Глоссарий Анракайское сражение- декабрь 1729- январь 1730гг сражение в серии казахско- джунгарских войн Аульная община



жүктеу 4.77 Mb.
бет5/19
Дата25.04.2016
өлшемі4.77 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19
: ebook -> umkd
umkd -> Семей мемлекеттік педагогикалық институты
umkd -> 5 в 020500 «Бастауыш оқытудың педагогикасы мен әдістемесі»
umkd -> «Баспа қызметіндегі компьютерлік технологиялар»
umkd -> Гуманитарлық-заң, аграрлық факультетінің мамандықтарына арналған
umkd -> 5B050400 «Журналистика» мамандығына арналған
umkd -> Әдебиет (араб тілінде «адаб» үлгілі сөз) тыңдарман, оқырманның ақылына, сезіміне, көңіліне бірдей әсер беретін дарынды сөз зергерлерінің жан қоштауынан туған көрнек өнері
umkd -> 5В020500 «Филология: қазақ тілі» мамандығына арналған ХІХ ғасырдағы қазақ әдебиеті пәнінің
umkd -> «Өлкетану тарихы және мәдениеті»
umkd -> Қазақстан республикасы білім және ғылым министрлігі шәКӘрім атындағы семей мемлекеттік
umkd -> 5 в 011700 : -«Қазақ тілі мен әдебиеті» мамандығына арналған

3.Образование Казахского ханства .

Образование Казахского ханства было сложным по характеру и продолжительным по времени многоаспектным процессом. Оно явилось закономерным итогом социально-экономических и этнополитических событий на обширной территории Восточного Дешт-и Кыпчака, Семиречья и Туркестана (Южного Казахстана). Формирование в XIV – XV вв. единого экономического региона на базе естественной интеграции областей со смешанной экономикой, кочевой скотоводческой и оседло-земледельческой, городской – с торгово-ремесленным направлением хозяйства, подготовило условия к объединению всех земель региона в одну политическую структуру.


Конкретный ход образования Казахского ханства связан с внутриполитическим состоянием двух государств на территории Казахстана – ханства Абулхаира (Государства кочевых узбеков) и Моголистана. В обоих государствах усиливалось экономическое могущество кочевой знати, росли ее центробежные стремления. Наиболее влиятельные вожди родов и племен восточного Дешт-и Кыпчака и Семиречья стремились к политической независимости.

Еще в 20-х гг. XV в. калмаки стали нападать на Семиречье в поисках пастбищ, добычи, выхода на торговые центры. В 1457 г. Абулхаир хан потерпел от них жестокое поражение. Заключив мир с Абулхаиром на тяжелых для него условиях, калмаки ушли через Чу в свои земли, а Абулхаир принялся жестокими мерами наводить порядок в своих улусах, в том числе и на юге Казахстана, расправляясь с не признавшими его власть Джучидами. Действия Абулхаира и неспособность моголистанского хана оградить население Семиречья от калмакских орд, привели к еще большему недовольству народных масс.

Начиная с конца 50-х годов XV в. в течение десятилетия произошла массовая передвижка части казахского населения из Восточного Дешт-и Кыпчака, оазисов Туркестана и предгорий Каратау в западную часть Семиречья, на территорию Моголистана. Особенно оно усилилось после смерти Абулхаира в 1468 г. и распада его государства. Этим действием народных масс было положено начало последующему объединению разрозненных групп казахов, в том числе и семиреченских, в одно государство.

Казахское ханство первоначально занимало территорию Западного Семиречья, долины Чу и Таласа. Оно объединяло как переместившиеся из Центрального и Южного Казахстана казахские роды, так и местные племена. Дружественное расположение хана моголов к султанам из Узбекского улуса объяснялось тем, что, во-первых, Есен-Буга не имел в ту пору возможности отразить силой оружия набеги северных кочевников, во-вторых, в лице Гирея и Джанибека и их воинов он видел оплот для защиты западных границ своих владений от притязаний своего брата Юнуса, поддерживаемого Тимуридом Абу Саидом.

Другой причиной, заставившей Есен-Бугу предпринять такой шаг, могло явиться то обстоятельство, что значение хана как внутри, так и во внешних сношениях определялось преимущественно числом и силой поддерживающей его феодальной знати и улусных людей. Поэтому было естественно его стремление привлечь на свою сторону врагов своих сильных соседей и использовать их, если понадобится, против их же соплеменников. После смерти Есен-Буги в 1462 г. в Моголистане наступило фактически полное безвластие. В этих условиях возникновение и упрочение Казахского ханства в Семиречье было вполне закономерным актом. Мухаммед Хайдар Дулати относит время образования Казахского ханства к 870 г. хиджры (1465 – 1466 гг.).

4.В последующие десятилетия XV в. Казахское ханство укрепилось экономически и расширилось территориально, включив значительную часть этнической территории казахов. Сошло с исторической сцены в Восточном Дешт-и Кыпчаке ханство ШайбанидаАбулхаир хана. На исходе XV и в самом начале XVI вв. ушла в прошлое военная и политическая мощь государства Тимуридов, окончательно потерявших власть над Мавераннахром в борьбе с предводителем кочевых узбеков внуком Абулхаира Мухаммадом Шайбани. Фактически распался на несколько феодальных владений Моголистан.

Согласно родословным, помещенным в ряде источников, Джанибек и Гирей были близкими родственниками. Оба они были прямыми потомками Урус хана и имели право на власть, один как прямой потомок хана Барака (Джанибек – Барак хан – Куйручукоглан – Урус хан), другой – как старший по возрасту (Гирей – Булат султан –ТохтаКыйа султан – Урус хан).

Казахские ханы сразу же после смерти Абулхаира вмешались в борьбу за власть в степи. Главными их противниками были наследники Абулхаир хана – его сын Шайх-Хайдар и внуки Мухаммад Шайбани и Махмуд-султан. После гибели Шайх-Хайдара, внуки Абулхаира бежали в Туркестан, где получили помощь тимуридского наместника Мазид-тархана. Именно в этом регионе разыгрались основные события истории Казахского ханства последней трети XV в., определившие дальнейшие судьбы молодого государства.

Район Присырдарьи и Каратау был ближайшим к владениям казахских ханов в Западном Семиречье. Ханы Джанибек и Гирей стремились в первую очередь утвердить право на эти земли, являвшиеся для них наследными, в том числе на города Сузак, Сыгнак и др. Но главной причиной того, что борьба ханов-джучидов за власть над Восточным Дешт-и Кыпчаком развернулась не столько в степных районах, сколько в Туркестане, было экономическое и стратегическое значение данного региона.
В 70-е гг. произошло несколько крупных сражений – под Саураном, Сузаком, у перевала Согунлук в горах Каратау, в других местах. Захватывали Ясы (Туркестан), Сыгнак то казахские ханы, то Мухаммад Шайбани.

Одним из видных предводителей казахских войск в этот период был сын Гирей хана – Бурундук. Об обстоятельствах и точном времени перехода ханской власти в руки Бурундука ничего не известно. Ибн Рузбихан, говоря о событиях начала 70-х годов XV в., замечает, что «в улусе казахов султаны претендовали на ханскую власть. После того как этот сан некоторое время принадлежал нескольким лицам, очередь ханствовать досталась Бурундук хану».

В 80 – 90-е гг. борьба за сырдарьинские города и их оазисы продолжалась также с переменным успехом. Казахи, как и узбеки-шайбаниды, неоднократно осаждали Сыгнак и Ясы, Аркук и Сауран, и нередко осада длилась по нескольку месяцев. Итогом борьбы к исходу XV в. было включение в состав Казахского ханства городов Сузака, Сыгнака, Саурана. Мухаммед Шайбани удержал в своих руках Отрар, Ясы, Узгенд, Аркук.

Присоединение к Казахскому ханству части присырдарьинских оазисов явилось ключом к успеху казахских ханов по объединению страны в целом. К концу XV в. расширились первоначальные границы государства. В него вошли, помимо Западного Семиречья, отмеченные выше города в Южном Казахстане, район Каратау с прилегающими степными территориями, низовья Сырдарьи и Северного Приаралья, значительная часть Центрального Казахстана.

Наибольшего могущества Казахское ханство достигло в первой четверти XVI в., особенно при хане Касыме (1512 – 1521 гг.). Фактически он стал править еще при Бурундуке.

Впервые имя Касым султана упоминается в источниках в связи с описанием войн Мухаммада Шейбани с казахскими владетелями еще в 80-х годах XV в., где о нем говорится как об одном «из известных султанов и славных бахадуров» Кыпчака и предводителе конницы войска Бурундук хана.

Соперничество двух влиятельнейших людей ханства закончилось победой энергичного султана Касыма. Не ранее осени 1511 г. Бурундук хан с кучкой приближенных удалился в Мавераннахр. Верховная власть в ханстве перешла к потомкам Джанибека.
В 1509 – 1510 гг. Мухаммад Шейбани совершил несколько походов на территорию казахов. В результате этих походов ему удалось временно вытеснить казахских правителей за пределы оазисов Туркестана.

В 1510 г. Мухаммад Шайбани вновь пришел к Сыгнаку, но потерпел сокрушительный разгром от войск султана Касыма, остатки узбеков-шайбанидов бежали в Самарканд. В конце этого года Мухаммад Шайбани погиб в Хорасане, подМервом, в битве с шахом Ирана.

Касым хан не преминул воспользоваться этими обстоятельствами для укрепления своей власти в Южном Казахстане. Вскоре под власть казахского хана перешел самый южный из городов Присырдарьи Сайрам.
Вопросы для самоконтроля:


        1. Предпосылки образования Казахского ханства.

        2. Причины образования казахского ханства.

        3. На территорию какого государства откочевали Жанибек и Кирей хан.

        4. Какую территорию занимало казахское ханство в конце ХУв.

        5. Источники, содержащие сведения о истории казахского ханства.



Лекция №7 . Завершение формирования казахской народности

План:

1.Основные концепции процесса формирования казахского этноса.

2.Возникновение Казахского ханства как заключительная фраза этногенетического процесса.Семантика термина “казах”. ”Казах” самоназвание народа.

3.Историческая интерпретация содержания сущности и этимологии этнонима “казах”.


В исторической науке в 60-70 гг. утвердился комплексный подход к изучению этногенетических проблем с использованием достижений этнографии, археологии, филологии, фольклорных и других данных. Он стал учитываться в исследованиях по истории этих проблем и в Казахстане. Появились теоретические работы по проблемам этногенеза; общие проблемы этногенеза и этнической истории народов Средней Азии и Казахстана рассматривались на конференциях.

В исследованиях по этническим проблемам позднесредневекового Казахстана все больше стал учитываться тот факт, что этнополитическая история Казахстана развивалась в едином русле, непосредственном взаимосвязи с истории других тюркских народов. Общность происхождения и этнический состав многих групп племен, учувствовавших в этническом формировании узбеков, киргизов, башкир, каракалпаков, алтайцев, ногайцев, сибирских татар, однотипность в целом хозяйства, близость языков, многих черт быта, материальной и духовной культуры определяют то большое влияние, которое оказывали на исследование проблем этногенеза и этнической истории казахской народности монографические работы ведущих историков, востоковедов, этнографов по этнической, этнополитической истории этих народов – С.М.Абрамзона, С.Г.Агаджанова, Т.А.Жданко, Р.Г.Кузеева, Л.П.Потапова, Б.Х.Кармышевой, К.Шаниязова и др. Эти работы важны не только как пример постановки и решения проблем этногенеза и этнической истории родственных народов, но и с точки зрения исследования ряда проблем, имеющих непосредственное отношение к истории Казахстана. Такой проблемой является, например, истории узбеков, кочевых узбеков, а также могулов на территории Казахстана.

Истории Узбекского улуса, происхождению термина «узбек», этническому составу узбекских племен на территории Казахстана XIV-XV вв., их политической истории посвящена глава «Очерков по истории Средней Азии» известного исследователя истории региона Центральной Азии, истории каракалпаков П.П.Иванова. Этнический состав кочевых узбеков исследовал Б.А.Ахмедов. О проблемах разделения узбеков Дешт- и Кыпчака на узбеков ушедших в Мавераннахр и ставших одним из последних слагаемых узбекского народа и узбеков – казахов, затем казахов, писали вышеупомянутые авторы, а также А.А.Семенов, К.Ш.Шаниязов и др. Переселившиеся в Мавераннахр кочевые узбеки длительное время, вплоть до XIX– начала XX вв. сохраняли, как показали этнографические исследования Б.Х.Кармышевой, кочевые традиции и представление о родстве с казахами. Исследователи отошли от устоявшегося в литературе мнения о происхождении термина «узбек» от Узбек хана и показали, что этот термин носил характер политонима, а не этнонима, и что он существовал в Дешт – и Кыпчаке еще в конце XIII в., за долго до появления хана Узбека и относился и к западной части этого государства.

Этническая история тюркоязычных племен Восточного Дешт – и Кыпчака и Туркестана, фактически история казахского народа рассмотрена в книге Т.И.Султанова «Кочевые племена Приаралья». Исследован родоплеменной состав населения Казахстана в XV – начале XVIII в. и казахско - узбекские этнические связи на основе анализа, сопоставления ранних списков узбекских племен Восточного Дешт – и Кыпчака, встречающихся в рукописях - с одной стороны и более поздних традиционных списков 92 узбекских племен, или «племен илатийа» («племена – кочевники»), - с другой.

Этнической истории казахов специально посвящены монографические исследования казахстанских этнографов М.С.Муканова, В.В.Вострова. В них рассматривается этнический состав казахских жузов и расселения племен в более позднее время (XIX– начало XX в.). Представлены в этих монографиях и глубоко проанализированный материал отражает и более ранние этапы этнической истории основных казахских родов и племен, начиная с древности и позднего средневековья. Выявлено время их появления на территории Казахстана, на основе сопоставления мнении литературных источников показанатюркоязычность ряда племен (найманов, киреитов, конгратов) прежде считавшихся монголоязычными.

Раннесредневековые этапы истории тюркских племен кыпчаков, канглы, карлуков и др, их роль и место в общественной, военной, политической, жизни Монгольской империи и империи Юань, перемещение этих племен на территорию Казахстана ( по китайским источникам ) отражены в серии работ А.Ш.Кадырбаева. Группе родов и племен XIV – XVII вв., известной в источниках под именем могулов Могулистана и Могулии, посвящена статья востоковеда В.П.Юдина, показавшего этнические связи могулов с формировавшимися народностями казахов, кыргизов, уйгур, с лобнорцами.В.П.Юдин высказал мнение о том, что термин «могулы» носил характер этнонима, как и, по его мнению, термин «узбеки» - на территории от Дуная до Иртыша, т.е. означал народность.

Вопросы этнической истории Могулистана и Жетысу, и в частности, история племен на этой территории, их роль на завершающем этапе сложения казахской народности рассмотрены в упомянутой работе К.А.Пищулиной. Выявлено место населения Юго–Восточного Казахстана в этнических процессах протекавших в позднее средневековье в рамках этнической территории казахских племен. Высказаны суждения о ходе этнических процессов и на степной части территории Казахстана, а также в Туркестане; сделан вывод о фактическом завершении формирования казахской народности в XIV–XV вв.

Больших успехов достигли казахстанские антропологи, раскрывающие сложный процесс этногенеза казахов и других тюркских народов регионе точными методами своей науки. В исследовании проблем этнической истории народа использовались достижения литераторов, языковедов, фольклористов, исследователей шежире.

Образование казахской народности происходило на базе общих закономерностей формирования народностей, как этносоциальных организмов, в связи со становлением и укреплением феодальных отношений, сложением общности территории, языка, материальной и духовной культуры. Образованию народности также содействовали возрождавшееся в XIV – XVвв. на территории Казахстана традиционное хозяйство, взаимодействие кочевого и полукочевого скотоводства с оседлым земледелием. При этом, как уже отмечалось, в силу преобладания на территории Казахстана такого хозяйственно-культурного типа, как экстенсивное кочевое и полукочевое скотоводческое хозяйство, феодальные отношения здесь (как и у многих других народов Азии) переплетались с патриархальными , сложившаяся народность еще сохраняла многие элементы родоплеменной структуры и в источниках наряду с этнонимом “казах” отмечены наименования многих племен, племенных объединений, родовых групп.

Известная разобщенность интенсивно складывавшейся народности и вместе с тем линия на объединение нашли свое отражение в многочисленных легендах о происхождении казахов и казахских жузов. В одной из них, например, рассказывается, что около 780 -790 гг. хиджиры( т.е. в конце XIVв.) у одного из ханов 32 племен, говоривших по-тюркски, под властью которого находилась 500 или 600 семейств, от пленницы родился сын, названный “ала” (“пестрый” или “пегий”). По наущению старшей жены хан решил избавиться от ребенка, отвез его за Сырдарью, где тот был усыновлен каким-то бедняком. Впоследствии юноша прославился своими богатырскими подвигами, вести об его успехах дошли до хана, и он решил вернуть сына домой. Советники хана Котан-бай и Майкы-бай посоветовали послать за ним сотню джигитов, во главе ее поставили старшего сына Котана-Уйсуна.

Прибыв на место и подружившись с ханским сыном, Уйсун с джигитами отказался возвратиться домой. На следующий год за юношей был послан другой сын Котана, Булат, также с сотней джигитов, на третий год – младший сын КотанаАлчин. И тот и другой не вернулись. Объединившись, три сотни джигитов стали нападать на своих соседей, угонять у них скот, и те назвали их “казах”, что означало по-тюркски – “свободный”, “вольный”. Затем джигиты договорились избрать хана и предводителей. Уйсуна с его сотней посетили в верхнем течении Сырдарьи, Булата – в среднем, а третьего брата Алчина с его сотней - в нижнем течении реки. Ханского сына провозгласили ханом, подняв его на белой кошме. Поэтому, говорится в легенде, казахов называют детьми Уш – жуза (трех сотен). Примечательно, что в легенде имена Уйсун и Алчин совпадают с названиями крупных племен Старшего и Младшего жузов.

Этнополитическая ситуация складывалась так, что одни и те же племенные группы оказывались на время в разных государственных образованиях ( Ак Орда, Могулистан, ханство Абулхаира, Ногайская Орда и другие), территория их расселения изменялась под давлением извне или под влиянием феодальных войн, усобиц, откочевок, но главная линия к объединению все-таки пробивала себе дорогу, сознание принадлежности к народности в конечном счете возобладало над сознанием племенным. Входя в разные государственные образования, население территории Казахстана в массе своей пользовалось одним языком.В то же время исследователями отмечается преемственность языка у большинства племенных групп племен в до- и послемонгольских государствах на этой территории.

Характерные особенности языка закрепились на протяжении этого времени, и они соотносятся исследователями с языком памятников кыпчакской литературы XIV – XV вв. Историческая память народа концентрировалась в фольклоре – эпосе, песнях, легендах. Продолжали развиваться особенности хозяйственного и общественного быта, материальной и духовной культуры складывавшейся народности. Антропологический материал, относящийся к этому времени, говорит о единстве в основном антропологического типа населения, идентичного казахам последующего времени.

Длительное вхождение населения в систему отдельных государств в XIV – XVвв., как и прежде в монгольские улусы, усилило воздействие отмеченных выше факторов, в силу которых на территории Казахстана возникло несколько узлов этнической консолидации в виде трех жузов. Племена каждого из казахских жузов были связаны общими маршрутами кочевания, имели общую этническую территорию, совпадавшую с основной ччастью территорий упомянутых государств, Старший жуз занимал территорию Жетысу до Сырдарьи, в его состав входили уйсуни, канглы, дулаты (дуглаты), албаны,суаны, сргели, ысты, ошакты, шапрашты, жалаиры и др. Средний жуз занимал районы Центрального Северо-Восточного Казахстана; в его составе – кыпчаки, аргыны, найманы, конграты, киреиты, карлукские роды и др. Младший жуз занимал Западный Казахстан, земли от низовьев Сырдарьи, Аральского моря, северную часть Прикаспийской низменности. В его составе племенное объединение алшын и такие племена, как адай, алаш,байбакты,жалпас,таздар,кара- сакал,кара-кесек и др. Время и механизм образования жузов остаются неисследованными. Сведения источников о жузах относятся позднему времени XVII – XVIIIвв., однако появление составных частей жузов, т.е. наиболее крупных из упомянутых племен, на территории Казахстана происходило в течение многих веков. Конкретное время и обстоятельства были зафиксированы выше при изложении исторических событий в древности и средневековье.

Основное содержание этнической истории Казахстана послемонгольского времени заключается в завершении формирования народности, вычленении состава племен казахских жузов, продвижении племен и родов, дополнивших древние этнические ядра, на их родоплеменном составе, так и занимаемой территории, но их формирование и перераспределение, поляризация племен происходили в предшествующие столетия вместе с длительным процессом сложения народности, через этнополитические общности кыпчаков, узбеков, ногайцев, могулов и одновременно с вхождением отдельных родов и племен в другие формировавшиеся тюркские народности. Окончательноезавершение процесса этнической консолидации замедлялось разобщенностью отдельных, исторически складывавшихся ее частей, входивших в состав нескольких государственных образований. Следует отметить, что в XIV – XVвв. продолжались многочисленные миграции. Так, во время войн Тимура переместились могульские группы из Жетысу в Среднюю Азию. При Абулхаир – хане откочевали к нему из Могулистана племена калучи и булгачи; на каком – то этапе переместились из Жетысукиреи в Средний жуз, мангыты (ногайцы) переместились с запада на Сырдарью; на исходе XVв. Ушли в Среднюю Азию с Мухаммедом Шайбани- ханом многие роды и племена из Восточного Дешт- и Кыпчака. Все это дестабилизировало политическое положение и затрудняло этническую консолидацию населения обширной территории Казахстана.

Государственное объединение во второй половине XV – XVIвв. основных этнических групп казахской народности ее этнической территории ускорило процесс завершения консолидации народности. В отличие от ханства Абулхаира и Ак-Орды, а также Могулистана. Казахское ханство имело более прочную этническую основу – уже сложившуюся казахскую народность. Впервые после монгольского завоевания были объединены в одно государство почти все тюркские роды и племена Восточного Дешт- и Кыпчака, Туркестана и Жетысу.

Особо важной является проблема этнической общности населения юга Казахстана и остальной территории расселения казахского этноса. Письменные и археологические материалы подтверждают связь населения этого района с обитателями Восточного Дешт- и Кыпчака и Жетысу не только традициями хозяйственно- политического и культурного развития, но и этногенетическим родством, общими этнополитическими судьбами. На территории Южного Казахстана и Юго- Западного Жетысу издавна был стык двух крупных этнополитических общностей древнего Казахстана – Кыпчакского союза племен в Центральном, Северном и Южном Казахстане и Усуньского союза племен в Юго- Восточном Казахстане, ставших основой Среднего и Старшего жузов казахов. Их этнические территории простирались к северу т северо-востоку от бассейна Средней Сырдарьи и Каратау. От низовий Сырдарьи на северо-запад и на север простирались земли казахского Младшего жуза. Фактически все трижуза выходили на территорию средневекового Туркестана, т.е на значительную часть современной Южно-Казахстанские области. В Туркестане (области присырдарьинских городов и ареала Каратау) в XIV – XVвв. жили кыпчаки, канглы, конграты, аргыны, дуглаты, мангыты, жалаиры, представители других казахских и узбекских родов и племен . Одни из них (кыпчаки, канглы) жили на этой территории с древних времен; другие (конграты, жалаиры) переселились при монгольском завоевании, хотя и включали в себя массу местных родов и осколков племен, передав им свое имя; третьи (дуглаты, аргыны, мангыты и др.) попали сюда в период войн и миграций при Тимуре и Бараке, Абулхаире и Жанибеке, могульском хане Юнусе Мухаммеде Шайбани. Источники фиксируют и совместноепроживание казахов, узбеков, каракалпаков на территории Туркестана в это время. В вакфной грамоте конца XVIв. в составе жителей Сыгнака и его округи названы казахи, тюрки (узбеки), арабы (потомки древних завоевателей), каракалпаки. Длительное пребывание на территории Туркестана различных родов и племен, входивших в состав казахов и узбеков, мангытов и могулов, приводили к этнической пестроте местного населения, появлению особого этнического компонента в составе казахской народности, характерного только для Южного Казахстана.

Вместе с укреплением Казахского ханства и ускорением процесса консолидации народности в ее состав вошли казахские роды и племена, находившиеся в подчинении правителей Могулистана, Сибирского ханства, Ногайской Орды. Распад Ногайской Орды, территориальная и этническая близость ногайцев к казахам послужили предпосылками присоединения восточной группы ногайских улусов к Казахскому ханству и вхождения этой части ногайцев в казахский этнос в составе Младшего жуза.

Сложившаяся народность со второй половины XVв. известна среди соседей и в письменных источниках, отражавших современные тому периоду события, под именем «казахи»(қазақ). Происхождение этнонима қазақ долгое время являлось предметом дискуссий исследователей, отражено в многочисленных легендах народа, сложенных им относительно своего происхождения. В тюрко-персидских источниках этот термин употреблялся изначально в социальном смысле и означал человека, отделившегося от своего рода, племени, вынужденного вести жизнь скитальца, изгноя. Вынужденные «казаковать» часто поступали на военную службу к другому, чужому правителю. По «Тарих-и Рашиди» и другим источникам, термин «казахи» применяется для обозначения политичекой группировки во главе с Жаныбеком и Гиреем, откочевавшей в Жетысу, сначала в форме «узбек-казахи» (узбек-қазақ), затем «казахи» (қазақ). В XV в. термины «узбеки» и «казахи» не имели четкого этнического значения. Приведем упомянутые выше сведения Фазлаллаха ибн Рузбихана полностью: «Три племени относятся к узбекам, кои суть славнейшие во владениях Чингиз-хана. Ныне одно [из них] – шибаниты и его ханское величество после ряда предков был и есть их повелитель. Второе племя – казахи, которые славны во всем мире силою и неустрашимостью, и третье племя – мангыты, а [из]них цари астраханские». С укреплением ханства Жанибека и Кирея казахами стало называться все подвластное им население. Постепенно термин «казахи» приобрел этнический смысл. Он стал применяться как этноним для обозначения давно уже сложившейся единой тюркской народности, этнической территорией который были земли Восточного Дешт-и Кыпчака, Жетысу и Южного Казахстана.

Реальным историческим следствием развития казахской государственности в политических рамках Казахского ханства явилась единая казахская народность. В эпоху Казахского ханства, в XV – XVII вв. закрепились основные, практически общие для населения огромной территории Казахстана черты и особенности материальной и духовной культуры казахкого этноса. Сознание своего этнического единства народ отразил в эпических произведениях.

В упорной борьбе с Шайбанидами и Аштарханидами Мавераннахра, сибирскими и русскими властями в Прииртышье и на Алтае, джунгарскими тайшами в Жетысу и на землях Восточного Казахстана отстаивал казахский народ свои коренные этнические территории, еще в XVI в. названные в письменных источниках (Зайн-ад-дин Васифи«Бадаи ал-вакаи») термином Казахстан.

Сложение народности – процесс длительный, время окончательного ее сложения трудно привязать к какому- то строго датированному отрезку времени. Однако совокупность исторических, археолого-этнографических, антрополитических и лингвистических источников позволяет утверждать, что процесс образования казахской народности в XIV–XV вв. в основном завершился.

С возникновением Казахского ханства во 2-ой половине XV века произошло завершение этногенетического процесса, оформилась казахская этническая общность. Возникновение Казахского ханства явилось закономерным итогом социально-экономических и этнополитических процессов, протекавших на территории Казахстана в XIV–XV вв. Оно возникло в середине XV в. в ходе феодального распада Белой и Золотой Орды и окрепло к концу XVI в. Предпосылками его образования явились формирование казахской народности.

В древних языках алтайских и сибирских народностей слово «казах» означало «прочный», «крепкий» и «великан». В Восточном Дешт-и Кыпчаке слово «казах» в IX –X веках употреблялось в социальном смысле и означало « группы людей, ведущих вольный образ жизни и живущих разбоем». Термин «казах» в XIII веке встречался и среди харасанских туркмен. Слово «казах» появилось в эпоху древних тюрков и употреблялось в различных тюркских землях до XIII века. Слово «казах» с XIV века начинает приобретать этническое значение.

На протяжении почти двухсот лет исследователи пытаются объяснить происхождение и раскрыть семантику термина «казах». Спектр высказанных точек зрений весьма широк – от довольно убедительных научных гипотез до весьма этимологий. Однако, пожалуй, пока никому не удалось вынести окончательное суждение, объясняющее это слово.

В последнее время с обретением Казахстаном своей незавиимости значительно возрос интерес к истории и культуре казахского народа вообще и к термину «казах» в частности. На страницах научных и газетно-журнальных изданий появились публикации, так или иначе касающиеся этого термина. Изложенные в них мнения, за редким исключением, основаны на высказанных в прошлом воззрениях.

При решении вопроса о происхождении названия «казах» значительная часть исследователей встала на путь поиска терминологического совпадения в имени племени. Забегая вперед, следует отметить, что данный методоческий прием, как показывает исследовательская практика, еще далеко не достаточен для более определенных выводов о степени близости сопоставляемых понятий. Созвучные слову «казах» термины ученые нередко находили в значительном отдалении от территории Казахстана. При этом не учитывалась необходимость выяснения системных совпадений историко-культурного характера, способных показать глубину их этнических связей.

Относительно принятых идентификаций в историографии существуют следующие основные гипотезы.

Исследователи чаще всего, вслед за Н.М.Карамзиным и А.Вамбери привлекают сведения византийского императора Константина Багрянородного (сер. X в.) об упоминании им «страны Казахия», находившейся на северо-западе Кавказа. На основании близкого созвучия авторы усматривают отражение этнонима «казах» в термине «Казахия», в связи с этим делается вывод, что казахский народ был известен с X в. В отношении правомерности чтения«Казахия» необходимо сделать поправку, заключающую в том, что в оригинале ( с греческого) во втором слоге дана «сигма» (с), а не «дзета» (з). Следовательно название страны должно читаться как «Касахия». В Минорский, интерпретируя информацию К.Багрянородного, совершенно четко показал, что под Касахией имеются в виду касоги.

Идентификация названия «Казахия» и народа казах расширила возможности историков в привлечении дополнительных материалов, в частности, из письменных источников мусульманского круга. Так, в сочинении «Китаб ат-танбих ва-ль-ишраф» арабского историка и географа аль-Масуди (X в.) среди названий кавказских народов и племен в районе реки Кубаниотмечается этническая общность кашак и аль-касакия. Видный немецкий востоковед И.Маркварт показал, что эти два термина передают название одного и того же этноса – касогов. В рамках рассматриваемой тематики укладываются и сообщения анонимного персоязычного географического труда «Худуд аль-алам» (X в.) об области аланов, где приводятся данные о городе Касаг, расположенном на берегу Черного моря, именно городе, а не этнической общности, как пишут в литературе. О касогах повествуют также русские летописи. В «Повести временных лет» содержится информация о войнах, происходивших на р. Кубани между русскими князьями Святославом ( 965г.) и Мстиславом (1022 г.) с касогами. Термин «касог» впервые упоминается в сочинении монаха Епифания в конце VIII – начале IX вв. Из этой сводки следует, что названия казах, касахия, касак, кашак, касог являются различными формами передачи одного и того же раннесредневекового немногочисленного кавказского племени (или объединения племен). Кавказоведы давно сближают касогов( в древнегрузинских памятниках известны в форме кашаг) с малоазиатским этнонимом хетто-неситской эпохи каска /кашка. Отсюда встает закономерный вопрос, насколько оправдана и доказательна точка зрения о сопричастности касогов к казахам. Мнение о связи этнонима казах с названиями касог, касахия (казахия?) носит сугубо декларативный характер, основанный на созвучии слова (такого же порядка, как тюрки хазары и хазаре Афганистане, корси Корсики и корсь Прибалтики), хотя исторически никакого соответствия между ними не было. Касоги входили в особую подгруппу абхазско-адыгейской группы, говорящей на одном из автохтонных кавказских языков. По своему происхождению, языку, укладу жизни и особенностям физического типа они резко отличались от казахов и их тюркоязычных предков. Процессов этнического разделения касогов и связанных с ними миграций из Кавказа на территорию Казахстана в эпоху средневековья не наблюдалось. Они не сыграли той роли, которая предназначалось на исторической арене соседям касоговтюркоязычным булгарам, преселившимся на Балканы и давшим имя современной Болгарии.

Таким образом, мнение о связи касогов с казахами не выдерживают никакой критики.

В литературе существуют также точка зрения ( со ссылкой на З.В.Тогана), по которой слово «казах» упоминается, якобы, арабским историком Ибн Асам аль-Куфи. Интересующий нас термин упоминается в историческом сочинении «Китаб аль-футух» ( конецIX – начало X вв.), посвященном арабскому полководцу Марвану, который вел войну с хазарами в Арране и Дагестане. В ориганале труда написано следующее: «В 736 г. Марван зазимовал в местности, именуемой Касак( а не қазақ – Б.К.), переправился через реку Кур и направился к городу Шаки». Из конспекта вытекает, что в произведении аль-Куфи нет термина «казах», но значится название местности Касак, расположенной в горном районе Большого Кавказа, на Западе Азербайджана. Сопоставление терминов «касак» и «казах» неприемлемо не только в силу хронологических проблем VIII в., но и по комплексу взаимоконтрастирующих исторических, географических и хозяйственно-культурных параметров.

Можно еще привести суждение, восходящее к финскому алтаисту Г.И.Рамстедту, который возводил термин «казах» к монгольскому словосочетанию «хасаг-терген». Это двухсложное понятие, упомянутое в «Сокровенном сказании» (XIII в.), обозначало повозку. Данное воззрение, поддержанное иранистом А.А.Семеновым, никак не аргументировано. Оно не убительно в силу того, что ни в синхронном срезе, ни в исторической перспективе термин «хасаг-терген» как название повозки у населявших Казахстан тюркоязычных народов не получил отражения.

В Енисейском древнетюркском памятникеVIII в. В.В.Радловым была прочитана фраза«қазғақым оғлым» (мои приемные сыновья). На основе не только внешнего сходства, но и близости значений терминов «қазғақ» и «қазақ» В.П.Юдиным сделана попытка сопоставить эти слова. По мнению исследователя, звук «ғ» в понятии «қазғақым» вполне мог употребляться в устной речи тюрков VII – VIIIвв., а позже, вероятно, выпал, и это слово приобрело форму казах. Термин «қазақ» в форме «қазғақ» рассматривался им в политическом значении, который позже приобрел этнический смысл. Это воззрение не получило дальнейшей поддержки в кругу специалистов ввиду того, что оно не корреспондирует с закономерностями исторической фонетики тюркских языков.

Вместе с тем на основе других материалов нарративных источников было сделано несколько сопоставлений по признаку этнических названий, локализующихся в пределах территории Казахстана. Одним из них является мнение, высказанное И.Марквартом, по поводу наименования трех карлукских племен как«хасаки» /хаски/, последние были сопоставлены исследователями с казахами. Хотя этой точке зрения и следует в настоящее время ряд авторов, ее нельзя считать доказанной. Предложенные Марквартом прочтения названий девяти карлукских племен по явно искаженному тексту антологии «Джавами аль-хикаят ва лавами ар-риваят» персоязычного литератора XIII в. Ауфи носили предварительный, реконструктивный характер. Рассматриваемые сведения о карлукской конфедерации, обитавшей в Жетысу и Южном Казахстане, относились к IX – X вв. В.Минорский путем тщательного текстологического и сравнительно-исторического анализа материалов из более ранних письменных памятников, в частности, из арабского географического труда аль-Марвази внес существенные коррективы в дешифровку контекста по племенному составу карлуков. В данном случае вместо «хасаки» внесена обоснованная конъюнктура «баскиль».

Явно несостоятельным следует признать мнение о том, что в сочинении арабского путешественника Абу Дулафа упоминается этноним «казах» в форме «казлак». В середине X в. через территорию Казахстана с запада на восток пролегал путь Абу Дулафа в Китай. Воспоминания о путешествии, изложенные в «Рисала», просвященные тюркским племенам, были переведены на русский язык Н.Н.Пантусовым. В тексте перевода упомянуто этническое название «хазлак», которое стало прототипом для искомого «казлака», затем, якобы, трансформировавшегося в форму «казах». Необходимо вместе с тем указать на неверное чтение Н.Н.Пантусовым слова «хазлак» вместо «харлук», так передавалось написание названия карлуков в арабской средневековой литературе. Тем самым ставился знак равенства между карлуками и казахами, что совсем корректно.

Образование казахского народа некоторые ученые относят к X в. На основании утверждения А.Левшина об упоминании в «Шахнаме» Фирдоуси (935-1020) о казахах и казахских ханах. Между тем востоковеды неоднократно указывали на то, что в исторической поэме персидского автора никакой информации о термине «казах» не имеется. Это недоразумение объясняется тем, что А.Левшин, при всех его обширных знаниях истории казахов и их среды, не знал однако персидского и арабского языков.

Таким образом, в большинстве случаев в выдвигаемых гипотезах сопоставлялись несопоставимые названия. Далее, этнонимы рассматривались собственно этнические процессы – изменения в этносе во времени. Появление в источниках этнонима, как обычно, не совпадает со временем образования народности (ср. этноним киргиз и киргизская народность, этноним туркмен и туркменская народность, русы и русские и т.д.). В исследовательских работах понимание необходимости разработки проблем соотношения этнонима и этноса в конкретно-исторических условиях далеко не всегда присутствует. Между тем один и тот же этноним мог обозначать различные состояния этноса (племя, союз племен, народность, нация). Так, при одном и том же этнониме (кыпчак) этнос кыпчак с IIIдо XIII в. находился в пяти различных состояниях этнического развития – от племени во Внутренней Азии до едва ли завершающего этапа формирования кыпчакской народности на территории Казахстана. В XIIIв. монгольское нашествие прервало наметившийся процесс образования кыпчакской народности. В дальнейшем, в отличии от домонгольского периода, развитие исторического процесса в кыпчакском обществе пошло не по линии их собственного оформления, а потекло по руслу раздробления, участия их в образовании прежде всего казахского народа, а также целого ряда иных тюркоязычныхнародностей. На этом этапе кыпчаки пребывали уже на другом таксономическом уровне этнического развития. Исторически сложившиеся этнические общности кыпчаков складывались в динамике и трансформации при одном и том же этнониме кыпчак. Таким образом, сопоставление одного этнонима с другим неизбежно предполагает не простое декларирование, а проведение скрупулезного исследования.

Имеются все основания считать, что само слово «казах» возникло в регионе обитания кыпчаков. По мнению ряда тюркологов, первоначальный ареал распространения термина «казах» был связан с Восточным Дешт – и Кыпчаком. Появление этого слова в данном фонетическом оформлении, характерном для кыпчакского языка, А.Н.Самойлович относил ко времени не ранееXIв.

Принято считать, что впервые термин «казах» в письменном источнике употреблен в арабо-кыпчакском словаре,составленном в кыпчакской среде Мамлюкского государства Египта в 1245 г. В нем слову «казах» придается значение «свободный, скиталец». Данная семантика позволила считать, что в термин «казах» вкладывался социальный смысл и означал индивида, людей, отделившихся от своего рода, племени, государства, добывавших средства к существованию участием в военных предприятиях, и он связывался с институтом казакования. Правомочно также полагать, что возникновение понятия «казах» относится ко времени, более раннему, нежели XIII в., однако никаких прямых данных, уточняющих хронологию, в письменных памятниках не содержится. Впрочем, на этот счет имеются косвенные сведения.

Казакование как институт носил всеобъемлющий, стадиальный характер. Он имел место как в среде тюркских племен, так и в обществах арабского Востока, Восточной Европы (норвежские викинги), Руси (бродники) и т.д. И в каждом случае наблюдалось терминологическое своеобразие при единой сущности этого социального явления.

Весьма интересные сведения для характеристики и времени функционирования института казакования содержатся в сочинении арабского географа Xв. Ибн аль-Факиха, где он приводит рассказ огузского царевича Балкика ибн Джабгу следующего содержания: «Один из моих предков, говорит Балкик, рассердился на своего отца, который был в то время царем, и отделился от него. Он избрал себе в спутники своих клиентов, дружинников и других, из тех, кто любил разбойничество. Он отправился, идя по востоку страны, нападая на людей и ловя то, что попадалось ему и его спутникам». В этом, пожалуй, классическом описании казакования, относящемуся, вероятно всего, к IX в., Ибн аль-Факих в качестве синонима термина казах использовал арабское слово «су’лук». Понятие «салака» означало у бедуинов людей бедных и предприимчивых, не находивших себе места в племени, и поэтому составлявших отряды и отправляющих искать счастья путем разбоя. При различиях в термине рельефно обнаруживается совпадение по содержанию института казакования в двух различных кочевых обществах.

Описанный рассказ царевича Балкика ибн Джабгу, очевидно, был связан с историей огузских правителей джабгу на Сырдарье, историческая канва которой, по опосредованным данным, датируется IX в. Ибн аль-Факих, к сожалению, не приводит огузского синонима арабскому термину«су’лук».

Впрочем, таким понятием у огузов уже мог быть термин «казах», усвоенный кыпчакской средой. Такая посылка проистекает не только из объективного факта теснейших многовековых этнополитических и этнокультурных взаимосвязей огузов и кыпчаков, в результате которых сложилась генетическая, языковая, социальная и хозяйственно-культурная близость, но и основна на дополнительных материалах письменных источников. Так, в среде хорасанских туркменов XIII в. в составе антропонима отмечен термин «казах». В помете к колофону одной рукописи библиотеки «Данишкеде-и Маккул у Манкул» ясным почерком написано: «Эту рукопись приобрел Билял ибн Жабраил бин Мухаммед Али-Туркмани аль-Казаки, год 660 хиджры», ( т.е. 1262 г. н.э.). В этом личном собственном имени слово аль-казаки следует воспринимать, очевидно, в качестве нисбы в парном сочетании с другой нисбой, указывающей на этническую принадлежность (туркмена). Совмещение термина аль-казах с этнонимом туркмен позволяет полагать, что данное понятие не носило, как обычно, социальное значение, а имело этнический оттенок.

В рассматриваемом собственном имени, по мнению З.В.Тогана, имеется в виду представитель кыпчакских казахов в обществе хорасанских туркмен. Казахи в этом регионе составляли определенную группу, судя по тому, как в последующее время в письменном документе «Вакф-наме» Рашид ад-дина Раби-Рашиди, относящемся к хорезмийско-хорасанской переписке, встречаются имена «казахлу», «казахлар», которые имеют несомненную этническую окраску. Примечательно, что для туркмено-огузской среды был закономерен термин в написании «казах», в то время как форма «қазақ» соответствовала кыпчакским языковым нормам.

Изложенный материал позволяет сделать заключение о бытовании в IX –Xвв. в обществе кыпчаков Восточного Дешт-и Кыпчака социальных, а в XI-XII вв. этносоциальных группировках под названием казах. Однако из этого не следует вывода об образовании в предмонгольское время этноса казах, тем более о формировании казахской народности. Между тем ясно другое: консолидация в XI-XII вв. кыпчакских племен была важнейшим этапом в сложении казахской народности. На базе развития этнических процессов в Кыпчакском ханствеXI-XII вв. складывается этническое ядро казахского народа.

Монгольское завоевание рассеяло за пределы Дешт-и Кыпчака значительные группировки кыпчакских племен. Миграция кыпчаков способствовала распространению термина «казах» и универсализации его значения. Слово «казах» употреблялось в целом для обозначения разного рода вольниц. Казахами в это время становились безотносительно к этническим и государственным преградам. Мусульманские источники отмечали широкое распространение института казакования-қазақлық у тюркских народов.

В начале XIV в. в ходе постепенноговозобладания автохтонных традиций над монгольскими образовалось Ак-Орда – первое крупное государство на местной этнической основе, с консолидирующей ролью кыпчакских племен. Ак-Орда по своему этническому составу была казахской, но само название народа определилось и вошло в источники позднее. Лишь после образования казахской народности термин «казах» обретает этническое значение, очевидно, во второй половинеXV в., что является одной из специфик сложного процесса этногенеза казахского народа и термина «казах».

Казахи – тюркский народ, основное население Казахстана. Казахи издавна проживают в смежных с Казахстаном районах Китая, России, Узбекистана и Туркмении, а также на западе Монголии. Исторически состояли из трёх крупных объединений-жузов: Старшего жуза, Среднего жуза, Младшего жуза.

Этноним «казах» появился в XV в., когда в 1460 год ханы Жанибек и Кирей со своими аулами откочевали с берегов Сырдарьи на восток в Семиречье, на земли правителя МогулистанаЕсен-буги, где образовали Казахское ханство (1465).

Возникновение современного этнонима «казах» напрямую связано с откочевкой Кирея и Жанибека. Именно они положили основу для образования казахского этноса и этнонима «казах». Группа кочевников из Узбекского улуса, отделившегося от государства Абулхаир-хана и воставшая против него, во главе с Жанибеком и Киреем некоторое время считалась в степях Семиречья, за что получила название «узбеки-казахи». Это и было важным в образовании этнонима«казах». Парное название означало лишь принадлежность кочевников, превая часть «узбек» - говорила о том, что данные кочевники происходят от узбекского улуса. В частности истории известны монгольские, ногайские, дештские казахи, чутур-казахи (на Кавказе), а так же «казахи эмира Танбала», «наши казахи» (слова Бабура), «шибан-казахи» и т.п. И именно поэтому первая часть «узбеки» была своеобразным описанием принадлежности казахов Кирея и Жанибека, а так же их потомков к Узбекскому улуса – это подтверждает автор «Тарих-и Рашиди» Мухаммад Хайдар. Узбекское происхождение казахов Жанибека и Кирея подверждается Мухаммадом Хайдаром, он говорит о том, что они формировались из беглецов Узбекского Улуса, что и получило отражение в их первоначальном названии «узбеки-казахи». Откочевка Жанибека и Кирея 1459 г. стала одним изважных моментов формирования казахской народности и именно в это время происходит так называемое присваивание будущего имени казаки (казахи).

Вопросы для самоконтроля:

1. В каком смысле употреблялось слово «казах» в Восточном Дешт-и Кыпчаке в IX-X веках?

2. Основные концепции происхождения казахской народности.

3. основные этнические компоненты , участвовавшие в формировании народности.

4. Основные этапы этнических процессов.

3. С XIV века слово «казах» начинается приобретать этническое значение?

4. В этническом формировании казахской народности участвовали племена?

5. Когда завершилось формирование казахской народности.




Лекция 8. Казахское ханство в первой половине ХУ1 века.

План:

1.Возвышение казахского ханства. Внутриполитическое положение.



2.Приход к власти хана Касыма. Расширение территории.

3.«Временное ослабление» казахского ханства

4.Усиление раздробленности ханства. Мамаш хан. Тахир хан.


  1. Возвышение казахского ханства.

XVI столетие считается важной вехой, переломным моментом в истории Казахстана и Средней Азии. Академик Бартольд, один из лучших специалистов в истории Востока, считал, что именно XVI век стал переломным между средневековьем и новым временем. 

В XVI веке Казахское ханство укрепилось, расширились его границы, были установлены дипломатические отношения с государствами Средней Азии, Сибирским ханством, Русским государством. 

Безусловно, говоря об истории XVI века, мы в первую очередь рассматриваем время правления выдающегося политического деятеля, сына Жанибека хана Касыма (1445 – 1521). Он правил с 1511 по 1521 годы. Основной линией внешней политики Касымхана была борьба за присырдарьинские города. 

Во втором десятилетии XVI в. Касым хан окончательно утвердил свое господство над обширными степными просторами казахской территории. В это время границы ханства на юге выходили на правобережье Сырдарьи и включали часть городов Туркестана, на юго-востоке они охватили предгорья и долины значительной части Семиречья, на севере и северо-востоке проходили в районе гор Улутау и оз. Балхаш, доходя до отрогов Каркаралинских гор, на северо-западе достигали бассейна р. Яик.



Казахское ханство постепенно втягивалось в международные отношения того времени. Одним из первых государств, вступивших в дипломатические связи с Казахским ханством, было Московское государство в правление Великого князя Василия III (1505 – 1533 гг.). История Казахского ханства периода правления Касым хана примечательна еще и тем, что именно в те годы казахи как самостоятельная этническая общность стали известны в Западной Европе: о казахах оставил свои записи австрийский дипломат Сигизмунд Герберштейн, посетивший несколько раз Москву (в 1517 и 1526 гг.).

По свидетельствам источников численность населения Казахского ханства при хане Касыме достигло 1 миллиона человек. Народное предание казахов связывает с именем Касыма создание законов, известных как «Қасымханныңқасқажолы».

Несмотря на значительное упрочение при хане Касыме, Казахское ханство не стало, однако, централизованным государством. Это обнаружилось сразу же после его смерти, когда проявился сепаратизм султанов, и начались усобицы. Отрицательные последствия усобиц на положении ханства особенно резко сказалось в условиях неблагоприятной внешнеполитической обстановки.Против казахских владетелей сложился союз могольских и узбекских ханов.

Практически до конца XVI в. присырдарьинские города Сыгнак, Сауран, Отрар, Туркестан (так стал называться с XVI в. город Ясы) и другие входили в состав государства ШайбанидовМавераннахра.

В XVIв. у казахов степных районов сохранялась исторически сложившаяся отрасль хозяйства – кочевое и полукочевое скотоводство. Основными видами скота были овцы, лошади, верблюды. Крупный рогатый скот разводился в небольшом количестве, главным образом в местах оседлости.
Закрепились ранее сложившиеся маршруты и годичные циклы кочевания со сменой сезонных пастбищ (коктеу, джайляу, куздеу, кыстау). Скотоводство зависело от природных условий. Заготовка кормов не производилась, зимой скот находился на подножном корму. В суровые зимы нередко происходил массовый падеж скота, кочевники-скотоводы разорялись, многие переходили к оседлости. Хотя и медленно, сами формы ведения кочевого скотоводства и его продуктивность улучшались. Сохранялись и постоянно совершенствовались навыки ведения животноводческого хозяйства. Жилище казахов - юрта, а также хозяйственный инвентарь были хорошо приспособлены для кочевания и обработки животноводческой продукции. Кочевое скотоводческое хозяйство во многом обеспечивало жизнь казахской семьи. Оно давало казахам продукты питания, материалы для одежды и обуви, устройства и убранства юрты, транспортные средства для перекочевок.

Кочевники-скотоводы занимались домашними промыслами, главным образом, по переработке животноводческого сырья. Изготовляли войлок, ковры, одежду, обувь, кожаную посуду, сбрую и т. д. Хотя хозяйство казахов оставалось в основном натуральным, но оно давало и излишек продукции для обмена на товары и продукты, произведенные городскими жителями и земледельцами. На рынки городов Туркестана – Сыгнака, Саурана и др. – кочевники – скотоводы пригоняли скот, доставляли кожи, шерсть, изделия из них, а также холодное оружие, изделия из дерева, продавали пушнину, меховые шубы и шапки. В обмен скотоводы получали хлопчатобумажные и шелковые ткани, изделия гончарного, металлического производства, готовые изделия из тканей и кожи, оружие и многое другое.

Казахи знали оседлое и полуоседлое земледелие и городскую культуру. Постоянная связь кочевого хозяйства степных районов и районов оседлого земледелия и городского хозяйства была неотъемлемой чертой экономической жизни казахского общества. Кочевниками в местах зимовок создавались очаги земледелия, оседлые и полуоседлые поселения.

Экономическая система Казахского ханства базируется на двух взаимодополняющих хозяйственных укладах – кочевом скотоводческом и оседло-земледельческом, городском.

В Южном Казахстане продолжала развиваться городская жизнь. Каждый из городов был центром обширного земледельческого района с развитым поливным земледелием, товарным производством зерна и другой сельскохозяйственной продукции. Искусственное орошение продолжало развиваться в больших размерах и основывалось на каналах, арыках. В городах имелись ремесленные кварталы, развивались ремесла – керамическое, кузнечное, деревообделочное, стеклодувное, ткацкое, кожевенное, ювелирное, строительное дело. В городах была развита фортификационная система. Строились жилые постройки, культовые и общественные здания – мечети, медресе, мазары, бани, крытые рынки, караван-сараи.

Общественные отношения у казахов в XVII – н. XVIII вв. большинство исследователей считают патриархально- феодальными. В степных районах господствовала общинная форма землепользования. Скот находился в частной и семейной собственности и был главным мерилом богатства кочевников, их имущественного положения. Верховным распорядителем земель был хан.

В южных районах Казахстана сложились устойчивые формы феодального условного землевладения и земельной собственности. Источники называют такие формы землевладения и собственности, как сойургал, икта, мильк, вакф.

В основе деления казахского общества на сословие лежало не столько имущественное положение, сколько социальное происхождение. К высшему аристократическому сословию – ақсуйек (белая кость) относились Чингизиды: ханы, султаны. Все остальное население ханства относилось к низшему сословию – қарасуйек (черная кость), независимо от имущественного положения.

На юго-восточном направлении внешняя политика Касыма привела к тесному союзу с могулами Жетысу и вхождению их под власть казахского хана. На западных границах Касыму удалось значительно расширить территорию своих владений путем дальновидной политики в отношениях с ногайскими мурзами. Дело в том, что Ногайское ханство раздиралось внутренними противоречиями. Часть владетелей перешла в подданство Касыма. 

К началу второго десятилетия Касыму удалось довести число подданных более чем до одного миллиона человек. 

При Касымхане были установлены дипломатические отношения с Московским государством, а именно с царем Василием III, отцом Ивана Грозного. 

После смерти Касымхана Казахское ханство вступило в полосу усобиц султанов и других феодалов. Против казахских владетелей сложился союз узбекских и могольских правителей. Сын и преемник Касымхана Мамаш (правил с 1522 по 1523 годы) погиб в одном из сражений. Следующим ханом стал племянник Касыма Тахир (правил с 1523 по 1533 годы), не имевший ни политических, ни дипломатических талантов. 

Подобная политика продолжалась и при Буйдаше (годы правления 1533-1534), брате и наследнике Тахира. Внешнеполитические неудачи, постоянные военные действия отрывали надолго кочевников и земледельцев от хозяйства, ввергая ханство в экономический кризис. После Буйдаша правил Ходжа Махмуд (1534-1535), за ним Тугум-хан (1535-1537). Они пытались объединить ханство, восстановить мощь казахского войска. 



3.Касым-хан. Возвышение ханства. Расширение территории.

Наибольшего могущества Казахское ханство достигло в первой четверти XVI века при хане Касыме, который еще при Бурундуке стал фактически правителем, он положил начало правления потомков Джанибека. Касым официально стал править в 1511 году, после тою как потерявший авторитет Бурундук-хан с кучкой своих приближенных удалился в Маверенахр. Сам Бурундук подался к одной из дочерей в Самарканд, где и дожил свой век.

Касым-хан (1511-1521 г.), воспользовавшись разгромом и гибелью Шайбани под Мервом в битве с шахом Ирана Исмаилом, укрепил свою власть в Южном Казахстане, в 1513 году он взял под контроль самый южный присырдарьинский город Сайрам и предпринял поход на Ташкент. Касым-хан поддерживал дружеские отношения с ханом Могулисгана чагатаидом Султан Саидом, который весной 1514 года покинул Семиречье и вторгся в Кашгарию, в Восточном Туркестане он основал новое государство с центром в Яркенде. Это укрепило власть Казахского хана в Семиречье. На западе под его власть откочевали группы родов из переживавшей кризис Ногайской Орды. Таким образом границы ханства на юге вышли на правобережье Сырдарьи, на юго-востоке включали значительную часть Семиречья, на севере и северо-востоке включали обширные степные просторы и доходили до гор Улутау, оз. Балхаш, до отрогов Каркаралинских гор, на западе до реки Яик.

Казахское ханство постепенно втягивалось в международные отношения. Одним из первых в дипломатические связи с ним вступило Московское государство при великом князе Василии III (1505-1533 г.). В те годы казахи, как самостоятельная этническая общность стали известны в Западной Европе. О казахах оставил записи австрийский дипломат Сигизмунд Герберштейн, посетивший Москву в 1517 и 1526 годах. По сведениям историка Мухаммада Хайдара число подданных хана Касыма определялось миллионом человек, он вошел в историю как «собиратель казахских земель».

Происхождение

Согласно родословной Абу-л-Гази, Касым-хан был сыном одного из основателей Казахского ханства — Жанибек-хана и являлся потомком тринадцатого сына Джучи-хана — Тука-Тимура:

Его мать Джаган-бегим приходилась родной сестрой матери Махмуд султана, единокровного брата Шейбани-хана согласно другим сведениям матери обоих ханов Шейбани-хана и Касым хана были родными сестрами. Согласно «Тарих-и-Рашиди» после Керей-хана власть в Казахском ханстве унаследовал его сын Бурундук-хана. В то же время в источниках, описывающих период правления Бурундук-хана, упоминаются также имена нескольких казахских султанов, среди которых наиболее авторитетным был сын Жанибек-хана — Касым-султан, который кочевал в районе озера Балхаш и реки Каратал.

Приход к власти

Казахские султаны и другие представители знати поддерживали Касыма, так как в каждом военном походе ему сопутствовала удача и он захватывал для знати военную добычу, поэтому авторитет его так вырос, что, не имея ханского титула, он был фактически признан ханом всех казахов, а законный хан Бурундук не пользовался никакой популярностью. Поэтому согласно сведениям Мухаммада Хайдара 915 года хиджры (1509/1510 год), хоть Бурундук и являлся ханом, правление ханством и полнота власти принадлежала Касыму тогда ещё султану.

Касым султан фактически завоевав власть в ханстве как дальновидный политик он был осторожен, умел терпеливо выжидать там, где, казалось бы, положение позволяет ускорить решение вопроса. В 1510 году, когда Шейбаниды совершили набег на улус Касыма, он, по словам Мирзы Мухаммада Хайдара.

Согласно Мухаммаду Хайдару количество подчинённых Касым хана достигало миллиона людей при этом Бурундук-хан в военной силе уступал Касыму, Касым, командуя казахскими войсками, отличился в сражениях с Мухаммед Шейбани-ханом, который пытался захватить южные районы Дешт-и-Кипчака. Хотя главным ханом продолжался считаться Бурундук, власть Касыма была настолько велика, что, как считал Мухаммад Хайдар никто и не думал о Бурундуке.

Известно, что побеждённый Бурундук был изгнан из степи и умер на чужбине в Самарканде.

Противостояние с Шейбани ханом

В рукописи «Тарих-и Сафавие», написанной на древнем фарси, персидские историки величали хана Касыма царем Дешт-и-Кипчака. Государство степняков, которое возглавлял казахский хан, было настоящей грозой для всех соседей. Рукопись повествовала о том, как отряд казахских воинов помог бухарскому хану Шейбани присоединить к себе иранский город Хорасан. Мухаммад Шейбани пишет Касыму письмо-жалобу «аризе», письмо начинается так: «Светлоликий, подобный лучу солнца, наследник короны и престола Чингисхана ибн хан Дешт-и-Кипчака Касым». Касым хан выделил отряд в восемь тысяч джигитов и Хорасан был взят.

Но такая дружба между родственниками длилась недолго позже пути Касым хана и Мухаммада Шейбани разошлись. Персидская дипломатия сыграла в этом деле не последнюю роль, сказались противоречия — шейбаниды считали себя претендентами на трон в Дешт-и-Кипчаке.

Мухаммед Шейбани хан, захвативший власть и утвердившийся в Мавераннахре, стремился не допустить усиления Казахского ханства и с этой целью всячески препятствовал возвышению власти казахских ханов в Присырдарье. Далее он попытался совсем прекратить их торговые отношения с Мавераннахром, издал указ, чтобы население Туркестана не совершало никаких торговых сделок с казахскими купцами. По сообщению Рузбихана в «Михман-наме-йи Бухара»:

Объявленная Шейбани ханом, по существу, экономическая блокада — запрет на торговлю с казахами, а также военные меры, вызывали подобные ответные действия со стороны казахских ханов. Борьба за города Южного Казахстана приняла характер затяжной войны.

Касым хан, видел в присырдарьинских городах экономическую и военную опору своей власти над населением кочевых районов. Касым хан постоянно тревожил Шейбанидов в пограничных районах Туркестана и Ташкента. . В ответ на его продвижение в Туркестан зимой 1510 г. Шейбани-хан предпринял наступление на улус Касым хана, находившийся в предгорьях Улытау. Этот поход оказался неудачным и окончился полным его разгромом и явилось причиной последовавшего за этим событием ослабления его власти и гибели под Мервом.

Гибель Шейбани хана в конце 1510 г. и последовавшая за этим борьба правителей Шейбанидов с Тимуридом Бабуромотвлекли внимание постоянных соперников казахов от Туркестана. Касым хан не преминул воспользоваться этими обстоятельствами для укрепления своей власти над Южным Казахстаном. Вскоре под власть казахского хана перешёл самый крупный город Присыдарьи — Сайрам.




1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет