Хроники палеоарта Древнейшим свидетельствам творчества примерно 250 тыс лет. Хорошо изученной истории искусства – всего лишь пять с половиной тысячелетий



жүктеу 142.97 Kb.
Дата25.04.2016
өлшемі142.97 Kb.
:


Арсен Фараджев

Хроники палеоарта
Древнейшим свидетельствам творчества примерно 250 тыс. лет. Хорошо изученной истории искусства – всего лишь пять с половиной тысячелетий. Остальное – интригующая загадка под названием «первобытное изобразительное творчество», более известное как «первобытное искусство». Еще 100 лет назад его считали несуществующим. Феномен палеоарта был признан только в начале ХХ века.
Произведения первобытного изобразительного творчества — реалистические и абстрактные изображения, расположенные на скальных сводах, стенах, а иногда и полу в пещерах, и под открытым небом на вертикальных, горизонтальных и наклонных каменных поверхностях. Кроме того, среди произведений первобытного изобразительного творчества известны образцы мелкой пластики и предметы прикладного искусства. Свидетельства культурного становления человека создавались в течение эпохи плейстоцена (продолжавшейся около 3-2,5 млн. лет) и, сменившей её с окончанием четвертичного оледенения, эпохи голоцена (насчитывающей всего около 10 тыс. лет), существующей до настоящего времени.

Около 250–200 тыс. лет назад (археологическая эпоха — финальный ашель) появляются свидетельства не хозяйственной, или, неутилитарной деятельности древнего человека. К эпохе голоцена принято относить средний каменный век (мезолит), новый каменный век (неолит), бронзово-каменный век (энеолит) и 5,5 тыс. лет исторического периода, включая современность.

Изображения, созданные удалением скальной поверхности, называют петроглифами, нанесенные на поверхности скал цветными пигментами, — наскальной живописью. Встречаются пигментные краски, нанесённые поверх предварительной гравировки. Известно около 50 млн. изображений первобытного искусства (из них около 10 тыс. палеолитических), на всех обитаемых континентах Земли, в 120 странах мира, составляющих 142 ареала. Из них 38 расположены в 14 азиатских странах, 34 ареала в странах Северной и Южной Америки, 31 ареал на территории 23 стран в Африке, 29 ареалов – в 17 европейских странах и 12 ареалов в странах Океании.
Краткая справка из истории изучения.

Китайский философ Хан Фей (280–233 до н. э.) более 2250 лет назад впервые сообщил в своем трактате о непонятных изображениях на скалах. Прошло 700 лет, прежде чем Ли Дао-Юань (386–434), китайский географ династии Северная Вэй, подробно описал множество скоплений наскальных изображений тигров, лошадей, фантастических фигур, личин-масок и много другого, расположенного на территории Китая.

В 1458 году в Испании специальный Папский указ запретил проведение религиозных обрядов в пещерах Валенсии с наскальными изображениями, поскольку это могло служить свидетельством продолжения языческих традиций. В 1575 году Франсуа де Бельфорес сделал запись о странных росписях на стенах французской пещеры Руфиньяк, открытых заново только в 1893-м. И все же наиболее ранние копии наскальных изображений были опубликованы в 1618 году в Южной Америке.

Именно в это время там жил некто Амбросио Фернандес Брандао, сообщивший, что Капитан Де Карвальхо обнаружил 24, так называемые, надписи в пещере, расположенной в Рио Аракуагап, во время его нападения на индейцев Петагуас в 1598 году. Вместе с этим сообщением Брандао в 1618 году опубликовал схематичные рисунки. За первой публикацией последовали другие, с рисунками из разных частей Южной Америки. Среди них публикация под редакцией падре Алонсо Рамоса Гавилана (1621) о наскальных изображениях на территории Боливии, статья Де Земора о Колумбии (1635) или работа под редакцией Руица де Монтойи (1639). Первая публикация о петроглифах Ориноко из Венесуэлы была издана в 1671 году.

Целенаправленной политикой христианских миссионеров в Боливии было разрушение памятников аборигенного наскального искусства. Изображения в Пенья Эскрита уничтожались миссионерами целенаправленно и методично в присутствии самих аборигенов, от левой части скопления изображений к правой части.

В Европе, в архиве Копенгагена хранятся первые детальные копии, изданные в 1627 году Педером Альфсоном, выполненные незатейливым способом карандашной зарисовки. В Центральной Европе изображения в Долине Чудес на юге Франции привлекли внимание аббата Пьетро Джофредо, опубликовавшего обнаруженные им наскальные знаки в 1650 году, а уже через 48 лет хроники палеоарта продолжила Россия.


Осенью 1698 года в разгар стрелецких казней, после третьего и последнего стрелецкого бунта, царь Петр I неожиданно приказал подготовить к 1 января 1699 года Указ об изучении Писаной горы на Урале, где «подьячему Якову Лосеву и стрельцам Петрушке Сапожникову и Петрушке Koптыреву предписывалось: «ехати с Верхотурья Верхотурского уезда в Арамашевскую слободу… и оттуда в деревню Писанец. A приехав и взяти тое деревни жителей крестьян старых людей и велеть им указати горы, на которых каменьях написаны слова иль иные какие письма. A приехав к тое горе тои горы осмотреть и описать, сколь велика и высока и в котором месте на камени писаны слова иль иные какие письма и сколь высоко те письма на камени написаны от воды (на реке Ирбит) и сколько написано слов. Написать на чертеже тое гору и подписать слова слово в слово ничем не разно и во всем бы сходно».

Не позднее 1702–1703 годов копии наскальных изображений Писаной горы оказались в Амстердаме у голландского приятеля Петра I Николаса-Корнелия Витзена, собиравшего иллюстративные материалы для второго издания своей книги о сибирской части России.

В 1830-х годах исследователь-любитель Жан Буше де Перт впервые опубликовал доказательства существования палеолитической культуры. Наряду с грубыми каменными орудиями и костями животных эпохи плейстоцена в Аббевилле и Сент-Ашеле во Франции Буше де Перт и его коллега Жан-Поль Риголло обнаружили множество окаменелых фрагментов губок, напоминавших по форме крошечные бочонки с отверстиями в центре. Буше де Перт, геолог по специальности, в течение 20 лет предоставлял французским археологам доказательства существования творчества в каменном веке. В 1856 году в возрасте 68 лет Буше де Перт предпринял путешествие в Россию, чтобы побывать в Москве и Петербурге для знакомства с важными для него экспонатами музеев, «показывающих типы людей, которых полагали исчезнувшими». Словом, к концу 1850-х годов стало очевидным становление новой науки о первобытной культуре.

К 1866 году произведения мелкой пластики — искусства «троглодитов», как тогда называли первобытных людей, — уже исчислялись десятками. Уже тогда, в середине XIX века, Жан-Поль Риголло высказал предположение, что морские губки могли использовать в первобытную эпоху в качестве бусин, но это не привлекло особого внимания. Вскоре об этом попросту забыли… из-за новой «напасти» — наскальных изображений.

В России в 1848 году 24-летний хранитель Императорского минералогического музея Академии наук в Санкт-Петербурге Константин Гревингк, обследуя минералы Олонецкой и Архангельской губерний, обнаружил на восточном побережье Онежского озера гранитный мыс, названный им Бесов Нос, где среди «групповых начертаний, иссеченных на скалах» он увидел так называемого беса величиной 2,5 м.

Публикация Гревингка, иллюстрированная его графическими набросками, появилась в 1850 году в Германии на немецком языке. Одновременно с этим учитель словесности Петрозаводской гимназии Павел Швед опубликовал свою работу о тех же наскальных изображениях Онежского озера на русском языке со своими графическими набросками. Силуэтный петроглиф выгравирован поверх мощной скальной трещины, рассекающей изображение по оси и уходящей в воды озера.

Гранитные края были искусственно увеличены в древности для совершения языческих жертвоприношений. В Средние века монахи Муромского монастыря совершили подвиг во имя православной веры, чтобы лишить Беса магической силы. Преодолевая сакральный ужас от близости к бесовской скверне, они ослепили силуэтное изображение языческого идолища и выбили в левой части петроглифа силуэт православного креста величиной более 1 м с буквами IC — XC.
Несмотря на новые открытия наскальных изображений в пещерах Испании и Франции, до конца XIX века ни у кого не возникало даже мысли о вероятном времени создания наскальных изображений. Признание глубочайшей древности человека, появившегося на Земле сотни тысяч лет назад не благодаря Творцу, а в результате продолжительного процесса эволюции, было абсолютно невозможным для духовенства. В параграфе 190 российского «Устава о цензуре», составленного в 1826 году, говорилось: «Всякая вредная теория, таковая, как, например, о первобытном зверском состоянии человека, будто бы естественном…отнюдь не должны быть одобряемы к печатанию». Книги Карла Фогта и Чарльза Дарвина изымались у книготорговцев. Любопытны стихи Алексея Константиновича Толстого, написанные в 1872 году и обращенные к его давнишнему знакомому Михаилу Лонгинову, занявшему пост начальника Главного управления по делам печати и желавшего прекратить издание работ Дарвина.
Правда ль это, что я слышу?

Молвят овамо и семо:

Огорчает очень Мишу,

Будто Дарвина система?

Полно, Миша! Ты не сетуй!

Без хвоста твоя ведь …

Так тебе обиды нету

В том, что было до потопа.


Вторая половина XIX века — период догадок и предположений о первобытной истории. В 1873 году филолог и искусствовед академик Федор Буслаев писал: «Мечтания о первобытном человеке, которого никто не знает и знать не может… — пустопорожняя детская игра… далекая от точного метода положительных наук… Не объяснено сколько-нибудь толково состояние первобытного полузверя в его недоступном для науки скотстве». Годом раньше в Москве председателем Московского археологического общества, почетным членом Академии наук графом Алексеем Сергеевичем Уваровым был основан Исторический музей для хранения, обработки и экспонирования археологических коллекций. По материалам, опубликованным Игорем Грабарем, в 1883–1885 годах Виктор Васнецов с увлечением работал над панно «Каменный век» для еще только строившегося здания Исторического музея.

Решающие события в науке о первобытном искусстве произошли в начале XX века. В понедельник, 16 сентября 1901 года, в Париже на очередном заседании Французской академии наук профессор химии Анри Муассан сообщил об открытии у местечка Эйзи, в департаменте Дордонь, большого грота Комбарель. Медик, антрополог и археолог Луи Капитан совместно с аббатом и археологом Анри Брейлем обнаружили на стенах грота изображения 14 мамонтов, 3 северных оленей, 2 бизонов и 90 других животных разных видов. От имени Капитана и Брейля Анри Муассан сообщал, что детальная точность в крупных, до одного метра длиной изображениях вымерших животных, покрытых сталагмитовыми наслоениями, может свидетельствовать об их палеолитическом возрасте.

Через неделю, 23 сентября 1901 года, Анри Муассан сделал второе сообщение об открытом Дени Пейрони новом гроте — Фон-де-Гом, в двух километрах от грота Комбарель. Изображения были не только выгравированы на каменных стенах, как в пещере Комбарель, но и раскрашены. В гроте были обнаружены изображения красных бизонов длиной 2,5 м, северного оленя длиной 1,7 м, а многие другие, включая изображения мамонтов, были более метра. Анри Муассан сообщал, что до сих пор такие любопытные явления были крайне редки и известны только в пещере Ла Мут и, возможно, в испанской пещере Альтамира. Лишь небольшой круг «посвященных» был в состоянии почувствовать в этой фразе, как и во всем сообщении, приближение развязки одной из самых фантастических гипотез, оставшихся в наследство от XIX века и связанной с открытием наскального искусства пещеры Альтамира.
Осмеянный первооткрыватель

В 1876 году археолог-любитель дон Марселино Санс де Саутуола узнал от одного из арендаторов о случайно обнаруженной пещере на территории Сантильяна-дель-Мар на севере Испании. Осматривая эти неизвестные ранее подземные галереи с точки зрения перспективности возможных раскопок, Саутуола заметил в полумраке на стенах отдельные черные знаки с повторением черных лучей около пола, но ограничился только записью об этом в своем полевом дневнике. Через три года восьмилетняя дочь дона Марселино Мария случайно обнаружила в сумраке одного из сводов пещеры Альтамира скопление полихромных росписей давно исчезнувших бизонов. По словам Саутуолы, «живописец талантливо использовал выпуклые скальные выступы так, чтобы артистично нанести на них изображения величиной 1,5 м и даже 2,2 м».

В публикации, вышедшей в Сантандере в 1880 году, Марселино Санс де Саутуола не настаивал на том, что время создания росписей соответствует возрасту палеолитического слоя пещеры, а всего лишь осторожно ставил вопрос об этом, признавая, что не обладает специальными знаниями. Сообщение археолога-любителя показалось профессиональным ученым из Парижа абсолютно неправдоподобным. Габриэль де Мортилье писал своему молодому последователю в связи с Альтамирой: «Картальяк, дружище, будь осторожен. Это фокус испанских иезуитов. Они хотят скомпрометировать историков первобытности».

В том же 1880 году на Международном конгрессе по антропологии и доисторической археологии в Лиссабоне с докладом о росписях Альтамиры выступил авторитетный испанский палеонтолог и геолог, профессор Мадридского университета Хуан Виланова-и-Пиера.

Он пригласил участников конгресса посетить пещеру Альтамира, но никто из археологов не пожелал приехать для осмотра странных росписей. Зато представители местной прессы ухватились за эту тему, и многочисленные визитеры, сбегаясь к гроту отовсюду, наперебой публиковали свои впечатления. Сам король Испании захотел посетить столь знаменитую пещеру. Какой-то расторопный подданный додумался (без ведома Его Величества) написать имя Альфонса XII дымом от факела поверх первобытных изображений, в память об именитом посетителе.

В 1888 году испанский юрист дон Марселино Санс де Саутуола умер осмеянным, публично обвиненным профессиональными археологами в сумасшествии и жульничестве. И только спустя 22 года после открытия полихромных росписей пещеры Альтамира, в 1902 году на конгрессе Французского антропологического общества в Монтабане произошло научное столкновение мнений. Предметом спора был вопрос о древности наскальных изображений в пещерах Комбарель и Фон-де-Гом.

На этот раз те, кто действительно хотели узнать истину, отправились осматривать изображения на стенах пещер. Среди них был и главный обвинитель Марселино Саутуолы непримиримый Эмиль Картальяк. В 1906 году он опубликовал свое знаменитое «Раскаяние скептика» (Mea culpa d’un Sceptique), где признавал ошибкой свое прежнее отрицание реальности первобытного искусства, а к 1910 году исследователи изучали уже более 30 пещер с наскальными изображениями. Тем не менее, русские читатели впервые могли узнать об первобытном творчестве из перевода книги Любора Нидерле «Человечество в доисторические времена» опубликованной в Санкт-Петербурге в 1898 г.

На 66 стр. говорилось: «…пещера Mas dAsil предоставила нам и древнейшие попытки живописи красками. … Эдуард Пьетт нашёл там множество галек, раскрашенных полосками красной железистой охры, сделанных пальцем или каким-нибудь предметом вроде кисти». Впрочем, в сноске, в примечаниях переводчика, были написано следующее: «сколько нам известно, Парижская Антропологическая Школа относится к этим находкам господина Пьетта довольно скептически…». Совсем иначе, выглядит изданный уже в 1912 г., так же в Санкт-Петербурге, первый выпуск «Истории пластических искусств Аполлон», подготовленный членом Французского института и профессором Луврской школы, Соломоном де Рейнаком. Это был русский перевод его публичных лекций уже в шестого (!) французского издания, прочитанный Рейнаком в Париже.

Первая лекция называлась: «Возникновение искусства». В ней Рейнак писал о том, что: «…произведения искусства существенно отличаются от других произведений человеческой деятельности, предназначенных для удовлетворения непосредственных потребностей жизни. … Искусство, прежде всего, является социальным…»

Впервые, русские любители старины могли узнать, благодаря Соломону Рейнаку, что: «Человек эпохи северного оленя заметил красящие вещества некоторых сортов земель, в частности охры. Он любил яркие цвета и очень вероятно, что он разрисовывал своё тело как дикари нашего времени. Но он делал гораздо больше. На стенах и потолках пещер, где он находил защиту от холода, свирепствовавшего тогда в продолжении девяти месяцев в году, он … гравировал и рисовал животных с необычайной верностью руки. Несколько лет тому назад БЫЛА ОТКРЫТА ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНАЯ ДОИСТОРИЧЕСКАЯ ЖИВОПИСЬ ВО МНОГИХ ПЕЩЕРАХ ПЕРИГОРА И В ПЕЩЕРАХ У ПОДНОЖИЯ ПИРЕНЕЕВ».

На стр. 10 Соломон Рейнак отмечал: «РИСУНКИ ИСПОЛЬНЕННЫЕ КРЕМНЕВЫМ РЕЗЦОМ СВИДЕТЕЛЬСТВУЮТ О ВЫСОКОМ СОВЕРШЕНСТВЕ ИСКУССТВА и относятся к ОДНОМУ ВРЕМЕНИ С ЖИВОПИСЬЮ, которая отличается теми же характерными свойствами и заслуживает такого же восхищения. Самое поразительное свойство этого искусства – его реализм. Фантазии не отводится никакого места: животные в одиночку или группами изображаются с такой точностью примера, которой мы вовсе не находим в искусствах современных дикарей».
* * * * *
Политика большевиков после Октябрьской революции в отношении деятелей культуры хорошо известна. Исследователь Сибири Александр Васильевич Адрианов, много десятилетий составлявший обширное собрание копий с писаниц на скалах Енисея и его притоков, сын священника, был расстрелян в 1920 году в Томске. Один из лучших преподавателей Ленинградского университета Александр Миллер, читавший в 1927–1929 годах курс «Первобытное искусство», был в 1931 году арестован и через 4 года умер в ссылке.

Но были и ученые, решившие сотрудничать с новой властью. Сотрудник Института истории материальной культуры, Владислав Равдоникас, часто ссылавшийся в своих трудах на Иосифа Сталина, в 1934 году приступил к «детальному» обследованию памятников наскального искусства на территории Карелии. В частности, «с целью сохранения наскальных гравировок» был взорван один из шести мысов Пери Нос на Онежском озере (недалеко от Бесова Носа). Трехтонная гранитная плита с более чем сотней петроглифов была перевезена в Эрмитаж и находится теперь в зале № 9.

На следующий год Равдоникас опять получил средства и продолжил полевые работы в Беломорье, открыв три группы новых наскальных гравировок на горизонтальных гранитных скалах. Среди них три силуэтных петроглифа оленей, превышающие в длину три с половиной метра.

Первый том огромного формата, посвященный наскальному искусству на берегах Онежского озера, Равдоникас опубликовал в 1936 году, второй — о петроглифах в районе Белого моря — в 1938-м.

За год до этого, в 1937 году, искусствовед Александр Гущин опубликовал книгу «Происхождение искусства» с цветными иллюстрациями, в том числе с репродукцией бизона из пещеры Альтамира. При этом, в тексте Гущина не обошлось без упоминания марксистской теории, предоставившей «отточенный метод подлинно научного анализа, когда ленинско-сталинская политика партии вызвала к жизни в нашей стране широчайшие пласты художественного народного творчества — новым светом загорелись и факты первобытного искусства».

В последующие 20 лет на русском языке не появилось ни одной новой публикации о первобытном искусстве — ни переводной, ни авторской. В 1953 году в Москве даже была защищена докторская диссертация И.Б. Астахова, доказывавшая, что никакого палеолитического искусства не существует. Не нашлось в то время человека, сумевшего осознать, что речь идет о совершенно особой, рисуночной или идеографической письменности, созданной в долитературную эпоху.

В 1963–1968 годах в связи со строительством каскада Беломорских ГЭС, в низовьях реки Выг экспедиция Карельского филиала Академии наук СССР открыла более 1500 новых наскальных изображений, расположенных под энеолитическим культурным слоем — редчайший случай прямой датировки. Это доказывало, что создание петроглифов Карелии не только относится к эпохе нового каменного века, но и закончилось около четырех тысяч лет назад.
Изучение первобытного искусства выглядит парадоксально. Проблема исследования культуры доисторического времени состоит не столько во фрагментарности имеющихся данных, сколько в том, что остается неизвестным главное – что именно следует искать.

В ХХ веке внимание привлекали, прежде всего, памятники первобытного искусства Европы. Находки на других континентах рассматривались поверхностно. Более того, многие исследователи вовсе не принимали их во внимание.

В 1972–1974 году индийский археолог Вишну Шридхар Ваканкар исследовал участок в самой большой пещере скального массива Бхимбетка Аудиториум III F-24 в Центральной Индии. На глубине 2,5 м были найдены не только архаичные каменные орудия эпохи ашеля, древнего периода эпохи плейстоцена, но и два абстрактных наскальных знака. По мнению профессора Ваканкара, они также могли быть созданы в эпоху ашеля человеческой рукой. В 1975 году Ваканкар опубликовал статью «Бхимбетка — доисторический рай».

В 1980-х на восточной поверхности фрагмента скалы были замечены еще девять наскальных знаков чашеобразной формы диаметром около 5 см, напоминающие знаки, найденные Ваканкаром. Сообщение о чашеобразных знаках в пещере Аудиториум продолжало бы оставаться для авторитетного научного сообщества малозначительным, если бы в 1995 году индийский исследователь доктор Гирирадж Кумар обнаружил небольшую узкую кварцитовую пещеру Дараки-Чаттан, в 200 км севернее Бхимбетки. Южную и северную стены пещеры покрывали более 500 знаков чашеобразной формы. Примечательно, что и знаки, найденные Ваканкаром, и знаки в пещере Дараки-Чаттан были выполнены на поверхности сверхтвердого кварцита, близкого по свойствам к алмазу. Даже с помощью современных инструментов задача создания подобных знаков выглядит весьма проблематичной.

В 2004 году на совместном конгрессе Международной федерации организаций наскального искусства (IFRAO) и Индийской ассоциации первобытного искусства (RaSi), состоявшегося в Агре, были представлены результаты 14 лет исследований международной австралийско-индийской экспедиции. В результате раскопок, проведенных в пещере Дараки-Чаттан, были обнаружены упавшие в древности скальные фрагменты с чашеобразными знаками и ряд орудий эпохи ашеля. Исследования по определению возраста наскальных знаков на территории Центральной Индии, проведенные при помощи новейших методик, позволили получить даты в интервале от 250 000 до 200 000 лет. Возможно, это древнейшие наскальные знаки на Земле, выполненные человеческой рукой. Сегодня на территории Центральной Индии открыто уже шесть памятников с чашеобразными знаками на сверхтвердых поверхностях. Подобные свидетельства полностью меняют представление о культурной эволюции человека в целом.

Первобытное искусство – важнейшая часть культурного всемирного наследия, возникшая задолго до появления государств, наций и религий. Парадокс заключается в том, что после долгих систематических исследований, чем больше удается узнать о первобытной культуре, тем меньше становится известно.







©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет