I старьевщик Травестийный статус нищего. Миф о богатстве нищих



жүктеу 3.84 Mb.
бет16/27
Дата28.04.2016
өлшемі3.84 Mb.
түріРеферат
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   27
: media -> library
media -> І. Жаңаөзен қалалық білім бөлімінің 2013 жылғы жұмысының қортындысы
media -> Күндізгі оқу түрі
media -> Қазақстан Республикасы Мәдениет және ақпарат министрлігінің кейбір мәселелері
library -> Бонни Иочелсон Фантастическая Страсть к Нью-Йорку Бернис Аббот и ее Изменяющийся Нью-Йорк 1935-1939
library -> 1991 Глава Логика культуры позднего капитализма
library -> Найгел Трифт Эш Амин Внятность повседневного города Логос 2002 #3-4
library -> Ролёнок А. Концепт социального в интерпретации Ханны Арендт (2004) Понятие социального Ханна Арендт выводит из различия политического, вернее, из противопоставления возникновения общества аутентичной политической жизни
library -> Неоязыческие аспекты политико-идеологического проекта национал-большевизма
library -> Функциональная интеллигентность

2


Возможна ли живопись, которая строила бы порядок из хаоса, но без участия френхоферовского взгляда, "теряющегося в не­бесах"?

Описание машины (то есть внечеловеческого, внесубъективного механизма), способной производить такую живопись, да­но Альфредом Жарри в его "неонаучном" романе "Деяния и мнения доктора Фостроля, патафизика" (1898—1900, опубли­кован в 1911). Здесь имеется глава с загадочным названием "Клинамен", в которой описывается "машина для живописи" и созданные ею картины. Клинамен — термин эпикурейской атомистики, и его использование Жарри в "патафизическом"

________

13 G. Didi-Huberman. La peinture incamee. Paris, 1985, p. 126-128.

14 H. Damisch. L'ecriture sans mesures. In: Oeuvres completes du Marquis de Sade,t. 15. Paris, 1967, p. 552.

214


романе нуждается в комментарии. Почему клинамен мог при­влечь внимание литератора рубежа XIX—XX веков?

Учение о клинамене донесено до нас Лукрецием и означа­ет микроскопическое отклонение атома, падающего под дей­ствием тяжести вниз:

...уносясь в пустоте, в направлении книзу отвесном,

Собственным весом тела изначальные в некое время

В месте неведомом нам начинают слегка отклоняться,

Так что едва и назвать отклонением это возможно.

Если же, как капли дождя, они вниз продолжали бы падать,

Не отклоняясь ничуть на пути в пустоте необъятной,

То никаких бы ни встреч, ни толчков у начал не рождалось,

И ничего никогда породить не могла бы природа15.

Поскольку атомы падают в пространстве с одинаковой ско­ростью, то без их отклонения (клинамена) они никогда бы не встретились и не могли бы создать все разнообразие природ­ных тел. Таким образом, теория клинамена является теорией со­здания мира. Клинамен не детерминирован никакой внешней причиной, он возникает просто в силу присущих атому свойств и является нарушением детерминистической предустановленности закона вертикального падения. Маркс, изучавший эпи­курейскую философию, писал: '"Отклонение от прямого направ­ления' есть 'свободная воля'"16. Творение мира, таким образом, возникает не в силу некой высшей предопределенности, но в силу случайного отклонения атома от вертикали, в силу его "свободной воли". Лукреций прямо пишет о том, что клинамен разрушает "рока законы" (II, 254):

...чтоб ум не по внутренней только

Необходимости все совершал и чтоб вынужден не был

Только сносить и терпеть и пред ней [внешней силой]

побежденный склоняться,

Легкое служит тому первичных начал отклоненье,

И не в положенный срок и на месте дотоль неизвестном.

(II, 199-202)17

__________

15 Лукреций. О природе вещей. М., 1983., с. 65. (Пер. Ф. Петровского.)

14 К. Маркс — Ф.Энгельс. Сочинения, т. 40. М., 1975, с. 99

17Лукреций. Указ. соч., с. 66-67.

215


Согласно Марксу, клинамен лежит в основе и эпикурей­ского понимания бога — удаленного от мира и никак в него не вмешивающегося: "От детерминизма в данном случае уклоня­ются тем путем, что случай возводится в необходимость, что про­извол возводится в закон. Бог уклоняется от мира, мир для не­го не существует, и поэтому он — бог"18.

По существу, бог заменяется клинаменом, случаем, не под­чиненным никакому детерминизму. Эта идея идет вразрез с фундаментальными основами как теологии, так и рационализ­ма. В силу одного этого клинамен стал излюбленным объектом критики для европейской философской традиции, начиная с Цицерона19. Пьер Бейль, ощутивший взаимосвязь атомистской механики Эпикура с понятием свободы, в своей критике кли­намена коснулся принципиальных начал эпикуровской логи­ки. Бейль указал на

"явное несоответствие между природой свободы и движением (ка­ково бы оно ни было) атома, не знающего ни того, что он делает, ни того, где он находится, ни того, что он вообще су шествует. <...> Как можно было бы сказать Эпикуру: вы хотите, чтобы свобода человека была основана на движении атомов, совершающемся без какой бы то ни было свободы? Разве причина может дать то, чем она сама не обла­дает? Могут ли сто атомов отклоняющихся, не зная, что они делают, об­разовать суждение, посредством которого душа принимает решение, по­знавая причину, побуждающую выбрать одну из представляющихся возможностей?"20

Бейль ставит вопрос, на который самым парадоксальным об­разом через столетия будут отвечать художники и литераторы. Ес­ли представить мир как машину, каждая из частей которой дви­жется по собственному произволу без участия организующей воли творца, может ли такой мир быть миром свободы? Речь идет о философской проблеме свободы в мире, лишенном бога.

Ньютоновская физика, на долгие годы ставшая краеуголь­ным камнем представлений о природе, решительным образом отвергала любой элемент случайности в функционировании мироздания. Детерминизм Ньютона опирался и на признание разумного проекта творения, и на постулирование незыблемо­сти физических "начал движения". Ньютон писал:

___________



18 К. Маркс — Ф. Энгельс. Указ. соч., с. 98.

19 Цицерон. Философские трактаты. М., 1985, с. 82.

20 П. Бейль. Исторический и критический словарь, т. 2. М., 1968, с. 138.

216


"При помощи этих начал составлены, по-видимому, все вещи из же­стких, твердых частиц <...>, различным образом сочетающихся при первом творении по замыслу разумного агента. Ибо тот, кто создал их, расположил их в порядке. И если он сделал так, то не должно филосо­фии искать другое происхождение мира или полагать, что мир мог воз­никнуть из хаоса только по законам природы..."21

Вольтер обрушил на Эпикура весь арсенал своей иронии:

"Когда Эпикур затем сказал нам, что атомы случайно отклонились в пустоте, что это отклонение случайно создало людей и животных, что глаза случайно оказались вверху головы, а стопы внизу ног, что уши были созданы не для того, чтобы слышать, но что отклонение ато­мов случайно создало уши и люди случайно стали пользоваться ими как органами слуха: то это безумие, которое к тому же называлось физикой, было совершенно справедливо поднято на смех"22.

Вольтер недоуменно цитирует двух поэтов — Луи Расина и Жана-Батиста Руссо, у которых он обнаруживает влияние Эпи­кура23, и подвергает жесточайшей критике само понятие случай­ности: "...случай — это слово, лишенное смысла", "<...> никто не делает Бога из случая"24 и т. д.

Литература XIX века не особенно занимается эпикурейской ато­мистикой и вспоминает о ней чаще всего тогда, когда осуждает "бе­зумную" идею случайности. Шелли, как известно, утверждавший, что "необходимость — это мать мира", в "Королеве Маб" специ­ально останавливается на детерминированности "поведения" ато­мов (VI, 171—177), а в комментариях к поэме утверждает:

____________



21 И. Ньютон. Оптика. М., 1954, с. 304-305.

22 Oeuvres completes de Voltaire, t 12. Paris, 1860, p. 361.

23 У Руссо действительно обнаруживается изложение эпикуровской теории

клинамена:

...се grand univers

N'est compose que d'un concours divers

De corps muets, d'insensibles atomes.

Qui, par leur choc forment tous ces fantomes

Que determine et conduit le hasard

Sans que le ciel у prenne aucune part (Ibid., p. 361—362). [...этот огромный мир составлен лишь разнообразным соприкосновением немых тел, бесчувственных атомов, в столкновении об­разующих все эти фантомы, определяемые и ведомые случаем без малей­шего вмешательства неба.]



24 Ibid., p. 361.

217


"...не существует ни одной молекулы пыли или воды, которая бы находилась там, где она находится, случайно, которая бы не имела до­статочной причины, чтобы занимать отведенное ей место и действо­вать так, как она должна действовать"25.

Альфред Теннисон пишет поэму "Лукреций", где философ выступает в роли амбивалентного романтического героя. Пе­ред смертью, полуотравленный, он видит романтический сон:

В природе образовалась пустота; все ее узы Разорвались, и я увидел сверкающие течения атомов И потоки мириадов ее миров, Рушащие все в безграничной бесконечности, Разлетающиеся и вновь сталкивающиеся и творящие Все новые и новые формы вещей...26

Этот образ творения предстает как величайшая катастрофа, конец мира. Очнувшись от кошмара своей атомистики, Лукре­ций вспоминает о боге и гармонии. Атомистика, функциони­рующая на основе клинамена, порождает апокалипсическое видение пугающего хаоса. Клинамен, таким образом, темати­чески вписывается в "возвышенное" Природы, помещаясь ря­дом с видениями вулканов и водопадов.




1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   27


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет