Государство и право в новое время



жүктеу 0.79 Mb.
бет1/5
Дата30.04.2016
өлшемі0.79 Mb.
  1   2   3   4   5
МОСКОВСКИЙ ЭКОНОМИКО-ПРАВОВОЙ ИНСТИТУТ

Кафедра государственно-правовых дисциплин

Курс


История государства и права зарубежных стран

Тема 5. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО В НОВОЕ ВРЕМЯ

Л 24, 25, 26 Государство Франции в Новое время

План лекции:



  1. Государство Франции от революции 1789 г. до правления Директории




  1. Франция от Наполеона Бонапарта до конца Нового времени

3. Первые кодификации уголовного и гражданского права Франции




Москва 2010

  1. Государство Франции от революции 1789 г.

до правления Директории

Французская революция 1789—1799 гг. привела к падению аб­солютной монархии и установлению республики. Все граждане были уравнены в защите карающих или покровительствующих законов. Феодальные повинности были отменены, верховной властью при­знана нация. От введения республиканского представительного правления взамен монархического ожидали самых чудесных и по­зитивных перемен. Однако внутренняя социальная напряженность (финансовые трудности, нищета угнетенного поборами и повинно­стями крестьянства), внешняя военная опасность и политические размежевания сословий привели сначала к насильственному захвату власти максималистским крылом революционеров, а затем, после контрреволюционного переворота, к плутократической олигархии. Вслед за рядом не вполне удавшихся стабилизационных акций это­го режима наступил черед режима личной власти с опорой на силу штыков (переворот Наполеона Бонапарта 9 ноября 1799 г.).

Революционным событиям и переменам предшествовали кри­зисные тенденции в жизни общества — финансовый кризис, ни­щета народа, а также напряженность во взаимоотношениях короля с основными сословными группами общества. В 1787—1788 гг. про­исходит мятеж аристократии, спровоцированный намерением ко­ролевского правительства уравнять ее в налоговом обложении с третьим сословием (купцы, ремесленники, мещане, юристы, мел­кие чиновники). Дворяне в этот период склоняются в пользу кон­ституционного строя с вотированием налогов Генеральными шта­тами, с передачей забот об управлении на местах специальным вы­борным уполномоченным провинциальных штатов. Они же, разу­меется, были сильно озабочены гарантиями личной свободы и не-прикосновенности своих сеньориальных привилегий.

Их мятеж впоследствии назовут феодальным бунтом (А. Матъез), аристократической революцией (Ж. Лефевр). Для многих ис­ториков и комментаторов именно этот мятеж станет важной вехой в процессе возникновения и осуществления социальных и полити­ческих перемен революционного характера. Писатель Фр. Шатобриан, современник революции и ее консервативный критик, сде­лает в этой связи такое заключение: "Патриции начали Револю­цию, плебеи довели ее до конца".

Французская революция была подготовлена также идейно-философской критикой существующих нравов и порядков. Кроме того, на ее программных документах сказался опыт американских революционеров.

Король Людовик XVI созвал Генеральные штаты постановле­нием Королевского совета от 8 августа 1788 г. В сентябре Париж­ский парламент (судебное учреждение) решил, что созываемые королем Генеральные штаты должны состоять, как и в последнем своем собрании в 1614 г., из трех сословий, причем каждое из сословий располагает одинаковым числом представителей и голо­сует раздельно. Однако третьему сословию, ставшему заметной финансовой и политической силой, удалось навязать свои усло­вия — вдвое увеличить свое представительство (588 депутатов против 301 от дворянства и 270 депутатов от духовенства). Выбо­ры депутатов от третьего сословия проходили на сословных собра­ниях, во время которых составлялись и обсуждались наказы из­бирателей (сохранилось около 40 тыс. таких документов).

Представители двух первых сословий отправлялись лично в главный город бальяжа (административного округа), чтобы соста­вить избирательное собрание. Даже женщины, принадлежавшие к сословию дворян и владевшие поместьем, могли иметь своего представителя на этих собраниях в лице уполномоченного, снаб­женного доверенностью. Заседание Генеральных штатов началось в Версальском дворце 5 мая 1789 г. Собравшиеся проявили необы­чайную самостоятельность и инициативу: 17 июня депутаты третье­го сословия, поддерживаемые низшими слоями духовенства и дво­рянства, по предложению аббата Эмманюеля Сиейеса провозгла­сили себя Национальным собранием, а затем 9 июля переименова­ли себя уже в Учредительное собрание (Конституанта). При этом претворялись в жизнь требования из наказов избирателей. Это же собрание торжественно постановляет именовать Людовика XVI "восстановителем французской свободы".

При обсуждении гарантий свободы гражданина наряду с тре­бованием признать право на суд присяжных "естественным правом всякого гражданина" или признать право на свободу занятий, ремесел и торговли говорилось еще и о том, что необходимо унич­тожить крепостную зависимость и что "рабство негров противоре­чит естественному праву". В разделе о конституции было сказа­но, что монархическая форма правления сохраняется, но власть монарха должна ограничиваться законом; поскольку законодатель­ная власть принадлежит нации, закон есть выражение общей воли, получившей санкцию короля. Функции судебной власти от­личны от функций исполнительной власти и могут выполняться от имени короля лишь членами судейского сословия или судьями, ут­вержденными нацией.

Король делает попытку разгона Конституанты, но встречает сопротивление. Он приказывает депутатам 19 июня разойтись по сословиям, но те, перебравшись в зал для игры в мяч, торже­ственно обещают не расходиться до тех пор, пока не выработа­ют конституцию. 20 июня король делает еще одну попытку упоря­дочить работу депутатов, посылая к ним своего представителя с требованием разделиться по сословным фракциям и заседать от­дельно. Но в ответ на это получил резкую отповедь одного из самых популярных политических ораторов и деятелей начального периода революции - "льва революции" - графа Мирабо.

Период с июля 1789 по август 1792 г. можно считать перио­дом конституционного течения конфликта между королем и наци­ональными избранниками. Но из всех революционных лет самым насыщенным оказался 1789 год:

• 14 июля стало символом политической революции (штурм Бастилии явился началом крушения власти и режима абсолютной монархии, впоследствии ключи от Бастилии были подарены Дж. Вашингтону);

• в ночь на 4 августа провозглашается упразднение сословных привилегий и Франция всесословного равенства сменяет собой Францию аристократическую;

• 26 августа принимается Декларация прав человека и гражданина и тем самым ут­верждаются новые конституционные принципы регулирования и гарантирования гражданской свободы;

• 22 декабря происходит революция административная, ког­да вместо провинций вводится деление страны на 83 департамента.

Впоследствии наряду с новыми, современными администра­тивными структурами были выработаны и внедрены учреждения и структуры финансовые, налоговые, судебные, военные, образо­вательные и земледельческие.

По замыслу авторов Декларация прав представляет собой свод об­щепризнанных прав и свобод, изложенных в торжественной фор­ме от имени представителей французского народа, озабоченных выработкой нового общественного устройства. По своему содержа­нию Декларация есть торжественное провозглашение некоего пе­речня естественных прав человека, принадлежащих ему по при­роде в силу рождения и потому неотъемлемых и священных (бе­зусловно почитаемых). Права гражданина связаны с принадлежно­стью человека к государственной организации, именуемой в тексте политической ассоциацией (политическим союзом).

Сам жанр торжественного провозглашения прав и свобод не был новым в истории: достаточно вспомнить Великую хартию воль­ностей 1215 г., Билль прав 1689 г. (напомним, что первоначальное его название — Декларация прав) или Декларацию независимос­ти США 1776 г. с ее перечнем естественных и неотчуждаемых прав (жизнь, свобода, обретение счастья). Особенностью французской Декларации стало намерение создателей сделать ее частью пись­менной конституции страны. В подготовке Декларации принимали участие маркиз Лафайет, граф Мирабо, Мунье и др. Ж.П. Марат представил проект под названием "Декларация прав человека и гражданина с последующим планом справедливой, мудрой и сво­бодной конституции".

Принятая Декларация прав человека и гражданина состоит из преамбулы и 17 статей, напоминающих христианские заповеди и отчасти конкурирующих с ними. О практическом назначении Дек­ларации говорится в преамбуле:

• она напоминает согражданам, что "лишь невежество, заб­вение прав человека и пренебрежение к ним являются единствен­ными причинами общественных бедствий";

• отныне Декларация будет неизменно пребывать перед взо­рами всех членов общественного союза и постоянно напоминать им их права и обязанности;

• действия законодательной или исполнительной властей мо­гут теперь быть "ежеминутно сравниваемы с целью всякого поли­тического установления" и благодаря такой процедуре станут "бо­лее уважаемы";

• требования граждан будут теперь основываться "на простых и бесспорных принципах" и всегда будут обращены к "поддержа­нию конституции и к общему благу".

Таким стал обдуманный и взвешенный ответ на весьма акту­альный вопрос, зачем нужны законы и программные заявления о них в новом общественном и политическом союзе. Все это лишь частично сопоставимо с аналогичным декларированием целей от­дельных законоустановлений — от Законов Хаммурапи до Вели­кой хартии вольностей, и в этом своеобразие данного документа периода Французской революции.

Права и свободы разделены на права человека и права граж­данина. Эти права и свободы тесно связаны с принадлежностью всей верховной власти нации как поли­тической совокупности граждан. Ограничением прав являются требо­вания закона, который есть выражение общей воли.

Права человека (естественные права человека) включают сво­боду, равенство, собственность, безопасность и сопротивление уг­нетению. "Люди рождаются и остаются свободными и равными, в правах" (ст. 1). В ст. 17 говорилось, что право собственно­сти является "священным и неприкосновенным". Это обстоятель­ство дало основание одному из составителей Декларации, депута­ту Мунье, подчеркнуть известное рассогласование между правом на равенство и правом собственности в стране, где имеется "не­исчислимое множество людей без собственности". Однако компен­сацию этого неравенства он видел в равном праве на свободу:

Права гражданина основаны на правах человека и на верхо­венстве власти народа (по отношению к полномочиям и действиям властей законодательной, исполнительной и судебной) и включают перечень гражданских свобод вместе с их законными предпосылками (ст. 4—6, 10—11) и законными гарантиями (ст. 7—-9), а также перечень гарантий участия в политическом управле­нии (ст. 12—16).

"Свобода состоит в возможности делать все, что не приносит вреда другому.» (ст. 4). Далее делается уточнение о характере запретов: "Закон может воспрещать лишь деяния, вредные для общества. Все то, что не воспрещено законом, то дозволено, и никто не может быть при­нужден к действию, не предписываемому законом" (ст. 5). Здесь все ясно с назначением законов в деле обеспечения пользования правами человека, но не вполне ясно содержание вреда, который может быть причинен другому или другим. Закон определяется как "выражение общей воли", поэтому все граждане сами или через представителей могут участвовать в его образовании.

Из конкретных политических свобод указана свобода выраже­ния мнений, с уточнением: "даже религиозных" и с оговоркой: если она не нарушает общественный порядок, установленный Законом (ст. 10). Далее уточнялось, что "свободное выражение мыслей и мнений есть одно из драгоценнейших прав человека" (ст. 11).

Законными гарантиями прав гражданина обеспечивается не­прикосновенность, достойное обращение и безопасность граждани­на. "Человека можно обвинить, арестовать или задержать лишь в установленных Законом случаях и в предписанной форме..." (ст. 7). "Поскольку каждый че­ловек считается невиновным, пока не доказана его вина, в тех случаях, когда необходим его арест, с арестованным не имеют права обращаться жестоко" (ст. 9). Последняя статья содержит формулу презумпции (предположения) невиновности человека до вынесения ему судебного обвинительного приговора.

Многие формулировки текста, в изготовлении которых при­нимали участие такие видные деятели революции, как маркиз Лафайет, граф Мирабо, аббат Сиейес и др., отличает выразитель­ная краткость, при которой ясность изложения сочетается с ясно­стью мысли, идеи, правовой и доктринальной конструкции.

В Декларации воплотились многие идеи французских просве­тителей, живших и творивших незадолго до этих событий. Напри­мер, идеи о верховенстве власти народа, о законе как общей воле и священности права собственности восходят к Ж. Ж. Руссо (1712— 1778).

Идея о важной роли обособления ветвей власти в деле обес­печения необходимых условий для пользования политической свободой граждан всецело принадлежит Ш.Л. Монтескье (1689—1755). Его же толкование свободы воспроизводится в ряде статей Дек­ларации. Есть различия и в использовании некоторых терминов 11 конструкций: у Монтескье термин "законы" стоит во множественном числе, в Декларации — в единственном и пишется с прописной буквы.

В то же время правопонимание населения и даже просвещенных сословий этой поры было не всегда адекватно состоянию законодатель­ной техники и не лишено противоречивости. Многие положения Дек­ларации и последующих установлений навеяны текстами и формулами из наказов населения разных городов и областей страны, направлен­ных членам Генеральных штатов и всему составу этого собрания. В наказе Парижской округи имелись целые разделы о будущей кон­ституции, а также о декларации прав и отдельных правах и свободах. В нём, в частности, говорилось, что рабство негров в колониях про­тиворечит естественному праву, причем "к числу естественных прав всякого гражданина принадлежит и то, что он может быть осужден за уголовное преступление лишь по решению присяжных". Положение о естественных правах негра и "всякого гражданина" являлось несом­ненной новацией, которую еще предстояло растолковать.

Суд присяжных пока не был создан, и конституция понача­лу мыслилась как способ ограничения власти монарха и обеспече­ния декларируемых прав и свобод.

Конституционное законодательство данного периода подраз­деляется на две обособленные разновидности — текущее законо­дательство конституционно-правового характера и собственно кон­ституции, причем последние оформлялись в виде единого законо­дательного установления об основах государственного устройства. К первой категории законов относились, в частности, акты, при­нятие которых началось от имени Национального собрания стра­ны с 1789 г. Таковыми стали акты об отмене сословного деления, отмене крепостной зависимости крестьян, об упразднении сеньо­ральных судов с обещанием сделать правосудие бесплатным. Осо­бое значение имел Акт о запрете на собрания рабочих и ремес­ленников одного и того же состояния под предлогом того, что "уничтожение всякого рода корпораций граждан одного и того же состояния и той же профессии является основой французской кон­ституции" (Закон Ле Шапелье, 1790 г.).

Упразднение сословного деления и привилегий провозглашапось законами от 11 августа 1789 г. (Декрет об уничтожении фео­дальных прав и привилегий), от 24 ноября 1789 г. (Декрет, пере­дающий в распоряжение нации земли духовенства), от 15 марта 1790 г. (Закон о феодальных правах) и др. Однако этот же закон признавал сохранность земельной собствен­ности за помещиками и поземельных повинностей и платежей (зе­мельных налогов) за крестьянами.

Полное упразднение последних и закрепление земли за кре­стьянами-земледельцами произошло только через три года, при якобинцах. Еще в августе 1792 г. было узаконено, что земли цер­ковные и беглецов-эмигрантов переходят в собственность государ­ства, которое стало продавать их мелкими участками крестьянам. В 1793 г. рядом декретов Конвента окончательно и без всякого выкупа отменялись феодальные повинности и вводился запрет под страхом смертной казни на передел земельной собственности.

Принятие Национальным собранием первой писаной Консти­туции от 3 сентября 1791 г. приходится на относительно мирный и легальный (конституционный) период течения конфликта между ко­ролем и собранием сословий, провозгласившим себя собранием представителей нации. Характерно, что законодательное собрание присягало в этот период "поддерживать Конституцию королевства, изданную Национальным собранием в течение 1789, 1790 и 1791 годов" (ст. 5, разд. 11). Кстати, в конституциях периода революции содержались установле­ния об основах государственного устройства и форме правления, о способах обеспечения естественных и гражданских прав и о государ­ственных властях — законодательной, исполнительной и судебной.

В преамбуле первой Конституции говорилось о направлении перемен в общественном и политическом устройстве нации. Здесь констати­ровалась происшедшая отмена дворянских привилегий, отличий и вотчинных судов и введение отличий и преимуществ только обще­ственным должностным лицам при исполнении их обязанностей. Говорилось также об отмене национальных, сословных и профессиональных преимуществ и религиозных обязательств, противных естественным правам или Конституции.

Конституция провозглашала и обеспечивала следующие есте­ственные и гражданские права:

• доступ всем гражданам к местам и должностям с учетом их добродетелей и способностей;

• равномерную раскладку всех налогов согласно имуществен­ному положению граждан;

• равное наказание за равное правонарушение независимо от каких-либо личных различий;

• свободу передвижения без опасения подвергнуться задержа­нию или заключению; свободу устного и письменного слова без предварительной цензуры; свободу собраний (за исключением со­браний рабочих и ремесленников для обсуждения "общих вопросов" или собраний, нарушающих полицейские законы о поддержании порядка и общественного спокойствия); свободу отправления сво­их вероисповедных обрядов; свободу обращения с петициями, под­писанными отдельными гражданами;

• запрет издавать законы, препятствующие осуществлению перечисленных естественных и гражданских прав или нарушающих эти права;

• право граждан избирать и назначать служителей культа; брак признавался законом лишь в качестве гражданского дого­вора.

Под свободой понималась возможность делать все, что не нано­сит ущерба правам других или общественной безопасности. Конституция гарантировала заботу о призрении покинутых детей, убогих и приискание работы здоровым неимущим. Народное образо­вание объявлялось общим для всех граждан и отчасти бесплатным.

О государственных властях. Суверенитет принадлежит нации, он един, неделим, неотчуж­даем и неотъемлем. Королевство состоит из 83 департаментов, ко­торые делятся на дистрикты и кантоны. В городах и сельских округах образуются коммуны. Законодательная власть вверяется депутатам Национального собрания, избранным народом на опре­деленный срок.

Форма правления в стране — конституционная монархия, при которой исполнительная власть вверена королю и осуществляется под его главенством министрами и прочими ответственными лицами. Король становится верховным чиновником уже не Божией милостью, а в силу присяги на верность нации и закону. Ко­роль отныне имеет права только по Конституции, он царствует в силу закона и лишь именем закона может требовать повиновения.



Законодательная власть принадлежит только законодательно­му корпусу. Исполнительная власть лишена этой возможности, она может издавать предписания и обращения лишь на основе законов и во имя их реализации.

Власть судебная вверена судьям, избираемым народом на оп­ределенный срок. Она не может осуществляться ни законодатель­ным корпусом, ни королем, ни народом. Таковы особенности фран­цузской модели обособления властей в условиях конституционной монархии.

Активность граждан-избирателей ограничена мужеским полом и возрастом 25 лет, сроком проживания в городе или кантоне, исправностью в уплате налога, независимым личным положением (домашней прислуге нельзя было участвовать в выборах), принад­лежностью к составу национальной гвардии и принесением граж­данской присяги.

Для избрания выборщиком (по 1 от 100 активных граждан) необходимо дополнительно к перечисленному иметь доход, равный стоимости 200 рабочих дней, или жилое помещение, приносящее доход, а также владение на праве собственности с различиями для городов (свыше 6 тыс. жителей) или для сельской местности (ме­нее 6 тыс. жителей).

Выборщики, отобранные по каждому департаменту, избирали затем представителей в собрание нации в количестве, установлен­ном для их департамента. В Национальное собрание могли быть избраны все активные (т.е. имеющие право голоса) граждане не­зависимо от их общественного положения, профессии или разме­ра уплачиваемых налогов.

Число представителей в Национальном законодательном со­брании было установлено в 745 депутатов на 83 департамента. Они избирались каждые два года и заседали в составе одной палаты. Однако число представителей от департаментов распределялось в зависимости и с учетом трех параметров: территории, населения и прямого налогообложения.

Таким образом, примерно одна треть законодателей (247 че­ловек) избиралась в соответствии с размерами территории (от каж­дого департамента по 3 представителя, от департамента Парижа только 1 представитель); другая треть — с количеством населения: вся масса активных граждан королевства делилась на 249 частей, и каждый департамент избирал столько представителей, сколько таких частей содержалось в общем количестве активных граждан департамента. Наконец, оставшиеся 249 представителей избирались в соответствии с прямым налогообложением (вся сумма прямых ко­ролевских налогов также делилась на 249 частей, и каждый депар­тамент избирал представителей в соответствии с количеством уп­лачиваемых им налогов). Отныне депутаты должны были избирать­ся всеми налогоплательщиками (к большой выгоде буржуазии). Избиратели, преодолевшие цензовый имущественный барьер, те­перь получили также право избирать судей и местную админис­трацию.

Конституция 1791 г. была утверждена королем под угрозой низложения. Согласно положениям Конституции, из 24 млн насе­ления только 4,3 млн получили статус активных граждан, а все ос­тальные пребывали в разряде пассивных граждан. Из числа избирателей исключены все женщины и мужчины моложе 25 лет.

Из 745 депутатов избранного осенью Законодательного собра­ния большинство составили жирондисты — представители состо­ятельной буржуазии (250 мест). За ними следовали якобинцы-радикалы (около 30 мест), верные королю фельяны из одноименно­го клуба (около 20 мест) и независимые депутаты.

Конституция основывалась на Декларации прав человека и гражданина, устанав­ливала режим конституционной монархии, гарантировала равенство всех перед законом и право собственности, послужив в этом качестве образцом для многих европейских конституций XIX в.

Кризисное течение событий после принятия Конституции — продовольственный кри­зис в связи с ростом цен, волнения крестьян и жителей городов и военная агрессия Австрии и Пруссии — принудило жирондист­ское большинство Национального собрания (слово "жирондисты" происходит от названия департамента Жиронда, откуда были ро­дом главные руководители этого большинства — Бриссо и др.) к решительным законодательным и политическим акциям. Были из­даны декреты против лиц, которые явно вели подрывную пропа­ганду, однако король отказался утвердить эти декреты и попытал­ся отправить в отставку жирондистских министров. В ответ возник­ли манифестации протеста, а после приближения войск противни­ка к границам Франции в столице и многих департаментах состо­ялись народные выступления с призывами низвергнуть монарха и установить республику.

Декретами от 10—11 августа Национальное собрание лишает короля доверенной ему власти и, опираясь на идею суверенитета народа, объявляет о необходимости "для общественного блага" сформировать как можно быстрее Национальный конвент (в подра­жание Филадельфийскому конвенту 1787 г. и английскому 1689 г.), предлагая проделать это "именем свободы, равенства и отечества".



21 сентября 1792 г. издается декрет об упразднении королев­ской власти, провозглашается республика, и следующий за этим день становится первым днем республиканского календаря. Год делился на 12 месяцев по 30 дней, оставшиеся 5 дней объявлялись праздничными. Каждую декаду завершал выходной день. Названия месяцев фиксировали характерные особенности времен года: ван­демьер — сбор винограда (сент. — окт.), брюмер — месяц туманов (окт. — нояб.), фример — изморозь (нояб. — дек.), нивоз — снег (дек. — янв.), плювиоз — дожди (янв. — февр.), вантоз — ветры (февр. — март), жерминаль — всходы (март — апр.), флореаль — цветение (апр. — май), прериаль — луга (май — июнь), месси­дор — жатва (июнь — июль), термидор — жара (июль — авг.), фрюктидор — плоды (авг.— сент.). Новый революционный кален­дарь был введен якобинцами задним числом — 5 октября 1793 г. Год первый начинался с первого дня республики.

Эти события положили конец конституционному течению кон­фликта между королем и парламентом, что было отмечено пер­выми акциями республиканского террора (расстрел манифестантов отрядом под командованием маркиза Лафайета, сильно повредивший его репутации в тот период) и усиленными заботами по орга­низации военного отпора внешней агрессии. 21 января 1793 г. состо­ялась казнь короля Людовика XVI.

Наступает период республиканского правления (с учетом пос­ледующих исторических периодов — период Первой республики), который длится с сентября 1792 по 1804 г. (дата коронации Напо­леона императором Франции). Верховным властным учреждением становится Конвент, в котором сначала доминируют жирондисты, затем якобинцы и термидорианцы. Правление жирондистского Конвента (21 сентября 1792 г. — 2 июня 1793 г.) сменяется правле­нием якобинского Конвента (2 июня 1793 г. — 27 июля 1794 г.), а термидорианский Конвент возникает в результате контрреволюци­онного переворота 27—28 июля 1794 г. и длится до принятия Конституции III года республики. После вступления в силу терми­дорианской Конституции наступает правление Исполнительной ди­ректории (правительства из пяти человек) с периодом неустой­чивого равновесия, затем кризисом и генеральским переворотом 18 фрюктидора 1797 г. Последовавший затем 18 брюмера (9 нояб­ря) 1799 г. переворот Наполеона Бонапарта сверг правительство Ди­ректории и установил режим консулата (правление трех консулов, самым могущественным из которых стал Наполеон).


  1   2   3   4   5


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет