереживания, от преодоления «эффекта присутствия» — к осмыслению сути событий и к невольному удивлению тому, сколь неприметно являют себя иногда вековечные законы бытия.

Произведения

Избранное / Сост. Л.М.Завьялова; Вступ. ст. Ю. А. Рознатовской. — М.: Правда, 1986.— 648 с.;

Я умею прыгать через лужи: Повесть; Рассказы; Легенды / Предисл. А. С. Петриковской. — М.:

Прогресс, 1977. — 365 с.; Я умею прыгать через лужи; Это трава; В сердце моем / Пер. О. Кругерской,

В. Рубина; Предисл. Б.Полевого.— М.: Худож. лит., 1969.— 652 с.

The complete stories.— Melbourne: Nelson, 1978.— XIII, 497 p.; I can jump puddles.— Melbourne:

Cheshire, 1955.— 225 p.; In mine own heart.— Melbourne: Cheshire, 1963.— 242 p.; This is the grass.—. Melbourne: Cheshire, 1962.— 214 p.

Литература

Нагибин Ю. Мой друг Алан Маршалл. — В кн.: Нагибин Ю. Литературные раздумья, М., 1977, с. 122—145; Петриковская А. С. Рождение писателя.— Иностр. лит., 1970, № 1, с. 265—267;

Рознатовская Ю.А. Алан Маршалл: Биобиблиогр. указ.— М.: Книга, 1983.— 44 с. Marks Н. 1 can jump oceans: The world of Alan Marshall.— Melbourne: Nelson, 1976.— VIII, 369 p.

ПАТРИК УАЙТ (PATRICK WHITE. 1912-1990)


— писатель, чье творчество положило конец мифу о провинциализме и континентальной ог­раниченности австралийской литературы. Родился в обеспеченной семье, получил образование в Англии — в привилегированной средней школе-интернате для мальчиков и Кембриджском университете. Первые книги Уайта — сборник стихов и два романа на английском материале — увидели свет в Великобритании, В годы Второй мировой войны Уайт служил в британских

[47]

ВВС. В 1949 г. вернулся в Австралию, где сначала занимался фермерством, затем вел жизнь профессионального литератора. В романе «Тетушкина история» (1948) ведущая тема творчества Уайта — смирения и мужества перед лицом неотвратимой смерти, страданий человека и жизни вне социальных мифов и самообольщений — впервые прозвучала в полную силу. В дальнейшем место действия произведений Уайта — романов, рассказов, пьес — Австралия; а само действие наполняется общечеловеческим содержанием и обретает характер притчи. Затерян в австралий­ской «глубинке» несуществующий на картах поселок Дьюрилгей («Древо человеческое», 1955). Австралийский «буш» — девственные чащобы леса и кустарника: там проходит «воспитание чувств» попавшая к аборигенам англичанка XIX в. (роман «Пояс стыдливости», 1976); туда уходит горстка исследователей, чужих друг другу и несчастных, каждый по-своему, людей, которых собрал и повел к гибели безумец-первопроходец, одержимый идеей то ли доказать Богу, что способен его побороть, то ли внушить самому себе, что он и есть Бог (роман «Фосс», 1957). Вымышленный среднебуржуазный пригород Сиднея Сарсапарилла и сам Сидней из ро­манов «Едущие в колеснице» (1961), «Амулет» (1966), «Вивисектор» (1970), «Око бури» (1973), сборников рассказов «Обожженные» (1964) и «Какаду» (1974). Для Уайта все это — разные ипостаси того, что он назвал «Великой Австралийской Пустыней», где такие верховные, в глазах писателя, формы приобщения человека к абсолюту, природе и себе подобным, как любовь, труд, искусство, вера и способность творить добро, подвергаются испытанию и поруганию. Носители идеала того, что Ф.М.Достоевский называл «положительно прекрасным человеком». в книгах Уайта, как правило, наделены каким-либо физическим или психическим изъяном, делающим их несовместимыми с каноном, обязательным для образа истинного австралийца в официальной мифологии страны, здорового телом и (нс очень развитым) духом, красивого физически и исповедующего веру в материальное преуспеяние. Художественное совершенство в раскрытии на письме метафизических проблем бытия человека принесло Уайту Нобелевскую премию по литературе (1973). Особенности стиля Уайта — сосуществование и сплав разнород­ных манер и приемов письма — от почти библейской патетики до животного бурлеска, от изощренного внутреннего монолога до уличной разноголосицы, от изысканной метафоричнос­ти до простонародной речи, от трагического до смешного в сочетаниях несовместимостей — высокого и низменного, прекрасного и уродливого, жизни и смерти, — которые создают гро­теск.


Древо человеческое (The tree of man. 1955)

— роман о становлении и путях австралийского семейного рода. «В этой книге я стремился выразить все многообразие жизни, взяв за основу существование двух обыкновенных людей», — писал автор. Хроника трудов и дней скваттера Стэна Паркера и его жены Эми, их взаимного чувства с его приливами и отливами, смертью и возрождением; истории их детей — непутевого сына, сгинувшего в погоне за «австралийской мечтой»; вышедшей за состоятельного адвоката, но обреченной на бесплодие дочери — такова событийная канва сюжета, развивающегося в хронологических рамках одной, хотя и долгой человеческой жизни: от детских лет Стэна Паркера до его кончины. Стержень этой жизни — труд, который для Паркеров превращается из рутины в ритуал, служение, в котором они обретают свое человеческое достоинство. Роль труда, природных стихий и языка плоти как средств постижения мира главными персонажами и их самовыражения тем более велика, что они фактически лишены возможности выразить себя в речи, слове — и не только по причине необразованности. Уайт считал, что обычное слово не способно выразить человеческий опыт во всей его непосредственности, полноте и целокупности; что есть верховное таинство бытия, абсолютная гармония, которую человеку дано постигнуть лишь интуитивно, путем озарения, ибо слова, чувства и даже вера тут бессильны. Творческий акт, по Уайту, есть цепь озарений, в которой художнику открывается недоступная обычным людям истина; он передает ее другим — в этом его долг и его оправдание. Надежду на возрождение рода Паркеров, пресекшегося в их детях, писатель связывает с их внуком, мальчиком, в котором пробуждается талант поэта.

Произведения

Древо человеческое /Пер. Н.Треневой; Предисл. В. Скороденко. — М.: Прогресс, 1976.— 555 с.— (Мастера соврем, прозы); То же, 1979; Женская рука / Сост. Р.Облонской; Предисл. В. Скоро­денко. — М.: Известия, 1986.— 224 с.; Какаду / Пер. Р.Облонской.— В кн.: Три австралийские повести, М., 1985, с. 177-222.

The aunt's story.— Hannondsworth: Penguin books, 1971.— 299 p.; The cockatoos.— London: Cape, 1974.— 307 p.; The eye of the storm.— London: Cape, 1973.— 608 p.; A fringe of leaves.— London:

Cape, 1976.- 405 p.; Riders in the chariot.- New York: Viking, 1961.- 532 p.; The solid mandala. -



[48]

London- Буге a Spottiswoode, 1966.- 316 p.; The tree of man.- New York: Viking, 1955.- 499 p.;

The vivisector.- London: Cape, 1970.- 642 p.; Voss.- New York: Viking, 1957.- 442 p.

Литература Morley Р A. The mystery of unity. — St. Lucia, Brisbane: Univ. of Queensland press, 1972.— IX, 251 p.;

Tecey D. J. Patrick White: Fiction and the unconscious.— Melbourne: Oxford univ. press, 1988.— XXIII, 269 p.; White P. Flaws in the glass: A self-portrait.— London: Cape, 1981.— 260 p.


[49]


1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   69


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет