Exitus vitalis лирическая



бет4/4
Дата17.05.2020
өлшемі0.63 Mb.
1   2   3   4

СЦЕНА 17


Аркадий приходит в участок. За столом сидит Шалый и изучает книжку, изъятую у Маши. Шалый хочет поприветствовать Аркадия, но тот делает вид, что не замечает протянутой руки
ШАЛЫЙ. Не, ну на какие извращения люди не идут. (Показывая Аркадию на книгу) Это же Пушкин?
АРКАДИЙ. (Смотрит на заглавие) Пушкин… Я деньги принес.
ШАЛЫЙ. Спонсорскую помощь, в смысле, нашему подразделению?
АРКАДИЙ. В смысле. (Аркадий протягивает Шалому конверт. Шалый подходит к Аркадию внимательно осматривает его, похлопывает по карманам на предмет жучков и только после этого берет конверт). Когда её выпустят?
ШАЛЫЙ. Экий ты быстрый… Да, недрейфь. Не надо нас бояться. К нам по-человечески и мы люди… А то времена пошли, все нос воротят. Как от нечистот каких… А мы, может, ассенизаторы общества. А где ты видел, чтоб от ассенизаторов хорошо пахло? Сейчас минут через десять следователь подъедет. Обожди… (Продолжает листать книжку). И на английском. Прикольно… А на фига? Он же по-русски писал. (Вертит книгу в руках). И где тут собака порылась…Пушкина, значит, любим. Прямо, как моя цыпа.
АРКАДИЙ. Цыпа?
ШАЛЫЙ. Ну, жена. Гражданская. Не, баба она, конечно, хорошая, москвичка с хатой, 2-х комнатной. Только шибко интеллигентная: видите ли, мат не переносит… Вот на днях в театр пошли. Хотя, театр он, конечно лучше, чем кабак. Дешевле. А там… ёдрить их всех в качельку, чтоб не сказать красивее... Там пьеса такая про Пушкина, но современная. Вроде, как он во время дуэли, случайно попал в дыру во времени и оказался в нынешнем Питере. И сразу, значит, к нам, в органы загремел, ну, как чурка, типа, смуглый же, курчавый. А там, давай куражиться. Даже трахнули… Падлы.
АРКАДИЙ. Кого?!
ШАЛЫЙ. Пушкина! Наше все, понимаешь, взяли, суки, и трахнули наше все. Я чуть не взорвался от ненависти.
АРКАДИЙ. К коллегам?
ШАЛЫЙ. К автору! Короче, эти волки позорные замочили нашего Пушкина, а Дантес всю вину на себя взял. Ну, ты прикинь!
АРКАДИЙ. А что, тема…
ШАЛЫЙ. Какая на хрен, тема! Все знают, что Пушкина масоны убили. Они до сих пор есть. И лягушатник этот масон был. Вишь, я тоже кое-чему научился. Тоже книжки, бывает, почитываю. (Достает зачитанную книжонку). О, видал? «Протоколы красных мудрецов». Не хухры –мухры… Ох, попадись мне этот автор этой пьесы, такое про русского гения придумать!… Гад… Пушкина, значит, опера забили… Ну во всем милиция виновата…
АРКАДИЙ. Протоколы, значит… А ты знаешь, что прадед Пушкина еврей был?
ШАЛЫЙ. Ты че?! Негр!
АРКАДИЙ. Темнокожий еврей из Абиссинии Абраам Ганнибал…
ШАЛЫЙ. Точно, Абрам… О-ё-оооооооо………. И тут… И тут, и тут… Как же так. Наше ж все! Уж лучше бы негр…
Где –то за стеной раздается крик: «Мусора паскудские» и ещё какая-то брань.
ШАЛЫЙ. О! Видал? Я сейчас.
Шалый куда-то выбегает. Крики усиливаются, через минуту все стихает. Шалый возвращается, потирая ушибленную руку.
ШАЛЫЙ. Это ж надо такую челюсть отрастить… Все костяшки отбил. (Показывает ушибленную руку Аркадию). Ну, разве это не профессиональная вредность?
АРКАДИЙ (рассматривает руку Шалого. Бережно трогает суставы). Вывих. (Резко дергает кисть. Шалый вскрикивает. Затем с удивлением смотрит на руку. Шевелит пальцами, радостно обнаруживая отсутствие боли). Оба-на! Не, ну чисто Гарри Поттер. Пифагор!
АРКАДИЙ. В смысле, Гиппократ?
ШАЛЫЙ. Ну да. Один хрен, интеллигенция… . Что? Думаешь, звери? А ты знаешь, что это чмо ребенка девятилетнего трахнуло?!... Мы отцу говорим, разберись, мы отвернемся. Нет, бля! Сидит, рыдает и трясётся. Очкарик!... (Слышны шаги по коридору). Приехал, наверное.
Шалый выходит. У Аркадия звонит мобильный Всё та же мелодия "Умы Турман".
АРКАДИЙ. Алло… Здравствуй. Что-то ты зачастила, мешаешь мне делать карьеру. Кому трудно, мне трудно? Ерунда. Вот подумываю о докторской… Забыл? Да забыл. Ну умер человек и умер. Я сделал всё, что мог… Нет, ни малейших угрызений. Да, и перестань присылать Мишке деньги. Избалуешь парня. Я тут хорошо зарабатываю. Нам хватает… А ты не беспокойся. Они с бабушкой ни в чем не нуждаются. А ты, ты ведь пока осваиваешься с языком и не работаешь. Значит, это деньги твоего нового мужа?... Сказал же, на учебу ему заработаю… Да, не умел, а теперь научился. Всё, мне пора в операционную. Пока.
Возвращается Шалый.
ШАЛЫЙ. Сегодня никак. Поздно уже.
АРКАДИЙ. Почему? Для неё же ночь в вашем санатории – стресс огромный. Увидеть её можно?
ШАЛЫЙ. И увидеть нельзя. От меня мало что зависит. Как следователь скажет так и будет… Да не горюй ты! Я ей сейчас пойду, пирожных принесу. Не умрет твоя зазноба до утра.

СЦЕНА 18

Аркадий вышел из отделения милиции. Достает из кармана телефон и рекламку. Разворачивает, набирает написанный там номер.
Алло, здравствуйте. Кредитное отделение сбербанка?... Я хочу оформить потребительский кредит на крупную сумму… Да, больше ста тысяч. А что для этого нужно?.. Подождите, подождите, прописки нет, но мне сказали… Нет, в Москве нет собственности… Но как же так, девушка, я же был у вас, мне обещали… В сердцах убирает трубку. Ччччёрт… Урод, а не отец! Заработал на учебу!

СЦЕНА 19

Вечер. Аркадий у себя в кабинете. Собирается уходить. Входит Наталья.

НАТАЛЬЯ. А мы стали часто встречаться. Полдня всего прошло…


АРКАДИЙ. Да, день выдался…
НАТАЛЬЯ. Ну как, удалось разрулить проблему?
АРКАДИЙ. Ну как бы… Да, в общем, да. Я вам очень благодарен. Я по частям буду возвращать. Ладно?
НАТАЛЬЯ. Так, так… Что-то вид у вас…
АРКАДИЙ. Просто немного не выспался.
НАТАЛЬЯ. Вы ведь солгали. Что-то у вас не разрешилось. Да?
АРКАДИЙ. Да нет. Это совсем другое…
НАТАЛЬЯ. Это можно решить с помощью денег?... Тогда это не проблема. Всё что решается дензнаками не проблема.
АРКАДИЙ. Смотря для кого.
НАТАЛЬЯ. Сколько?
АРКАДИЙ. Спасибо, не надо. Я привык брать на себя только реальные обязательства.
НАТАЛЬЯ. Ну, блин! Ну, тип… Я ему себя предлагала, как последняя б... – раз. Помогла чем могла – два. Готова ещё помочь – три… А вы… А вы… (Плачет).
АРКАДИЙ. Ээй… Не надо…Вот возьмите, Наташа. Протягивает ей носовой платок
НАТАЛЬЯ. Вы, между прочим первый раз меня по имени назвали…
АРКАДИЙ. Правда, в первый?
НАТАЛЬЯ. Ага. (Вытирая слёзы).
АРКАДИЙ. Увы, мне... Ну не надо. Пожалуйста… Я тупею от женских слез. Вообще перестаю соображать. Чем я могу вам помочь?
НАТАЛЬЯ. Да ничем, пожалуй что… Одиночество… Это не лечится. Что у меня мужиков нет?! Урод на уроде! Да, я с детства такая. Предки всё по загранкам, а от меня шмотками откупались. Я привыкла одна. Мне никто не нужен. В смысле для души. К телу подпустить не проблема, а вот дальше - стоп. В душу, не вытирая ног…Щасссс! И вот думала рожу от кого-нибудь из этих… Красивые ж, здоровые… А потом поняла – не могу! Не мо-гу… От одноклеточных не размножаюсь…Должно быть что-то еще…(Ловит взгляд Аркадия). Только вот про любовь не надо, ок?... В этой гребаной жизни только дети – от Бога, а мужики от лукавого. Я бы для моего маленького все бы сделала, жила бы ради него. А потом когда подрастёт, весь мир бы ему показала. Учиться бы отправила за границу. На кого захочет... В Новой Зеландии, говорят, хорошо очень…
АРКАДИЙ. Я… Я пил. Нельзя это…
НАТАЛЬЯ. Когда? Много?
АРКАДИЙ. Позавчера. Много.
НАТАЛЬЯ. Ничего 24 часа уже прошло. Можно… Я у доктора спрашивала…
АРКАДИЙ. А если не получится?
НАТАЛЬЯ. Вернете деньги… Шутка. У меня всё получится. Обязательно… Мы одни?
АРКАДИЙ. Да, Руди должен был уйти пораньше. Сегодня я закрываю.
Наталья подходит к Аркадию начинает раздеваться. Медленно гаснет свет.
Поздний вечер того же дня. Аркадий один, он пересчитывает деньги.

АРКАДИЙ. Тридцать серебренников теперь выглядят так… Раздается звонок мобильного. На этот раз «Песенка студента»: «Во французской стороне на чужой планете…»


АРКАДИЙ. Да, Мишук!... Да, сын, ты не представляешь как непросто эту сумму собрать… Что у тебя с английским? Бабушка говорила, репетитор цену увеличила. Я сегодня же вышлю. Зайду, тут недалеко переводы круглосуточно принимают и вышлю… Не понял… Почему не надо?... Как не будешь?... А куда будешь?!... Сын, это у тебя теперь такие шутки?... Что значит, прости, пап?!... Ну и куда ты надумал?!... Уже поступил?... Предварительный конкурс, значит… (Срывается на крик). Что?! Военное?! Ты охренел, сын?! Я как последняя шлюха зарабатываю, чтобы спасти тебя от армии... Чему тебя научат?! Кирпичи башкой ломать! ... Мужиком решил стать, значит. Пошлют куда-нибудь нефтяные интересы отстаивать... Какое военно-инженерное? В Нижнем... А как же банки? Мы с мамой думали - мечта... Значит, это была наша мечта... Алло, Алло… Ччёрт, батарейка села.

СЦЕНА 20

Утро следующего дня. Аркадий уже весь в поту. Клиентки одна за одной. Вот и очередь Анжелы подошла. Она лежит на кушетке, скрестив руки на груди.


АНЖЕЛА . Ну что скажете?… Накройте мне грудь.


АРКАДИЙ. Хорошо. (Накрывает её простыней).
АНЖЕЛА. Я же только форму хотела чуть-чуть… Хирург сказал, нет проблем, утром – операция, вечером – домой… Обещали не увеличивать, а сами… Силикона напихали, у меня сосок слева съехал, я пошла ругаться. Обещали исправить. Исправили сволочи… (Чуть не плача). Я теперь изуродована… Ничего, я этих тварей всё равно достану. Пока не знаю как, но достану… Сейчас были бы деньги, а правосудие не заставит себя ждать.
АРКАДИЙ. Надо срочно принимать меры… Обратиться в нормальную государственную клинику. А с этими надо как-то разбираться. У вас же муж-юрист.
АНЖЕЛА. Муж теперь пилит, он же меня с самого начала отговаривал… Я же всегда топлесс загорала, и на Варадеро, и в более пуританских местах… Через неделю, лечу в швейцарскую клинику, там обещали помочь. Господи, ну за что?
Играет музыка. Аркадий продолжает делать массаж, но по его лицу видно, что думает он о чем-то о своем. Он далеко сейчас и от своей клиентки, и от салона. А руки автоматически совершают привычные движения. Он заканчивает массаж. Накрывает Анжелу махровой простыней.
АРКАДИЙ. Полежите немного. И можете одеваться.
Она что-то блаженно бормочет. Аркадий выходит из кабинета. Руди за стойкой пристально изучает себя в зеркало.
РУДИ. Такие буфера. Дуры - бабы… Думаешь, я ничего в женской красоте не понимаю.
АРКАДИЙ. Слушай, Руди… Никак к твоему имени привыкнуть не могу…
РУДИ. Вообще-то я Федор, теперь могу тебе сказать, все равно ты от нас уходишь. АРКАДИЙ. Как это?!
РУДИ. Ну как… Нельзя в нашем бизнесе с таким именем…
АРКАДИЙ. Да я не про то. Куда это я ухожу?
РУДИ. Так Анжела сказала. Что ты от нас уходишь.
АРКАДИЙ. Да?!
РУДИ. Ну да…
АРКАДИЙ. Нет, погоди, что именно она сказала?
РУДИ. Что ты у нас больше работать не будешь.
АРКАДИЙ. Погоди, погоди… Я же только что с ней разговаривал, процедуру делал…
РУДИ. Ну да, должна же она курс закончить.
АРКАДИЙ. То есть она меня увольняет и даже не соизволила сообщить? Общалась, как ни в чем не бывало…
РУДИ. Это у неё тактика такая. Западный менеджмент. Там улыбаются и говорят: вы уволены, или сообщают по почте, или через посредника. В данном случае получилось, что посредник – это я. Прости, Аркаш… Я не знал, что ты не знаешь…
АРКАДИЙ. А причина?
РУДИ. Не знаю, тебе виднее. Но что-то из ряда вон. Она же за тебя так держалась… Она вообще персоналом не шибко дорожит, считает, что осчастливила нас несметно. А к тебе всё-таки с пиитетом. А тут нате…
АРКАДИЙ. Вот значит как… Ну и Слава Богу!
РУДИ. Да не переживай. Тебя везде с руками оторвут. Я слышал в «Десанже» вакансия появилась. Где они настоящего доктора найдут?!
АРКАДИЙ. Вот именно... Всё – баста! К черту сферу обслуживания.
РУДИ. Да ну?... И что делать будешь?
АРКАДИЙ. Вернусь в профессию. Не могу так больше…
РУДИ. Не сможешь. На копейки снова жить не сможешь.
АРКАДИЙ. Ничего, как говорил классик: никогда хорошо не жили, не хрен и начинать.
РУДИ: Романтик.
АРКАДИЙ. Практик. И эгоист… Плохо мне от всего этого. Пусть задрипанная операционная. Но – это мой мир, а его бросил…
РУДИ. И что теперь? Вернешься? На копейки?
АРКАДИЙ. Ага.
РУДИ Жесть!
АРКАДИЙ. Федь, а ты кто по специальности?
РУДИ. Химик.
АРКАДИЙ. Химик?
РУДИ. Ну да. Я вот до последнего с диссером возился. А год назад аспирантуру бросил… Хотя и тема вроде перспективная - по нефтехимии.
АРКАДИЙ. Серьезно!
РУДИ. Да! «Ионное гидрирование и поиск новых, доступных систем гидрирования олефинов индивидуальных и бензина термического крекинга». – Это вам не хухры-мухры! Это химия настоящая! А не патлы эти, раскрашенные!Автореферат  диссертации  по специальности 02.00.13 - " Нефтехимия " Цель работы - изучение реакции ионного гидрирования и поиск новых, доступных систем гидрирования олефинов индивидуальных и бензина термического крекинга.
АРКАДИЙ. Может еще не поздно вернуться?
РУДИ. Поздно, Аркаша, поздно. Не пидорское это дело…
АРКАДИЙ. Так ты… Правда что ли? Я думал, шутишь так.
РУДИ. Чудак–человек! Где ты гетрика на такой работе видел?
АРКАДИЙ. А Ольга?
РУДИ. Любит меня, дурака. То есть я не совсем, конечно, я - би, но, короче, поздняк метаться… Вон, Анжела уже выходит… Бывай.
АРКАДИЙ. Погоди. Наталья, когда по записи?
РУДИ. Вроде завтра, а что?
АРКАДИЙ. Передай ей это. Вынимает из кармана и отдает Руди конверт с деньгами.
РУДИ. Ок. Не вопрос. Ну счастливо.
Аркадий и Руди обмениваются рукопожатием.
Анжела выходит из массажного кабинета. Делает вид, что не замечает Аркадия. Он подходит к ней. Руди, предвидя неприятную сцену, благоразумно скрылся.

АРКАДИЙ. Могу я узнать, почему вы решили меня уволить.


АНЖЕЛА. За нарушение корпоративной этики, Аркадий Сергеич…
АРКАДИЙ. И в чем состоит нарушение?
АНЖЕЛА. Ну это вы знаете лучше меня… Мария тут тоже работать не будет. Я еще не знаю, сколько вы положили себе в карман.
АРКАДИЙ. Нисколько… Вы даже не знаете в чем её проблема.
АНЖЕЛА. Вы меня недооцениваете. Очень хорошо знаю... Мне наша классная, её мать все рассказала. Излила так сказать…
АРКАДИЙ. И что?... Ни грамма сочувствия?
АНЖЕЛА. Сочувствия?!... Хм… Когда-то я тоже нуждалась в сочувствии, в одобрении. Вы знаете как это важно для девчонки в 16 лет… Но, куда там… Она, машина мать, меня методично размазывала при каждом удобном случае. (Передразнивая). Кто куда будет поступать, ребята? Ну Анжелочку понятно её с радостью примут в любой бордель… Или, Анжела, что ты забыла в 10-м классе? Не прошла в ПТУ по конкурсу?… Нет, я, конечно, не ангел была. Но как же она меня, да и других задолбала своими голимыми идеалами! Пламенный борец за нравственность… А тут её встречаю как-то, идет вся из себя, заслуженный педагог в искусственной шубейке из ощипанной чебурашки… Разговорились…. Мне её даже жалко стало. Думаю, кто ты и где я. Ну и предложила её дочку устроить. Ну она, мол, пусть сама решает… А кто ж откажется… У нас вон и Мадонна и Шер и вообще все звезды останавливаются… Пусть поймет и мамаше расскажет. Кто тут хозяин жизни, а кто подай-принеси… Безнравственно, ёпрст!... Я, кстати сказать, собиралась обеспечить её инвалидское будущее при помощи веб-камеры…
АРКАДИЙ. Как это?
АНЖЕЛА. Элементарно. Бизнес такой у приятеля. Комната, веб-камера с выходом в интернет. Дядьки в разных концах земного шара. Общайся с ними, делай с собой, что говорят и стриги купоны. Со всеми откатами тыща процентов прибыли. А что плохо?! Она, конечно, вся в позу встала, трепетное мамашино воспитание. Ничего, припекло бы, сама прибежала… Из-за неё и с вами должна расстаться. Зла не хватает… Но ничего не поделаешь, у меня свои принципы маркетинга.
АРКАДИЙ. Хорошо.
АНЖЕЛА. Что хорошо.
АРКАДИЙ. Что ухожу отсюда...
АНЖЕЛА. Ну я могу ещё подумать, если вы пообещаете…
АРКАДИЙ. Не надо. Вам думать вредно. И ещё… Не хотел вас огорчать, вам это должны ваши пластические хирурги объяснить, но не могу отказать себе в удовольствии: у вас начался некроз тканей… Импланты судя по всему некачественные…Пока лишь косвенные признаки, но на днях будет заметно. Так что скоро предмет вашей гордости отпадет сам собой. Предварительно съёжится, почернеет…
АНЖЕЛА. Как?!... Да как вы смеете?!... Вы же врач! Вы… Вы – чудовище!
АРКАДИЙ. Нет. Чудовище – это вы! Я никогда не позволял себе ничего подобного по отношению к больным. Даже к зекам, которых оперировал … Лежит такой кроет тебя на чем свет, а то и врезать норовит… Ничего, ни разу не сорвался… Но вы - хуже. Вам же надо растоптать всех, кто не соответствует вашим дерьмоглянцевым идеалам….
АНЖЕЛА. Я подам на вас в суд. Как вы посмели?!
АРКАДИЙ. В суд подавайте на тех, кто вас изуродовал. Врач должен щадить больных. Но у вас не болезнь. У вас – блажь.
Аркадий выходит из салона. Поднимается на крышу. На «их с Машей» пятачок. Навстречу ему идет Маша.

СЦЕНА 21

Аркадий меряет пятачок на крыше шагами. Навстречу ему появляется Маша.
АРКАДИЙ. Ну наконец-то!
Маша подбегает и виснет у него на шее.
МАША. Сво-бо-да. Свобода. Свобода! Свободушка. Уффффф! Хорошо! Очень хорошо.
Аркадий немного смущён. Постепенно высвобождается от машинных объятий, внимательно её оглядывает.
АРКАДИЙ. Ну как ты?
МАША. Я всегда раньше думала, что смелая, а оказалось наоборот…
АРКАДИЙ. Дома была?
МАША. Да… Мама плакала. Я второй раз в жизни видела, как она плакала. Первый раз, когда папы не стало… Но теперь она от счастья.
АРКАДИЙ. Когда тебя выпустили?
МАША. Утром, часа три назад. Я сначала бегом домой, маму повидала и сюда…Меня как- то странно выпустили. Ещё до допроса следователя. Я так этого допроса боялась. Ужас! Все время себе повторяла: держись, во что бы то ни стало. Обещать будут всё, что угодно, только подпиши. Умру, думаю, а не подпишу. Самое главное - удержаться. Сдохну, а на себя клеветать не буду… Мне даже, чтоб легче было, ну чтоб морально подготовиться представила, что это гестапо и надо держаться до последнего…
АРКАДИЙ. Ха-ха…
МАША. Что это вы?
АРКАДИЙ. Да так...
МАША. Думала даже голодовку объявить. Всё равно то, что дают, я это есть не могу. И вдруг - раз. Привели к следователю, а тут ему кто-то звонит. И я понимаю, что разговор обо мне идет. Потом он еще куда-то сходил и всё. Выпустили… Можете себе такое представить?
АРКАДИЙ. Главное, что все закончилось!...
МАША. А я уже тут не работаю. Анжела уволила… Я только что узнала.
АРКАДИЙ. И я тут уже не работаю… Минут пять как уволили.
МАША. Я так и знала. Всё из-за меня!
АРКАДИЙ. Да нет. Я и сам собирался уходить.
МАША. Куда?
АРКАДИЙ. Хочу вернуться обратно в профессию.
МАША. Здорово. А как же деньги для сына?
АРКАДИЙ. А они ему не понадобились…
МАША. Как это? Сам решил поступать?
АРКАДИЙ. Уже. Почти поступил… Только не туда.
МАША. А куда?
АРКАДИЙ. В военно-инженерное.
МАША. Ничего себе! Ну молодец же. Значит, зря вы его спасали от армии.
АРКАДИЙ. Не знаю, не знаю… Впрочем, ему решать.
МАША. Вы вроде, как и не рады…
АРКАДИЙ. Я себе не рад.
МАША. Это почему?
АРКАДИЙ. Был плохим мужем, да и отцом, как оказалось, неважным. Мне, казалось, я знаю, чем он дышит… Он маленький был, всегда плакал, когда я на ночное дежурство уходил… А потом подрос, перестал… Да и жена… Сколько раз я их оставлял то в Новый год, то в её день рожденья, в годовщину свадьбы…
МАША. Вы её до сих пор любите?
АРКАДИЙ. Нет… Мне кажется, она не меня, (я что, муж на полставки, остальное – в больнице), сына бросила. А она считает, что сможет ему безбедную жизнь там со временем устроить…
МАША. Странно. Вы очень хороший.
АРКАДИЙ. Ты как то спросила, кто такой Федя… Друг мой. Самый близкий. Был. Был, пока не умер. У меня под ножом… Говорили, не берись, дай ему умереть спокойно. Шансов никаких…
МАША. Но вы же не виноваты. Если был хоть один шанс на миллион… А без операции он мог выжить?
АРКАДИЙ. Не мог. Но от этого не легче… Остались жена, дети. Я ведь им помогать хотел. Затем и приехал, а не только для Мишки. Слал отсюда переводы, но они возвращались…
МАША. Вы очень хороший и одинокий. А мне казалось, что так не бывает. Даже в моём возрасте нет нормальных свободных мужчин.
АРКАДИЙ (смеясь). В твоем возрасте пока нет мужчин.
МАША. Мужчину делает возраст?
АРКАДИЙ. Мужчину делают потери, которые случаются с возрастом.

На пятачок влетает Люся. На ней шляпа защитного цвета со свисающей москитной сеткой. В одной руке пустой новый рюкзак и спининг, в другой - магнитофон. Она поднимает сетку.
МАША. Ойййй…
ЛЮСЯ. Вот вы где!
АРКАДИЙ (оглядывая люсин наряд). Опять где-то бомба?
ЛЮСЯ. Да нет . Тут совсем рядом распродажа. Смотрите, какой рюкзачок отхватила. Стильно, да?..
АРКАДИЙ. Никак на Селигер собралась?
ЛЮСЯ (смутившись). Ну не знаю. На дачу ездить, на природу…Но я не за этим. Вы про Ласточкина слыхали?
МАША. Нет. А что? Наконец кого-то уморил своими стихами?
ЛЮСЯ. Хуже! Он никакой не Ласточкин. Точнее Ласточкин, но не депутат. Аферист, который связан с наркодилерами. Представляете? А я этому гаду самые креативные стрижки делала! Вот сами послушайте, сейчас как раз передача началась, я анонс слышала.
Люся устанавливает магнитофон и включает радио. Аркадий и Маша внимательно слушают.
РАДИО. … Столичный суд признал законным арест выдававшего себя за депутата Госдумы Эдуарда Ласточкина. Как установили в московской прокуратуре, член партии «За народное возрождение» Эдуард Ласточкин, неоднократно безуспешно баллотировавшийся в Думу, но не сумевший снискать лавров на политическом поприще, является крупным наркодилером. Он организовал поставку в Москву сверхсильного синтетического наркотика «Белый китаец». С этим новым веществом, которое в тысячу раз сильнее героина, оперативники столкнулись впервые…
МАША. Белый китаец! Это то, что у меня нашли!
АРКАДИЙ. Идиот! Как я сразу не догадался. Так вот почему… Когда его арестовали?
ЛЮСЯ. Вчера вечером, говорят.
МАША. А меня выпустили сегодня утром. Я даже не ожидала. Думала деньги вымогают… (Аркадию). Или это вы?...
АРКАДИЙ. Тааак… (Меряет пятачок шагами)
ЛЮСЯ. Господи!...Как я сразу не догадалась? Аркаш, так вот ты для чего деньги собирал? Что ж ты сразу то не сказал?! (Аркадий пытается сделать знак Люсе, чтобы она молчала, но поздно. Люсю понесло). (Маше). Детонька, я же не знала…Прилетела вчера рано утром из Египта, и, бегом на работу, а там запись на целый день. Корнала не поднимая головы. (Аркадию). И ты, хорош гусь! Не мог сразу сказать в чем проблема?! Павлик Морозов, ёпрст!
АРКАДИЙ. Ну сказал бы и что?
ЛЮСЯ. А то! Что у меня брат двоюродный генерал милиции в департаменте собственной безопасности.
АРКАДИЙ. Вот это да!
Люся отводит Аркадия в сторону. Они о чем-то шепчутся. После чего Аркадий, заметно повеселевший возвращается к Маше.
ЛЮСЯ (собираясь уходить). Колька, он мужик, что надо, хоть и генерал. Аркаш, я с ним поговорю и позвоню тебе.
Люся уходит.
МАША. Что-то еще случилось?
АРКАДИЙ. Появилась возможность вернуть один долг... Хорошо то как! Exitus vitalis, ччёрт!
МАША. Как это перевести?
АРКАДИЙ. Жизненный исход! Будем жить, радоваться, любить...
МАША. Кого любить?
АРКАДИЙ (смутившись). Это я абстрактно, ну там, цветы, растения, всякие...
МАША. А-а-а… Это ведь вы меня спасли? Вы, вы, не отпирайтесь… И теперь по правилам…
АРКАДИЙ. Что еще?
МАША. Должны на мне жениться!
АРКАДИЙ. Вот ещё!
МАША. Так во всех сказках бывает. Не отпирайтесь!
АРКАДИЙ. Я подумаю…
МАША. Ну знаете!
АРКАДИЙ. Я подумаю, стоит ли портить тебе жизнь.
МАША. Я давно мечтала её испортить… С тобой.
Оба радостно смеются и идут навстречу другу.



ЗАНАВЕС.



Каталог: file
file -> Шығыс Қазақстан облысындағы мұрағат ісі дамуының 2013 жылдың негізгі бағыттарын орындау туралы есеп
file -> Анықтама-ұсыныс үлгісі оқу орнының бланкісінде басылады. Шығу n күні 20 ж
file -> «Шалғайдағы ауылдық елді мекендерде тұратын балаларды жалпы білім беру ұйымдарына және үйлеріне кері тегін тасымалдауды ұсыну үшін құжаттар қабылдау» мемлекеттік қызмет стандарты
file -> «Наркологиялық ұйымнан анықтама беру» мемлекеттік көрсетілетін қызмет стандарты Жалпы ережелер «Наркологиялық ұйымнан анықтама беру»
file -> Регламенті Жалпы ережелер 1 «Мұрағаттық анықтама беру»
file -> «бекітемін» Шығыс Қазақстан облысының тілдерді дамыту жөніндегі басқармасының басшысы А. Шаймарданов
file -> «бекітемін» Шығыс Қазақстан облысының тілдерді дамыту жөніндегі басқармасының бастығы А. Шаймарданов
file -> Шығыс Қазақстан облысының тілдерді дамыту жөніндегі басқармасының 2012 жылға арналған операциялық жоспары
file -> Тарбағатай ауданының ішкі саясат бөлімі 2011 жылдың 6 айында атқарылған жұмыс қорытындысы туралы І. АҚпараттық насихат жұмыстары


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет