Европа Америка Австралия Литературно-библиографический справочник



жүктеу 6.76 Mb.
бет18/69
Дата01.04.2016
өлшемі6.76 Mb.
түріСправочник
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   69
: CDO -> BOOKS -> English
BOOKS -> Г. А. Дүйсенбиева Б. У. Курбаналиев Әлем әдебиеті г. А. Дүйсенбиева Б. У. Курбаналиев
BOOKS -> 100 великих художников
BOOKS -> Қазақстан мұсылмандары діни басқармасы Әбу абдулла мұхаммед ибн исмайл ибн ибраһим ибн әл-муғира әл-бұхари сахих әл-бұхари
BOOKS -> Нұрғали Қадырбаев шығарма арқауы – шындық
BOOKS -> Қазақстан Республикасы Көлік және коммуникация министрлігі
BOOKS -> Шыңғыс айтматов таулар қҰЛАҒанда
BOOKS -> Кемел ойдың алыбы
BOOKS -> Мазмұндамалар жинағЫ Құрастырған: Исмадиярова Гүлшахар Бердиярқызы Алматы 2012
English -> Зарубежная литература

ЛИТЕРАТУРА АВСТРИИ

ФРАНЦ ГРИЛЬПАРЦЕР (FRANZ GRILLPARZER. 1791-1872)


— выдающийся драматург-романтик. Его произведения вдохновлены трагическими переживаниями, связанными с жестокой меттерниховской реакцией: с подавлением всякой живой мысли, полити­ческими преследованиями, цензурой, не раз запрещавшей постановку пьес поэта. Многие стихо­творные драмы молодого Грильпарцера пронизаны романтическими настроениями и резким осуж­дением всяческих форм тирании. Но личная жизнь поэта была спокойной и будничной: семья адвоката, юридическое образование, старательная чиновничья работа в качестве библиотекаря-ар­хивариуса, директора министерского архива. Поэтому революция 1848 г. несколько напугала стареющего писателя: именно в это время он даже подверг переоценке творчество своего друга Бетховена. Началом творческой деятельности Грильпарцера явилась постановка в 1817 г. его поэмы-драмы «Праматерь». Это «трагедия рока», полная символических образов, зловещих совпа­дений. Ощущение порабощенности человека неизвестными ему грозными силами судьбы, очевидно, связано с представлением поэта о судьбе реальных людей в современной ему Австрии. В 1818 г. Ф. Грильпарцер закончил психологическую трагедию «Сафо», в которой повествуется о знаменитой поэтессе античной Греции. От первой драмы — «Праматерь» — она отличается большей компо­зиционной стройностью. Поэт, по его словам, «хотел отдалить себя от действующих лиц» и изобразить разлад между жизнью и поэзией: Сафо страдает от неразделенной любви к юноше, который предпочел поэтессе, пребывающей в высокой сфере искусства, живые чувства и самоот­верженность ее рабыни. В 1831 г. вышла в свет трагедия «Величие и падение короля Оттокара» — о богемском короле XIII в. Она явилась результатом изучения большого исторического материала, но одновременно и отражением противоречивых оценок, которые вызвал у современников образ Наполеона. Падение Оттокара — следствие гибельного для правителя честолюбия и эгоизма, презрения к интересам народа. Его антипод Рудольф Габсбургский стремится к счастью и миру для своих подданных. Помимо драматических произведений Грильпарцер писал новеллы, стихи, исследования по истории античного театра, французской и немецкой литературы.

Произведения

Пьесы / Вступ. ст., примеч. и ред. переводов Е.Эткинда.— М.; Л.: Искусство, 1961.— 764 с. Grillparzers Werke: In 3 Bd. / Ausgew. u. eingel. v. C. Trager.— Berlin; Weimar: Aufbau -Verl., 1967.



Литература

Азадовский К. М. Театр Лопе де Вега и драмы Грильпарцера. — Учен. зап. Ленингр. пед. ин-та им. А. И. Герцена, 1968, т. 362, с. 283—301; Азадовский К. М. Блок и Грильпарцер. — В кн.: Россия и Запад: Из истории лит. отношений, Л., 1973, с. 304—319. Franz Grillparzer. Sein Leben und Schaffen in Selbstzengnissen / Hrsg. v. G. Helbig.— Leipzig: Koehler ч. Amelang, 1957.— 430 S.; Malt P. v. Der Gmndriss von Grillparzers Biihnenkunst — Zurich-Atlantis-Verl., 1965.- 159 S.


НИКОЛАУС ЛЕНАУ (NICOLAUS LENAU. 1802-1850)


— крупнейший поэт первой половины XIX в., родился в обедневшей дворянской семье, которая вынуждена была переезжать с места на место. Раннее знакомство с бытом венгерского народа оказало глубокое влияние на будущего поэта и впоследствии нашло отражение в его творчестве. В 1819 г. Ленау поступил в Венский университет, сначала на философский, затем на юридический факультет, но вскоре оставил занятия. Мировоззрение его складывалось в период Реставрации, когда феодально-монархическое австрийское правительство беспощадно подавляло любое про­явление свободной мысли. Пытаясь уйти от мрачной действительности, Ленау уехал в Амери­ку, однако Новый свет произвел на поэта самое удручающее впечатление. Вернувшись в Евро­пу, он узнал об исключительном успехе своего первого поэтического сборника, изданного еще

[50]

в 20-х гг. Но литературная слава не дала ему удовлетворения. Реакционная общественная атмосфера в Австрии, управляемой Меттернихом, религиозно-философские искания, неудавшаяся личная жизнь — все это способствовало развитию душевной болезни поэта. Произведениям Ленау, при­надлежащим к лучшим образцам австрийской поэзии, свойственны лиризм и большие философские обобщения. Они проникнуты протестом против произвола церкви и монархии, в них сквозит презрение поэта-бунтаря к обществу. Лирико-философская и гражданская поэзия Ленау способ­ствовала идейной подготовке буржуазно-демократического движения в Австрии. Лирику Ленау отличают ритмический строй, яркость, пластичность и живописность, присущие народным песням и балладам. Он создал несколько социально-философских поэм: «Фауст», «Савонарола», «Альби­гойцы».



Произведения

Стихотворения; Ян Жижка / Пер. В.Левика.— М.: Гослитиздат, 1956.— 207 с.; [Стихи] / Пер.

В.Левика.— В кн.: Европейская поэзия XIX века, М., 1977, с. 32—39.

Samtliche Werke und Briefe: In 2 Bd. / Auf der Gnindlage der hist.-kritischen Ausg. v. E. Castle; mit

Nachw. hrsg. v. W. Dietze. — Leipzig: Insel-Verl., 1970.

Литература

Луначарский А. В. Ленау и его философские поэмы.— В кн.: Луначарский А. В. Собр. соч., М.,

1965, т. 5, с. 7-82.

Hartling P. Niembsch, oder Der Stillstand: Eine Suite.— Stuttgart: Goverts, 1964.— 176 S.; Statkow D.

Nikolaus Lenaus poetische Welt. Inaug.-Diss. — Bonn, 1971.— 192 S.

АРТУР ШНИЦЛЕР (ARTHUR SCHNITZLER 1862-1939)


— драматург и новеллист. Родился в семье врача и сам получил медицинское образование. Однако вскоре после окончания медицинского факультета Шницлер всецело посвятил себя литературной деятельности. Начав творческий путь в кружке «венских импрессионистов», Шницлер в поздние годы вплотную подошел к разработке социальных тем. Критика высших слоев буржуазии, перво­начально весьма умеренная, переходит у него в 1911—1917 гг. в резкое обличение ханжества и продажности. После Первой мировой войны Шницлер снова отошел от социальных проблем и обратился к изображению узколичных переживаний героев. Глубина анализа, живость в изобра­жении характеров, остроумие и занимательность сюжета, умение воплотить в произведениях дух эпохи дали право считать Шницлера классиком австрийской литературы. Особенно популярны его короткие и изящные пьесы-миниатюры.
Зеленый попугай (Der grune Kakadu. 1899)

— одноактная пьеса, действие которой происходит в Париже в канун Великой французской революции 1789 г. События развертываются в кабачке «Зеленый попугай». Пьеса отличается остроумной интригой, интересна сатирическими зарисовками и бытовыми картинами, воспроиз­водящими Францию эпохи революции. Высокомерные, невежественные дворяне; пресыщенные буржуа, примазывающиеся к народному движению; представители «черни» — все эти персонажи колоритно, выразительно и правдиво представлены в пьесе Шницлера.
Поручик Густль (Leutnant Gustl. 1901)

— известная новелла австрийского писателя. Ее герой, поручик Густль, — человек, полный чван­ства и самомнения, рассматривающий жизнь только с позиций кодекса офицерской чести. У него происходит случайное столкновение с простолюдином, силачом-булочником. Густль нагрубил ему, и булочник, не дав Густлю выхватить саблю, прочитал ему длинную нотацию, закончив ее самым презрительным отзывом об умственных способностях офицера. Густль впадает в глубокое отчаяние. Если окружающие узнают, что офицер был оскорблен и не дрался на дуэли, он будет обесчещен и изгнан из полка. Мучимый раскаянием, стыдом и злостью, Густль приходит к мысли о самоубийстве. Он уже твердо решает уйти из жизни, как вдруг узнает, что его обидчик сразу же после ссоры умер от апоплексического удара и. следовательно, никому не успел рассказать о происшедшем. Поручик Густль бесконечно счастлив: умирать не требуется, его позор оста­нется неизвестен. От недавнего раскаяния не остается и следа. Он снова становится высокомер­ным, грубым и заносчивым. Новелла «Поручик Густль» была высоко оценена литературной критикой. В ней писателю удалось передать психологическое напряжение человека, находящегося на рубеже жизни и смерти, когда перед его мысленным взором в потоке сознания проносится вся жизнь.

[51]

Произведения

Полное собрание произведений: В 8 т. / Ред. В. М. Саблина. — М.: Саблин, 1903—1905; Жена мудреца; Новеллы и повести / Вступ. ст. Р. Самарина; Сост. и примеч. Т. Путинцевой. — М.: Худож. лит., 1967.— 702 с.; Зеленый попугай; Парацельзус; Подруга: Трилогия; Пьесы / Пер. в стихах В.Дунаева.— М.: Госиздат, 1922.— 116 с.

Dramen; Anatol; Liebelei; Reigen; Der grime Kakadu; Professor Bernhardi; Fink und Fliederbusch. — Berlin; Weimar: Aufbau-Verl., 1968.- 605 S.; Erzahlungen. - 2. Aufl. / Ausgew. v. Ch. Gahler, E. Zak.— Berlin; Weimar: Aufbau-Verl., 1969.— 390 S.; Leutnant Gustl. — 3. Aufl. — Berlin: Fischer, 1901.- 101 S.

Литература

Specht R. Arthur Schnitzler: Der Dichter und sein Werk. — Berlin: Fischer, 1922. — 345 S.; Rieder H. Arthur Schnitzler: Das dramatische Werk.— Wien: Bergland-Verl., cop. 1973.— 108 S.


ГУСТАВ МЕЙРИНК (GUSTAV MEYRINK. 1868-1932), Майринк

— наряду с Р. М. Рильке, Ф. Верфелем и Ф. Кафкой принадлежал к так называемой пражской школе литературы немецкого языка. Окончив гимназию в Гамбурге и пражскую коммерческую школу, в 1899—1902 гг. был в Праге банкиром. В 1902 г. банк обанкротился, и Мейринка арестовали по обвинению в мошенничестве; на этой почве он пережил тяжелое нервное заболе­вание. С 1901 г. Мейринк начал сотрудничать в немецком сатирическом еженедельнике «Симплициссимус»; в 1904 г. редактировал венский журнал «Милый Августин». Болезнь пробудила у Мейринка тягу к иррациональному, интерес к оккультизму, теософии, каббале, христианской софиологии, мистическим учениям Востока. Он перевел на немецкий язык несколько книг такого рода, сам написал оккультное сочинение «На пороге потустороннего» (1923), в 1927 г. принял буддизм. Мейринку принадлежат сборники новелл «Горячий солдат» (1903), «Орхидеи» (1904), «Кабинет восковых фигур» (1907), объединенные в трехтомник «Волшебный рог немецкого обы­вателя» (1909—1913), «Летучие мыши» (1916) и др.; романы «Голем» (1915), «Зеленый лик» (1916), «Вальпургиева ночь» (1917), «Белый доминиканец» (1921), «Ангел западного окна» (1927). Он также перевел избранные романы Ч.Диккенса (16 т., 1909—1914). Традиции немецкого романтизма, в первую очередь Э. Т. А. Гофмана и А. фон Арнима, прихотливо и органично сочетаются в творчестве Мейринка с элементами поэтики экспрессионизма — гротеском на грани гиньоля, живописанием эстетически безобразного, контрастами, преувеличением и крупным планом. При этом стиль Мейринка отмечен тщательностью и точностью психологического письма, прежде всего в раскрытии ощущений человека между явью и сном, состояний неуверенности, смутной тревоги, кошмара. В его прозе постоянно повторяются темы двуединства сна и яви, двойничества, сопряжения легенды и действительности, наследования «души» («кармы») предков — потомками, поиска героем разгадки собственного «я» и выхода к высшим космическим силам. Происходящее с персонажами трактуется как земное отражение и воплощение титанической борьбы вселенских сил добра и зла, светлого и темного начал. Мейринк был блестящим рассказчиком, мастером сюжета, мэтром макабра, умевшим с предельной живостью и убедительностью, плотно и сочно обрисовать конкретное историческое время и место, в которые «вписаны» жизнь и видения его персонажей, — от Праги XIX в. в «Големе» до шекспировской Англии в «Ангеле западного окна», одном из самых значительных эзотерических романов европейской литературы.
Голем (Der Golem. 1915)

— самый знаменитый роман Мейринка. Повествователь в своем видении-сне перевоплощается в резчика по камню Атанасиуса Перната и переживает таинственные метаморфозы, которые проис­ходили с тем за тридцать с лишним лет до того. Пернат узнает, что долго пробыл в сумасшедшем доме, но память его «замурована». Он по крупинкам пытается восстановить свое прошлое, которое открывается ему в бессвязных картинах и ощущениях, вспыхивающих по ассоциациям и в «памяти» чувств, — процесс, раскрытый писателем с утонченной, подчас клинической изощренностью. На путях разгадки тайны собственной личности и своего предназначения Пернат проходит через испытания житейского и мистического свойства. Он оказывается втянутым в коварную игру, замешанную на преступлении, убийстве и мести; опьяняется влечением к прекрасной женщине, которую в юности знал еще девочкой, но на самом деле, не сознавая того, уже охвачен любовью к своей небесной избраннице Мириам; оклеветанный, долго томится в тюрьме. В то же время он погружается в мир материализованных легенд пражского еврейского гетто: встречает своего ис­тинного двойника, именуемого на арамейском «Гавла де-Гармей» — «дух костей», с которым

[52]

мерится силой ледяной ночью в комнате без дверей, только с одним окном, где обитает Голем;

с этим истуканом, сотворенным в свое время неким раввином и обретающим призрачное суще­ствование один раз в 33 года, когда он появляется на людях в еврейском квартале, Перната связывают загадочные нити, так что он бывает способен ощущать себя Големом. В конце концов невиновность Перната установлена, он выходит на волю и, преображенный в огне, сочетается с Мириам мистическим браком. Художественная структура романа безукоризненна, фантастика и реальность взаимопроникают и взаимодействуют в сюжете по законам строгой логики. Главным же действующим лицом «Голема» выступает сама Прага во всей ее многоликости, с роскошными особняками и нищими доходными домами, широкими аллеями и тесными улочками гетто, камен­ными мостами и петляющими подземными ходами, модными кафе и трактирами низкого пошиба, прекрасными Градчанами и мерзкими каталажками, со всем многообразием ее городских типов, от великосветских прожигателей жизни до нищей братии, от преступников до страстотерпцев. Примечателен и язык романа — выразительный и богатый за счет обращения к различным интонациям и оттенкам — речи образованных слоев, воровскому арго, говору гетто, чешско-немецкому волапюку. В результате возникает емкий образ старого европейского Вавилона, окутанного сгущенной атмосферой зла и неблагополучия, но насыщенного неистребимой энергией жизни.

Произведения Ангел западного окна / Пер. В. Крюкова: Предисл. Ю. Стефанова; Послесл. Е. Головина. — СПб.:

Terra Incognita, 1992. — 528 с.; Голем / Пер. и послесл. Д. И. Выготского под ред. А. Л. Волынского. — Пг.; М.: Гос. изд-во, 1922.— 270 с.; Голем / Пер. Ф. Солянова; Послесл. М. Рудницкого. — М.:

Известия, 1991.— 286 с.; Кабинет восковых фигур: Избранное / Пер. В.Крюкова; Предисл. и послесл. Е. Головиной.— СПб.: Terra Incognita, 1992.— 301 с. Des deutschen Spiessers Wunderhorn. — Berlin: Volk u. Welt, 1987.— 434 S.; Der Engel vom westlichen Fenster.— Biidigen-Gettenbach: Schwab, 1958.— 410 S.; Der Golem.— Leipzig; Weimar: Kiepenheuer, 1983.— 336 S.; Das grune Gesicht, — Leipzig: Kiepenheuer, 1986.— 311 S.; Walpurgisnacht. — Berlin:

Verl. der Nation, 1985.- 222 S.



Литература

Никифоров В. Синдром Голема. — Лит. обозрение, 1992, № 5/6, с. 65—72.

Abret H. Gustav Meyrink conteur. — Bern: Lang, 1976. — 264 S.; Marzin F. F. Okkultismus und Phantastik

in den Romanen Gustav Meyrinks. — Essen: Die Blaue Eule, 1986.— 147 S.


ГУГО ФОН ГОФМАНСТАЛЬ (HUGO VON HOFMANNSTHAL. 1874-1929)


— происходил из старинной купеческой семьи, получившей впоследствии дворянство. Воспитанник привилегированной венской гимназии, он с детства обнаружил склонность к стихотворчеству и на редкость рано добился признания. Шестнадцатилетнего поэта, вынужденного, чтобы не про­гневать гимназическое начальство, печататься под псевдонимом, маститый Герман Бар, глава венской школы «модерн», во всеуслышание провозгласил классиком; его дружбы искал «сам» Стефан Георге, предлагавший любые формы сотрудничества в руководимых им эстетских «Листках для искусства»; его стихотворные прологи использовал в своих имевших сенсационный успех пьесах Артур Шницлер. Литературная слава Гофмансталя продолжала расти и в студенческие годы. Он учился на двух факультетах Венского университета, сначала юридическом, потом филологи­ческом, и в 1901 г. защитил диссертацию о творчестве Виктора Гюго. После женитьбы в том же году Гофмансталь почти безвыездно жил в Родауне близ Вены, ведя жизнь свободного литератора, прерванную лишь в годы Первой мировой войны службой в армейском пресс-центре и в дипло­матической миссии (Скандинавия, Швейцария). Лирика Гофмансталя выдержана в классической манере, ее отличает круг тем, устойчивых для европейского символизма. Его лирика занимает сравнительно небольшое место в обширном творчестве писателя. Но именно благодаря ей имя Гофмансталя было поставлено в ряд классиков. Гофмансталь известен и как либреттист. Он написал либретто к тринадцати операм Рихарда Штрауса, самая знаменитая из которых — «Кавалер роз». Из нескольких десятков пьес Гофмансталя ставится только «Имярек», мистерия на средневековые мотивы, традиционно открывающая зальцбургские театральные фестивали. Изредка на сценах появляется также психологически точно и искусно построенная драма «Трудный характер» о типично австрийском «человеке без свойств» с элементами социальной сатиры. Другие извест­ные драматические произведения Гофмансталя — «Смерть Тициана» (1892), «Глупец и смерть» (1893) с их характерной для рубежа веков антиномией «искусство — жизнь», а также пронизанная пессимистической философией «Башня» — остались пьесами для чтения. В последние годы жизни писателя заметно повышается популярность его прозаических произведений, среди которых шесть

[53]

новелл («Сказка 672-й ночи», «История со всадником» и др.), неоконченный роман из эпохи рококо «Андреас, или Соединенные». Особое место в творческом наследии занимают эссе: «Пись­мо лорда Чендоса» (1902), «Ценность и честь немецкого языка» (1925) и др., где с предельной точностью и выразительностью была сформулирована проблематика Гофмансталя и близких ему по духу литераторов из символистского и неоромантического лагеря (метания между заветами гуманизма, традициями христианской Европы и упадочными настроениями позднего буржуазного декаданса).



Произведения

Избранное: Драмы. Проза. Стихотворения / Сост., предисл. Ю.Архипова.— М.: Искусство, 1995.— 846 с.; [Стихи] / Пер. С.Ильинской.— В кн.: Европейская поэзия XX века, М., 1977, с. 17—18. Ausgewahlte Werke / Hrsg. v. Е. Middell.- Leipzig: Insel-Verl., 1975.- 1114 S.



Литература

Аксельрод И. Литературно-критические очерки.— Минск: Белтрестпечать, 1923.— XIV, 187 с.: Грюнвальд Л. Современная австрийская литература.— Иностр. лит., 1958, № 10, с. 200—205. Broch Н. Hofmannsthal lind seine Zeit. — Mlinchen: Piper-Verl., 1964.— 196 S.; Kobel В. Hugo von Hofmannsthal. — Berlin: De Gniyter, 1970.— 377 S.; Weber H. Hugo von Hofmannsthal: Bibliographie: Werke— Briefe—Gesprache—Obersetzungen —Vertonungen. — Berlin; New York: De Gniyter, 1972.— XVI, 775 S.


РАЙНЕР МАРИЯ РИЛЬКЕ (RA1NER MARIA RILKE. 1875-1920)


— поэт, творчество которого и по своему значению, и по своим истокам далеко выходит за пределы австрийской и немецкой литературы. Его детство и большая часть юности прошли в Праге; первые поэтические и прозаические опыты тесно связаны с чешской народно-поэтической традицией. Важнейшую роль, по собственному признанию поэта, сыграло в его жизни знакомство с русской культурой (Рильке посетил Россию в 1899 и в 1900 гг.). Велико было влияние французской поэзии, живописи и скульптуры (поэт много лет жил в Париже, ему принадлежит монография о Родене, у которого он в течение года работал секретарем). Только в последних произведениях Рильке чувствуется прямое влияние немецкой литературы, творчества Гёте и Гельдерлина. Поэзия Рильке (основные сборники: «Часослов», 1905; «Книга картин», 1902—1906; «Новые стихотворения», 1907— 1908) окрашена трагическим беспокойством, тревогой поэта, живущего в переломную эпоху. Рильке видит и чувствует кризис буржуазной культуры, болезненно ощущает утрату целостного видения мира, которое было основой классической литературы. Ведущей темой поэзии Рильке стала тема одиночества человека, явившаяся своеобразным протестом против уродства и фальши человеческих отношений в окружающем его мире. Он не обходит молчанием социальные язвы своего времени, о них он пишет во многих стихах и в прозаическом произведении «Записки Мальте Лауридса Бригге» (1910). Сознавая, что возникновение новых общественных идей неизбежно, Рильке, однако, не видит путей к исцелению общества: он ищет выход в искусстве и религии, но поиски эти не приносят удовлетворения. В 1923 г., после долгого перерыва, выходят книги Рильке «Дуинезские элегии» и «Сонеты к Орфею», в которых поэт обратился к единственной нравственной опоре — к образам и мотивам классической литературы. Последние его стихи проникнуты трагическим, но светлым настроением. Поэтическое новаторство Рильке оказало влияние на развитие не только немецкой, но и мировой лирики.
Новые стихотворения (Neue Gedichte. 1907—1908)

— эта книга — признанная вершина творчества Рильке, она отражает попытку поэта преодолеть внутренний кризис. В пластичных и музыкальных стихах трагедия одиночества становится глубоким и очищающим переживанием. При этом Рильке не отдается во власть чувству, основная черта книги — ее интеллектуальная напряженность. Стихи о любви, природе, впечатлениях от путеше­ствий, о произведениях искусства приобретают большую полноту и силу звучания. Книга Рильке — это поэтическое свидетельство эпохи. В нее входят такие знаменитые стихи, как «Пантера», «Поэт», «Архаический торс Аполлона», «Одинокий», «Знаменосец».
Записки Мальте Лауридса Бригге (Die Aufzeichnnngen des Malte Laurids Brigge. 1910)

— произведение смешанного жанра. Здесь можно найти элементы романа, поэтической автобио­графии, исповеди, дневниковые записи и стихотворения в прозе. Герой «Записок», молодой датчанин, живет в Париже в полном одиночестве, и перед ним постепенно раскрываются ужасающие стороны современного ему «города-спрута». Он видит ложь, лицемерие, безразличие и отчаяние,

[54]

скрытое под блеском внешней культуры «столицы Европы». Поэтическая чувствительность и беспомощное сострадание превращают жизнь героя в кошмар. Рильке покидает своего героя на грани сумасшествия. Бригге, как и сам поэт, сознает, что все нужно решать заново: проблемы философии, искусства, быта. И вместе с тем он ясно ощущает невозможность не только что-либо изменить, но и полностью разобраться в происходящем. «Записки Мальте Лауридса Бригге» принадлежат к числу значительнейших книг начала XX в. В ней были поставлены проблемы, которые впоследствии оказались в центре внимания писателей-экзистенциалистов, например, взаимоотношения человека и мира урбанистической цивилизации.



Произведения

Ворпсведе; Огюст Роден; Письма; Стихи / Сост. Е. В. Головин; Вступ. ст. И. Рожанского. — М.:

Искусство, 1971.— 455 с.; Записки Мальте Лауридса Бригге. Новеллы. Стихотворения в прозе / Сост. и предисл. Н.Литвинец.— М.: Известия, 1988.— 221 с.; Лирика / Пер. Т.Сильман; Вступ. ст. и примеч. В.Адмони.— М.; Л.: Гослитиздат, 1965.— 255 с.; Лирика / Сост., примеч. и вступ. ст. М. Рудницкого.— М.: Худож. лит., 1976.— 157 с.— (Сокровища лир. поэзии); Новые стихо­творения: Новых стихотворений вторая часть / Изд. подгот. К. П. Богатырев и др. — М.: Наука, 1977.— 542 с.— (Лит. памятники); Письма 1926 года: Р.М.Рильке, Б.Пастернак, М. Цветаева / Подгот. текстов, сост., предисл., пер., коммент. К.М. Азадовского и др.— М.: Книга, 1990.— 255 с.

Samtliche Werke: In 6 Bd.- Frankfurt a. M.: Insel-Vcrl., 1962-1966; Die Aufzeichnungen des Maltc Laurids Brigge. — Leipzig: Insel-Verl., 1958. -- 272 S.; Neue Gedichte und der Neuen Gedichte anderer Teil. - Wiesbaden: Insel-Verl., 1955. - 275 S.



Литература

Адмони В. Поэзия Райнера Марии Рильке.— Вопр. лит., 1962, № 12, с. 138—158; Рудницкий М.

Русские мотивы в «Книге часов» Рильке.— Вопр. лит., 1968, № 7, с. 135—149

Biiddeberg Е. Rainer Maria Rilke: Eine inncre Biographic.— Stuttgart: Metzler, 1955.— XIV, 578 S.;

Holthusen H. E. Rainer Maria Rilke in Selbstzeugnissen und Bilddokumenten. — Reinbek bei Hamburg:

Rowohit, 1968. - 175 S.


РОБЕРТ МУЗИЛЬ (ROBERT MUSIL. 1880-1942)


— при жизни был известен лишь узкому кругу знатоков и ценителей как автор небольшого романа и нескольких повестей. Широкую популярность он снискал уже посмертно благодаря роману «Человек без свойств», который создавал в течение почти двадцати лет и все же не успел завершить. Музиль родился в Клагенфурте. По окончании кадетского училища поступил в Высшую техни­ческую школу в Штутгарте, затем изучал в Берлинском университете философию, психологию и математику. Ободренный успехом первого своего романа «Душевные смуты воспитанника Тёрлеса» (1908), он стал профессиональным литератором. С 1924 г. Музиль почти непрерывно работал над романом «Человек без свойств». После захвата Австрии Гитлером писатель эмигрировал в Швей­царию, где умер в крайней нужде. Музиль почитается ныне как классик австрийской литературы. Он соединял в себе феноменальную эрудицию, незаурядные способности аналитика, редкий дар художественного выражения. Насыщенное сложнейшими проблемами XX в., творчество Музиля возникло на стыке литературы и философии. Уже в первом романе, пристально исследуя атмосферу общественной жизни Австро-Венгрии, писатель приходит к выводу о трагической безысходности человеческого одиночества в современном мире. Стремясь выявить причины отчуждения личности, Музиль точно вскрывает одно из глубинных противоречий буржуазной цивилизации периода упадка. Это — утрата людьми единства и целостности, вызванная спецификой капиталистического разде­ления труда. Обстоятельное исследование окружающей жизни и в особенности внутреннего мира личности Музиль осуществлял разнообразными и эффективными художественными средствами. Об этом свидетельствует малая проза писателя: цикл новелл «Объединения» (1911), а также повести «Гриджия», «Тонка» и «Португалка», образовавшие книгу «Три женщины» (1924). Выделяется повесть «Тонка», в которой традиционный для австрийской литературы сюжет — история любви богатого молодого человека к девушке из народа — разработан удивительно правдиво. «Тонка» может послужить образцом экономного и точного стиля Музиля. Неприятие действительности усиливалось в творчестве писателя неуклонно. Его редкие выступления в печати и многочислен­ные дневниковые записи обнаруживают глубокое понимание противоречий капитализма. Критика буржуазного миропорядка, правдивое изображение трагической судьбы личности, обреченной на бездуховное существование, отличают и самое значительное произведения Музиля — роман «Че­ловек без свойств».

[55]
Человек без свойств (Der Mann ohne Eigenschaften. 1924—1942)

— роман, где объектом сатиры остается Австро-Венгерская империя, на примере которой Музиль стремится вскрыть истоки духовного и социального кризиса в Европе начала века. Роман с беспощадностью обнажает болезненные конфликты, приведшие Австро-Венгерскую империю к катастрофе. Повествуя о помпезной, в общегосударственных масштабах проводившейся кампании по организации торжеств в честь предстоявшего в 1918 г. юбилея Франца Иосифа, он дает широкую панораму всей общественной жизни страны. Крикливые притязания австрийских властей на эпохальную важность предстоящего события, развернутая ими кипучая и бессмысленная деятель­ность, их заведомо тщетные усилия вдохновить массы нелепыми лозунгами выглядят трагикоми­ческими ввиду того исторического краха, который постиг империю именно в 1918 г. Однако при всей силе и значимости сатирических элементов не они определяют содержание «Человека без свойств». Устремления Музиля направлены на поиски разрешения противоречий, с которыми сталкивается личность в буржуазном обществе. Эта тема воплощена в образе героя романа — Ульриха, «человека без свойств», принципиально чуждого привычным нормам. Мир для Ульриха — «мастерская, где испытываются разные виды и способы быть человеком», и задачу свою он видит в том, чтобы выбрать истинный вариант человеческого существования. Попытки ответить на мучительный вопрос «как жить?» ввергают Ульриха в пучину сложнейших философских проблем, среди которых: свобода и необходимость, искусство и реальность, созерцательность и действенность и др. Пространные размышления героя, размывающие сюжет романа, постепенно приобретают самодовлеющее значение: в них Музиль стремится запечатлеть историю духовных исканий своего времени. По грандиозности замысла, точности исполнения, по философской глубине «Человек без свойств» сопоставим с романами Томаса Манна. Однако — и это весьма характерно для многих художников, искавших выход из противоречий XX в. только на путях «духа», — главный вопрос остается в романе без ответа. Убежденный в обреченности буржуазного миропорядка и веря в необходимость и неизбежность прогресса, Музиль не видел тех реальных исторических сил, которые способствуют его осуществлению.

Произведения

Душевные смуты воспитанника Тёрлеса / Пер. С.Апта.— Иностр. лит., 1992, № 4, с. 84—167;

Тонка / Пер. А. Карельского; Предисл. Ю.Архипова.— Иностр. лит., 1970, № 3, с. 169—195;

Человек без свойств: Кн. 1—2 / Пер. С.Апта; Предисл. Д. Затонского. — М.: Худож. лит., 1984;

Этюды об искусстве: Из кн. «Прижизненное наследие» / Пер. Е. Кацевой; Предисл. Д. Затонского. — Вопр. лит., 1972, № 11, с. 149-177.

Der Mann ohne Eigenschaften. — Hamburg: Rowohit, 1957.— 671 S.; Prosa, Dramen, spate Briefe / Hrsg- A. Friese.— Hamburg: Rowohit, 1957.— 844 S.; Ausgcwiihite Prosa.— M.: Progress, 1980.— 389 S.



Литература

Белобратов А. В. Роберт Музиль: Метод и роман — Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1990.— 159 с.;

Мотылева Т. [Р. Музиль].— В кн.: Мотылева Т. Зарубежный роман сегодня, М., 1966, с. 212—225. Berghahn W. Robert Musil in Selbstzeugnissen und Bilddokumenten. — Hamburg: Rowohit, 1967.— 175 S.

ФРАНЦ КАФКА (FRANZ KAFKA. 1883-1924)


— родился в Праге, в семье коммерсанта. Окончив юридический факультет Пражского универси­тета, он не решился сделать литературу своей профессией и почти всю жизнь прослужил чиновником в одном из пражских страховых агентств. Однако острая потребность писать не покидала Кафку, и те немногие часы, что оставались после скучной канцелярской работы, он отдавал творчеству, работая исступленно, как бы предчувствуя, что жить ему предстоит недолго: в 1924 г. он умер от туберкулеза. Большая часть его творческого наследия (три незаконченных романа, многочисленные рассказы, дневники и письма) издана посмертно. Кафка рано обрел свою художественную манеру. Он часто прибегает к таким средствам сатирического иносказания и философского обобщения, как гротеск, аллегория, притча. Герой новеллы «Превращение» маленький чиновник Замза обна­руживает, что превратился в огромное насекомое. Это неправдоподобное событие изображается обстоятельно и подробно, с большим количеством натуралистических деталей и в конечном счете вызывает жуткое ощущение достоверности. Но подлинно ужасное заключается в другом: Грегор Замза оказывается совершенно одиноким и беспомощным в своей беде. Добрые отношения, которые связывали героя с людьми, были лишь видимостью: даже семья Замзы не чает, как избавиться от чудовищного человека-насекомого, и в конце концов способствует его гибели. В сходной манере написаны многие новеллы Кафки, среди которых наиболее известны «Приговор»,

[56]

«Нора», «Сельский врач» и др. Часто обращается Кафка и к притче. В притче «Как строилась великая китайская стена» современная цивилизация изображена Кафкой в виде грандиозного и давно уже ненужного сооружения, над созданием которого на протяжении нескольких веков без цели и смысла трудятся многие поколения строителей. В жанре притчи написаны новеллы «В исправительной колонии», «Голодарь» и др. Мир изображается у Кафки без указания конкретных примет времени и места; но это и не совсем фантастический мир, поскольку в нем господствуют реальные законы общества, а за вневременными образами писателя, за всеми его мрачными аллегориями и фантастическими абстракциями проступают контуры вполне конкретного социаль­ного зла. При всей самобытности манеры Кафки в ней часто прослеживается влияние Гофмана и в особенности Достоевского с его гуманистическим пафосом сострадания к «униженным и оскорбленным». О сильном воздействии Диккенса свидетельствует незавершенный роман «Амери­ка», наиболее близкий к традициям критического реализма. В причудливых картинах, нарисованных Кафкой, часто нетрудно узнать жизнь Австро-Венгерской империи начала века. Боязнь изменений и прогресса, крайняя отчужденность личности от общества, доходящая до абсурда бессмысленность существования государственных учреждений и многочисленных чиновников при полном их прак­тическом бездействии, косность и бюрократизм, социальные антагонизмы и ущемление демокра­тических свобод — все эти очевидные признаки кризиса европейской цивилизации были выражены в Австро-Венгрии особенно ярко. Только на фоне австро-венгерской действительности начала века становится понятным значение «сатирических трагедий» Кафки — его романов «Процесс» и «Замок».


Процесс (Der Prozess. 1914)

— произведение, где особенно удалось сочетание фантастики и реальности, столь свойственное манере Кафки. Двое неизвестных бесцеремонно вторгаются в квартиру чиновника Йозефа К. и объявляют ему, что он арестован и против него возбуждено следствие. Йозефа К. обвиняет Суд — таинственная организация, всемогущество которой герой осознает лишь постепенно. Арест наложен на него формально и не мешает ему по-прежнему свободно передвигаться, исправно выполнять служебные обязанности, но непостижимая сила Суда преследует его ежечасно. Суд в романе — аллегорически-гротескное олицетворение власти, охраняющей жестокие законы общества. В жер­нова этой бездушной, обезличенной власти попадает Иозеф К. и погибает, как считает Кафка, не безвинно. Беда и вина Йозефа К. в том, что он пассивно и охотно следовал этим законам, не задумывался об их несправедливости до тех пор, пока сам не стал их жертвой. Смерть Йозефа К. воспринимается как возмездие за утрату человечности, как кара за бездумное отречение от исконного нравственного долга человека — служить добру. Глубокий трагизм «Процесса» отмечен печатью безысходности: человек, морально изувеченный обществом, не может вырваться из-под его губительной власти.
Замок (Das Schloss. 1921-1922)

— роман, в котором связь с реальностью, с привычным почти утрачена. Контуры предметов очерчены зыбко и расплывчато, пространственные и временные связи постоянно нарушаются, что прежде всего относится к самому Замку — таинственной цитадели, властвующей над пустынным заснеженным краем, куда неведомо как попадает герой романа землемер К. Стороннему человеку Замок недоступен даже физически: он, словно заколдованный, удаляется и тонет в снежной мгле при малейшей попытке приближения. Еще более безнадежны попытки испросить право доступа в Замок официальным путем у местной администрации. Оплот и одновременно символ власти, Замок предстает в изображении Кафки неприступной бюрократической твердыней, где господство чиновнической касты обретает черты гротескной фантасмагории. Бесконечные вереницы чинов­ников образуют столь же бесконечную иерархическую лестницу, нижние ступени которой недо­сягаемы, а верхние даже незримы для простого смертного; в Замке круглосуточно кипит до абсурда бессмысленная деятельность — в несметном количестве издаются приказы и предписания, за выполнением которых уже никто не следит; одно ведомство не знает, что творит другое; все тонут и барахтаются в нескончаемом бумажном потоке, даже не пытаясь вникнуть в суть происходящего, но видимость чрезвычайной важности бюрократического труда охраняется свято.

Повествуя о безнадежной борьбе землемера К. с Замком — этим монстром бюрократизма, Кафка придает описываемым событиям символическую многозначность. Герой «Замка» активен: с откры­тым забралом идет он на бой с обществом, всеми силами стремясь разгадать скрытый механизм его таинственной власти и доискаться до смысла его законов, но обретает в этом бою лишь бесславную гибель.

Одно из последних произведений писателя, «Замок» может служить эталоном его прозы: кристальная прозрачность фразы, строгая логика развития мысли и сюжета, емкая многозначность

[57]

символов и аллегорий, убийственная точность сатирических ударов — все эти и многие другие особенности повествовательной манеры Кафки сконцентрировались в романе на редкость отчетливо.



Произведения

Собрание сочинений: В 4 т. / Сост. Е.А.Кацева; Вступ. ст., примеч. М. Л. Рудницкого.— СПб.:

Северо-Запад, 1995; Сочинения: В 3 т. / Предисл., сост. и коммент. Д. В. Затонского. — М.: Худож. лит.; Харьков: Фолио, 1995; Дневники и письма / Предисл. Ю. И.Архипова. — М.: ДИ-ДИК;

Танаис; Прогресс—Литера, 1995. — 606 с.; Роман; Новеллы; Притчи / Сост. и авт. Предисл.

Б. Сучков.— М.: Прогресс, 1965.— 614 с.

Erzahlungen; Der Prozess; Das Schloss. — Berlin: Rutten u. Loening, 1965.— 821 S.



Литература

Затонский Д. В. Франц Кафка и проблемы модернизма. — М.: Высш. шк., 1972. — 131 с.; Гулыга А. Философская проза Франца Кафки. — В кн.: Вопр. эстетики: Кризис западноевропейского искусства и соврем, зарубеж. эстетика, М., 1968, с. 293—322; Сучков Б. Л. Франц Кафка.— В кн.: Сучков Б. Л. Лики времени, М., 1976, т. 1, с. 5—73.

Beicken Р. U. Franz Kafka: Eine kritische Einfuhning in die Forschung. — Frankfurt a. M.: [Fischerj, 1974.- XVII, 453 S.; Bezzel С. Kafka-Chronik. - Miinchen; Wien, 1975.- 217 S.; Hermsdorf R. Kafka:

Weltbild und Roman.— Berlin: Rutten u. Loening, 1961.— 300 S.; Wagenbach K. Franz Kafka in Selbstzeugnissen und Bilddokumenten. — Hamburg: Rowohit, 1966.— 153 S.


СТЕФАН ЦВЕЙГ (STEFAN ZWEIG. 1881-1942)


— родился и вырос в Вене, в состоятельной буржуазной семье, получил прекрасное образование, рано стал известен как писатель. В тридцать лет его слава перешагнула границы стран немецкого языка и довольно быстро сделала его заметной фигурой европейской и мировой литературы. Вдумчивый и честный художник, Цвейг всем своим творчеством отстаивал гуманистические идеалы. Но его мировоззрение, отмеченное либерализмом, было ненадежным и хрупким оружием, не способным защитить взгляды писателя от жестокости мира. В самом начале литературной деятель­ности Стефан Цвейг пробовал силы в поэзии, драме и романе. Ранние произведения несли на себе отпечаток различных влияний: символизма, импрессионизма. Но уже и в это время вполне явным становится тяготение Цвейга к реалистической манере письма, наиболее ярко проявившейся в новеллистике раннего периода. В 1914 г. Цвейг сблизился с Роменом Ролланом, с которым его объединяла антимилитаристская позиция. В 1919 г. Цвейг присоединился к литературной группе «Кларте», поддерживавшей молодую Советскую республику. Выступая в защиту мировой культуры от зарождавшегося фашизма, Цвейг в 20-х гг. начал писать биографические очерки, в основном о великих людях прошлого. Эти работы в 1920—1928 гг. он объединил под общим названием «Строители мира». После того как фашистская Германия оккупировала Австрию, Цвейг в 1938 г. эмигрировал сначала в Англию, потом в Южную Америку, где покончил жизнь самоубийством.
Подвиг Магеллана (Magellan. Der Mann und seine Tat. 1938)

— книга, описывающая эпоху великих географических открытий, принадлежит к числу лучших произведений Стефана Цвейга. Действие ее развертывается в то время, когда Португалия становится морской державой и выдвигает на мировую арену великих людей. В центре повествования — Магеллан, человек огромной воли, дерзновения и мужества, совершивший невероятное по труд­ности плавание. Цельный и яркий образ Магеллана — одна из самых больших творческих удач Цвейга.
Нетерпение сердца (Ungeduld des Herzens. 1939)

— роман, действие которого относится к кануну войны 1914 г. Лейтенант Гофмиллер стоит со своим полком в гарнизонном городке в Венгрии. Томясь от скуки, он с радостью принимает приглашение помещика Кекескалва пожаловать к нему на сельский бал. Здесь он знакомится с дочерью хозяина дома. Эта богатая девушка страдает жестоким недугом: она парализована. Не­ожиданное внимание молодого офицера производит необыкновенное впечатление на больную. Она страстно влюбляется в него и открывает ему свое чувство. У Гофмиллера не хватает мужества отвергнуть ее любовь, и в замке празднуют помолвку. Однако Гофмиллер не может преодолеть ужаса от мысли, что ему придется жениться на калеке, стать посмешищем в глазах сослуживцев. Он потихоньку переводится в другой полк и внезапно исчезает из дома невесты. Обманутая девушка кончает жизнь самоубийством. Во время войны мучимый раскаянием Гофмиллер выказывает особую храбрость и ищет смерти в бою.

[58]
Новеллы

— один из любимых жанров писателя. Внешние события служат в новеллах лишь поводом или толчком для развития или поворота психологической интриги. Творческий почерк Цвейга-новеллиста оформился в начале 20-х гг. Сюжетное напряжение новелл определяется не динамикой действия, а умелой передачей душевных движений героев, тонким и точным анализом их внутреннего состояния. Многие новеллы построены на изображении психологического конфликта, нагнетаемого постепенно и с большим мастерством. Так, в новелле «Незримая коллекция» Цвейг рассказывает об инвалиде, потерявшем зрение на войне. В течение нескольких десятилетий слепой занимается коллекциони­рованием старинных рисунков и гравюр и составляет поистине бесценное собрание. Однажды к нему заходит крупный антиквар, и слепой с гордостью показывает ему свою коллекцию, не подозревая, что он демонстрирует потрясенному посетителю совершенно чистые листы. Он и не знает, что его дочь и жена давным-давно, еще в годы инфляции, продали все его роскошные оригиналы и что только таким образом им удалось не умереть с голоду. В новелле «Амок» Стефан Цвейг показал гибель женщины, запутавшейся в сети лжи, предрассудков и обмана. Из-за боязни скандала и «позора» женщина эта вверяется невеждам и шарлатанам и погибает. В «Письме незнакомки» Цвейг рассказывает о чистой и прекрасной женщине, всю жизнь преданно и самоотверженно любившей черствого себялюбца, который так и не понял, что он прошел, как слепой, мимо великого чувства. Одна из лучших новелл Цвейга — «Эпизод на Женевском озере» — раскрывает трагедию русского военнопленного, который, убедившись, что ему не дадут вернуться на родину, покончил с собой.
Звездные часы человечества (Sternstunden der Menschheit. 1928)

— сборник рассказов. В двенадцати исторических миниатюрах Цвейг использует наиболее значи­тельные эпизоды из новейшей истории, названные им «звездными часами» человечества. Первая новелла сборника — «Миг Ватерлоо» — раскрывает трагедию маршала Груши. Согласно распоря­жению Наполеона он должен был преследовать по пятам разбитую прусскую армию, но, потеряв из виду врага и разыскивая его, опоздал на поле битвы. Между тем именно его участие в бою должно было решить исход сражения. Не получив вовремя помощи, армия Наполеона была разбита. Звездный час Наполеона миновал. В новелле «Мариенбадская элегия» рассказывается о звездном часе Гете, о рождении удивительного стихотворения, в котором гениальный поэт выразил скорбь и величие своей последней любви. В «Открытии Эльдорадо» изображена трагическая судьба генерала Зуттера, первым из европейцев вступившего на землю Калифорнии и ставшего жертвой золотой лихорадки. Из сильного и смелого человека Зуттер превратился в жалкого безумного нищего. В миниатюре «Героическое мгновение» Цвейг запечатлел образ Достоевского в те минуты, когда тот ждал казни. Заключительная новелла посвящена покорению Южного полюса. Преодолев путем нечеловеческих усилий стоявшие на пути препятствия, капитан Скотт и его спутники достигают 18 января 1912 г. Южного полюса. Здесь они убеждаются в том, что их опередил Амундсен. Они погибают на обратном пути, уже не в состоянии бороться со стихией. Это тоже звездный час человечества, час, который послужит великим примером для грядущих поколений. Исторические миниатюры Цвейга совершенны по композиции, стилю и языку. Одни из этих миниатюр он облекает в форму эпического рассказа, написанного прозрачной прозой, другие строит как дра­матические сцены или излагает в стихах.

Произведения

Собрание сочинений: В 7 т.: Пер. с нем. / Под общ. ред. и с Предисл. Б.Л.Сучкова. — М.: Правда, 1963; Собрание сочинений: В 10 т.— М.: Терра, 1992; Вчерашний мир / Предисл. Д. Затонского.-М.: Радуга, 1991.— 542 с.— (XX век: Писатель и время); Нетерпение сердца; Исторические миниатюры / Послесл. Ю.Архипова.— М.: Правда, 1981.— 416 с.; Новеллы: Пер. с нем.— М.:

Худож. лит., 1975.— 380 с.; Подвиг Магеллана / Пер. А.С.Кулишер; Предисл. Я.Света.— М.:

Мысль, 1980.- 262 с.

Magellan. Der Mann und seine Tat.— Frankfurt a. M.: Fischer, 1953.— 304 S.; Novellen / Подбор и Предисл. А.Русаковой.— М.: Progress, 1964.— 469 S.; Novellen: In 2 Bd. — Berlin; Weimar: Aufbau-Verl., 1966; Sternstunden der Menschheit.— Berlin; Weimar: Aufbaii-Verl., 1974.— 272 S.; Ungeduld des Herzens.- Frankfurt a. M., 1954.- 386 S.

Литература

Сучков Б.Л.Стефан Цвейг.— В кн.: Сучков Б.Л.Лики времени, М., 1976, т. 1, с. 74—134. Arens H. Stefan Zweig: Sein Leben — sein Werk / Mit Beitragen von W. Bauer, F. Braun, E. Feder (u. a.).— Esslingen: Bechtle, 1949.— 239 S ; Zweig F. M. Spiegelungen des Lebens: Mit 24 Bildtafeln.— Wien u. a.: H. Deutsch-Verl., 1964.- 288 S.



[59]

ФРАНЦ ВЕРФЕЛЬ (FRANZ WERFEL. 1890-1945)


— писатель, для творчества которого характерно стремление пронести верность традициям европей­ской гуманистической культуры через сложные социальные и духовные противоречия и бурные исторические коллизии XX столетия. Верфель родился в Праге, большую часть жизни провел в Вене. С 1938 г., после присоединения Австрии к владениям Третьего рейха, писатель жил в эмиграции:

сначала — во Франции, а с 1940 г.— в США, где и умер вскоре после окончания войны. Начинал Верфель свою литературную деятельность как лирик и драматург-экспрессионист. Но уже в 1920-е гг. в творчестве писателя все явственней проявляется тяготение к реализму. Достижением Верфеля в этот период следует признать его новеллы, среди которых выделяются «Смерть обывателя», «Дом печали», «Отчуждение» (все — 1927), а также близкий к ним по проблематике и стилю роман «Однокашники» (1928). Глубокий психологизм сочетается в этих произведениях с резкой критикой нравственного убожества общественных отношений. Стремясь противопоставить отрицательным явлениям своего времени гуманистические идеалы, Верфель создает в 1932 г. роман «Сорок дней Муса-дага» — героическую эпопею о борьбе армянского народа против турецкого геноцида. Приход Гитлера к власти был воспринят писателем как закономерный итог духовного кризиса цивилизации и породил в его творчестве горький пессимизм, окрашенный тонами религиозной мистики. Лишь в конце 30-х гг. Верфель с большим трудом вновь обретает веру в человечность; в его поздней лирике и особенно в новеллах «Скверная легенда о несостоявшемся повешении» (1937), «Бледно-голубым женским почерком» (1941), а также в драме «Якобовский и полковник» (1945) все более отчетливо начинают звучать антифашистские темы. Однако стремление к воплощению абстрактных нравственных и философских коллизий ослабляет силу многих его произведений. Счастливым исключением стал лишь роман «Гимн Бернадетте» (1941), одно из наиболее популярных произведений Верфеля. Изданный посмертно роман «Звезда нерожденных» (1945) как по жанру антиутопии, так и по своей философской направленности представляет собой попытку осмыслить итоги и перспек­тивы развития европейской культуры и цивилизации. Он свидетельствует о новых тенденциях в творчестве Верфеля, близких философской прозе Т. Манна и Г. Гессе.


Верди (Verdi. 1924)

— роман о выдающемся итальянском композиторе. Верфель многое сделал для популяризации творчества Джузеппе Верди в Австрии и Германии: издал в немецком переводе его письма, обработал тексты либретто нескольких опер. «Верди» — не просто биографический роман; в нем запечатлены глубокие раздумья Верфеля о миссии искусства и долге художника. Основная коллизия романа определяется противоборством двух концепций искусства. Одну концепцию представляет Верди, другую — Вагнер, на стороне которого слава, популярность, предупредительное почтение критики. Тем не менее в искусстве Верди, забытом современниками, писатель видит мир строгой красоты, гармонии и ясности. В музыке Вагнера же передается разрозненный, смятенный внутренний мир современного декаданса, мир субъективный и провозглашающий субъективность высшим творчес­ким принципом. Верди, признавая новаторство Вагнера, гениальную смелость его исканий, отвер­гает вагнерианство как выражение духа, свободного от нравственных и социальных обязательств. В титанической борьбе двух художников побеждает Верди, сумевший понять и творчески освоить многие из открытий Вагнера, сохранив, однако, суть, гармонию и идею своей музыки. Верди в отличие от Вагнера понимает идею искусства как служение высоким, прежде всего нравственным, идеалам, и именно поэтому его победа выглядит закономерной и справедливой.

Произведения

Верди: Роман оперы / Пер. Н.Вольпина; Предисл. И.Бэлзы.— М.: Гослитиздат, 1962.— 399 с.;

Сорок дней Муса-дага / Пер. Н.Гнединой, Вс. Розанова; Предисл. М.Дудина; Послесл. М. Пи-

румовой.— Ереван: Советакан грох, 1988.— 717 с.

Werke: In 3 Bd.— Koln; Berlin: Kiepenheuer 11. Witsch, 1956; Verdi: Roman einer Oper. — Berlin:

Aufbau-Verl., 1957.- 405 S.



Литература

Foltin Lore B. Franz Werfel. - Stuttgart, 1972.- XI, 127 S.; Zahn L. Franz Werfel.- Berlin: Colloquium-Verl., 1966.- 93 S.


ЙОЗЕФ POT (JOSEPH ROTH. 1894-1939)


— один из значительных мастеров литературы XX в., автор романов, новелл, критических и публицистических эссе. Когда началась Первая мировая война, он, студент философского факуль-

[60]

тета Венского университета, ушел на фронт. После войны был журналистом, писал острые литературно-публицистические статьи для «Франкфуртер цайтунг». Первые же романы — «Отель Савой» и «Мятеж» (1924), «Циппер и его отец» (1928) — принесли ему известность. Особенно популярным был и доныне остается роман «Марш Радецкого», в котором правдиво отражено крушение Австро-Венгерской империи. Рот был убежденным и страстным антифашистом и в 1933 г. был вынужден покинуть Германию. Умер Йозеф Рот в Париже.


Марш Радецкого (Radetzkymarsch. 1932)

— самый значительный и известный роман Рота («Марш Радецкого» Иоганна Штрауса назван так в честь фельдмаршала Радецкого, стяжавшего себе недобрую славу подавлением революции в Италии в 1848—1849 гг.). Марш превращается в романе в погребальную музыку по габсбургской монархии и всему, что она олицетворяет. Судьба трех поколений семейства Тротта отражает этот исторический процесс. Старший Тротта, спасший жизнь новоиспеченному императору Францу Иосифу и произведенный за это в дворянство и в национальные герои, лишь закладывает фундамент, на котором строит карьеру его сын — чванливый чиновник и верноподданный служака. Но уже в третьем представителе Тротта — Карле Йозефе — проявляются черты, свидетельствующие об упадке. Человека мягкого и неустойчивого, Карла Йозефа тяготит военный мундир, надетый по воле отца, и еще больше — бремя наследственной чести, которую ему трудно поддерживать, так как он все время попадает в запутанные положения. После дуэли, в которой он убил друга, Тротта переводится из кавалерии в стрелковый батальон на русской границе. После сараевского убийства ему удается, преодолев сопротивление отца, уйти в отставку, но летом 1914 г. объявлена всеобщая мобилизация, и он снова оказывается в армии. Роман завершается гибелью Карла Йозефа на фронте.

Произведения

Иов / Пер. Ю.Архипова.— Иностр. лит., 1995, № 8, с. 129—189; Исповедь убийцы, рассказанная однажды ночью / Пер. Г. Ноткина. — Нева, 1995, № 6, с. 60—127; Марш Радецкого / Пер. Н. Ман;

Предисл. Д. Затонского. — М.: Худож. лит., 1978.— 342 с.— (Зарубежн. роман XX века). Radetzkymarsch.— Berlin; Weimar: Aufbau-Verl., 1964.— 404 S.

Литература

Kesten H. Joseph Roth.— In: Deutsche Literaturkritik der Gegenwart 1, Stuttgart, 1971, S. 464—489;

Zweig S. Joseph Roth.- In: Zweig S. Europaische Erbe. Frankfurt a. M., I960, S. 251-264.

ЭЛИАС КАНЕТТИ (ELIAS CANETT1. 1905-1995)


— родился на берегу Дуная, в болгарском городке Рущук, входившем тогда в состав Австро-Венгрии. Его предки переселились сюда вместе с тысячами евреев, изгнанных в XV в. из Испании. Это был патриархальный мир, верный религиозным обрядам и традициям. Но родители любили беседовать между собой по-немецки и были привержены немецкой культуре и знаменитому венскому театру. Слыша разноязычную речь, мальчик стал обостренно воспринимать слово. В 1911 г., в связи с интересами отца-предпринимателя, семья переехала в Лондон. В Англии же он жил эмигрантом с 1939 г. Но родиной своей считал Вену, хотя огромное впечатление произвел на него в конце 20-х гг. Берлин, многим он был обязан Швейцарии и Цюриху, где и скончался. Свою жизнь Канетти описал в трех томах воспоминаний: «Спасенный язык» (1977), «С факелом в ухе» (1980), «Перемигивание» (1985). Он был автором пьес «Свадьба» (1932), «Комедия тщеславия» (1934), статей и заметок дневникового характера. Но главными его произведениями остаются роман «Ослепление» и научно-публицистическая книга «Масса и власть» (1960), в которой писатель исследовал причины и механизмы, с древних времен превращающие людей в толпу. В 1981 г. Канетти стал лауреатом Нобелевской премии по литературе. Художественная манера Канетти сложилась под влиянием искусства 20-х гг. — немецкой «новой деловитости», монтажа, утвердив­шегося не только в кинематографе, но и в литературе («Манхэттен» Дос Пассоса, 1925), конструк­тивизма. Свой роман он написал в той же жесткой, гротесковой манере, в которой работали немецкие художники-графики О. Дике, Г. Гросс и уже прославившийся драматург Бертольт Брехт («Трехгрошовая опера», 1928). Его любимым писателем был Гоголь.
Ослепление (Die Blendung. 1935)

- роман, в котором автора, по его словам, не занимала задача создать полнокровные характеры — его интересовало существо человека. Он писал о вырывающихся наружу элементарных и неистовых страстях персонажей, об одержимости идеями, определяющей направление человеческой жизни.

[61]

Действие происходит в конце 1920-х гг. в Вене, но мир романа ближе предгрозовой атмосфере Берлина незадолго до прихода фашистов к власти. Может показаться, что герой романа синолог Петер Кин, углубившийся в мир древнего Китая, — тип неприспособленного к жизни ученого. Домоправительнице Терезе удается женить его на себе. Кина теснят, колотят, выгоняют из дому. Но и сам герой далеко не идеален: он не способен ни к любви, ни к великодушию. Единственной его страстью являются книги. Скитаясь, как жалкий призрак, по городу, Кин постепенно сходит с ума. Кроме своей науки и книг, он не понимает ровно ничего. Но в романе представлен и противоположный полюс. Домоправительница, а потом жена Кина Тереза — фигура по-своему монументальная. Несмотря на уродство и возраст, она считает себя весьма привлекательной. Тереза хочет денег и «интересного молодого человека» — продавца из мебельного магазина. Портрет Терезы представляет, как выражался Канетти, «акустическая маска» — скудный набор стереотипных фраз, идущих в ход по любому поводу и формирующих ее не менее примитивные чувства. Не от чувств и мыслей — к словам и поступкам, а от усвоенных слов — к полагающимся в соответствии с ними чувствам и реакциям. Маленький горбун мошенник Фишерле, сопровождающий Кина, как Санчо Пансо — Дон-Кихота, в его скитаниях по городу, тоже видит жизнь в свете своей идеи. Он шахматист и хочет правдами и неправдами добраться до Америки, сыграть с самим Капабланкой и стать чемпионом мира, после чего его станут добиваться миллионерши, а от журналистов не будет отбоя. Но его мечте не суждено сбыться — Фишерле убивают. Главный предмет изображения в романе — галлюцинирующее сознание. Каждый в отдельности и людское множество, то самое, что набрасывается на высохшего интеллигента Кина, ничего не видят: выдуманные или внушенные представления застилают реальность. В мире царит ослепление: «Слепота — оружие против времени и пространства; наше существование — сплошная, чудовищная слепота, за исключением того немногого, что мы узнаем с помощью мелочных чувств». Опасно сближаются библиотека и огонь (в конце романа герой сжигает свои книги), словно предвещая фашистские костры из книг.



Произведения

Другой процесс: Франц Кафка в письмах к фелице / Пер. М. Рудницкого. — Иностр. лит., 1993, № 7, с. 141—195; Ослепление / Пер. С.Апта; Предисл. Д. Затонского. — М.: Панорама, 1992.— 493 с.; То же / Предисл. Е.Федяевой.— СПб.: Северо-Запад, 1995.— 575 с.; Человек нашего времени: Воспоминания; Масса и власть; Совесть литературы / Сост. и предисл. Н. С. Павловой. — М.: Прогресс, 1990.- 473 с.

Die Blendung / Mit einem Essay des Aut. und einem Nachw. v. A. Auer. — 3. Aufl. — Berlin: Volk u. Welt, 1978.- 597 S.; Masse und Macht.- Hamburg: Claassen, 1984.- 568 S.

Литература

Затонский Д. Нобелевская премия полвека спустя: Штрихи к портрету Элиаса Канетти. — Иностр. лит., 1988, № 7, с. 220-230.



Blendung als Lebensform: Elias Canetti / Hrsg. v. F. Aspetsberger u. G. Stieg. — Konigstein: Athenanm, 1985.— 177 S.; Canettis «Masse und Macht» oder Die Aufgabe des gegcnwartigen Denkens / Hrsg. v. J. Pattillo-Hess. - Wien: Osterreichisches Bundesverl., 1988.- 156 S.
[62]


1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   69


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет