Глава Детектив как жанр литературы Глава Жизнь и творчество Артура Конан Дойла Глава Жизнь и творчество Агаты Кристи Глава Жизнь и творчество Жоржа Сименона



жүктеу 316.45 Kb.
Дата02.05.2016
өлшемі316.45 Kb.
түріРеферат
: dnevnik -> sites -> default -> files -> customfiles -> infopage
infopage -> Исследовательская работа «Только свобода и любовь…»
dnevnik -> Дневник оказания благотворительной помощи
Содержание

Введение

Глава 1.

Детектив как жанр литературы

Глава 2.

Жизнь и творчество Артура Конан Дойла

Глава 3.

Жизнь и творчество Агаты Кристи

Глава 4.

Жизнь и творчество Жоржа Сименона

Глава 5.

Жизнь и творчество Иоанны Хмелевской

Заключение

Список использованной литературы

Детектив как жанр литературы

Детектив - роман или рассказ, в котором фигурирует тайна, а упор делается на головоломный поиск ее разгадки. От других форм художественной литературы детектив отличается тем, что в основе его сюжета лежит загадка. Обычно это преступление, но внимание читателя приковано скорее к загадочным обстоятельствам дела, нежели к самому преступлению. Кульминация детектива - решение загадки; повествование привязано к логическому процессу, посредством которого расследователь по цепочке фактов приходит к раскрытию тайны. Главное в детективе - расследование, поэтому анализ характеров и чувств персонажей для него не так важен. Очень часто тайна разгадывается путем умозаключения на основании того, что известно и расследователю, и читателю.

Детективное произведение не следует отождествлять с триллером, где всегда есть элемент ужаса или голого насилия, и с криминальным романом, вскрывающим причины и природу преступности. Первые в чистом виде детективные рассказы создал в 1840-х годах Э.По, но и до него многие авторы использовали отдельные элементы детектива. В числе его предшественников почетное место занимает философ-анархист У.Годвин, в его романе Калеб Уильямс (1794) главные персонажи - сыщик-любитель, которым движет любопытство, и безжалостный полицейский агент. Возможно, самый существенный стимул развитию детектива дали Мемуары Э.Видока. Он был вором, несколько раз сидел в тюрьме, затем подался в агенты полиции и дослужился до начальника знаменитой французской сыскной полиции Сюрте. Его мемуары печатались выпусками с 1828; в них он подробнейшим образом описал свои следственные методы и живо, хотя и с преувеличениями, поведал об увлекательных приключениях, связанных с ловлей преступников. Э.По гениально соединил в своем творчестве все эти влияния: в пяти новеллах из его обширного наследия разработаны все основополагающие принципы, которым на протяжении ста с лишним лет следовали авторы детективной литературы. Сам По называл эти новеллы рассказами об умозаключении. Они и сегодня читаются с большим интересом. Это «Убийство на улице Морг», положившее начало традиции повествования о "тайне запертой комнаты"; «Золотой жук», прародитель сотен сюжетов, опирающихся на расшифровку криптограммы; «Тайна Мари Роже» - опыт чисто логического расследования; «Похищенное письмо», успешно подтверждающее теорию, согласно которой единственное объяснение, остающееся после того, как отброшены все остальные, должно быть правильным, сколь бы невероятным оно ни казалось; «Ты еси муж, сотворивый сие», где убийцей оказывается лицо вне подозрений. В трех из этих рассказов выведен кавалер С.Огюст Дюпен, первый великий сыщик в художественной литературе - безапелляционный в суждениях, презирающий полицию, скорее мыслящая машина, нежели живой человек.

Несмотря на открытия По, детектив начал утверждаться как популярная литературная форма лишь с возникновением в 1840-х годах регулярных полицейских сил на государственном жалованье и их сыскных подразделений. Ч.Диккенс, живо интересовавшийся деятельностью преступного мира и методами сыска, создал в Холодном доме (1853) весьма убедительный образ инспектора Баккета из сыскного отделения. Многолетний друг, а порой и соавтор Диккенса У.Коллинз вывел в романе Лунный камень (1868) сыщика, сержанта Каффа, прототипом которого был инспектор полиции Уичер, и показал, как его герой приходит к поразительным, однако логически обоснованным выводам из известных ему фактов. Лунный камень называют первым и лучшим английским детективным романом, хотя на сегодняшний вкус он слишком затянут. Ранее написанный роман Коллинза Женщина в белом (1860), где повествование поочередно ведется от лица нескольких персонажей, более увлекателен. Примерно тогда же француз Э.Габорио выпустил несколько детективных романов, из которых особый интерес представляют Досье 113 (1867) и Месье Лекок (1869); по крайней мере два романа ирландца Ш.Ле Фаню (1814-1873) - Рука Уайльдера (1869) и Шах и мат (1871) - тоже отвечают канону детектива. Первым бестселлером в этом жанре стал роман Ф.Хьюма Таинственный кабриолет (1886).

Таким образом, к тому времени, как А. Конан Дойл представил широкой публике своего Шерлока Холмса, величайшего сыщика в мировой литературе, детектив был уже установившимся жанром. За первым романом о Шерлоке Холмсе, Этюдом в багровых тонах (1887), последовали книги рассказов, благодаря которым великий сыщик и его помощник доктор Ватсон стали известны едва ли в каждом доме. Лучшие из этих сборников - Приключения Шерлока Холмса (1892) и Записки о Шерлоке Холмсе (1894). Сегодня в этих новеллах более всего привлекают очарование воссозданной в них эпохи и образ самого Холмса. Самоуверенный интеллектуал-эгоцентрик, да еще и принимающий наркотики, он не только предстает удивительно живым человеком, но и вызывает огромную симпатию. Конан Дойл разработал тип "великого сыщика" и тем немало послужил росту популярности детективного рассказа.

В Англии к видным последователям Конан Дойла относились А.Моррисон (1863-1945), придумавший следователя Мартина Хьюитта; баронесса Оркси (1865-1947), создавшая безымянного мастера логических умозаключений, которого другие персонажи называют просто Стариком в уголке; Р.Остин Фримен, изобретатель "обратного" детектива, в котором читателю с самого начала все известно о преступлении; Э.Брама, "отец" первого в литературе слепого сыщика. В Америке традицию Конан Дойла поддержали М.Пост, автор известных рассказов о Дядюшке Абнере, и А.Рив (1880-1936) с его сыщиком Крейгом Кеннеди. Вероятно, крупнейшими мастерами детектива этого периода были английский писатель Г.Честертон и американский журналист Ж.Футрелл (Футрель) (1875-1912). Рассказы Честертона о католическом священнике в роли сыщика, особенно в сборниках Неведение отца Брауна (1991) и Мудрость отца Брауна (1914), являются самыми остроумными образцами жанра. Футрелл, автор двух книг о профессоре Огастесе С.Ф.К. Ван Дьюсене, которого называют "думающей машиной", почти не уступает Честертону в изобретательности. В холмсовской традиции, хотя и с обратным знаком, выдержаны новеллы зятя Конан Дойла Э.Хорнунга о похождениях взломщика-любителя Раффлса и рассказы М.Леблана об Арсене Люпене; оба автора проигнорировали строгое указание Конан Дойла: нельзя делать героем преступника.

Ливенвортское дело (1878) Анны Кэтрин Грин было первым значительным американским детективным романом. Мэри Робертс Райнхарт получила известность как создательница школы "Если бы тогда знать...": в любом ее произведении фраза с таким зачином рано или поздно звучит из уст повествователя. Среди книг начала века по-прежнему способны вызвать интерес романы англичанина А.Мейсона (1865-1948), в которых действует великан-сыщик из Сюрте М.Ано: На Розовой вилле (1910) значительно совершенней детективов своего времени, а последующие сочинения Мейсона, особенно Дом стрелы (1924), и того лучше. Тайна желтой комнаты (1909) Г.Леру (1867-1927) остается одной из самых хитро закрученных историй о преступлении в запертой комнате, а Последнее дело Трента (1913) Э.Бентли - одним из первых детективов, где сыщик предстает живым человеком, а не думающей машиной.

Первая мировая война заметно изменила характер детективной прозы. Роман потеснил рассказ как форма, позволяющая развернуть более сложный сюжет с непредвиденными поворотами интриги и развязкой. В так называемый золотой век детектива, охватывающий 1918-1939, литература обогатилась множеством новых сыщиков. Агата Кристи в своем первом романе Таинственное происшествие в Стайлз (1920) представила читателями усатого интеллектуала Эркюля Пуаро. Через три года появился лорд Питер Уимзи, герой Дороти Сейерс, а еще три года спустя читателей то повергал в восторг, то приводил в раздражение сыщик С.С.Ван Дайна - чрезвычайно эрудированный повеса Фило Вэнс. Список авторов, создавших образы колоритных сыщиков, весьма обширен: Ф.Крофтс (инспектор Френч), Э.Куин (сыщик Эллери Куин), Дж.Карр (доктор Гидеон Фелл и - в книгах под псевдонимом Картер Диксон - сэр Генри Меривейл), Э.Беркли (Роджер Шеригем), Ф.Макдональд (Энтони Гетрин), а во "второй волне" (1930-е годы) - Э.Гарднер (Перри Мейсон), Марджери Аллингем (Альберт Кэмпион), Найо Марш (Родерик Аллейн), М.Иннес (Джон Эплби), Н.Блейк (Найджел Стрейнджуэйз) и Р.Стаут (Ниро Вульф). Все они авторы британские либо американские; писатели континентальной Европы не оправдали надежд, вызванных в свое время Габорио и Леру. Единственным европейским мастером детектива второй половины века и при этом не англичанином является Ж.Сименон; его книги об инспекторе французской полиции Мегрэ начали выходить с конца 1920-х годов.

В детективной прозе богато представлены разнообразные сюжетные ходы и приемы. Одни авторы показывали, как опровергаются железные алиби; другие специализировались на убийствах в запертой комнате; третьи стремились всевозможными способами обмануть читателя. Самый хитрый обманный трюк придумала в Убийстве Роджера Экройда (1926) Агата Кристи, чем вызвала бурю возмущения у коллег по перу: убийцей у нее оказался рассказчик, выполняющий в романе функцию доктора Ватсона. Монсеньор Р.Нокс, сам писавший детективы, сформулировал "Десять заповедей детектива", соблюдать которые был обязан каждый автор, стремящийся стать членом закрытого британского "Клуба детективистов". Агату Кристи всерьез подумывали исключить из клуба. Со временем великий сыщик, этот эгоцентрик-любитель, стал чуть больше напоминать живого человека, а его Ватсон постепенно исчез из повествования. Хотя классический детектив, представленный ранними книгами Дж.Карра, Э.Куина и С.С.Ван Дайна, дал шедевры безукоризненно выстроенной интриги, отсутствие в нем глубины и психологизма в обрисовке характеров начало раздражать читателей. Дороти Сейерс предугадала, что эта форма может себя исчерпать "по той простой причине, что публика научится распознавать все приемы". Э.Беркли отказался следовать принципу "голой загадки", заявив, что детектив разовьется в роман, "захватывающий не столько логикой, сколько психологией персонажей", и блестяще продемонстрировал это в двух романах об убийстве, которые выпустил под псевдонимом Фрэнсис Айлс: Злой умысел (1931) и Перед фактом (1932).

Окончательный удар по стереотипу великого сыщика-любителя, который всегда знает много больше, чем тупицы полицейские, нанесла американская школа "крутого" детектива в лице ее выдающихся мастеров Д.Хэммета и Р.Чандлера. Сэм Спейд у Хэммета и Филип Марлоу у Чандлера - частные сыщики, работающие за деньги, притом далеко не всегда большие. Они честны, однако довольно жестоки и неразборчивы в средствах. Хэммет и Чандлер получили признание - в Европе полное, в США менее безоговорочное - как серьезные писатели, талантливые мастера художественной прозы. Из сотен подражателей лишь двое приближаются к ним умением проникнуть в жизнь различных слоев общества и аналитической остротой ума. Первый - Дж.Лейтимер: его ранние книги, где действует Билл Крейн, примечательны полными сардонического юмора диалогами. Второй, куда более значительный, - Р.Макдональд, истинный наследник Чандлера. После Хэммета и Чандлера появление на детективной сцене нового Шерлока Холмса стало маловероятным.

Агата Кристи, Марджери Аллингем и Э.Куин существенно изменили характеры своих героев и вывели сюжеты книг за строгие рамки классического детектива. Последний, т.е. детектив-загадка по определению, редок в наше время: его сильно потеснили шпионский и криминальный романы и другие разновидности детектива. Шпионский роман, или остросюжетный боевик, долгое время считался паралитературным жанром, хотя к его форме изредка обращались даже серьезные мастера литературы, например англичане У. С.Моэм (Эшенден, или Британский агент, 1928) и Г.Грин (Наемный убийца, 1936) и американцы Дж.Кейн (Почтальон всегда звонит дважды, 1934) и Х.Маккой (Саван шьется без карманов, 1937). До Второй мировой войны Э.Эмбрел выпустил пять книг, в которых соединены элементы реалистического романа и политического боевика. По-настоящему шпионский роман начал развиваться в 1950-е годы с появлением сочинений И.Флеминга о секретном агенте Джеймсе Бонде. В известном смысле Бонда можно считать литературным наследником великих сыщиков. Он не всеведущ, но зато неуязвим, любые опасности и пытки ему нипочем. Своим широким успехом "бондиана" обязана не столько сомнительным литературным достоинствам, сколько царящей в ней атмосфере всемогущества и насилия. Книги Дж.Ле Карре и Л.Дейтона отмечены куда более реалистической трактовкой шпионажа. У Ле Карре шпионы-антигерои Алекс Лимас и Джордж Сайли внешне непривлекательны и придавлены комплексом вины; эти подпольные персонажи действуют в подпольном мире - царстве обмана, жертвами которого зачастую становятся сами. Под пером Ле Карре шпионаж символизирует разложение современного общества. Американец Р.Ладлем (1927) в таких романах, как Наследство Скарлатти (1971), Рукопись Чанслора (1977) и Мозаика Парцифаля (1982), сталкивает обычных, ни о чем не подозревающих граждан с заговорщиками, действующими едва ли не во всемирном масштабе, - параноидальный сюжет, взятый за образец многими современными авторами. Получили распространение темы терроризма, в частности неонацизма. Ф.Форсайт романом Досье "Одесса" (1972) ввел в оборот термин "Одесса", кодовое название тайной организации бывших офицеров-эсэсовцев, а в Псах войны (1974) сделал наемников полноправными литературными персонажами.

Самое очевидное отличие детективного романа от криминального - то, что в первом читателю известно ровно столько, сколько знает сыщик, а во втором - не меньше, чем знает преступник, и главное в повествовании не разгадка тайны преступления, но его живописание и поимка преступника.

Изображение работы полиции постепенно выдвинулось на первый план, о чем свидетельствуют романы Э.Макбейна о 87-м полицейском участке или книги Дж.Уэмбо о полиции Лос-Анджелеса. В центре этих произведений - неприглядная реальность полицейских будней: коррупция, подкуп, обман, работа с осведомителями. Поэтика "крутого" детектива прекрасно отвечает жестокой и грубой атмосфере криминального романа. Эксцентрические сыщики не вовсе исчезли из литературы. М.Коллинз вывел в Страхе (1966) однорукого Дэна Форчуна, а в романах Дж.Чесбро Тень сломленного человека (1977), Дело о чародеях (1979) и Происшествие в Бладтайде (1993) действует самый колоритный частный сыщик современной литературы - карлик Монго, в прошлом артист цирка, профессор криминологии и обладатель черного пояса каратиста.

\Существенным нововведением жанра стало появление сыщиков-женщин, которые имеют лицензию на сыск и не хуже мужчин справляются с опасным делом. Например, Шэрон Маккоун в романах Марсии Мюллер Эдвин Железные Сапоги (1978), Воскресенье - день особый (1989) и других или Кинси Милхоун, острая на язык частная сыщица, героиня детективов Сью Графтон, выстроенных в алфавитном порядке: "А" значит "алиби" (1982), "Б" значит "беглец" (1989) и т.д. Некоторые современные писатели вышли в своем творчестве за формальные рамки детектива; самые видные из них - Л.Сандерс, Г.Кемельман, "отец" неугомонного сыщика-раввина Дэвида Смолла, Д.Френсис, Ф.Джеймс, Дж.Макдональд и Э.Леонард.

См. также: ДЕТЕКТИВ: НАИБОЛЕЕ ИЗВЕСТНЫЕ ПИСАТЕЛИ - АВТОРЫ ДЕТЕКТИВНЫХ ПРОИЗВЕДЕНИй.

Жизнь и творчество Артура Конан Дойла

Артур Игнатиус Конан Дойл родился 22 мая 1859 года в столице Шотландии г. Эдинбурге на Пикарди-плейс. Его отец Чарльз Алтамонт Дойл, художник и архитектор, женился в возрасте двадцати двух лет на Мэри Фоли, молодой женщине семнадцати лет, в 1855 году. Мэри Дойл имела страсть к книгам и была главным рассказчиком в семье, наверное именно поэтому, в последствии Артур очень трогательно вспоминал о ней. К сожалению, отец Артура был хронический алкоголик, и поэтому семья иногда бедствовала, хотя глава семьи и был, по словам своего сына, очень талантливым художником.

В детстве Артур много читал, имея совершенно разносторонние интересы. Его любимым автором был Майн Рид, а любимой книгой - "Охотники за скальпами".

После того, как Артур достиг девяти лет, богатые члены семейства Дойл предложили оплачивать его обучение. В течение семи лет он должен был ходить в школу-интернат иезуитов в Англии в Ходдер - подготовительная школа для Стоунихерста (большая закрытая католическая школа в Ланкашире). Спустя два года Артур перебрался из Ходдера в Стоунихерст. Там преподавали семь предметов: азбуку, счет, основные правила, грамматику, синтаксис, поэзию, риторику. Питание там было достаточно скудное и не имело большого разнообразия, которое, тем не менее, не сказывалось на здоровье. Телесные наказания были суровыми. Артур в то время часто подвергался им. Орудием наказания служил кусок резины, размером и формой напоминавший толстую галошу, которым били по кистям рук.

Именно в течение этих трудных лет, учась в школе-интернате, Артур понял, что обладает талантом к сочинительству историй, поэтому он был часто окружен собранием из восхищенных молодых студентов, слушающих удивительные истории, которые он сочинял, чтобы развлечь их. В одни из Рождественских каникул, в 1874 году, он на три недели, по приглашению своих родственников, едет в Лондон. Там он посещает: театр, зоопарк, цирк, Музей восковых фигур мадам Тюссо. Он остается очень доволен этой поездкой и тепло отзывается о своей тетушке Аннет, сестре отца, а также дядюшке Дике, с которым, в последствии, будет находиться, мягко сказать, не в дружеских отношениях, в связи с несовпадением взглядов на его, Артура, место в медицине, в частности, должен ли он будет стать католическим врачом... Но это далекое будущее, а пока еще предстоит закончить университет...

На последнем годе обучения Артур издает журнал колледжа и пишет стихи. Кроме того, он занимается спортом, главным образом крикетом, в котором достигает неплохих результатов. Он отправляется в Германию в Фельдкирх учить немецкий язык, где продолжает с увлечением заниматься спортом: футбол, футбол на ходулях, катание на санках. Летом 1876 года Дойл едет домой, но по дороге заезжает в Париж, где живет несколько недель у своего дяди. Таким образом, в 1876 году он получил образование и был готов к встрече с миром, а также желал восполнить некоторые из недостатков его отца, который к тому времени стал сумасшедшим.

Традиции семейства Дойл диктовали следовать артистической карьере, но все же Артур решил заняться медициной. Это решение было принято под влиянием доктора Брайена Чарльза, степенного, молодого квартиранта, которого мать Артура взяла, чтобы как-то сводить концы с концами. Этот доктор получил образование в Университете Эдинбурга, и поэтому Артур решил учиться там же. В октябре 1876 года Артур становится студентом медицинского университета, перед этим столкнувшись еще с одной проблемой - не получением заслуженной им стипендии, которая так была нужна ему и его семье. Учась, Артур встречался со многими будущими известными авторами, такими как, Джеймс Барри и Роберт Луи Стивенсон, которые также посещали университет. Но наибольшее влияние на него оказал один из его преподавателей - доктор Джозеф Белл, который был мастером наблюдательности, логики, выводов и обнаружения ошибок. В будущем он послужил прототипом Шерлока Холмса.

По образованию Шерлок Холмс, видимо, биохимик. На момент знакомства с Ватсоном работал лаборантом в одной из лондонских больниц — об этом говорится в начале «Этюда в багровых тонах». «Один малый, который работает в химической лаборатории при нашей больнице… По-моему, он отлично знает анатомию, и химик он первоклассный, но, кажется, медицину никогда не изучал систематически». Ни в одном из последующих произведений о работе Холмса в качестве фельдшера-лаборанта не упоминается. Равно, как и автор больше не говорит о какой бы то ни было иной, помимо частного сыска, работе своего главного героя.

Холмс — многогранная личность. Обладая разносторонними талантами, он посвятил свою жизнь карьере частного детектива. Расследуя дела, которыми снабжают его клиенты, он опирается не столько на букву закона, сколько на свои жизненные принципы, правила чести, которые в ряде случаев заменяют ему параграфы бюрократических норм. Неоднократно Холмс позволял людям, по его мнению, оправданно совершавшим преступление, избежать наказания. Холмс в принципе не меркантилен, его в первую очередь занимает работа. За свой труд по раскрытию преступлений Шерлок Холмс берёт справедливое вознаграждение, но если его очередной клиент беден, может взять плату символически или вообще отказаться от неё.

Холмс — житель викторианской Англии, лондонец, великолепно знающий свой город. Его можно считать домоседом, и он выезжает за пределы города (страны) только в случае крайней необходимости. Многие дела Холмс разгадывает, не выходя из гостиной миссис Хадсон, называя их «делами на одну трубку».

В быту Холмс имеет устойчивые привычки. Он неприхотлив и практически безразличен к удобствам, совершенно равнодушен к роскоши. Его нельзя назвать рассеянным, но он несколько равнодушен к порядку в комнате и аккуратности в обращении с вещами. Например, проводит рискованные химические эксперименты в своей квартире, нередко наполняя её удушливыми или зловонными парами, или тренируется в стрельбе, выбивает выстрелами вензель королевы Виктории на стене комнаты.

Холмс — убеждённый холостяк, ни разу, по его словам, не испытавший ни к кому романтических чувств. Неоднократно заявляет, что вообще не любит женщин, хотя неизменно вежлив с ними и готов помочь. Только один раз в жизни Холмс, можно сказать, не то чтобы был влюблен, но проникся большим уважением к некой Ирэн Адлер, героине рассказа «Скандал в Богемии».

Холмс курит крепкий табак, и в ряде рассказов предстаёт, как одержимый и сильно зависимый от табака курильщик, более озабоченный получением дозы никотина, чем изысками в этой области. Иногда, особенно в случае высоких умственных нагрузок, Холмс курит, практически не останавливаясь. Так в «Собаке Баскервилей» Ватсон отмечает: «…я вошёл в комнату и перепугался: не пожар ли у нас? — из-за того, что через дым едва брезжил свет лампы…».

Связь образа Шерлока Холмса с трубкой справедлива лишь отчасти. Трубочные табаки он, в первую очередь, ценил за крепость, невзирая на их дешевизну и грубость. То, что он курил сильно изогнутые трубки — позднейший миф[7]. В ряде произведений (например, «Конец Чарльза Огастеса Милвертона», «Последнее дело Холмса», «Пустой дом», «Пенсне в золотой оправе») Холмс охотно курит сигары и папиросы.

В повести «Этюд в багровых тонах» доктор Ватсон заявляет, что Холмс не употребляет наркотики, но в «Знаке четырёх» мы видим его употребляющим кокаин внутривенно. Это объясняется тем, что до начала ХХ века кокаин считался медицинским средством.

Об отношениях Холмса с алкоголем сложно сказать что-то определённое, хотя строгим трезвенником он явно не является.

Холмс в принципе не тщеславен, и в большинстве случаев благодарность за раскрытое преступление его мало интересует. Об этом говорится в «Знаке четырех»:

— Как несправедливо распределился выигрыш! […] Все в этом деле сделано вами. Но жену получил я. А слава вся достанется Джонсу. Что же остаётся вам?

— Мне? — сказал Холмс. — А мне — ампула с кокаином.

Хотя в ряде случаев Холмс выражает свою досаду по поводу такого положения вещей,как например в рассказе «Этюд в багровых тонах»:

— Но ведь, наверное, нельзя терять ни секунды, — встревожился я. — Пойти позвать кэб?

— А я не уверен, поеду я или нет. Я же лентяй, каких свет не видел, то есть, конечно, когда на меня нападет лень, а вообще-то могу быть и проворным.

— Вы же мечтали о таком случае!

— Дорогой мой, да что мне за смысл? Предположим, я распутаю это дело — ведь все равно Грегсон, Лестрейд и компания прикарманят всю славу. Такова участь лица неофициального.

Однако он довольно ревностно относится к сравнению своего таланта сыщика с другими европейскими детективами.

— Cчитая вас вторым по величине европейским экспертом…

— Вот как, сэр! Разрешите полюбопытствовать, кто имеет честь быть первым? — довольно резким тоном спросил Холмс.

— Труды господина Бертильона внушают большое уважение людям с научным складом мышления. («Собака Баскервилей»)

Холмс предпочитает принимать клиентов у себя дома. В ряде рассказов можно видеть, что даже очень состоятельные клиенты, особы королевской крови и сам премьер-министр Англии приходят лично к нему на приём. Холмс — театрал, любит обедать в ресторане «Симпсонс» (престижнейшее место Лондона). Отлично разбирается в опере и, видимо, знает итальянский язык:

— Ваш шифр несложен, сударыня. Вы нужны нам здесь. Я был уверен, что стоит мне подать знак Vieni (ит. «приходи») — и вы обязательно придёте.

Жизнь и творчество Жоржа Сименона

Жорж Сименон - французский писатель, создавший серию детективно-психологических романов о полицейском комиссаре Мегрэ, автор социально-психологических романов «Братья Рико» (1952), «И все-таки орешник зеленеет» (1969), автобиографической книги «Я диктую» в 22-х томах (1975-1981).

Мэтр детективного жанра бельгиец Жорж Сименон, скончавшийся 4 сентября 1989 года, оставил состояние, оцениваемое в сотни миллионов долларов. Большая часть завещана Денизе - второй жене Сименона, канадке по происхождению.

Спутница последних лет жизни писателя итальянка Тереза, которая помогла ему, как он сам говорил, обрести «полную гармонию», получила в наследство домик в Лозанне, где они с Сименоном жили с 1973 года.

В числе наследников названы также три сына знаменитого бельгийца: Марк - кинорежиссер, Жан - продюсер и Пьер - студент.

В начале рабочего дня Сименон первым делом любовно и кропотливо затачивал два десятка карандашей, с которыми садился за очередную главу. Как только графит одного карандаша стирался, он брался за другой. Точно так же он никогда не курил два раза подряд одну и ту же трубку, заготавливая заранее целый набор из своей коллекции, насчитывавшей более двухсот штук. Трубки набивались экзотическими смесями светлых тонов табака, изготавливаемых специально для него «Данхиллом». Дорожные справочники, географический атлас, карты железных дорог - все это помогало ему насыщать свою прозу реальными деталями и придавать романам завораживающую документальную достоверность. Остальное (а точнее, самое главное) делали - вдохновение и талант. Создав собрание сочинений из более чем 300 томов, Жорж Сименон стал, безусловно, одним из самых плодовитых авторов за всю историю литературы.

Он обладал удивительным даром затрачивать на написание романа меньше времени, чем на его перепечатку. Ему, как правило, требовалось от трех до одиннадцати дней на одну книгу. К вечеру он покрывал сплошной чернотой графита около сорока листов, а на следующее утро садился их перепечатывать, попутно редактируя и убирая лишнее. «Я ужасно этого не люблю. Я хочу, чтобы все оставалось на месте, чтобы каждая фраза целиком служила сюжету. В моих произведениях нет живости и блеска, у меня бесцветный стиль, но я положил годы, чтобы избавиться от всяческого блеска и обесцветить свой стиль», - так мог сказать только Мастер.

Романы Сименона переведены на 55 языков и проданы во всем мире в количестве более полумиллиарда экземпляров. Известный французский писатель Андре Жид насзвил их «вершиной искусства».

Под рукой у Сименона была всегда картотека, чтобы классифицировать живой материал произведений - заметки, нацарапанные порой на клочках бумаги, к которым он позднее приписывал придуманные имена героев своих книг. Он писал без заранее составленного плана, изобретая интригу «по ходу дела», радуясь и зачастую удивляясь тем неожиданным поворотам мысли, в которые вовлекало его это спонтанное творчество. На каком-то этапе герои нового романа начинали жить как бы своей собственной жизнью, и ему оставалось «всего лишь» описывать ее. На одной из карточек своего досье он пометил: это не классические детективы, а «романы обстановки», где погружение читателя в атмосферу психологического наблюдения значит гораздо больше, чем ход полицейского расследования.

Своему любимому герою - комиссару Мегрэ - Сименон посвятил 76 романов и 26 рассказов. Писатель и комиссар полиции провели в неразлучной дружбе сорок четыре года - начиная с романа «Петр-Латыш», увидевшего свет в 1928 году, и кончая последней книгой о доблестном комиссаре «Мегрэ и господин Шарль», появившейся в 1972 году. Приключения Мегрэ стали сюжетом для 14 кинофильмов и 44 телевизионных передач.

Мегрэ появился не сразу. Сначала было десять лет работы журналистом и писателем «бульварного жанра», создавшим изрядное число небольших романов под доброй дюжиной псевдонимов. Микетт, Арамис, Жан дю Перри, Люк Дорсан, Жермен д’Антиб - гонорары за произведения всех этих «писателей» шли неизменно по одному адресу: Париж, площадь Вогез, 21, Жоржу Сименону.

В 1927 году он был уже известным писателем. Под псевдонимом Жорж Сим он наводнял редакции газет и журналов своими репортажами, публиковал рассказы и эссе. В среднем он писал в день по 80 страниц и работал одновременно на шесть издательств. Когда один из его издателей задумал открыть новую газету, он сделал ставку на следующий рекламный трюк: предполагалось, что за пять дней и за весьма кругленькую сумму на глазах у публики Жорж Сим напишет роман для новой газеты. С этой целью его посадят неподалеку от «Мулен Руж» в специально сооруженную стеклянную клетку, где он будет строчить на пишущей машинке. Этот замысел еще задолго до воплощения настолько оброс слухами, что превратился в легенду: вплоть до начала второй мировой войны многие уверяли, что «своими глазами» видели Сименона в стеклянной клетке, с безумной скоростью барабанившего по машинке, хотя этой идее не суждено было осуществиться. Просуществовав несколько дней, новая газета обанкротилась.

В 26 лет Сименон решает попробовать себя в деле более серьезном. Идея была проста, как и все гениальное: его полицейский будет обычным человеком, в котором, по словам самого Сименона, «нет ни хитрости, ни даже среднего ума и культуры, но который умеет докапываться до самой сути людей». «Мой дорогой Сим, вы меня удивляете. Поверьте, я знаю, что говорю - издатели всегда знают, что говорят - ваша идея дурна. Вы идете против всех правил, и я вам сейчас это докажу. Во-первых, ваш преступник не вызывает ни малейшего интереса, он не плохой и не хороший - этого-то публика как раз не любит. Во-вторых, ваш следователь заурядная личность; он не обладает особым интеллектом и сидит целыми днями за кружкой пива. Это ужасно банально, как вы хотите это продать?» Такой вот монолог услышал молодой Сименон от своего издателя Артэма Файяра, которому принес рукопись первой книги о Мегрэ. Подавленный и растерянный, он уже собирался уходить, как вдруг что-то шевельнулось в душе матерого профессионала книжного бизнеса. «Ладно, оставьте мне рукопись. Попробуем опубликовать, посмотрим, что выйдет», - сказал Файяр и, сам того не сознавая, дал «зеленый свет» целой эпохе в истории детективного жанра.

В 1931 году появилась серия романов о Мегрэ. Сименон закатил тогда грандиозный банкет - «антропометрический бал», тоже вошедший в анналы. Приглашено было четыреста гостей, однако праздновавших оказалось не менее тысячи, виски лилось рекой. В воображении обывателей этот «бал» перерос в невероятную оргию, и пресса с горечью писала о молодом авторе, который ради внимания публики готов на руках обойти парк Тюильри.

Подобная репутация сложилась у Сименона к началу 1930-х годов, когда началась его настоящая писательская карьера. К этому времени он мог бы и снизить темп: за каждого нового «Мегрэ» он получал теперь вдвое больше, чем за пять-шесть «побочных» романов, которые и считал «настоящей литературой», но которые крайне скверно расходились. Казалось бы, теперь он мог перевести дух, шлифовать и совершенствовать психологические рассказы, которыми, не в пример «Мегрэ», дорожил. Однако объем того, что он писал, нарастал как снежный ком: в 1938 году он умудрился опубликовать 12 романов - по одному в месяц, привычный же его ритм - четыре-шесть книг в год. Но остановиться он не мог - просто не умел иначе. Персонажи, рождавшиеся в его воображении, были подобны демонам, рвавшимся наружу. Его вторая жена Дениз описала этот процесс в своих мемуарах: будто робот, он часами сидел за машинкой, выдавая каждые двадцать минут по странице. Без единой паузы, без сбоев. Книга рождалась в три, пять, одиннадцать, пятнадцать дней.

Сименон сам никогда не понимал, как это у него получалось. Он никогда не планировал свой рабочий день, книга сама диктовала режим, сама определяла момент, когда должна создаваться. В своих интервью Сименон не раз говорил, что пишет для «простого человека», вне зависимости от его образовательного уровня, поэтому его романы были коротки, он сознательно ограничивал свой словарный запас до - самое большее - двух тысяч слов. Короткими были и сами слова, ибо находились под сильнейшим эмоциональным давлением. Некоторые его психологические романы обрывались внезапно сжатой концовкой, словно автор сам не мог больше выдержать их высокого напряжения...

В 1977 году, за четыре года до написания своего последнего романа и за 12 лет до смерти, Жорж Сименон признался, что у него было десять тысяч женщин! Фантазии выжившего из ума старика, скажете вы и будете, очевидно, правы, но, черт побери, хочется встать и снять шляпу. В своих воспоминаниях Дениз поправила его: не десять, а двенадцать тысяч. За годы, проведенные с Сименоном, у нее сложилось такое впечатление, что по написании каждой новой книги его страсти не стихали сразу; он мчался к проституткам, менял их по четыре, по пять за один вечер. Вероятно, таков был его способ реализации: когда писал, он днями мог не подниматься из-за стола, но, по словам мадам Сименон, у него была ежедневная потребность в женщине. Сам писатель, посмеиваясь, отказывался признать себя «сексуальным маньяком». Свой вечный «сексуальный голод» он объяснял творчеством: как иначе он мог бы придумать всех своих женских персонажей, как бы иначе узнал, какие эмоции и проблемы терзали их?..

Покинув Льеж 19-летним, Сименон ворвался в парижскую жизнь, словно ветер или ураган. Тогда он и начал постигать «женские проблемы», раздаривая творческий пыл без разбору: от самой дешевой уличной проститутки до знаменитой негритянской певицы и актрисы Жозефины Бейкер, проведшей большую часть жизни во Франции. Обычный дневной рацион писателя «ограничивался» четырьмя представительницами слабого пола. С Бейкер он познакомился в 1925 году. «Я бы женился на ней, если б не получил отказ, - вспоминал он в 1981 году об этой короткой, но бурной связи. - Мы встретились лишь через тридцать лет в Нью-Йорке, по-прежнему влюбленные друг в друга».

Но еще до романа с певицей, в 1922 году, он сочетался законным браком с художницей Региной Реншон, с которой познакомился в новогоднюю ночь 1920 года в Льеже, где работал журналистом в местной газете. Ему сразу понравилась молодая художница и, как говорил он сам позднее, «я стал искать ее общества». Три года спустя они поженились, но вот беда: Тиги (так прозвал свою супругу Жорж) оказалась страшно ревнивой. Это обстоятельство несколько угнетало жизнелюба и донжуана, каким был в молодости уважаемый писатель.

Тем не менее, суровый нрав Тиги не помешал ему сделать постоянной любовницей их домработницу, пышнотелую Генриетту, прозванную любвеобильным Сименоном Булочкой. Лишь безумная любовь к своему мужу заставляла Тиги мириться в течение двадцати лет с этим. Она сама, словно интуитивно понимая, что ее мужу требуется полная свобода, настояла на том, чтобы у них были разные ателье. Летом 1929 года Жорж, Тиги и Булочка отправились на паруснике «Остгот», который Сименон приобрел по случаю в Париже. «Мы много путешествовали. Мы выходили внезапно. Мы внезапно возвращались», - рассказывала Тиги. В 1929 году целью путешествия были Нидерланды, а шесть лет спустя - весь мир! Нью-Йорк, Таити, Южная Америка, Индия... Сименон бежал оттуда, где он не был больше «своим» - из Парижа сумасшедших лет, охваченного предвоенной лихорадкой, из Парижа великого Пруста, сказавшего с некоторым сожалением о создателе Мегрэ: «Это не писатель, это романист». Сменив мостик яхты на палубы океанских лайнеров, они продолжали свою странную жизнь - Сименон, Тиги и Булочка. Сименон развелся с Тиги в 1944 году - она не простила ему измены. Он был в отчаянии.

Но безутешен он был недолго. Дениза Уиме, которую он встретил в Нью-Йорке и пригласил к себе работать секретарем, стала его женой в июне 1950 года, всего через два дня после расторжения брака с Региной Реншон. Вместе с молодой канадкой в жизнь писателя ворвалась страсть, «настоящий жар», как говорил он сам. Она называла его Джо, дабы отличать от первого мужа, которого тоже звали Жорж. На сей раз преуспевающий писатель нашел подругу жизни с нервами покрепче: ее нельзя было смутить адюльтером со служанкой. Дениз забавляло, когда супруг среди ночи удирал от нее через окно к той же Булочке или другой даме сердца. У нее же самой темперамент мужа вызывал ироническое недоумение. Куда охотнее она сопровождала своего неугомонного Джо в публичный дом: там она с удовольствием болтала с барышнями, пока Сименон развлекался с одной из них. Если он появлялся, по представлению Дениз, слишком рано, она отсылала его со словами: «Займись еще одной».

У Марка, сына Сименона от первого брака, появились сводные братья и сестра: Джонни (1949) и Пьер (1959), Мари-Джо (1953). Семья перебралась в Швейцарию, в замок Эшоден, чтобы насладиться счастливым уединением и природой. В Швейцарии Сименон держал целый штат прислуги, в обязанности горничных вменялось и обслуживание хозяина. Дениз рассказывала о приеме на работу новой горничной. «Неужели на нас соблюдается очередь?» - спросила та. «Необязательно, - невозмутимо ответила хозяйка. - Но не надейся, что тебе удастся этого избежать». «Большинство людей работают каждый день и время от времени занимаются сексом, - писал биограф Патрик Марнэм. - У Сименона секс был каждый день, и время от времени он, как вулкан, раздражался работой. С годами количество этих извержений сократилось, но сексуальная дисциплина оставалась неизменной».

Но Сименон, диктатор по натуре, стремился приучить Дениз повиновению своим прихотям. Это привело к разрыву супружеских отношений в 1965 году. Дениз говорила, что со временем его любовь к ней переросла в ненависть. Между ними началась настоящая война, сопровождавшаяся потреблением обеими сторонами невероятного количества алкоголя, драками, взаимными оскорблениями. Их сын Джон вспоминал, что уже на пятом году жизни понял, что родители испытывают неподдельное отвращение друг к другу. Дениз написала о годах, проведенных вместе, две книги: «Птичка для кошки» и «Золотой фаллос». Так или иначе, Ди, как ласково называл свою вторую жену писатель, была целой эпохой в его жизни.

Дочь от брака с Ди, Мари-Джо, стала любимицей отца. Для нее он был готов на все, превращаясь в папочку, внимающего любым капризам своей дочурки. В 8 лет она попросила у него - ни больше ни меньше - обручальное кольцо из чистого золота. И он купил ей это кольцо, с которым она уже больше никогда не расставалась. Мари-Джо была хрупким, ранимым ребенком. После безуспешных попыток стать певицей или киноактрисой Мари-Джо впала в глубокую депрессию («Мадам тоска», как она ее называла), день ото дня становившуюся все сильнее. «Я ведь выздоровлю, правда?» - писала она отцу из Парижа. Но увы - 20 мая 1978 года в возрасте 25 лет Мари-Джо покончила с собой выстрелом из пистолета в сердце. Она написала «дорогому папуле» письмо с последними пожеланиями: оставить с ней любимое обручальное кольцо и зарыть ее прах у подножия кедра в саду их маленького дома под Лозанной.

Смерть дочери стала переломным моментом в жизни писателя. Именно в этот период уже немолодой Сименон решил уйти на отдых...

В детстве Сименон симпатизировал слабому, нерешительному отцу и протестовал против тирании взбалмошной матери, с которой его связывали «фрейдовские» отношения любви-ненависти. Война с ней продолжалась всю жизнь и окончилась лишь с ее смертью в 1970 году. Она регулярно отсылала назад деньги, которые сын отправлял ей. Когда Сименон пришел к ее смертному одру, на прощание он услышал лишь: «Ты зачем сюда пришел, сын?» После ее смерти Сименон написал еще один роман и еще одного - плохого - «Мегрэ», больше ему нечего было сказать, «демоны юности» оставили его. Казалось, что он, отзывавшийся о писательстве как о «болезни и проклятии», наконец излечился. Он, гордившийся всю жизнь своим профессионализмом, изменил в паспорте запись в графе «род занятий»: вместо «писатель» теперь значилось «без профессии»... У него были женщины и дети, он работал с удовольствием, ему сопутствовал успех. Единственное, что привело его в ярость за эти годы, это то, что в 1947 году Нобелевская премия была присуждена не ему, а Андре Жиду.

И по сей день, всякий раз, когда прогулочные кораблики проходят вдоль набережной Ке-дез-Орфевр, гиды показывают на третий этаж легендарного здания, где «расположен» кабинет Мегрэ... Последние годы жизни Сименон провел с Терезой, ставшей его доброй спутницей на склоне лет. Сменив более тридцати жилищ, Сименон вернулся в домик на берегу озера Леман, неподалеку от Лозанны. Он устал и просто хотел, чтобы его оставили в покое. Все предметы роскоши, богатства, включая уникальную коллекцию живописи (Пикассо, Вламенк) - все было отправлено в банк на хранение. Какая-то необходимая мебель, магнитола, да несколько трубок на камине - вот, пожалуй, и все, что он себе оставил. В кроне трехсотлетнего кедра, ставшего последним пристанищем для его любимой дочери, свили гнездо птицы, которых он научился различать по семьям и поколениям, как будто это были люди. В этом доме он и закончил свой земной путь - радостно и бесстрашно, оставив нам добрую память и хорошего друга, чуточку похожего на него самого.



Жизнь и творчество Агаты Кристи

Агата Кристи (урожденная Миллер) - английская писательница, непревзойденный мастер детектива.

Родилась в состоятельной семье, получила неплохое домашнее образование, в частности, музыкальное и только боязнь публичных выступлений помешала ей выбрать путь профессиональной исполнительницы. В 1914 году вышла замуж за майора Арчибалда Кристи, который дал ей имя, но не сделал счастливой.

Во время Первой мировой войны работала в госпитальной аптеке, где получила знание о ядах, впоследствии использованное при создании детективных романов. В 1919 году у супругов Кристи родилась дочь.

Продолжая традицию Эдгара По и Артура Конана Дойла, в первый же детективный роман "Таинственное происшествие в Стайлзе" (1920) вводит пару сыщиков: хитроумного бельгийца Эркюля Пуаро и недалекого капитана Гастингса (отчасти спародированные Шерлок Холмс и доктор Ватсон). Следует также детективной традиции английской писательницы М. З. Брэддон (1837-1915) и американки Анны Кэтрин Грин, впервые в качестве детектива использующей женщину (мисс Джейн Марпл - у Кристи).

В 1926 году выходит один из самых популярных и известных романов Кристи "Убийство Роджера Экройда" и в том же году она расстается с неверным Арчибалдом Кристи. Через несколько лет писательница заключает более счастливый брак с археологом Максом Мэллоуэном и ездит с ним на раскопки в Сирию и Ирак (отсюда "восточный" цикл ее романов). Всего с 1920 по 1976 годы Кристи напишет 68 детективных романов, 6 романов любовно-психологических (под псевдонимом Мэри Уэстмэкотт), а также несколько пьес, одна из которых, "Мышеловка", уже 50 лет не сходит со сцены.

Каждый роман Кристи отчасти напоминает "шахматную" партию - "задачу", которая разыгрывается с помощью стереотипных фигур: молодые девушки, отставные военные, деревенские сквайры, семейные поверенные, легкомысленные светские красавицы, молодые люди, склонные к мотовству, а иногда злодейству. Все эти образы - "клише" - переходят из романа в роман, однако от этого они не становятся менее увлекательными. Главное у нее - "комбинации фигур" и непредсказуемые ходы в "игре".

Герои, как правило, действуют и размышляют на уровне общераспространенных мнений. Они выразители вечных истин: добро - это хорошо, а зло - плохо; смелость, благородство, верность должны побеждать; хитрость, обман, преступные наклонности и действия должны быть вскрыты, осуждены и наказаны. Повествовать нужно просто и доходчиво.

Щадя чувства многих своих читателей, Кристи ни разу не сделала темой романа сексуальное преступление. В отличие от современных авторов криминального романа она умела балансировать на грани дозволенного художественным вкусом и чувством сострадания к жертве. Она понимала, что постоянная демонстрация жестокости и насилия сначала ужасает читателя, а потом нередко приводит к потере способности сочувствовать. В своей "Автобиографии" (1977) писала: "Никто тогда (в двадцатые годы) и помыслить не мог, что настанет время, когда будут читать криминальные романы, так как в них смакуются сцены насилия и они доставляют садистское удовольствие описанием зверства во имя зверства... Но теперь жестокость почти так же ежедневно употребительна, как хлеб с маслом".

Кристи всегда была поборницей женского равноправия, в частности, интеллектуального. В романе "Свидание со смертью" (1938) героиня Сейра Кинг так высказывает мысли самой Агаты Кристи: "Просто ненавижу эту дифференциацию по признаку пола... А ведь истина заключается в том, что одни девушки созданы для дела, другие - нет. Одни мужчины сентиментальны и мыслят сумбурно, другие обладают ясной головой и мыслят логически. Существуют просто разные типы умственной деятельности. Половые различия имеют значение только в сфере, непосредственно примыкающей к половым отношениям".

Лучшие романы Кристи, кроме упоминавшегося "Убийство Роджера Экройда" - "Убийство в Восточном экспрессе" (1934), "Смерть на Ниле" (1937) и самый ею любимый и великолепно написанный "Десять негритят" (1939). Практически все ее детективные романы были экранизированы или инсценированы, некоторые - неоднократно. За литературные заслуги была возведена в дворянское достоинство

Жизнь и творчество Иоанны Хмелевской

Иоанна Хмелевская (урождённая Ирэна Барбара Кюн) - писатель, сценарист, репортер. Родилась и живёт в Варшаве. В России известна как автор детективов, но в список её произведений входят также юмористические пособия, фельетоны, книги для детей, фантастика. Хмелевская — обладательница множества литературных премий, в том числе Премии Председателя Совета Министров за творчество для детей и юношества (1989 год), двукратный лауреат премии «АО ЭМПиК» (крупнейшая в Польше сеть продажи медиа-носителей) (2000, 2001 год).

Родилась в семье директора банка. Воспитанием Иоанны занимались женщины — мать, бабка и две тетушки. Особенно сильное влияние на Иоанну оказала ее тетка Люцина, журналистка. Она передала племяннице массу полезных знаний.

Осенью 1939 года из-за немецкой оккупации Иоанне пришлось бросить школу. Сначала школьными предметами с ней занималась все та же тетка Люцина, а потом, в 1943 году Хмелевскую отдали в интернат при монастыре Воскресения Господня в Варшаве. По окончании гимназии, уже в послевоенной Польше, Хмелевская поступила в Архитектурную академию.

Хмелевская окончила архитектурную академию и проработала несколько лет по специальности. Но однажды во Франции она увидела часовню в Орли и поняла: такого ей никогда не создать. С тех пор Хмелевская зарабатывает писательским трудом: в общей сложности ею написано около 40 романов, первый из которых — «Клин» — вышел в 1964 году.

Иоанна была замужем один раз официально, и от этого брака у нее двое детей (оба мальчики). Кроме того, несколько лет она прожила с человеком, который под именем Дьявол действует в нескольких романах. Ну и всю жизнь питала страсть к ослепительно красивым блондинам, фигурирующим в разных произведениях. Она много курит, обожает водить машину и чрезвычайно азартна. Любовь Хмелевской к бегам и казино послужила основой не одного романа.

Писательница утверждает, что научилась играть в карты раньше, чем говорить. Ее хобби — бридж, тотализатор, собирание янтаря, изготовление бус из ракушек. И еще она обожает путешествовать. Описания большинства стран в ее романах сделаны с натуры.

Кроме того, у нее есть чисто женские черты — например, она все время переживает по поводу недостаточно уложенной прически и неидеальной фигуры.

В ее романах героиня стареет: ведь 40 лет писать от лица 30-летней женщины несколько глупо. Она любит людей, любит писать просто о людях, а не о союзах и не о политических страстях.

Иоанна полагает, что наиболее близким к оригиналу своих книг, как ни странно, стал российский фильм «Что сказал покойник». В нем ей очень понравилась Марта Клубович, которая держит на себе весь фильм.

Писательница много путешествует, из принципа не летает на самолётах. Любит лошадей, делает ставки на скачках, играет в казино. В Польше она относится к числу популярных людей, которых чаще других осаждает пресса.

Есть у автора и фантастические произведения. Это роман «По ту сторону барьера» и роман с фантастическим окончанием «Инопланетяне в Гарволине». Также как анималистическую фантастику можно определить цикл «Пафнутий», рассказывающий о приключениях медвежонка.

На сегодняшний день библиография Хмелевской содержит более 60 томов прозы. Книги Иоанны Хмелевской переведены на русский, чешский, словацкий и шведский языки.

Афоризмы о детективе:

Благодаря преступникам мировая культура обогатилась детективным жанром.

Если не знаешь, что писать, напиши: «Вошел мужчина с револьвером в руке». (Реймонд Чандлер)

Чем недогадливее следователь, тем длиннее детектив. (Виктор Романов)

Мотивов столько преступлений, что репу чешет детектив. (Георгий Александров)

В детективах так: одни копят добро, другие только этого и ждут.

От совершения преступления до его раскрытия — все лишь один детективный роман. (Борис Шапиро)

Чем детективы актуальны моим современникам?

Литература



http://conan-doyle.narod.ru

http://ru.wikipedia.org/

http://fantlab.ru

http://www.foxdesign.ru

Замечания:



  1. Расположить главы в соответствии с планом

  2. Названия произведений – в кавычках! Во всем тексте!

  3. Исправить список литературы, внеся в него реальные издания художественных текстов и реальный литературоведческий справочник

  4. Расставить сноски – везде, где есть цитаты из книг!

  5. Ничего нет о героях Кристи и Хмелевской, мало о Мегрэ

  6. Смени шрифт – 14-й Таймс.

  7. Постарайся убрать пробелы между абзацами

  8. Сделай нумерацию страниц




©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет