I старьевщик Травестийный статус нищего. Миф о богатстве нищих



жүктеу 3.84 Mb.
бет11/27
Дата28.04.2016
өлшемі3.84 Mb.
түріРеферат
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   27
: media -> library
media -> І. Жаңаөзен қалалық білім бөлімінің 2013 жылғы жұмысының қортындысы
media -> Күндізгі оқу түрі
media -> Қазақстан Республикасы Мәдениет және ақпарат министрлігінің кейбір мәселелері
library -> Бонни Иочелсон Фантастическая Страсть к Нью-Йорку Бернис Аббот и ее Изменяющийся Нью-Йорк 1935-1939
library -> 1991 Глава Логика культуры позднего капитализма
library -> Найгел Трифт Эш Амин Внятность повседневного города Логос 2002 #3-4
library -> Ролёнок А. Концепт социального в интерпретации Ханны Арендт (2004) Понятие социального Ханна Арендт выводит из различия политического, вернее, из противопоставления возникновения общества аутентичной политической жизни
library -> Неоязыческие аспекты политико-идеологического проекта национал-большевизма
library -> Функциональная интеллигентность

V Водопад

1


В "Стеклянном доме" Эйзенштейна комнаты периодически заполняются водой. Например,

"...человек тонет на глазах у всех (от сломавшегося крана), и боят­ся открыть дверь, чтобы вода не залила соседние комнаты..." 1

Или:

"Тонущего в комнате человека (трагически) дать от фарсовой сце­ны лопнувшего бассейна с морскими львами (?). <...> Schwimmbad [бассейн] в середине здания. Столовая под ним с плавающими и ны­ряющими girls на потолке"2.



Эйзенштейн не одинок, описывая видения залитого водой до­ма. В поэме "Про это" Маяковский описывает затопление его ком­наты Невой. Стены комнаты исчезают, и поэт неожиданно оказы­вается не в своей постели, а в воде: "Рябит река. Я в середине"3. В "Мистерии Буфф" появляется апокалиптическое видение все­общего разжижения мира и домов, обрушивающихся водопадом:

...гранитные кучи столиц

и самого солнца недвижная рыжина, —

все стало как будто немного текуче,

ползуче немного,

немного разжижено.

Потом как прольется!

Улицы льются,

растопленный дом низвергается на дом.

1 "Стеклянный дом" С. М. Эйзенштейна. К истории замысла. — Искусст­во кино, № 3,1979, с. 99.

2 Там же, с. 99.

3 В. В. Маяковский. Сочинения в 2-х т., т. 2. М., 1988, с. 184.

174


Весь мир,

в доменных печах революцией расплавленный,

льется сплошным водопадом4.

Любопытно, что совершенно сходные мотивы обнаружива­ются гораздо раньше, например, в романе Гюисманса "На рей­де", где в видении героя стена "неожиданно превратилась в стеклянную перегородку, за которой хлюпала взвихренная мас­са воды." Вдруг "за стеклянной перегородкой возникла в воде запрокинутая голова женщины, которая стала всплывать вверх медленными толчками"5. Сразу за этим видением следует иное, еще более причудливое. Герой романа Жак видит женщину, си­дящую на одной из башен церкви Сен-Сюльпис, и вдруг он понимает, что "эта башня была колодцем, колодцем, поднима­ющимся в воздух, вместо того, чтобы уходить под землю"6. Этот странный колодец, висящий в воздухе, конечно, не что иное, как водопад. Мандельштам в известном стихотворении также описывает готический собор как водопад:

Я видел озеро, стоявшее отвесно.

С разрезанною розой в колесе

Играли рыбы, дом построив пресный.

<...>

И, влагой напоен, восстал песчанник честный,

И средь ремесленного города-сверчка

Мальчишка-океан встает из речки пресной

И чашками воды швыряет в облака7.

У Хлебникова водопад появляется неоднократно, в том числе и в видении его стеклянного города. В архитектурной уто­пии "Мы и дома" он описывает поездку к сестре в стеклянном подвижном жилище. И вдруг: "Остановка; здесь в пустой ячей­ке дома я оставил свое жилище; зайдя к водопаду и надев стиль одежд дома, я вышел на мостик. Изящный, тонкий, он на вы­соте 80 сажен соединял два дома-тополя"8. Среди прочих ар­хитектурных фантазий Хлебников описывает дом-трубку, ко­торый "состоял из двойного комнатного листа, свернутого в трубку с широким двором внутри, орошенным водопадом"9.



4 Там же,с.467-468.

5 J.-K. Huysmans. En rade. Un dilemme. Croquis parisiens. Paris, 1976, p. 208.

6 Ibid.. p. 211.

7 О. Мандельштам. Полное собрание стихотворений. СПб., 1997, с. 276.

8 В. Хлебников. Творения. М., 1986, с. 601.

9 Там же, с. 601.

175


Откуда берутся эти хлебниковские водопады, зачем они по­мещаются в стеклянные дома? Известно, что Хлебников рас­сматривал дома как аналоги книг, но книг, предназначенных не для индивидуального, разъединяющего чтения, а именно как книг некоего "соборного", общинного восприятия. В "Либедии будущего" он воображает "небокниги" — "высокие белые стены, похожие на белые книги". На них "световое стекло" пи­шет "теневыми глаголами"10. Но дома это не просто огромные книги, в своей конструкции они имитируют пространствен­ный образ звука. Известно, что Хлебников соотносил звуки с динамическими пространственными образами. Например,

"...Ч означает пустоту одного тела, заполненную объемом другого тела, так что отрицательный объем первого тела точно равен положи­тельному объему второго. Это полый двумерный мир, служащий обо­лочкой трехмерному телу — в пределе"11.

Поэтому звук Ч, по мнению Хлебникова, нужно понимать как эквивалент пространственной формы. Поэт предлагал изо­бражать его в виде чаши12.

Но в архитектурной фантазии "Мы и дома" появляется стеклянный "дом-чаша", который есть не что иное, как архи­тектурное, застывшее выражение той же формы, которая за­ключена в звуке Ч. Отсюда характерное заявление о том, что дома будущего являются "азбукой согласных из железа и глас­ных из стекла"13. В том же тексте "Мы и дома" Хлебников упо­добляет город стихотворению, в котором вещество чередуется с пустотой, как ударные и неударные слоги в стихе. Констру­ирование дома понимается им как обливание абрисом некой умозрительной пространственной и одновременно квази-звуковой формы. Например: "Точно змея, плывущая по морю, высоко поднявшая свою голову, по воздуху грудью плывет зда­ние, похожее на перевернутое Гэ"14. При этом "Г значит наи-

__________

10 Там же, с. 614. 11 Там же, с. 621.

12 Там же, с. 623. В "Нашей основе" Хлебников определяет Ч как "одно те­ло в оболочке другого" и разъясняет: "Если собрать слова на Ч: чулок, чеботы, черевики, чувяк, чуни, чуп<а>ки, чехол и чаша, чара, чан, челок, че­реп, чахотка, чучело, — то видим, что все эти слова встречаются в точке следующего образа. Будет ли это чулок или чаша, в обоих случаях объем од­ного тела (ноги или воды) пополняет пустоту другого тела, служащего ему поверхностью". — Там же, с. 628.

13 Там же, с. 595.

14 Там же, с. 566.

176


большие колебания, вершина которых направлена поперек движения, вытянутые вдоль луча движения. Движения пре­дельной вышины"15.

Водопад в этой утопии естественно выполняет собствен­ную пространственно-звуковую функцию, а именно он выра­жает некую соотносимую со звуком форму С достаточной уве­ренностью эту форму можно соотнести с пространственным эквивалентом буквы В. Хлебников пишет "Мне Вэ кажется в виде круга и точки в нем"16. "В на всех языках значит враще­ние одной точки кругом другой или по целому кругу или по ча­сти его, дуге, вверх и назад"17. Хлебников не случайно помеща­ет водопад в дом-трубу, потому что самой своей формой труба (эквивалент звука Тэ) соотносится с пространственной фигу­рой "Вэ": "...Т означает направление, где неподвижная точка создала отсутствие движения среди множества движений в том же направлении, отрицательный путь и его направление за не­подвижной точкой"18.

Любопытно, что в обоих случаях речь идет о неком отсут­ствии движения и движении назад, как бы противодвижении. Водопад и являет странное зрелище постоянного движения, которое одновременно оказывается своего рода противодвижением, сохраняющим постоянство, почти неподвижность формы. Интерес к водопаду, вероятно, объясняется у Хлебни­кова его повышенным интересом к движению против хроно­логического направления времени, отраженному, в частности, в текстах об "отрицательном Разине", проживающем свою жизнь от смерти к рождению, плывущему по реке "поперек ес­тественного течения природы времени его Я, в искусственном направлении"19.

Андрей Белый еще в 1903 году в цикле "Вечный зов" опи­сывал движение водопада как аллегорию вечного возвращения:

Старина, в пламенеющий час обуявшая нас мировым, — старина, окружившая нас, водопадом летит голубым.

15 Там же, с. 622. 16 Там же, с. 622. 17 Там же, с. 621. 18 Там же, с. 622. 19 Там же, с. 567.

177


И веков струевой водопад, вечно грустной спадая волной, не замоет к былому возврат, навсегда засквозив стариной20.

Водопад сродни архитектурной форме, в которое движение материальной массы уравновешивается несокрушимой непо­движностью. Мандельштам видел в готическом соборе водопад потому, что он так же уравновешивает в себе движение вниз и полет вверх. Мандельштам формулировал свое понимание ар­хитектуры в выражениях близких хлебниковским: " Строить — значит бороться с пустотой, гипнотизировать пространство"21. Слово уподоблялось им камню, включенному в динамическую игру архитектонических конструкций, которые в любую ми­нуту готовы превратиться в уравновешенное движений струй:

"Но разве готика не торжество динамики? Еще вопрос, что бо­лее подвижно, более текуче — готический собор или океанская зыбь?"22 Готика, однако, для Мандельштама нечто противопо­ложное стеклянной оранжерее — простой пленке, отделяющей искусственный рай от внешнего мира. Готический собор не изолирует пространство, а протыкает его "злой" "стрелой го­тической колокольни"23. Не случайно, конечно, он воспевает "готического поэта" Франсуа Вийона, который, подобно тому как Верлен "разбил serres chaudes [оранжереи] символизма", выступал против "искусственной оранжерейной поэзии"24.



1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   27


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет