Глоссарий Анракайское сражение- декабрь 1729- январь 1730гг сражение в серии казахско- джунгарских войн Аульная община



жүктеу 4.77 Mb.
бет10/19
Дата25.04.2016
өлшемі4.77 Mb.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   19
: ebook -> umkd
umkd -> Семей мемлекеттік педагогикалық институты
umkd -> 5 в 020500 «Бастауыш оқытудың педагогикасы мен әдістемесі»
umkd -> «Баспа қызметіндегі компьютерлік технологиялар»
umkd -> Гуманитарлық-заң, аграрлық факультетінің мамандықтарына арналған
umkd -> 5B050400 «Журналистика» мамандығына арналған
umkd -> Әдебиет (араб тілінде «адаб» үлгілі сөз) тыңдарман, оқырманның ақылына, сезіміне, көңіліне бірдей әсер беретін дарынды сөз зергерлерінің жан қоштауынан туған көрнек өнері
umkd -> 5В020500 «Филология: қазақ тілі» мамандығына арналған ХІХ ғасырдағы қазақ әдебиеті пәнінің
umkd -> «Өлкетану тарихы және мәдениеті»
umkd -> Қазақстан республикасы білім және ғылым министрлігі шәКӘрім атындағы семей мемлекеттік
umkd -> 5 в 011700 : -«Қазақ тілі мен әдебиеті» мамандығына арналған

Райымбек-батыр (1705 г. - дата смерти неизвестна)

Райымбек — казахский батыр. Его дед — Ханкелди батыр — в 1733 г. вместе со знаменитыми людьми Старшего жуза Кодар би, Толе би, Сатай батыром, Болек батыром отправили посла к Российской царице Анне Иоанновне с предложением о согласии вхождения Старшего жуза под покровительство России (1730-1740). Райымбек, в 17 лет, показавший небывалый героизм в борьбе против джунгарских войск, удостоился чести стал батыром.

Между хребтами Торайгыр и Согет существует равнина Ойрантобе, где он сражался с джунгарами. Недалеко от перевала Айырлы Торайгырских гор есть источник Райымбек.

Вместе с Райымбеком в сражениях против джунгар участвовали батыры Сатай, Болек, Кызылборик, Койкельди, Конакельди, Кистик, Малай, Есен, Байсейит и другие.

Имя Райымбек батыра превратилось в символ и честь рода албан. Его мавзолей находится в г. Алматы.

Вопросы для самоконтроля:

1.причины образования Джунгарского ханства.

2.Причины казахско-джунгарских войн.

3.политика казахских ханов в отношении джунгар в начале ХУ111в.

4.Каковы результаты казахско-джунгарских столкновений в начале ХУ111в.

5.»годы великого бедствия» в истории казахского ханства

6.первая победа казахов над джунгарами

7.организаторы освободительной борьбы казахского народа против джунгарского нашествия.



Лекция 12. Каазахско-русские отношения в ХУ1- первой трети ХУ111вв.

План:

1. Становление русско-казахских посольских отношений

2. Начало присоединения Казахстана к России.

3.Политика Абулхайр хана.

1.Становление русско-казахских отношений.

Возникновения казахского этно-политического союза вело к устанавлению дипломатических, политических и хозяйственных отношений, причем, несмотря на примитивность средств связи, они носили не эпизодический характер, а являлись прочно сложившейся системой. Известно, что по Волжско-Камскому пути, имевшему огромное экономическое значение для народов России и Средней Азии, торговые караваны стали ходить намного раньше, чем по, Днепровскому "из варяг в греки". Великолепный знаток древней Руси Н. Н. Оглоблин писал в этой связи: "Установление политических и торговых отношений с независимыми и полунезависимыми владетелями соседних, с Сибирью, мунгальских, киргизских и других стран, нередкие дипломатические победы над ними, все мирные завоевания порубежных земель, путем посольских переговоров - все это было делом этих непатентованных дипломатов (имеются в виду сибирские дипломаты, которые направлялись за рубеж воеводами сибирских городов), отбывавших, "посольское дело".

Знаменательно, что эпоха первого расцвета средневекового Казахстана совпадает с появлением вооруженных сил Московского княжества в районах Угрии, Манси, в Югорских, Обдорских и Кодских землях, с покорением ряда народностей Поволжья и Западной Сибири. Преследуя в Пермской земле вогулов (манси), московские воеводы, князь Федор Курбский Черный и Иван Салтык-Травин, в 1483 г. совершили первый (исторически доказанный) поход на Иртыш, в результате которого, весной 1484 г. к Московскому княжеству были направлены "вогульские и один из князей сибирских" (вероятно татарских), с просьбой принять их в Российское подданство.

Именно в это время на политической арене в казахской степи появляется выдающаяся личность - хан Касым (1511-1523 гг.) - сын Джаныбека, который, по определению Мухамед-Хайдара, известного ученого на Востоке в XVI в., был "так могуществен, как никто не бывал после Джучи-хана: число его войска превышало сто тысяч".

В этот период главная ставка Касыма находилась в районе реки Каратал в Северном Семиречье. Однако основные кочевья подвластных ему казахов простирались до бассейна рек Джиланчик, Улькун-Кенгир, Сары-Су и среднего течения Сыр-дарьи). В начале XVI в. ему удалось объединить под своей властью всех казахов. Слухи о силе этого ближайшего к русскому государству ханства, распространявшего свое влияние на западе вплоть до ногайских улусов, обратили на себя внимание Москвы. Россия, которая освободилась к этому времени от золотоордынского ига, проводя в новых условиях свою восточную политику, делала все, чтобы использовать возможность для обеспечения своей внешней политики. В этих условиях заключение какого-либо соглашения с. казахскими владетелями представлялось для русского государства наиболее удачным шагом на пути осуществления своих планов на Востоке.

Официальные русско-казахские сношения начались, по-видимому, не позднее 90-х годов XV в., поскольку книги и списки о них, упоминаются в русском архиве наряду с такими же списками сибирского хана Ибака, а последний умер в 1495 г. К тому же, наибольшая необходимость в русско-казахском соглашении ощущалась именно в это время, так как, все еще существовала, хотя и ослабленная, но не примирившаяся со своим политическим поражением, Золотая Орда.

Таким образом, первоначальные контакты между обеими сторонами - русскими и казахами - возникли на основе политических интересов, но вряд ли поддерживались взаимной заинтересованностью в торговых связях. Для этого тогда еще не было подходящих условий даже для русских купцов, не говоря о казахских торговцах.

В условиях политического распада на юго-востоке Европы после разрушений Золотой орды в начале XVI в. были расстроены и торговые пути России в среднеазиатские и другие восточные государства. Поэтому даже при хане Тугуме (1534-1538 гг.), когда казахи снова; несколько окрепли, московское правительство не: возобновило с ними прежних непосредственных связей.

Смерть Касым-хана совпадает со временем, когда Россия в своих внешнеполитических делах, главное внимание уделяла затянувшейся борьбе с Казанским и Астраханским ханствами. Ввиду этого непосредственных контактов с казахскими владетелями в то время документы не зафиксировали. Отдельные же отрывочные сведения о казахской степи поступали в Москву не из первоисточников, а через другие каналы. В частности, в 1534 г. посол к ногаям Даниил Губин доносил Ивану IV: "А казахи, государь, сказывают, добре сильны, ...Ташкент воевали, а ташкентские царевичи, сказывают, с ними дважды бились, а казахи их побивали..." Этот же посол в том же году ставил в известность Ивана IV о том, что казахи силой оружия стремятся пресечь нападения со стороны Сибирского хана. Он еще раз подчеркнул, что казахи "сильны, и колмыки им предалися".

Подобное сообщение было бы непонятным в донесении царского посла, если бы Российское государство и тогда продолжало свои сношения с казахской степью, не прерывая их на сколько-нибудь продолжительное время.

Постоянные связи России с Казахстаном, как и со Средней Азией, наладились только с того момента, как были завоеваны Казанское и Астраханское ханства. Это открыло перед Москвой сразу два пути в восточном направлении: Камский, приведший российское государство в Сибирь, и юго-восточный - в сторону Яика и берегов Каспия. Именно через эти пути Россия вошла опять в соприкосновение с Казахстаном.

После смерти хана Касыма созданный им некогда мощный казахский союз был ослаблен, начались усобицы и смуты. Это привело к тому, что казахи стали терпеть притеснения от своих соседей и их союз распался. Но "свободолюбивые степняки" не смирились с таким положением. Они продолжали борьбу за свою независимость, во главе которой стоял сын Касым-хана талантливый хан Хакк-Назар. В союзе с киргизами казахское ополчение под руководством Хакк-Назара нанесло поражение моголистанскому султану. В 50-х годах XVI в. Хакк-Назар объединил под своей властью подавляющее большинство кочевников казахской степи. По преданию, он создал объединение "Уч-Юз" (союз Младшего, Среднего и Старшего жузов).

При Хакк-Назаре казахи, кочевавшие в бассейнах рек Чу и Сары-Су, представляли серьезную угрозу и для ногайцев, и для сибирского царства Кучума, и для среднеазиатских ханств. Уже тогда они перешли в решительное наступление против своих противников. Осуществив удар по Ташкенту, и угрожая Ногайской орде, казахи повели борьбу с сибирским ханом Кучумом. В 1569 г. русский посол Семен Мальцев сообщал: "...Послал меня царь и государь в Ногаи к Урусу Мурзе, и аз государские дела сделал и казатцкие орды Акназара царя, и Шигая царевича, и Челыма царевича, а с ними 20 царевичей, приход их был на Ногаи и бой был...".[ 2]

Борьба с Кучумом началась не позднее середины 60-х годов XVI в. и на много лет. Вначале казахи причинили немало тревог и опасений сибирскому хану. Через семь лет после захвата им власти, в 1570 г., князь Никита Ромодановский сообщал Ивану IV о беседе Кучума с представителем Российского государства Ивашкой Поздеевым, в ходе которой Кучум очень неуверенно определял свое положение: "Ныне деи дань сбираю господарю вашему, царю и великому князю послов пошлю; а нынче деи мне война с казатцким царем, и одолеет деи меня царь казатцкой и сядет на Сибири, ино и тот господарю дань учнет... давати". Вместе с тем Хакк-Назар старался поддерживать мирные отношения с узбекским ханом Абдуллой, сыном Искандер-хана, могущественным владетелем Бухары, Герата и Хорасана, который видел в казахах серьезную военно-политическую силу и поэтому стремился использовать ее для укрепления своей власти. С этой целью Абдулла и заключил так называемый "клятвенный договор" с Хакк-Назаром [3] Указанные обстоятельства не могли не поднять международного веса казахского ханства, снова вернув его, ко временам могущественного хана Касыма.

Перемена в политической роли казахов в Средней Азии не замедлила отразиться и на взаимоотношениях их с российским государством, которое теперь вновь было заинтересовано в дружбе с казахскими владетелями в виду особых своих интересов в Зауралье. Продвижение русских на Восток создавало благоприятные условия для процветания русского купечества. Но на его пути стояло Сибирское ханство. Казахские ханства, непрерывно подвергавшиеся набегам соседних государств, искали сильного союзника, способного помочь им в борьбе с захватчиками. События, происходившие в степи, все больше убеждали казахов, что таким союзником может стать их северо-западный сосед - Россия.

В это время русские купцы, дипломаты, путешественники знали о казахах, как о народе, героически защищавшемся от постоянного нажима правителей Бухары и Сибирского ханства. Тогда же казахские степи превратились в перевалочную базу для товаров, шедших с Востока в Россию и из России на Восток.

В XVI в. и вплоть до 40-х годов XVIII в. связи России со среднеазиатскими оазисами осуществлялись через Астрахань, Гурьев, с берегов Тобола, Урала, Уя, из Тобольска через степи на севере и пустыни на юге. До основания Оренбурга, Троицка и Омска главными базами для отправки правительственных и частных караванов в Бухару являлись Астрахань и Тобольск. Через казахскую степь вели торговлю со среднеазиатскими странами сибирские казаки. Бухарские караваны ходили в ставку Ермака мимо Аральского моря, "сквозь степи киргиз-кайсаков, путем давно проложенным...". Тобольска в Бухару на дорогу уходило 75 дней.

Пограничные вопросы в русско-казахских отношениях в 17веке.

Корни казахско-русских отношений имеют давнюю историю. Они стали углубляться после присоединения к России Казанского (1552г.), Астраханского (1556г.) ханств и народов Поволжья. Русское государство было заинтересовано в налаживании отношений с Казахским ханством в целях безопасности торговых путей в Среднюю Азию и в Индию; в стремлении укрепить свои позиции со странами Востока. Казахская степь являлась «ключами и вратами» ко всем азиатским странам.

В свою очередь, Казахское ханство искало в лице России союзника в борьбе со среднеазиатскими ханствами и джунгарами.

В 1687 году Тауке хан направил в Тобольск казахское посольство во главе с Ташим батыром с поручением пригласить русских торговых людей. В дальнейшем преемники Тауке Кайып и Абулхаир не раз отправляли своих людей в Уфу, Казань и Тобольск для установления политических и торгово-экономических связей с Российской империей. Россию же заинтересовала возможность быстрого обогащения, так можно объяснить отправку в Казахстан в 4-ех поисках «песочного золота» двух неудачных экспедиций (И. Бухгольца и А. Бековича - Черкасского в 1715 - 1717гг.). Когда экспедиции потерпели неудачи, русское правительство перешло исключительно к использованию дипломатических средств.

Российская дипломатия продолжала использовать любую возможность для казахско-русского сближения. Чтобы стимулировать торговый обмен, правительство России предусматривало конкретные шаги: на имя казахского хана Тауке было направлено письмо, в котором упор делался на необходимость решения спорных вопросов путем переговоров. Во всяком случае, Кайып, преемник Тауке, в июле 1716 г. в своем ответе положительно отнесся к такой постановке вопроса.

Посольство хана Кайыпа во главе с Бекбулатом Екешевым и Байдаулетом Буриевым в сентябре 1716 г., ответное посольство во главе с Никитой Белоусовым в октябре 1716 г., посольство- Б. Брянцева в конце 1717 г., посольство во главе с Шабу и Багадур в октябре 1718 г. и др. способствовали активизаций русско-казахских отношений в начале XVIII в.

Активное начало русско-казахским отношениям было заложено в 20-х годах XVIИ века. Под натиском джунгар многие племена Младшего жуза под предводительством Абулхаир хана подошли к Яику и собирались даже пройти на правый берег. Это событие столкнуло их с русскими подданными - башкирами и калмыками. В 1730 году правителями Младшего жуза было решено послать посольство в Россию с целью урегулирования пограничных споров.

Это было уже вторым посольством» первое было безрезультатным, и Абулхаир хан решается на очень рискованный шаг. Причины: во-первых, была обида на то, что в казахской среде его недооценивают, во - вторых, обращаясь в русское подданство, он рассчитывал укрепить свои позиции не только в казахском обществе, но и на всей территории Средней Азии. После завершения миссии А. Тевкелева по присоединению Младшего жуза к России (1731 - 1732) был подготовлен план мероприятий для «удержания в русском подданстве казахов и способа управления ими», который также предполагал строительство города Оренбурга, необходимого как для закрепления башкирских земель, так и для «коммерции безопасной».

События, происходившие в казахской степи, позволяют отметить, что именно в это время все больше возникает благоприятных условии для развития торговых связей между Казахстаном и Россией. Казахские улусы видели большую экономическую выгоду от развивавшегося торгового обмена.

Уже в конце 40-х годов XVIII века в Оренбурге были построены каменный гостиный и меновый дворы со 150-тью лавками и амбарами, каменная таможня и пакгауз с весами, а к 1754 году деревянные постройки Торговых рядов заменили большими каменными зданиями, предназначавшимися для осенней, зимней и летней торговли с казахами и азиатскими купцами. Подобные здания были построены и в других поселениях как Троицк, Ямышевск, Семипалатинск. Эти поселения, построенные в начале как крепости, стали центрами торговли между Россией и Казахстаном. С 1738 года намечается тенденция постоянного роста русско-азиатской торговли.

Важную роль в экономике Казахстана играли Семипалатинск, Орск, Гурьев, Уральск, крепость Св. Елены. Среднеазиатские и восточно- туркестанские купцы поставляли в большом количестве бумажные ткани, посуду, фрукты, ковры, оружие, хлеб и рис. Развитие торговли способствовало постепенному оседанию кочевников. Увеличило потребление хлеба и, в конечном счете, привело к зависимости от российского рынка.

С середины XVI в. дважды в год между Астраханью и Караганской пристанью на Мангышлаке ходили парусные бусы, на которых хивинские и бухарские купцы приплывали в Астрахань. Сухопутный путь из России в Индию уже в то время проходил через Астрахань на полуостров Мангышлак (Тюб-Караган), Бухару, Балх, Кабул, а оттуда в Индию.

Хорошо известна также история с казахским султаном Ураз-Мухаммедом, который был взят в плен в 1580 г. тобольским воеводой Данилом Чулковым вместе с сибирским ханом Сейдяком и тогда же отправлен в Москву "к великому государю с выборными воинскими людьми". Вряд ли здесь была простая случайность, что ханский наследник, только что вышедший из детского возраста, оказался в лагере врагов своего четвероюродного деда - Хакк-Назара. Вероятнее всего, что он был их пленником.

С этим предположением находятся в полном соответствии показания автора сборника мусульманских летописей, в котором говорится о том, что Ураз-Мухаммед "несколько времени жил в тяжком плену у Сейдяк-бия" и что ему было 8 лет, когда он навсегда разлучился со своим родным дедом Шигаем. Этому же предположению соответствуют и сведения ряда русских летописей, в которых указывается, что ханский наследник добровольно выехал в Россию "служити государю всего христианского мира".

Русско-казахским контактам мешало Сибирское ханство, отношения с которым у России особенно обострились к 70-м годам XVI в. Почти на всем протяжении длинного пути из России в казахские степи через Башкирию, сибирские города Тару и Тобольск существовала постоянная угроза нападения военных отрядов Кучума. К тому же источники свидетельствуют о попытках Кучума осуществить военный союз с бухарским ханом Абдуллой, на который, однако, последний не мог пойти лишь из-за занятости среднеазиатскими делами, хотя он и сочувственно относился к этому предложению. В грамоте на имя Кучума он писал: "А что еси просил у нас рати, и мы в те поры были в войне, для того и не послали есьмя..., и в нынешнем времени, чтобы тебе с нами о своем здоровье и о пребывании послы ссылався, извещатися. А наша мысль твое здоровье слышети жадна".

Столкнувшись с Кучумом, царское правительство стало искать союзника для борьбы с ним. Таким союзником могла стать казахская степь на условии вассальной зависимости от России.

К этому времени Казахстану угрожало Бухарское ханство. Известно, что Бухарское ханство расширило свои владения за счет захвата Хивинского ханства. В результате бухаро-ногайского соглашения казахские владения также оказались под угрозой захвата бухарским ханом. Как указывали послы Тевеккеля в Москве, конечной целью бухарского хана явилось строительство на Яике городка-крепости в Сарайчике и превращение Астрахани в зависимый от Бухары город . Принимая меры к установлению союза с казахскими ханствами для борьбы с Кучумом, Российское государство рассчитывало использовать их властителей в качестве посредников в переговорах со среднеазиатскими ханствами.

К установлению связей, не переоценивая их значения, склонялась Россия в конце XVI в., и в своих отношениях с казахскими ханствами. Поводом к такому направлению политики послужило обращение к российскому правительству казахского хана Тевеккеля, пожелавшего возвратить своего племянника султана Ураз-Мухаммеда. С этой целью в Москву в конце 1594 г. прибыл казахский посол Кул-Мухаммед, имевший кроме этого и другое важное поручение. В силу сложившихся для казахских ханств упомянутых нами затруднительных политических условий в Средней Азии они были заинтересованы в заключении дружественного соглашения с Россией. Отсюда и основная цель посольства Кул-Мухаммеда: он должен был добиться того, чтобы русский царь дал казахскому хану "огненного бою", и тогда "царь Тевкель и царевичи однолично станут воевать бухарскова царя". Таким образом, освобождение Ураз-Мухаммеда являлось только предлогом для заключения большого политического соглашения с Российским государством. Для укрепления этого соглашения казахский хан обязался прислать "в заклад" вместо племянника одного из своих сыновей. Тевеккелю пришлось поспешить с заключением "дружбы и совета" с русским царем в виду того, что с бухарским ханом было подписано лишь перемирие, а отношения с ногаями были очень натянутыми. Как нами уже неоднократно подчеркивалось, российское правительство также было заинтересовано в поддержании хороших отношений с казахской степью как возможным союзником, с одной стороны, против Кучума и, с другой - против Абдуллы, который поддерживал с первым доброжелательные торговые отношения. Возможно, что об этих связях мусульманских ханств московское правительство осведомилось из перехваченной переписки, дошедшей до нас позднее бухарской грамоты, которая была доставлена в Москву в 1596 г. В ней имеются прямые указания не только на торговые отношения сибирских татар с Бухарой, но и на их непосредственные просьбы о присылке им вооруженных сил для борьбы с Российским государством . При этих обстоятельствах посольство Кул-Мухаммеда не могло оказаться безрезультатным. В ответной грамоте московского царя хану Тевеккелю была обещана посылка "многой рати с огненным боем" и "оберегание" казахов "ото всех их недругов". Вместе с тем российское правительство спешило использовать слагавшуюся международную обстановку не только для установления более тесных отношений с казахской степью, но и для превращения ее в полузависимую от России. С этой целью российская дипломатия намеренно истолковывала простое обращение Тевеккеля за помощью как искание им добровольного подданства царской власти и поэтому со своей стороны обусловливала эту помощь обязательной присылкой казахским ханом Тевеккелем в аманаты его сына султана Усейна. Соглашаясь на прием под свою высокую царскую руку казахских земель, российское правительство с самого начала требовало от Тевеккеля доказательств его верности.

Одновременно казахское посольство Кул-Мухаммеда пыталось через персидских послов в Москве завязать переговоры о союзе против Бухары, которая враждовала с Персией.

Именно в это время намечается усиленный обмен русско-казахскими посольствами.

C 20-х до 80-х годов XVII в. наблюдается некоторый спад торговых и иных связей России со среднеазиатскими и другими восточными государствами. Это объясняется активизацией так называемых "грабительских шаек", нападавших на торговые караваны и дипломатические миссии.

Для обеспечения безопасности торговых путей Российское правительство предпринимает меры по пресечению набегов джунгар. Так, например, в грамоте И. Куракину от 25 июня 1616 г. русский царь предписал построить крепость на Ишиме. Последовало также распоряжение тобольским воеводам не допускать продвижения кочевий джунгар к сибирским городам и вверх по Иртышу.

Таким образом, между Россией и казахскими ханствами в XVII в. существовали торговые, политические и дипломатические контакты.

Присоединению Казахстана к России предшествовали длительные политические связи между ними. Российское государство издавна проявляло заинтересованность в расширении своих государственных границ на востоке. Это было вызвано причинами, обусловленными социально-экономическими и политическим развитием русского государства. По мере централизации и усиления государственной власти значительно возросли возможности торгового обмена и других отношений с соседними восточными окраинами.

Внутриполитическое положение Казахского ханства в конце XVII -начале XVIII веков было сложным. Попытки ханов создать единое, централизованное государство, объединив все казахские жузы, не дали результатов. Казахстан оставался политически раздробленным, устойчивым был сепаратизм султанов. Между жузами не было постоянных политических связей, они сводились к периодическим ежегодным собраниям - курултаям.

Вторую половину XVII и первую половину XVIII века не зря называют сгустком казахской истории. Этот период был едва ли не самым тяжелым временем в истории казахской нации и вошел в народное сознание как период великих бедствий и страданий, связанных с нашествием джунгар.

Начало XVIII века также характеризовалась политической раздробленностью и хозяйственным упадком. Производительные силы казахского общества развивались очень медленно, производственные отношения по-прежнему являлись патриархально-феодальными. Пережитки патриархальщены пронизывали все поры хозяйственной и социальной жизни народа. Феодальная собственность на землю находила свое выражение в праве феодалов распоряжаться кочевьями, присваивать лучшие из них, хотя по форме землепользование было общинным. Объектом частной собственности и средством феодальной эксплуатации был также скот. Крупные феодалы, по свидетельству источников, обладали стадами в несколько десятков тысяч голов.

Казахское общество состояло из двух основных социальных групп, различавшихся не столько по экономическим, сколько по политическим и правовым признакам. Это ак суек-белая кость, к ней относились только чингизиды-потомки Чингисхана и ходжи-потомки пророка Мухаммеда. Остальные группы принадлежали к кара суек-черной кости.

Управление казахским обществом осуществлялось ханом через султанов и правителей родов (биев), которые «собирались осенью, в одно место, в середине степи для рассуждения о делах народных», как гласит один из пунктов « Жеты Жаргы»

Система государственного управления была основана на обычном праве (адат). Наряду с нормами адата в системе феодального правопорядка действовали нормы мусульманского права (шариат). Составленный при Тауке хане в конце XVII века свод законов «Жеты Жаргы» юредически закрепил социальные и правовые нормы казахского общества того времени, направленные на укрепление государственной власти, а также власти феодальной верхушки.

Экономический базис казахского общества – кочевое скотоводство - в значительной степени препятствовал созданию предпосылок для развития и упрочнении государства на всей территорий ханств. Постоянные перекочевки населения сдерживали развитие контактов между отдельными племенами и родами. В силу объективных причин обусловленных природой кочевого общества, между казахскими жузами политико-экономические связи были слабы.

В целях обеспечения безопасной меновой торговли с соседями, постоянно стремившимися к освоению земель за Уральским хребтом, московское правительство приступило к строительству укрепленных пунктов на границе с Казахстаном. Это было необходимо для продвижения землепроходцев, торговых людей, дипломатических миссий и военных отрядов.

В этот период возводятся: в 1585 г. — "Городок Обский большой" на правом берегу р. Оби, при впаде­нии в нее Иртыша, в 1586 г. — Тюмень, в 1587 г. -Тобольск, в 1594 г. — Тара, в 1604 г. — Томск и другие военно-опорные поселения России в этом регионе. С их появлением усиливалось влияние России в смежных с Казахстаном землях, так как они являлись отправными пунктами для колонизационного продвиже­ния в северо-восточные пределы казахских ханств.

Созданием новых острогов и крепостей русскому го­сударству удалось в конце, ХVII в. потеснить местные племена к югу, ослабить их напор.

Торговцы члены посольств, путешественники, возвра­щаясь из Сибири в русские города, приносили разные сведения об азиатских народах, в том числе и о казахах, кочевавших в бескрайних степных просторах. Много рассказов распространялось о "золотых россыпях" в го­роде Еркети (ныне — китайский город Яркенд). Это отвечало возраставшим потребностям России в природ­ных ресурсах, что было продиктовано затяжной и тяже­лой для России войной со Швецией (1701 — 1721 гг.).

Экономическое развитие России, обусловившее расши­рение торгово-экономических взаимосвязей со странами Центральной Азии, в том числе с казахскими ханствами, вынуждало страну к более жестким действиям в реги­оне. "Всем азиатским странам и землям, — говорил Петр I, — оная Орда ключ и врата; и в той ради причины оная (казахская. — Ж.К) Орда потребна Рос­сийской протекции1 быть". Это определило в дальней­шем политику России в отношении Казахстана, усилив в ней военно-колонизационные мотивы.

Строительство же ряда военно-опорных пунктов в Верхнем Прииртышье, таких, как Ямышевск (1716 г.), Омск (1716 г.), Железинск (1717 г.), Семипалатинск (1718 г.), Павлодар, Усть-Каменогорск (1720 г.), Убинск, Осморыжск и других, подготавливало почву для военно-политического проникновения в глубь казахских земель. Военные походы И.Д.Бухгольца, В.Чередова, П.Стушша, И.Н.Лихарева и др. на территорию казахских ханств в условиях крайнего обострения казахско-ойратского (джун-гарского) противоборства значительно расширяли влия­ние России в регионе.
Россия при этом воспользовалась борьбой казахских ханств с ойратскими завоевателями, требовавшей моби­лизации военного потенциала, политических усилий ка­захского государства. Хан Тауке, объединитель казах­ских земель, стремясь не обострять взаимоотношений с Россией, проявил терпимость. Он направил главные уси­лия страны на отражение ойратских опустошительных набегов. В то же время Казахское ханство проявляло заинтересованность в установлении более доверительных отношений с Россией, пытаясь укрепить свои междуна­родные связи в условиях нараставшей внешней угрозы. Несмотря на то, что в конце XVII -- начале XVIII в. Казахское ханство, объединенное под началом Тауке, занимало важное место в системе международных отно­шений, его положение оставалось весьма сложным.

Добившись временного прекращения родоплеменных распрей среди чингизидов (потомков Чингисхана), Тауке сумел на некоторое время сохранить территориальную целостность Казахского ханства и восстановить государ­ственность времен известных казахских ханов Касыма и Хакназара. К тому же ханство Тауке, создателя "Жеты жаргы" ("Семь узаконений"), несмотря на неблагоприятное внешнеполитическое положение страны, оказалось значительно прочнее и выдержало несколько массиро­ванных походов ойратов. После смерти Тауке (осенью 1715 г.) усилились действия центробежных сил. Преем­ником Тауке стал Кайып. Он не обладал необходимыми для сложившейся обстановки качествами и был не в состоянии сохранить прежнее единство Казахского хан­ства.

Ситуация в государстве оставалась крайне напряжен­ной и противоречивой ввиду отсутствия единой позиции среди последующих правителей все более и более обо­соблявшихся трех жузов. Их возглавляли: Младший -Абулхаир, Средний - Семеке и Кушук (Космамбет), Старший — Жолбарыс. Кроме того, на внутриполити­ческую ситуацию заметное влияние оказывали сыновья Абулхаира — Нуралы (Нурмухамет Али Бахадур) и Ералы, а также султан Барак, имевший сильную пози­цию у найманов Среднего жуза; Жаныбек Кошкарулы из рода шакшак; прославленный полководец Богенбай из рода канжыгалы. В Старшем жузе реальным влия­нием пользовались Толе би, батыры Булек, Хангельды и др.

Несмотря на глубокую вражду между влиятельными султанами, старшинами, с одной стороны, и практичес­ки независимыми ханами трех объединений — с другой, казахскому народу удалось сформировать единое народ­ное ополчение.



2. Начало присоединения Казахстана к России.

Казахстан в XVI-XVIII вв. являлся страной, народ которой, занимался главным образом кочевым скотоводством. Родовые объединения кочевали на определенных территориях с хорошими пастбищами и водопоями. Разумеется, это не значит, что у казахов еще в XVI в., не говоря уже о XVII-XVIII вв., не было зимних стоянок.

Что касается земледелия и домашней промышленности, которые тесно переплетались со скотоводческим хозяйством, то они были развиты слабо. Земледелие, например, существовало лишь в той части степи, которая примыкала к "культурной полосе Туркестана я находилась вблизи караванного пути".

В общественном строе казахов в то время господствовали раннефеодальные и патриархально-родовые отношения. Главной хозяйственной единицей являлся аул - союз ряда кровно-родственных семей, во главе которого стоял аксакал (старейшина), а иногда влиятельное лицо наистарейшего рода.

Несколько аулов составляли объединение во главе с представителями знати - биями и батырами. Они распределяли кочевья; лучшие пастбища доставались господствующей верхушке. Рядовым скотоводам (шаруа), имевшим мизерное количество скота, выделялись самые плохие пастбища.

В политическом отношении Казахстан в то время состоял из трех жузов, во главе которых стояли ханы, не подчиняющиеся друг другу. Не было единства и в самих жузах, в которых шла постоянная междоусобная борьба за власть и пастбища. Политическими властителями степи являлись ханы Тауке (умер в 1715 г.), Каин (убит в 1718 г.), Абулхаир (убит в 1748 г.) и др. Власть этих ханов, в виду отсутствия экономической базы для ее централизации была номинальной. Казахские ханы действовали разрозненно и нецелеустремленно. К этому следует добавить угрозу захвата казахских жузов Джунгарским ханством, особенно усилившуюся в первые десятилетия XVIII в. Джунгарская экспансия сразу же обнаружила хозяйственную, политическую и военную слабость казахских жузов. Джунгары, хотя и ненадолго, сравнительно легко захватили часть Старшего жуза и значительно ослабили связи между остальными владениями казахской степи.

С начала XVIII в. все более усиливается обмен посольствами между Россией и другими странами Востока. Это посольства "дворянина Трушникова с казаками" в Северный Тибет в 1714-1716 гг., экспедиция 1719 г. под руководством Колмакова, Урусова и Сомова для исследования озера Нор-Зайсан и Черного Иртыша, двукратная поездка в Джунгарию (в 1713 и 1720 гг.) в качестве посла Ивана Чередова, а также Унковского и Угрюмова (в 1722 и 1732 гг.) и др. Все они, объективно способствовали развитию русско-казахских отношений, поскольку поддержание связей с государствами Азии делало неизбежными контакты представителей российского правительства с казахскими владетелями.

В это же время, усиливается поток российских посольств в Казахстан и казахских в Россию. Среди них в особенности следует отметить посольство "хана Каипа и народа" во главе с Бекбулатом Екешевым и Байдаулетом Буриевым в сентябре 1716 г., ответное посольство во главе с сыном Тобольского боярина Никитой Белоусовым в октябре 1716 г., посольства Бориса Брянцева в конце 1717 г., Абулхаир а во главе с Шабу и Багадуром в октябре 1718 г. и др. B результате этих посольств, появилась реальная возможность для подписания соглашения между российской администрацией и казахскими владетелями о совместной борьбе с джунгарами. Казахи получили возможность торговать в районе Ишима.


В 1717 г. отдельные предводители казахов султаны Каип и A6vn-хаир, учитывая сложность внешнеполитического положения казах­ских родов и реальную угрозу со стороны внешних противников, обратились к Петру I с просьбой о подданстве. Последний, будучи занят войной со Швецией и имея сведения о внутренних неурядицах и междоусобных распрях казахских родов, не решился на вмешатель­ство в «казахские дела», продолжая наблюдать за событиями в Казах­стане, Средней Азии и Джунгарии. Желание Петра I иметь в составе Российского государства киргиз-кайсацкую орду было обусловлено его намерением не только расширить пределы своего государства, но стремлением обезопасить восточные границы России. В одной из записок старший переводчик в секретных делах и будущий дипломат А. Тевкелев пишет «...по возвращении из персидского похода его императорское величество государь император Петр Великий изво­лил иметь желание для своего отечества Российской империи полиз­ное намерение в приведении издревле слышимых, и в тогдашнее время почти неизвестных киргиз-кайсацких орд в Российское под­данство, и оное свое монаршее особое меня нижайшего к тому употребить намерение имел, с тем, буде оная орда в точное подданст­во не пожелает, постараться мне, несмотря на великие издержки хотя бы до миллиона (рублей) держать; то того, чтоб одним листом под протекцией Российской империи быть обязались».

Созданные по личному распоряжению Петра I военно-инженер­ные сооружения— Ямышевская (1716), Омская (1716), Железинская (1717), Семипалатинская (1718), Усть-Каменогорская, Коряковская (1720) и другие военно-оборонительные пункты, составившие Верх- не- Иртышскую линию, сыграли определенную роль в защите казахов от опустошительных набегов джунгарских войск. Наличие артилле­рии и хорошо обученных регулярных частей вынуждали джунгарских феодалов воздерживаться от прямых военных действий.

Джунгарскими вторжениями (1681—1684, 1694, 1711—1712, 1714—1717) были нарушены традиционные направления и пути пере­кочевок и вся слагавшаяся веками система кочевания в целом. Это обострило внутренние противоречия и усобицы, борьбу феодалов за пастбища, межродовые конфликты, столкновения, — разрешить ко­торые можно было лишь за счет обильных водой и травами и сравни­тельно безопасных кочевий у границ России.

Однако определяющим условием, ускорившим принятие частью Младшего жуза казахами российского подданства, явилась агрессия джунгарских феодалов. Годы «Великого бедствия» (1723—1727) при­несли голод, страдание, разрушение материальных ценностей, невос­полнимый урон развитию производительных сил. Казахские роды под напором джунгарских войск вынуждены были покинуть веками насиженные места, что повлекло за собой откочевку казахов в со­предельные районы. «...Переходы сии повлекли за собою неминуемое разорение и гибель... нищета и страдания сделались всеобщими, иные умирали с голода, другие бросали жен и детей своих», — писал по этому поводу А. И. Левшин.

В этой сложной ситуации борьбу.против захватчиков возглавили батыры-военачальники, такие, как Букенбай, Кабанбай, Малайсары, Жанибек и др., важную роль сыграла несгибаемая воля Абылая.

В военном отношении Джунгарское ханство представляло собой серьезную силу. На вооружении огромной джунгарской армии еще в конце XVII в. имелось «огненное оружие с фитилем». Вооружение казахов значительно уступало джунгарскому.

Несмотря на неблагоприятную обстановку в целом по Казахстану, казахский народ, которому принадлежала решающая роль в отраже­нии небывалого со времен монгольского нашествия натиска джунгар­ских захватчиков, одерживал порою внушительные победы. Отряды казахских батыров нередко, вытеснив вражеские силы, вторгались на территорию близлежащих кочевий джунгар. захватывали большое количество пленных. Одно из крупных сражений произошло в 1726г. на берегу р. Буланты, в местности Кара-Сыйыр. Казахские воины нанесли здесь джунгарским полчищам чувствительное поражение. Место битвы получило название «Калмак-кырылган» (место гибели калма-ков).

В 1729 г. произошло кровопролитное сражение казахских сарбазов с джунгарскими завоевателями на юго-востоке от озера Балхаш, в местности Анкарай, где объединенные силы трех жузов одержали блестящую победу. Войска завоевателей начали отступать по р. Или на восток. Но в этом время предводители казахского ополчения в связи со смертью хана Болата рассорились из-за власти, что облегчи­ло действия ойратрв и свело на нет многочисленные жертвы и усилия казахского народа в борьбе с джунгарами.
В связи с вторжением в казахские жузы джунгар для казахов сложилось чрезвычайно тяжелое положение, которое достигло своей кульминации в 1723 г. Как известно, этот год вошел в историю как "Актабан шубрунды" ("Великое бедствие"). Джунгарские войска во главе с Шуно-Дорба, сыном Цеван-Рабтана, нанесли сокрушительное поражение казахам. Несмотря на сопротивление казахов, которое возглавляли, батыр Младшего жуза Тайлан, Среднего - Бокенбай (во главе объединенных казахских сил стоял отличившийся своей храбростью и полководческими данными Абулхаир), и победы казахов над джунгарами, у речки Буланты (приток Сары-Су) в 1726 г., и к югу от озера Балхаш в 1729 г.

Единственный выход, который видела наиболее дальновидная правящая казахская верхушка в сложившейся обстановке, состоял в принятии российского протектората. От решения этого вопроса по существу зависела судьба казахского народа. Поэтому ходатайство о российском протекторате становится основной задачей казахских посольств в России и русско-казахской дипломатической переписки. Все это знаменовало качественно новый этап в отношениях между Россией и казахскими ханствами.

Значительную роль при решении вопроса о российском протекторате казахских ханств сыграл видный военный и политический деятель хан Абулхаир, сумевший лучше других правильно оценить сложную внутреннюю и международную ситуацию, в которой оказались казахские ханства, и ранее других понять, что устранить угрозу со стороны Джунгарии и прекратить внутренние усобицы можно лишь с помощью военной мощи России в условиях, включения Казахстана в её состав.
Начало XVIII в, - время укрепления русского государства. Оно характеризуется дальнейшим развитием политических связей с Казахским ханством, активное начало которым было положено в 20-х гг. XVI века. Под натиском джунгаров (1717-1718 г. г. и 1723- 1725 г. г.) многие казахские племена вынуждены были покинуть веками насиженные места. Многие племена Младшего жуза под предводительством Абулхаир хана подошли к Яику и собрались даже пройти на правый берег. Это событие столкнуло их с русскими подданными-башкирами и калмыками. В 1726 г. в сейме представителей родов Младшего жуза было решено послать посольство в Россию с целью урегулирования пограничных споров. В определенной степени инициатива по налаживанию торгово-дипломатических отношений между двумя странами принадлежит России, В исторических источниках есть свидетельство о том, что перед отправкой посольства в Россию Абулхаир встречался с русским посланником в Хиву Максутом Юнусовым.

Непосредственно начало процессу принятия казахами Младшего жуза российского подданства было положено посольством во главе с батыром С.Кайдагуловым и бием К.Коштаевым, которое Абулхаир хан отправил в сентябре 1730 г. в Петербург. Посольство прибыло в Петербург в октябре и доставило письмо императрице Анне Иоанновне с просьбой о принятии в подданство. К тому времени в состав России уже вошли волжские калмыки, Кабардинское княжество, Грузия. Послы Абулхаира были приняты с почестями и одарены подарками. 19 февраля 1731 г. Анна Йоанновна подписала грамоту «Хану Абулхаиру и всему казахскому народу о принятии их в российское подданство», где говорилось, что Абулхаир хан с подвластными ему людьми принимаются в российское подданство.

Для принятия присяги в Казахстан к хану Абулхаиру было направлено посольство во главе с переводчиком Коллегии иностранных дел АИ, Тевкелевым, АИ. Тевкелев был наделен большими полномочиями с целью склонить к присяге казахских правителей, вследствие чего ему была вручена «Инструкция от Государственной Коллегии иностранных дел для переводчика ориентальных языков Мамету Тёвкелеву при отправлений его в Киргиз-Кайсацкую орду для приведения оных в подданство России». 5 октября 1731 г. А. Тевкелев прибыл в ставку Абулхаира в урочище Майтобе на р. Иргиз.

И тут выяснилось, что среди казахских правителей нет единства по вопросу подданства..Тевкелев обнаружил, что большая часть старшин и султанов «слышать не хотела о русском подданстве», «хана не ставили ни в фош». Обстановка накалялась. Но Тевкелев заручился поддержкой прославленного батыра из рода табын Бокенбая, его зятя батыра Есета, в результате 10 октября 1731 года первым присягнул на подданство Абулхаир хан, за ним старший Бокенбай, затем Есет батыр. Так было положено начало присоединению казахских земель Младшего жуза к России. 24 ноября 1732 г. посольство А. Тевкелева выехало в обратный путь. Присоединение Казахстана к России начиналась в сложной обстановке и происходило мирно, а завершилось военной - принудительными мерами в 50 - 60-х годах 19 века.

К середине 30-х годов 18 в. джунгары вновь стали угрожать казахам, в особенности Среднему жузу. В этой ситуации принятие русского подданства правителями Среднего жуза, согласно указу Анны Иоановны от 10 июня 1734 года, было вполне оправдано. Но Средний жуз был достаточно самостоятелен - в связи с кончиной хана Семеке данный указ в жуз доставлен так и не был и фактически до «Устава о сибирских киргизах» 1822 г. Средний жуз оставался независимым.

Мудрую политику сохранения и упрочения казахской государственности проводил хан Абылай (1711в 1781в). Будучи влиятельным султаном он в 1740 г. в Оренбурге подписали договор о добрососедстве с Россией и, сохраняя его, в 1756 г. сумел вместе с Абульмамбет ханом наладить мирные отношения с Китаем.



В 1733-1734 г.г. некоторые влиятельные лица Старшего жуза изъявили желание принять российское подданство. Грамота императрицы от 10 июня 1734 г. объявляла о принятии в русское подданство знатных родоправителей Старшего жуза. Но удаленность Старшего жуза от России, сложность международной и внутренней обстановки отодвинули осуществление реального присоединения Старшего жуза на более позднее время.


1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   19


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет