I старьевщик Травестийный статус нищего. Миф о богатстве нищих



жүктеу 3.84 Mb.
бет20/27
Дата28.04.2016
өлшемі3.84 Mb.
түріРеферат
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   27

6


Речь идет о подмене субъекта, традиционно помещаемого в центр мира и, по справедливому мнению Валери, упорядочива­ющего окружающее его мироздание, некой странной пустотой. Все происходит так, как если бы наблюдатель, удаленный из центра, оставлял вместо себя бессмысленный суррогат. Распад логизирующей, упорядочивающей роли субъекта, выдвижение на первый план случаности, клинамена, с неизбежностью при­водит к образованию пустоты в центре созерцаемого мира. Центр становится пространством манифестации "противонаправлен­ного динамизма", сходного с тем, который обнаруживался в "водопадных текстах". Этот противоречивый динамизм делает крайне проблематичным возможность пребывания в центре единого логизирующего наблюдателя. Вопрос, который инту­итивно решается в приведенных мной выше метафорах — что должно занять место этой противоречивой пустоты?

Вернемся к "Эврике". Согласно По, возвращение материи к центру знаменует постепенное угасание качеств и воцарение Ничто, по-своему противостоящего идее бога как первичному импульсу, обладающему прежде всего иррадиационной, цент­робежной энергией. Между тем сама идея бога — это идея цен­тра, оси, как упорядочивающих структурных элементов. Цен­тростремительное возвращение к "оси" мироздания знаменует собой возвращение к богу, но как бы к мертвому богу, богу в не­бытии (показательно, что и водопад первоначально понимал­ся как воплощение бога).

В "Кесаре-Антихристе" Жарри так излагает картину мира:

"Смерть — это утоление голода мысли, она больше не распростра­няется бесконечно вовне, ее окружность, слепой к свету зрачок, стя­гивается к центру. И таким образом она становится Богом"72.

Бог занимает место умершего глаза, глаза вчерашнего наблю­дателя. Бог — это стягивающаяся к центру смерть. По мнению Дж. Дж. Хамфриса, в ином месте Жарри противоречит этой идее:

__________



72 A. Jarry. Oeuvres completes, t. 1. Paris, 1972, р. 281.

231


"В "Сверхсамце" Жарри вкладывает в уста одного из своих персона­жей мысль о том, что человеческое существо не имеет пределов своим воз­можностям, как только оно избавляется от той части себя, которая явля­ется Богом. Если плоть очищена от духа, ее возможностям нет границ"73.

Но это противоречие мнимое — очищение от бога, смерть духа равнозначны восстановлению божественного в смерти.

В результате этих парадоксов механическая метафора тан­ца приобретает особый оттенок. В оси всемирного движения на­ходится не просто субъект, но оказывается как бы живой мерт­вец, воспринимающая мир машина, мертвый бог, механизм, слепой зрачок.

Не случайно, конечно, Жарри иронически предупрежда­ет о смертельной опасности вращения в танце. УЛотреамона в "Песнях Мальдорора" уже была описана смерть от центро­бежной силы. Речь шла о казни Мервина в конце шестой пес­ни. Мервина привязывают к Вандомской колонне и затем рас­кручивают. Преступник, раскручивающий Мервина, сам превращается в часть гигантского смертоносного механизма:

"Праща свистит в пространстве; тело Мервина повсюду следует за ней, постоянно удаленное от центра центробежной силой и сохраня­ющее свое подвижное и равноудаленное положение в воздушной ок­ружности, независимой от материи. <...> Рука отступника и смертонос­ный инструмент неразделимы в единстве прямой линии подобно атомистским элементам светового луча, проникающего в темную ком­нату, Так выражаться позволяют мне теоремы механики74.

В конце концов Мервин, превращаясь в подобие кометы, рвет веревку и, перелетев на другой берег Сены, разбивается о купол Пантеона. По существу, Париж превращается в огром­ное смертоносное колесо вокруг Вандомской колонны. Образ Парижа как зловещего колеса восходит, вероятно, к поэме Аль­фреда де Виньи "Париж" (1831), где адское колесо Парижа про­воцирует образы хаоса, случайности, смерти бога. При этом башня, откуда герой смотрит на Париж, описывается как со­зданная богом ось:

Мы на Башне, возвышающейся посреди этого круга;

Рисуя его некогда, именно здесь, не правда ли, Сам Бог поместил центр компаса?

___________

73 J. J. Humphries. The machine as metaphor: Jarry's 'Pompe a merde'. — Romanic review, vol. LXXIII, May 1982, № 3, pp. 351-352.

74 Lautreamont. Oeuvres completes. Paris, 1969, p. 260.

232


Головокружение опьяняет меня и давит на глаза. Что я вижу — огненное колесо или адское пекло?75

Этот отрывок из Виньи подтверждает, что осью метафори­ческих колес является Бог. Конечно, колесо и связанный с ним крест ассоциируются с богом еще глубокой древности. Ядро этой мифологемы — бог в центре колеса сохраняется при всех ее метаморфозах, хотя иногда и в глубоком подтексте.

Видение Виньи иронически обыгрывается Жарри в фелье­тоне "Порочный круг" (1903), где на место Бога помещается пре­зидент республики:

"Президент подчиняется не температуре, но силе тяжести. Он рас­качивается, подобно маятнику, то туда, то сюда из центра, находящего­ся в Париже. <...> Вспомним опыт Фуко в Пантеоне. Маятник прохо­дит через множество точек, не предполагавшихся в изначальном маршруте. Вот почему крутится земля. Голова наблюдателя кружится не меньше"76.

В "Мессалине" (1901) Жарри заставляет акробата Мнестера выполнять всевозможные кульбиты, покуда он не начинает вра­щаться и не превращается в шар. Это превращение человека в шар отсылает к "Пиру" Платона77, где повествуется о шарообразных анцрогинах, которые передвигались, катясь колесом. Харакатерно, что эти пралюди, согласно Платону, "питали великие замыс­лы и посягали даже на власть богов"78. В "Юбю-рогоносце" (1897) Юбю разглагольствует по поводу божественной сферы:

"Сфера — это форма ангелов. Человеку дано быть лишь несовершен­ным ангелом. Более совершенное, чем цилиндр, но менее, чем сфера, из боч­ки лучится гиперфизическое тело. Мы — изоморфные ему — прекрасны"79.

Не случайно Макс Эрнст изображает Юбю в виде цилинд­рической юлы(1923).

_____________



75 А. de Vigny. Oeuvres completes. Paris, 1965, p. 83. [La Tour ou nous voila се cercle s'eleve, /En le tracantjadis, c'est ici, n'est-ce pas, /Que Dieu meme a pose le centre du compas? /Le vertigo m'enivre et sur mes yeux il pese. /Vois-je une Roue ardente, ou bien une Foumaise?]

76 A. Jany La chandelle verte, p. 418.

77 Т. Foulc. Mnester ou Fart du sphericubiste. — Europe, mars-avril 1981, № 623—

624, р. 123.



78 Платон. Сочинения, т. 2. М., 1970, с. 117.

79 A. Jarry. Tout Ubu. Paris, 1962, p. 219.

233


"Гиперфизическое тело" — это тело, находящееся в четвер­том измерении. Четвертое измерение, понимаемое Жарри как время, позволяет войти в себя существу, способному изолиро­вать себя от всякой длительности80. Такой путешественник во времени подобен неподвижной оси, вокруг которой вращает­ся "светящийся эфир" времени. Жарри дает пояснение, пока­зывающее, что его машина времени генеалогически связана с панорамами. Наблюдатель в его машине подобен "неподвиж­ному зрителю панорамы, которому кажется, что он быстро дви­жется через ряд ландшафтов"81. Неподвижный путешествен­ник может вступить в эту несущуюся панораму, в этот эфир по своему желанию. Оптическая машина такого типа была впер­вые описана Гербертом Уэллсом в его "Машине времени" (1895), оказавшей влияние на Жарри. Машина Уэллса неподвижна в пространстве, вокруг нее лишь происходит лихорадочно быс­трое изменение ландшафта во времени, которое воспринима­ется путешествующим как пространственная трансформация:

"Я видел, как деревья растут и изменяются подобно облакам пара, то коричневые, то зеленые: они росли, распространялись, дрожали и погибали. Я видел, как огромные здания поднимались, сначала туск­лые, потом становились отчетливей, и наконец рассеивались как сно­видения. Вся поверхность земли казалась измененной, она расплавля­лась и струилась перед моими глазами"82.

Путешественник, замерший во вневременной оси и наблю­дающий за изменениями, пребывает в вечности, он буквально уподоблен богу и мертвецу одновременно — его попросту нет.

___________



80 Жарри сформулировал принципы путешествия во времени в эссе "Commentaire pour servir a la construction pratique de la machine a explorer le temps. — Mercure de France, XXIX, fevrier 1899, pp. 387—396. Большое вли­яние на формулировку этих принципов оказали идеи лорда Кельвина о гиросгатической структуре эфира — вихреобразном движении атомов в пространстве. Жарри поместил в "Докторе Фостроле" два "письма" Лорду Кельвину. О Кельвине и Жарри см.: L. D. Henderson. The Fourth Dimension and Non-Euclidean Geometry in Modem Art. Princeton, 1983, pp. 48—49.

81 A. Jany. How to Construct a Time Machine. In: Selected Works of A. Jany Ed. by R. Shattuck and S. W. Taylor. New York, 1965, p. 115. Так же как машина времени есть инвертированный вариант панорамы, она оказывается и ин­вертированным вариантом транспаранта. Сам наблюдатель становится ""прозрачным" для физических явлений, которые проходят сквозь нас, не подвергая нас изменению или смещению в пространстве". — Ibid., p. 115.

82 Three Prophetic Novels of H. G. Wells. New York, 1960, p. 278.

234


У Уэллса он "протекает как пар сквозь промежутки совпадаю­щих с ним субстанций"83, иначе говоря, он лишен материаль­ности. Жарри прямо указывает на то, что человек лишенный времени — мертвец84, закутанный в твердую спираль будуще­го85, как в некий механизм.

Этот человек-ось-бог — мертвый бог. Акробат Мнестер пре­вращается в шар, но это превращение равнозначно смерти. В эссе "Искусство умирать" (1903) Жарри специально останав­ливается на вращениях акробатов и расшифровывает этимо­логию "сальто мортале" — смертельный прыжок:

"Пришла мода на акробатов, которые "имитируют смерть": круг смерти и иные замкнутые кривые, которыми играют современные сред­ства передвижения и которые несчастный Данте прошел семь раз — правда, пешком. Но акробатам ничуть не лучше: они вращаются вокруг, а между тем смерть — это не горшок"86.

Гибнет, бешено вращаясь на колесе, герой "Сверхсамца" Маркюэй, тем самым превращаясь в современного бога.

Акробаты исторически связаны с мотивом случайности, иг­ральных костей. О.М.Фрейденберг так комментирует появле­ние акробатов у Гомера:

"Они, на голове вертящиеся, названы "кубистерами", от слова "куб", которое значит "игральная кость". <...> Игра в "кубы" заклю­чалась в том, что костью "ходили", "бросали" ее, лицом или изнанкой. <...> Этот ход колеса или круга <...> образ бегущего, колесом катяще­гося раба — семантически однотипны"87

Фрейденберг показывает, что "кубистеры" (кстати, слово, употребляемое Жарри) связаны и с мотивом царя и бога в ко­лесе, например с Сумманом, той формой "Юпитера, которая в культе имела свое соответствие в виде гончарного круга"88.

Эти архаические мифологические цепочки — колесо-вращение-мертвец-бог-игральная кость — оживают на рубеже

_____________

83 Ibid., p. 279.

84 A. Jarry Gestes et opinions du docteur Faustroll, pataphysicien. Paris, 1980, p. 101.

85 Ibid., p. 98.

86 A. Jarry. La chandelle verte, p. 313.

87 О. М. Фрейденберг. Миф и театр. М., 1988, с. 54.

88 Там же, с. 68.

235


XIX и XX веков, неожиданно актуализируя один греческий миф, который традиционно не пользовался большой благос­клонностью поэтов. Это миф об Иксионе. Царь лапифов Иксион, обезумевший после убийства тестя Деионея, попада­ет на Олимп, где осмеливается домогаться любви богини Геры. Зевс создает ее симулякр из облака, и в результате любви Иксиона с этим фантомом рождаются чудовища — кентавры. В на­казание Зевс привязывает Иксиона к вечно вращающемуся ко­лесу и забрасывает его в небо.

Иксион, подобно Христу распятый на колесе, превраща­ется в живую часть мертвого механизма, его ось. Иннокен­тий Анненский в драме "Царь Иксион" так изобразил нео­бычность сочетания распятого человека и механического колеса:

Царь Иксион,

Кронид велел Гефесту обруч сделать, Уж из чего не знаю. Ты на нем Своим распятым телом образуешь И втулку, царь, и спицы. К ободку ж Тебя притянут не канаты — змеи. <...> В том обруче волшебном будешь ты Кататься по эфиру, раскаляясь От быстрого круженья <...>89

В 1903 году миф об Иксионе оживил Фелисьен Фагюс — поэт, анархист, друг Жарри, посвятивший царю лапифов це­лую поэтическую книгу. Жарри опубликовал две статьи о по­эме Фагюса. В небольшой рецензии он высоко оценивает книгу и пишет о "прекрасном сплаве неумолимой математи­ки с человеческим деянием, единственной возможности, ко­торую, по-видимому, имеет человек, чтобы создать консервы абсолюта"90, и вписывает произведение Фагюса в контекст собственного творчества — проекта кукольного театра, где бы фигурки были закреплены на периметре вращающейся шестеренки.

Миф об Иксионе распространяется и на "Сверхсамца". Уже упомянутая гибель Маркюэя, вращающегося в "машине-вдох-новляющей-любовь", связана с колесом Иксиона, так называ­емым "июнксом" (junx), колесом, привораживающим любов-

_________

89 И. Анненский. Стихотворения и трагедии. Л., 1959, с. 437—438.

90 A. Jarry. La chandelle verte, p. 670.

236


ников"91. По наблюдению Б.Эрули, колесо-июнкс помимо "Сверхсамца" фигурирует также в тексте Жарри (1896), посвя­щенном "Мученичеству Св. Екатерины" Дюрера, как извест­но, также погибшей на колесе92. Отмечу, между прочим, что на гравюре Дюрера, согласно Жарри, у колеса смерти "есть руч­ка, чтобы приводить колесо в движение, а само оно состоит из двух частей, каждая из которых вращается в противоположную сторону"93. Таким образом, Жарри вновь воспроизводится уже прослеженный мотив противонаправленных движений внут­ри единого вращения (ср. с танцовщицей Малларме. Кстати, Жарри сравнивает колесо Екатерины с веером — излюблен­ным предметом Малларме). Колесо, части которого вращают­ся в разном временном направлении, имеет ось, существую­щую вне времени и обеспечивающую вечность тому, кто в ней оказывается.

Космогонический характер мифа об Иксионе подтвержда­ется и его упоминанием в "Алдернаблу", где герцог Хальдери на вокзале (о мотивах железной дороги речь еще пойдет) про­износит монолог о боге-машине:

"Вращай светящийся уголь твоего ремня, река Океан нависающая языческими Иксионами с Х алхимических (philosophaux) рук. Непре­рывностью твоих круговых жестов — ты эмбрион, но ты и центр соб­ственной окружности, мыслящий самим собой. Металлический Бог, сущность и идол".94

Бог тут отчетливо выступает как ось машины с мыслящим Иксионом в центре. Машина эта понимается как конструкция, в центре которой помещено сознание, наблюдатель, лишен­ные человеческой субъективности и созерцающие "светящий­ся уголь ремня", то есть вращающийся вокруг поток времен­ного "светящегося эфира".

Неожиданное расширение мифа об Иксионе — это его увя­зывание с велосипедом и страстями господними. Известно,

91О "июнксе" в контексте любовной магии, в том числе и в связи с мифом об Иксионе, см.: М. Detienne. Les Jardins d'Adonis. Paris, 1972. Junx — пер­воначальное имя колдуньи, которая хотела соблазнить Зевса, за что и бы­ла превращена Герой в птицу-вертишейку. Зевс отомстил Иксиону, превра­тив его в колесо — игонкс. — Ibid., p. 166. The Gardens of Adonis. Spices in Greek Mythology. Princeton, 1994, pp. 83-86.

92 В. Emit. Le phenix du texte. — In: Alfred Jarry. Colloque de Cerisy. Paris. 1985, p.200.

93 A. Jarry. Oeuvres completes, t. 1, p. 998.

94 A. Jarry. Les Minutes de sable memorial. Cesar-Antechrist. Paris, 1977, p. 82.

237


что Жарри был большим любителем велосипедного спорта и охотно упоминал велосипед в своих текстах, чаще всего в кон­тексте "комплекса Иксиона". В эссе "Механика Иксиона" (1903) Жарри отмечает, что своеобразие машины Иксиона — это присутствие человека внутри вращающегося механизма. "Иксион — это фортуна — изобретательница педали"95. В том же году в эссе "Страсти, рассматриваемые как гонка в гору" Иксионова педаль разрастается в велосипед Христа. Жарри иро­нически утверждает, что путь Христа на Голгофу был первой ве­лосипедной гонкой в мире. Христос якобы двигался на особом велосипеде

"с прямым телом или крестом", а свидетели "перепутали крест те­ла машины с иным крестом, прямым рулем. Они представили Христа с руками, раскинутыми на руле..."96

Жарри восстанавливает модель велосипеда Христа и замечает:

"Некоторые старые агиографы — велосипедофилы — святая Бри­гитта, Григорий Турский и Ириней указывают, что крест был оснащен прибором, который они называют "suppedaneun". He нужно быть боль­шим знатоком, чтобы перевести: "педаль""97.

И даже терновый венец, согласно Жарри, в точности напо­минает новейший образец шин.

Когда в "Сверхсамце" Маркюэя привязывают к вращаю­щемуся диску "машины-вдохновляющей-любовь", то сверхса­мец превращается в Христа:

"...его руки и ноги были растянуты ремнями, и странный предмет был водружен на его череп: своего рода зубчатый венец, чьи зубья бы­ли направлены вниз". В итоге Маркюэй превращается в "Царя Иудей­ского, увенчанного терниями и прибитого к кресту"98.

В "Кесаре-Антихристе" Жарри придумывает странный предмет, "физический жезл", который, вращаясь, превращается в колесо. Пер­сонажи так называемого "геральдического акта" этой пьесы, обра­щаясь к "физическому жезлу", объясняют его существо:

____________

95 A. Jany La chandelle verte, p. 285.

96 Ibid., p. 357.

97 Ibid., p. 358.

98 A. Jarry. Le surmale. Paris, 1977, p. 145.

238


"Ты колесо, от которого существует лишь субстанция, диаметр кру­га без окружности, создающий вращением плоскость вокруг централь­ной точки. <...> Ты колесо, ты — глаз, полусвятой дух. Вечный <...> Ты Христос или Святой Петр"99 и т. д.

В данном случае колесо откровенно интерпретируется как механическая модель бога, чей центр всюду, а окружность нигде.

В "Сверхсамце" возникает еще один странный образ, свя­занный с Иксионом, — велосипедист Джекобс, после смерти продолжающий бешеный спринт, в том числе и внутри башни-барабана. Мертвец на велосипеде ставит фантастический рекорд скорости.


: media -> library
media -> І. Жаңаөзен қалалық білім бөлімінің 2013 жылғы жұмысының қортындысы
media -> Күндізгі оқу түрі
media -> Қазақстан Республикасы Мәдениет және ақпарат министрлігінің кейбір мәселелері
library -> Бонни Иочелсон Фантастическая Страсть к Нью-Йорку Бернис Аббот и ее Изменяющийся Нью-Йорк 1935-1939
library -> 1991 Глава Логика культуры позднего капитализма
library -> Найгел Трифт Эш Амин Внятность повседневного города Логос 2002 #3-4
library -> Ролёнок А. Концепт социального в интерпретации Ханны Арендт (2004) Понятие социального Ханна Арендт выводит из различия политического, вернее, из противопоставления возникновения общества аутентичной политической жизни
library -> Неоязыческие аспекты политико-идеологического проекта национал-большевизма
library -> Функциональная интеллигентность


1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   27


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет