Глоссарий Анракайское сражение- декабрь 1729- январь 1730гг сражение в серии казахско- джунгарских войн Аульная община



жүктеу 4.77 Mb.
бет2/19
Дата25.04.2016
өлшемі4.77 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19
: ebook -> umkd
umkd -> Семей мемлекеттік педагогикалық институты
umkd -> 5 в 020500 «Бастауыш оқытудың педагогикасы мен әдістемесі»
umkd -> «Баспа қызметіндегі компьютерлік технологиялар»
umkd -> Гуманитарлық-заң, аграрлық факультетінің мамандықтарына арналған
umkd -> 5B050400 «Журналистика» мамандығына арналған
umkd -> Әдебиет (араб тілінде «адаб» үлгілі сөз) тыңдарман, оқырманның ақылына, сезіміне, көңіліне бірдей әсер беретін дарынды сөз зергерлерінің жан қоштауынан туған көрнек өнері
umkd -> 5В020500 «Филология: қазақ тілі» мамандығына арналған ХІХ ғасырдағы қазақ әдебиеті пәнінің
umkd -> «Өлкетану тарихы және мәдениеті»
umkd -> Қазақстан республикасы білім және ғылым министрлігі шәКӘрім атындағы семей мемлекеттік
umkd -> 5 в 011700 : -«Қазақ тілі мен әдебиеті» мамандығына арналған
Тема 2. Казахстан накануне монгольского нашествия.

План:


  1. Политическое положение Дешт-и Кыпчака, Семиречья, Южного Казахстана в конце XII – начале XIII вв.

  2. Кочевые племена Центральной Азии. Найманы, кереиты, меркиты.

  3. Создание Чингисханом Монгольского государства, и его устройство

  4. «ясса» Чингис хана.

  5. Семиречье под властью найманов.

  6. Южный Казахстан в составе государства Хорезмшаха.


ДЕШТ-И-КИПЧАК

“Дешт-и-Кипчак” в переводе с персидского означает “Степь половецкая” (половцы – это летописное название кипчаков). Тюркоязычные кипчаки известны, по китайским источникам, с III – II вв. до н. э. как племена, проживавшие на Северном Алтае. Значительно позднее, на рубеже VII–VIII вв., они оказались в подчинении Тюркскому каганату, а с середины VIII до конца Х в. составили западную ветвь населения Кимакского каганата.

В XI в., когда власть каганата ослабла, часть кипчаков начала переселяться в более плодородные и теплые земли, вытеснив печенегов и часть северных огузов. Подчинив себе эти племена, кипчаки пересекли Волгу и дошли до устьев Дуная, таким образом став хозяевами Великой Степи от Дуная до Иртыша, которая и вошла в историю как Дешт-и-Кипчак (сокращенно Дешт). В западноевропейских источниках кипчаки названы “куманами” (есть мнение о том, что куманы – это западная группа кипчаков).

Мощное движение к западу в XI в. как бы явилось обретением родины. Помимо печенегов и огузов (гузов), кипчаки ассимилировали также остатки булгар в низовьях Дона, тем самым укрепив свои позиции в Восточной Европе. В то же время кипчаки разделились на две основные, тесно связанные между собой группы: западную – между Днепром и Днестровско-Дунайским междуречьем и восточную – от Днепра до Волги и Яика. Западной частью половецких степей правил хан Боняк, получивший позднее титул “великий хан”, восточной – Тогур-хан (в русских летописях – Тугоркан).

Непросто складывались отношения кипчаков с русскими княжествами: в период с 1061 по 1097 г. произошло около десяти сражений между ними, победа в которых в основном принадлежала кипчакам. Однако в начале XII века под предводительством киевского князя Владимира Мономаха русские воины совершили двенадцать успешных походов на Дешт; в результате этих походов множество половецких пленников оказались на Руси, началась славянизация кипчаков, продолжавшаяся и в период правления сына Мономаха – Мстислава. После его смерти в 1132 г. положение существенно изменилось: отношения русских и половцев перестали быть напряженными, хотя отдельные очаги былой вражды еще вспыхивали.

Дешт-и-Кипчак переживает возрождение, начинается новый этап половецкой истории. Появляются могущественные ханы, среди них знаменитый Кончак – тот самый хан, который взял в плен новгород-северского князя Игоря в победном сражении 1185 г., захватил города Переяславль и Путивль. Именно в этот исторический период разрозненные племена объединяются и в более крупные орды, расширяются сферы их кочевий, численность населения возрастает. Укрепляются феодальные отношения, устанавливается феодальная иерархия: хан – султан (сын хана) – бек (крупный феодал) – би (аристократ рангом ниже).

С началом монгольского нашествия на Восточную Европу кипчаки также включились в борьбу с монгольскими завоевателями. В битве на реке Калке в 1223 г. объединенное русско-половецкое войско потерпело поражение от полководцев Чингиз-хана. В 1237 – 1238 гг., после Волжской Булгарии, пал и половецкий мир. Вскоре обширные кипчакские степи превратились в основные земли Золотой Орды.

СЕМИРЕЧЬЕ

Семиречье было занято монголами без сопротивления. Еще в 1210—1211 гг. под власть Чингисхана перешел владетель карлукской области Арслан-хан. В 1217 г. карлукский правитель области Алмалык Бузар также стал вассалом монгольского хана, а в следующем году без боя сдался монгольскому полководцу Джебе и город Баласагун.

Население Семиречья в итоге восьмилетнего владычества най-манского предводителя Кучлука, его войн с хорезмшахом Мухам-мадом и карлукскими владетелями было вконец разорено. Вызывали возмущение и гонения Кучлука на мусульман, в частности запрет публичных богослужений, поэтому проявлявших веротерпимость монголов население встречало как избавителей. Желая привлечь народ Семиречья на свою сторону, Чингисхан запретил грабежи и резню в этом крае. Кучлук бежал в Среднюю Азию, а впоследствии был настигнут монголами в Бадахшане и убит.

Захват Восточного Туркестана и Семиречья открыл путь в Среднюю Азию через Южный Казахстан. С целью выяснения обстановки в Мавераннахре Чингисхан сначала направил хорезм-шаху Мухаммаду послание с извещением о своих победах в Северном Китае и покорении «страны тюрков» и предложением мирного договора. Это была дипломатическая подготовка будущего военного похода. Поводом для вторжения во владения хорезм-шаха послужила гибель в Отраре летом 1218 г. торгового каравана, посланного Чингисханом. Купцы были убиты по^приказу наместника хорезмшаха в Отраре Гайир-хана Иналчука, заподозрившего их в шпионаже. Поход войск Чингисхана начался в сентябре 1219 г. Монгольские войска шли с Иртыша через Семиречье. Они насчитывали до 150 тыс. человек, из них собственно монголов — 111 тыс., остальную часть армии составляли воины вассалов Чингисхана — уйгуров и карлуков.



ЮЖНЫЙ КАЗАХСТАН

Территория Южного Казахстана оказалась первой на пути движения монгольских войск на запад, где им был дан решительный отпор местным населением и где они применили методы массового террора и насилия, опустошения целых областей и разрушения городов. В арабских и персидских источниках приведены наименования почти трех десятков городов в разных странах, где население почти полностью было вырезано монголами. В их числе три южноказахстанских города — Отрар, Сыгнак, Ашнас.

Правитель Отрара Гайир-хан с помощью 80-тысячного войска сумел пять месяцев держать оборону города. Лишь после того, как один из военачальников гарнизона Караджа-хаджиб сдался монголам, покинув крепость через ворота Суфи-хана, вражеское войско вошло ночью в город. Еще месяц Гайир-хан оборонялся в цитадели, защищая ее до последнего воина. Он был взят в плен и казнен, а все жители — по Джувейни — были изгнаны из города « как стадо баранов» и убиты, а те, что «избежали меча», уведены в плен.

Семь дней обороняли свой город и жители Сыгнака, отказавшиеся сдаться монголам. После взятия города население также было уничтожено. Та же участь постигла и жителей Ашнаса. Разграблены были г. Дженд, Барчынлыгкент, Узгенд. Плано Карпини, Проследовавший через Южный и Юго-Восточный Казахстан в 1245—1247 гг., отметил, что в этой земле, т. е. в низовьях Сырдарьи, он увидел «бесчисленные истребленные города, разрушенные крепости и много опустошенных селений» Вместе с городами уничтожались ирригационные системы, вытаптывались посевы, гибли окрестные земледельческие оазисы. Многие жители земледельческих оазисов на Сырдарье погибли, другие попали в плен, третьи бежали, рассеявшись в разные стороны. Обезлюдели целые районы, в том числе и кочевые.

В Семиречье монголы разрушили города Суяб, Баласагун и Тараз, на Сырдарье - Отрар, Сауран, Дженд, Сыгнак.

В марте 1220 года за несколько дней они взяли Бухару, а в апреле - Самарканд, несмотря на то, что этот город оборонял гарнизон численностью 110 тысяч человек и 20 боевых слонов, а вся армия Хорезм-шаха Муххамада составляла не менее 400 тысяч человек. В 1221 году Джучи, взяв Гургендж (Ургенч), во главе многочисленного отряда отправился в поход к северо-востоку от Арала в степи Казахстана, преодолевая сопротивления кыпчаков. Осенью 1224 года Чингисхан вернулся в Монголию. Таким образом, в результате нашествия 1219-1224 годов Казахстан и Средняя Азия вошли в состав Монгольской империи.

Монгольское нашествие внесло существенные изменения в этнополитическое развитие Казахстана, оно принесло с собой разрушения и опустошения, неисчислимые бедствия.

Монголо-татарское нашествие нанесло громадный урон хозяйству и культуре покоренных народов Казахстана и Средней Азии. Городские жители были частью убиты, частью отправлены в Монголию. Большой урон был нанесен оросительной системе в земледельческих центрах Семиречья и Южного Казахстана. Нарушена была система сезонных перекочевок у скотоводческих племен Казахстана и Средней Азии.



2. НАЙМАНЫ, КИРЕИТЫ, МЕРКИТЫ

Хотя ранние государства найманов, киреитов, меркиты возникли на востоке Центральной Азии — на территории Монголии, примыкающей к Казахстану, тем не менее их история имеет прямое отношение к истории Казахстана. Именно на восток Центральной Азии уходят истоки кочевой государственности, которые наряду с традициями, идущими от народов и племен, обитавшими издревле на землях собственно Казахстана, харак­терны впоследствии для казахской государственности.

Найманский союз племен возник в середине VIII века между Верхним Иртышом и Орхоном, под названием секиз-огуз (т.е. «союз восьми пле­мен»). Секиз-огузы занимали земли к западу от Хангая до Тарбагатая, т.е. те земли, где мы впоследствии находим найманов. В X веке центрально- азиатские степи были населены, согласно «Ляо-ши», воинственными коче­выми племенами, которых этот источник называет общим именем цзу-бу. Они (цзу-бу) заселяли территорию Центральной Азии вплоть до Тарбага­тая. В период династии киданей Ляо на страницах «Ляо-ши» появляется на­звание «найман», которое, возможно, отождествляется с западной группой цзу-бу. В период династии Ляо несомненно монголоязычные кидани дали им и монгольское название, имеющее тождественный с тюркским смысл

  • «союз восьми племен», т.е. найман. Найманский союз племен упоми­нается в первой половине XII в. в связи с уходом киданей во главе с Елюй- Даши на территорию Семиречья. Елюй Даши рассчитывал, собрав силы на западе, изгнать чжурчжэней и восстановить империю киданей Ляо. В то время, когда Елюй Даши был принят уйгурским идикутом, к нему пришли правители найманов и пригнали скот для нужд его войска.

В X — начале XII века найманы находились в вассальной зависимости от империи Ляо и жили на ее западной окраине, то есть на землях Восточ­ного Казахстана и Западной Монголии. После образования государства каракитаев в Семиречье, земли найманов были по соседству с их владени­ями. Рашид-ад-дин говорил о найманах как о кочевниках, часть которых обитала «в сильно гористых местах», а часть на равнинах. Как показывают источники, не позднее XI в. племена найманов занимали территорию о востока на запад от верховьев рек Селенга и Орхон до восточных отрогов Алтайских гор.

Первые сведения о киреитах относятся к последней четверти XI в. в связи с принятием ими христианства. Они занимали долину р. Толы, рай­он среднего течения р. Орхон и бассейн р. Онгин. Накануне нашествия Чингисхана киреиты господствовали на территории всей современной Монголии и Алтая, под их властью находились и монголы.

Хозяйственно-экономический уклад. Найманы, киреиты, меркиты за­нимались, в основном, скотоводством. Им приходилось несколько раз в году переходить с одного места на другое в поисках пастбищ для своего скота. Дальность перекочевок зависела от условий местности и величины стад. Сена на зиму не запасали, но регулировали перекочевки таким обра­зом, чтобы зимой скот мог легко добывать себе корм — сухую на корню траву. Источники позволяют различать два вида кочевания у меркитов, найманов и киреитов. С одной стороны, кочевали более или менее боль­шими группами (куренной способ), и с другой, отдельные семьи кочевали изолированно или небольшими объединениями. С образованием импе­рии Чингисхана куренной способ кочевания исчезает и применяется толь­ко в военной организации. Главным богатством найманов, киреитов и меркиты, были табуны лошадей, без коня было невозможно вести степное хозяйство. Лошадь являлась для кочевника средством передвижения, слу­жила на войне и облавной охоте. Кочевники питались ее мясом, молоком, использовали шкуру и волос. Рогатый скот также употреблялся как сред­ство передвижения: запрягали в кибитки быков и коров. Овец держали ради мяса, шкур и шерсти. Но одним кочевым скотоводством найманы, киреиты, меркиты прожить не могли, так как пищи недоставало. Недостаток этот пополнялся охотой на всякого рода дичь и отчасти рыбной ловлей.

«Итак, — пишет Рубрук, - охотой они добывают себе значительную часть своего пропитания». Охотились на крупную дичь и на грызунов, причем охота была двух типов: индивидуальная и общественная. Очень любили соколиную охоту. И на охоту смотрели как на одно из высших удовольствий. Облавные охоты всегда являлись спутниками всякого по­хода, войны, набега: благодаря этому войско получало провиант и как бы производило подготовительные маневры. Источники часто упоминают об облавных охотах. «Тоорил-хан (Ван-хан) взял направление к Тульскому Черному Бору,попутно совершая звериные облавы». Устраивались иногда большие облавы, в которых принимали участие разные племена и поколения: «Говорили между собой Чингисхан и киреитский правитель Ван-хан: «На врага ли поспешно ударить. Как один общей силой ударим или дикого зверя облавить, как один общей лавой облавим». Вышеизло­женное позволяет говорить о найманах, киреитах, джалаирах XII - начала XIII веков не просто как о номадах, а как о кочевниках-охотниках.

От «лесных» звероловных племен кочевники-охотники отличались прежде всего тем, что держали стада овец. Затем большое отличие в отно­шении жилищ. Кочевники-охотники - найманы, киреиты, меркиты жили в войлочных кибитках, т.е. в юртах, покрытых войлочными кошма­ми, которые легко разбирались. Подобных жилищ нельзя было встретить у лесных племен, не имевших овец.



Найманы, киреиты, меркиты пользовались колесными телегами. Руб­рук дает подробное описание этих телег, о них часто упоминают Рашид ад- дин и «Тайная история монголов». Согласно «Тайной истории монголов», у центральноазиатских кочевников были повозки двух типов. Эти дан­ные подтверждаются и сведениями Рубрука и Карпини. Телеги служили не только для перевозки всякой клади, но и для перевозки юрт, которые не разбирались. «Мы с тобой, — приказал передать Чингисхан Ван-хану, — что две оглобли у кибитки, когда сломается одна, быку не свезти кибитки; мы с тобой, что два колеса у кибитки, сломайся одно - ей не сдвинуть­ся». Необходимость телег, телег-кибиток у кочевников вызывалась по­требностью в быстром перемещении с места на место. При постоянных

набегах и войнах телега-кибитка была полезнее вьючного животного, зап­рячь быка в повозку-кибитку и положить в нее скарб требовало меньшей затраты сил и меньшего количества рук. Стан из кибиток с поставленны­ми на них юртами, мог быть очень подвижен. В XI—XIII веках найманы, киреиты, меркиты кочевали по определенным путям и дорогам. Рубрук отмечает, что у кочевников «всякий начальник знает, смотря по тому, имеет ли он под своей властью большее или меньшее количество людей, границы своих пастбищ, а также, где он должен пасти свои стада зимою, летом, весною и осенью». Помимо этого, им приходилось заботиться еще и о местах для охоты, особенно для облавной.

Производили кочевники только то, что было необходимо для нужд кочевого хозяйства. Катали войлоки, делали ремни, деревянные остовы юрт, повозки, домашнюю посуду. Изготовляли седла, сбруи, луки, стре­лы, копья и другое оружие. Хозяйство найманов, киреитов, меркиты можно охарактеризовать как натуральное. Денег они, вероятно, не знали, и торговля происходила в форме обмена. Но, несмотря на малые потреб­ности кочевников, ведущих натуральное хозяйство, все-таки они оказы­вались втянутыми в орбиту международной торговли, хотя и в неболь­шом масштабе. Из необходимых товаров найманам, киреитам, меркиты недоставало муки и оружия, а затем всяких «предметов роскоши», прежде всего тканей. Обычно одевались в меха и шкуры.

Источники содержат очень немного сообщений о торговле, о всякого рода меновых сделках, которые велись у найманов, киреитов, меркиты в это время. Хотя и есть некоторые данные о том, что в степи Центральной Азии в ту пору приезжали мусульманские купцы из Средней Азии. Со­гласно сведениям «Тайной истории монголов» у найманов, киреитов, меркитов наблюдалась определенная дифференциация в производстве. Этот источник говорит о «кузнецах», «плотниках» так же, как о «пастухах ове­чьих стад», как своего рода специалистах в производстве, чрезвычайно важном для кочевого хозяйства.

Таким образом, хозяйство найманов, киреитов, меркитрв в предмон- гольский период можно характеризовать преобладающим господством кочевого уклада, слабым развитием товарно-денежных отношений и пре­обладанием натурального хозяйства.

Образование государственности. Рост могущества центральноазиат­ских кочевых племен, происходивший на протяжении XII в., привел к появлению у наиболее крупных из них — найманов, киреитов, меркитов раннефеодальных государственных образований — улусов. Как показал Б.Я. Владимирцов, улус не был институтом первобытнообщинного строя. Он не являлся ни родом, ни племенем, т.е. стоял над родоплеменными институтами. Улус означал «народ», «народовластие», а изначально вклю­чал в свой состав людей, не связанных родством, ибо состоял из сородичей прежде всего ханского рода и их родственников, свойственников и чужа­ков. Улус располагал своей определенной территорией, а большие, силь­ные найманский и киреитский улусы имели и свои границы, которые ох­ранялись хотя бы эпизодически.

Улусы управлялись по терминологии «Тайной истории монголов» «при­родными ханами». Хан, правитель улуса, создавал аппарат управления, в . первую очередь органы управления ханской ставкой-ордой, ее охраной и командованием войсками, дружиной. Орда как определенный институт государственной власти у кочевников известна еще со времени киданей. «С тех пор как Ляо стало усиливаться, для постоянного проживания ханов стали создаваться охраняемые ханские ставки, которые назывались орда». Ханская ставка - орда являлась центром управления, своеобразным пра­вительством улуса, ведала двумя важнейшими для любого центрально- азиатского государства отраслями — ханским имуществом и войсками хана. Различия между ханским и государственным имуществом не существова­ло. Киреиты и найманы, во всяком случае их правящая верхушка, были христианами несторианского толка. Наконец, христианство проникло впоследствии и в фамилию Чингисхана. Известно, что жена одного из сыновей Чингисхана Толуя, племянница правителя киреитов Ван-хана, мать Мунке-хана и Хубилай-хана, была христианкой. Подобная ситуация была и у найманов, которые, как и киреиты, находились под культурным влиянием средневековых уйгуров, которые ранее других народов Цент­ральной Азии были знакомы с христианством.

Приобщение к одной из мировых религий также является свидетель­ством определенного уровня развития социальных отношений.

Взаимоотношения с соседними народами. Источники полны сведений о войнах найманов и киреитов с соседними племенами. Рашид ад-дин пишет: «... Киреиты много враждовали с многочисленными племенами, особенно с племенами найманов. В это время они имели больше силы и могущества, чем другие племена у найманов с Ван-ханом киреитским постоянно была распря и вражда, — по области киргизов и до границ пус­тынь, соприкасающихся со страной уйгуров». Рашид ад-дин также приво­дит сведения и о войнах найманов с кыргызами, киреитов с татарским улусом и государством чжурчжэней Цзинь. Но периоды войн сменялись временем мирных отношений с соседями. Китайские источники содер­жат также сведения о тесных культурных и политических связях киреи-

тов и найманов не только со своими кочевыми соседями, но и с государ­ствами оседлой культуры — Тангутским государством (Си Ся) и владени- ’ ем уйгуров. Под влиянием уйгуров правящая верхушка найманов и ки- реитов приняла христианство несторианского толка, уйгурскую письмен­ность, а также другие элементы государственности. Свидетельством этих связей являются также отношения киреитов с тан гутами.

«Юань-ши» свидетельствует о наличии политических и территориаль­ных связей киреитов с канглы — государственным образованием на терри­тории современного Казахстана, о службе представителей знати канглы у правителя киреитов Тоорила Ван-хана. «Бухуму... Его предки из поколе­ния в поколение знатные люди племени канглы. Хайланьбо (Кайранбай - дед Бухуму) служил у киреитского Ван-хана. Когда Ван-хан был уничто­жен (монголами), то Хайланьбо бросил семью, и, в сопровождении не­скольких тысяч всадников, умчался на северо-запад. Тайцзу (Чингисхан) направил посла и призвал его прибыть к нему (т.е. покориться). Но тот ответил: «В прошлом Ван-хану служил и я и государь (Чингисхан). Сей­час Ван-хан умер, но я не могу изменить тому, кому служил». Как отме­чает В.В. Бартольд, канглы и кыпчаки жили и в улусе найманов. «Юань- ши» приводит данные в пользу тесных родственных связей между знатью найманов и канглы: «Шаосы (Чаос) из найманов. Его прадед Тайянь (Даян) был правителем найманов. Его прадед Цюйшулай (Кучлук)... Бэдэинь (Беде) сын Шаосы... Бэдэинь жил с бабушкой по матери, которая была родом из племени канглы..».

К этому можно добавить, что ранее во второй половине XII в. на род­ство найманов и канглы указывали также уйгурские путешественники. Рассказывая о виденном и услышанном по пути следования, они сообщи­ли, что на Алтае обитают Нянь-ба-энь (найманы) и кан-ли (канглы).

Таким образом, найманское и киреитское племенные объединения были весьма сложны по своим внутренним социальным связям и во мно­гом подготовили создание могущественного центральноазиатского госу­дарства, объединившего кочевые монгольские и тюркские племена импе­рии Чингисхана, а также сыграли определенную роль в этнических про­цессах в послемонгольский период, когда началась собственная история казахского и других современных тюркских народов. У найманов и кире­итов существовали формы государственности; хотя и отличные от тех, которые были у оседлых народов. Улусы найманов и киреитов являлись «государствами первоначального типа», т.е. раннефеодальными государ­ственными образованиями.

Вопрос об этнической характеристике найманов и киреитов, а также меркитов, уже долгое время остается дискуссионным. Что касается онгу- тов, бывших в генеалогическом родстве с найманами и киреитами, то изу­чение языка несторианских онгутских эпитафий показывает, что они отно­сились к языкам кыпчакской группы. Многие исследователи, например, В.В. Бартольд, Б.Я. Владимирцов, И.П. Петрушевский, П. Пельо счита­ют найманов западными монголами. Однако уже в XIX в. высказывалась мысль о возможной тюркской принадлежности найманов. Японский исследователь С. Мураяма на основе анализа этнонима найман, имен, ти-тулатуры, а также некоторых исторических сведений пришел к выводу о тюркоязычности найманов. В этом свете приобретает новое значение за­мечание Рашид ад-дина, что найманы лишь в результате пребывания в империи Чингисхана стали «причислять» себя к монголам, хотя в «древ­ности они не признавали этого имени». Но в сообщении Рашид ад-дина имеется возможность подразумевать и другой процесс: тюрки-найманы, будучи соседями и неудачными соперниками монголов, в X—XII вв. под­верглись монгольскому влиянию или частичной монголизации, вслед­ствие чего стали причислять себя к монголам. И поэтому «их обычаи и привычки (найманов) были подобны монгольским. Только в такой противоречивой ситуации могли формироваться факторы, которые до настоящего времени одинаково служат аргументами сторонникам как тюркской, так и монгольской концепций этнической принадлежности найманов.

Найманы и киреиты в империи Чингисхана. В ходе борьбы за власть на территории Центральной Азии Чингисхану удалось установить союзни­ческие отношения с правителем сильного киреитского улуса Ван-ханом. В 1185 г. киреитский Ван-хан, Чингисхан, Джамуха из монгольского пле­мени джаджират выступили с войсками, разгромили меркитский улус, кочевья которого располагались на реке Селенге. Эта победа усилила Чингисхана и поставила его в один ряд с другими соперничавшими за власть предводителями. К Чингисхану присоединились многие племена, в том числе джалаиры, барласы и другие.

Чингисхан оказал важную услугу киреитскому Ван-хану, своему по­кровителю. В 1194 году Ван-хан был изгнан из своего улуса своим млад­шим братом Эрхэ Хара, воспользовавшимся военной помощью найма­нов. Он скитался в стране тангутов (Си Ся) и во владениях уйгуров и каракитаев вплоть до 1196 года. Вернувшись, с помощью Чингисхана отво­евал власть в улусе киреитов. В 1198 г. Чингисхан в союзе с Ван-ханом и государством чжурчжэней Цзинь выступил в поход против татарского улуса и нанес ему сокрушительное поражение. По возвращении из этого похода Ч ингисхан напал на племя джуркин на реке Керулен за отказ участвовать в походе против татар, разгромил его и казнил его предводителей.

Вскоре, после смерти найманского хана Инанч-билгэ, решив восполь­зоваться междоусобицей между двумя его сыновьями Даян-ханом и Бую- рук-ханом, Чингисхан и Ван-хан в 1199 г. предприняли поход против од­ного из них — Буюрука. Не успев собрать своих войск, Буюрук-хан отсту­пил за Алтай и там потерпел поражение. Тем временем Даян-хан, несмот­ря на вражду с Буюруком, послал войска против Чингисхана. И на этот раз найманы были разбиты объединенными силами киреитов и монголов.

В 1200 г. Чингисхан и Ван-хан наголову разбили войско меркитов. В 1201 г. Джамуха создал мощную коалицию против монголов Чингисхана и киреитов Ван-хана, в которой участвовали найманы, меркиты, татары, ойраты, джаджират и другие племена. Победа над этой коалицией сделала Чингисхана самым могущественным из соперничавших между собой пред­ставителей кочевой аристократии. В 1202 г. Чингисхан окончательно раз­громил татарский улус. В том же году найманы обратились к Алахуш-ди- гит Хури с предложением совместно выступить против Чингиз-хана. Но правитель онгутов отказался, несмотря на давние связи с найманами, и информировал Чингисхана о готовящемся нападении. «Юань-ши» сви- де-тельствуетпо этому поводу: «Даян-кэхань (каган) прислал (к Алахуш- дигит Хури) посла договориться, чтобы породниться друг с другом и что­бы (Алахуш-дигит Хури) вошел в союз для захвата Шофан (северной сто­роны, т.е. Монголии). Среди онгутов были сторонники этого. (Но) Ала­хуш-дигит Хури схватил посла. (Он) с почтением преподнес (Чингисха­ну) шесть чаш вина (через своего посла) и сообщил об этих замыслах... По возвращении посла отблагодарил (Алахуш-дигита Хури) 500 коней и ты­сячью овец и договорился о совместном нападении на Даян-кэханя...».

Чингисхан, не теряя времени, весной 1204 г. во главе 45 тысяч конных воинов выступил в поход на найманов. Под командованием найманского хана было примерно 50—55 тысяч человек. Уступая армии найманов в численности, монгольское войско превосходило ее организованностью и боевым опытом. Даян-хан не хотел вступать в бой и намеревался уйти за Алтай. Но по настоянию его сына Кучлука было решено дать бой. Таким образом, войско найманов переправилось через реку Орхон к восточным склонам горы Нагу. Монголы начали битву. Их передовые колонны оттес­нили найманов к горе, а к концу дня главные силы монголов обошли своего противника с флангов и успешно завершили окружение. Загнанные в ловушку найманы пытались прорвать кольцо окружения, но в темноте ночи срывались с утёсов и погибали. Но часть найманов, в их числе И сын Даян-хана Кучлук, сумели спастись. Найманы потерпели поражение. Даян-хан умер от ран. Большинство найманов сдались Чингисхану, дру­гая часть их погибла, бросившись в последней битве в отчаянную атаку на монголов. Значительная часть найманов, а также остатки меркитов, киреитов и других ушли с Кучлуком. В 1206 г. монголы нанесли поражение найманскому хану Буюруку на р. Бухтарме и убили его. В 1206—1207 го­дах Чингисхан послал старшего сына Джучи-хана покорить «лесные» на­роды Енисейско-Иртышского междуречья, в частности, тюркоязычных кыргызов, обитавших в верховьях Енисея. Из скудных данных китайских ис­точников все же можно предположить о влиянии кыргызов в этом регионе. «Малое (подвластное) по отношению к цзилицзисы (кыргызам) государство это есть государство гулигань (курыкан)...». Есть данные о наличии горо­дов и крепостей у енисейских кыргызов ХIII века. Так, «Юань-ши» упоми­нает об использовании монголами камнеметов, осадных орудий для штурма крепостных стен городов при походе в верховья Енисея.

Создание Чингисханом Монгольского государства, и его устройство.

В начале XIII века в глубинных районах Азии образовалось Монгольское государство. Основатель которого Темучин (1155 (1149?) - 1227) объединил под своей властью почти все племена Монголии. Родился он «в середине «гаха» - года кабана, в феврале, на берегу реки Онон в семье Есугэй-бахаура, в урочище Болдок ( в переводе с монгольского: «Кочковатая местность»). В то время его отец Есугэй-бахадур, властелин 40 тысяч кибиток, воевал с татарами и захватил в плен главу племени татар Темучина. В ознаменовании этого успеха и был назван будущий Чингисхан Темучином.

Весной 1206 года у истоков реки Орхон монгольская знать собралась на курултай и торжественно провозгласила Темучина правителем всех монголов под именем Чингисхан. На курултае знаменитый волхв Кэкчу-Теб-Тенгри сказал: «Всевышний Бог дарует тебе царство лица земного. Теперь, когда побеждены твоей десницей государи этих земель, называемые каждый Гур-ханом, и их области достались тебе, то пусть будет новое прозвище «Чингис».Ты стал царем царей, Всевышний Господь повелел, чтобы название твоё было Чингис-хан. Царь царей и Государь государей. Все одобрили и утвердили это имя. В следствии его титул был выражен формулой, вырезанной на яшмовой печати: «Бог - на Небе, Хан – Могущество Божие на Земле. Печать владыки человечества».

Важным является то, что на курултае 1206 года был обнародован Великий Джасак («Ясак», «Яссы») Чингисхана - это кодифицированное монгольское обычное право, включающее народные обычаи и воззрения правителя. Великий Джасак делится на две части:

Первая часть «Билик» - сборник «Изречений Чингисхана», она содержит мысли, наставления и решения законодательного, как общего, теоретического характера, так и высказанные по поводу различных конкретных случаев.

Вторая часть - собственно Джасак - это свод положительных законов, военных и гражданских, с установлением соответствуюшего наказания за их неисполнение. В «Билике» высказана мысль о том, что в годы, предшествовавшие правлению Чингис-хана, дети не слушали отцов, младшие старших; муж не имел доверия к жене, а жена не следовала повелению мужа; свекры смотрели неблагожелательно на свекровок, а невестки не уважали свекров; большие не воспитывали малых, а малые не соблюдали наставления старших и т.п. По этой причине были воры, лжецы, возмутители и разбойники. Людям в собственном их жилище не являлось Солнце... Таково было это племя без порядка, без смысла. Когда явилось счастье Чингисхана, они пришли под его приказ, и он управлял ими посредством твердо укрепленного Ясака. Тех, которые были умны и молодцы, сделал беками войска; тех, которые были проворны и ловки, дав на руки их принадлежности, сделал табунщиками; глупых, давши им небольшую плеть, послал в пастухи. По этой причине дело Чингисхана, словно молодой месяц, возрастает со дня на день; от неба, силою Всевышнего Бога, нисходит победоносная помощь, а на земле, помощью его, явилось благоденствие; летние кочевки его стали местом ликования и пирования, а зимнее кочевки приходились приятные и соответственные.

Таким образом, одной из главных причин успешного развития государства Чингисхана при его создании и в последующем в превращении его в могучую империю было то, что все его поданные жили строго по законам, обязательным для всех.

Государство монголов было устроено по принципу военной организации. Вся территория и население делились на центр, правое и левое крыло; в основе лежала десятичная система, была установлена строжайшая дисциплина и четкая организация. У Чингисхана гвардия состояла из воинов аристократического происхождения. Высшей воинской единицей была тьма - 10 тысяч воинов, но был еще и туг - 100 тысяч воинов. Была тяжелая (мечники) и легкая конница (лучники). Монголы применяли разнообразные приемы боя: притворное бегство, заманивание противника в засаду, воевали знаменитой «монгольской лавой» до пяти параллелей воинов. В атаку монголы шли с диким криком, но воевали и молча - «внемую», то есть, обмениваясь знаками - флагами, а ночью - фонарями. Каждый монгольский воин имел с собой пилу, шило, иголки, нитки, глиняный сосуд для варки пищи, фляжку около 2 литров, неприкосновенный запас, состоящий из сухого молока, сушеного мяса и сменного белья. Когда продуктов не хватало, воин рассекал вену своей лошади и пил до полулитра крови, потом перевязывал рану. Хлеб пекли под мышкой у верблюда. Каждый воин имел от одного до четырех заводных коней. Кони монголов были «выдрессированы как собаки», благодаря чему они то стремительно размыкались, то собирались в кучки, и монголы грозили атакой то в одном, то в другом месте, сами не принимая сомкнутой атаки противника. Такими действиями они изматывали врага физически и морально настолько, что он иногда сдавался еще до вступления в дело тяжелой ковалерии.10-12 дней монголы могли ехать на конях без дневок и привалов, суточный переход составлял до 150 верст.

По подсчетам специалистов, монголы могли выставить войско до 200 тысяч человек и до 1 миллиона человек, хотя встречаются и неправдоподобные данные - до 400,600 и даже 800 тысяч человек. У монголов было достаточно мощное вооружение – тяжелые боевые машины, огнеметы, горящая нефть, так называемый «греческий огонь», применялся порох, но поскольку не было огнестрельного оружия, он использовал в ракетах.

Одно из величайших сражений, оставившее след в истории Казахстана и Средней Азии – это «Отрарская катастрофа». Летом 1218 г. Чингисхан направляет в Отрар торговый караван из 450 человек и 500 верблюдов, везший огромные ценности и подарки. Правитель Отрара Каир хан Иналчык, заподозрив купцов в шпионаже, приказал их убить и разграбил караван. В ответ на требование Чингисхана выдать Каир – хана хорезмшах Мухаммед убил монгольских послов. Это событие в истории получило название « Отрарская катастрофа» и послужило поводом для вторжения Чингисхана на территорию Казахстана и Среднюю Азию.


В ходе борьбы на территории Центральной Азии в 1190-1206 годах на территорию Казахстана прибывало много разгромленных групп найма­нов, киреитов, меркитов. Уцелевшие от разгрома племена найманов были уведены их ханом Кучлуком с Хангая на Алтай, где соединились с остат­ками меркитов и киреитов, ранее разгромленных Чингисханом. После поражения найманов на Бухтарме Кучлук-хан был вынужден с остатками своего улуса окончательно оставить территорию Алтая и бежать в Семи­речье. Значительное число найманов и киреитов осталось в Восточном Казахстане и подчинилось монголам.

После разгрома монголами найманские и киреитские группы постепенно влились в состав многих формирующихся тюркских наро­дов, в частности, в состав казахского народа. В родоплеменном составе этих народов найманы более всего связаны с родоплеменной группой китаев. У казахов китаи входят в состав найманов. Соотношение китаев в составе казахов особенно показательно, т. к. наиболее крупные группы этого населения бежали в монгольскую эпоху на Сырдарью, в казахские степи и приняли активное участие в становлении казахского народа.

Уцелевшие племена найманов были уведены Кучлуком в Семиречье во владение каракитаев. Он рассчитывал воспользовать сложной обстановкой в Семиречье. В Семиречье были смуты, виновниками которых выступили уйгурский идикут Турфанского княжества в Восточном Туркестане и мусульманские правители семиреченских карлуков и канглы, находившиеся в вассальной зависимости от каракитаев. Гурхан каракитаев надеялся использовать найманских войнов для подавления смут. Кучлук добившись расположения гурхана, в 1210г. захватил власть в государстве, низложив гурхана. Кучлук намеревался подчинить себе карлуков, канглы и уйгуров и начал опустошительные набеги против них.

Что касается киреитов, то часть их устремилась на запад, вплоть до Волги, где они сохранили свой этноним киреит и вошли позднее под этим названием в состав узбеков и кыргызов, а небольшая группа так­же в состав казахов. Этноним киреит также зафиксирован в топономии причерноморских степей. Другая часть киреитов осталась в Се­верном Казахстане и влилась в Средний жуз казахов под названием керей (кара-кирей, абак-кирей), утратив окончание в прежнем эт­нониме. Если иметь в виду постоянные и далекие передвижения сред­невекового степного населения в монгольскую эпоху, но нельзя резко отгораживать киреитов и кереев, не допуская возможности их кон­тактов, обратных миграций западных киреитов на восток или даль­нейшего движения отдельных групп кереев на запад. Такие перемеще­ния, как хорошо известно из этнической истории центральноазиат­ских народов, были довольно обычным явлением.

В предмонгольское время в политических и этнокультурных контак­тах с найманами, киреитами и меркитами, очевидно, находились сосед­ствующие с ними кыпчаки, одна из крупных средневековых народностей, сыгравших значительную роль в образовании казахского народа.

Вопросы для самоконтроля:

1. Почему Деш-и Кыпчак находился в состоянии политической раздробленности.

2. Кочевые племена Центральной Азии в начале Х111в.

3. Время образования монгольского государства.

4.Охарактеризуйте военно-постерную организацию государства Чингис хана

5. Содержание «Яссы».

6. Почему Семиречье оказалось под властью найманов.




1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет