И. В. Кривушин западная и экваториальная африка Абубакар Сангуле Ламизана



жүктеу 1.5 Mb.
бет1/7
Дата18.04.2016
өлшемі1.5 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7
: data -> 949
data -> Книга о человеческих достоинствах
data -> Программа дисциплины «уголовное право»
data -> Оқулық Астана, 2012 Қазақстан республикасының білім және ғылым министрлігі
data -> Меңдігүл Бұрханқызы Шындалиева
data -> «Қазіргі заман тарихын құжаттандыру орталығы» коммуналдық мемлекеттік мекемесі Шығыс Қазақстан облыстық Абай атындағы әмбебап кітапхана
data -> Мұрағат ісі саласындағы мемлекеттік қызметтерді көрсету орындары Облыстардың, Астана, Алматы қалаларының жергілікті атқарушы органдарының мекенжайы
data -> МЕҢдігүл шындалиева қазақ очеркінің поэтикасы (монография)
data -> Шығыс Қазақстан облысының Семей аймағында 2012 жылы аталып өтілетін және еске алынатын
949 -> Лавров А. С. Рецензия на



И.В.Кривушин
ЗАПАДНАЯ И ЭКВАТОРИАЛЬНАЯ АФРИКА
Абубакар Сангуле Ламизана (Aboubakar Sangoule Lamizana) (31 декабря 1916 г. — 26 мая 2005 г.) — вольтийский государственный деятель, президент Верхней Вольты (совр. Буркина-Фасо) в 1966–1980 гг.

С.Л. родился 31 декабря 1916 г. в деревне Дианра в округе Туган (совр. пров. Суру) на северо-западе французской колонии Верхняя Вольта в крестьянской семье, принадлежавшей к этносу сану и исповедовавшей ислам. После смерти в 1924 г. отца, его воспитывал дядя. В 1926–1927 гг. С.Л. учился в подготовительном классе в Тугане, а в 1928 г. поступил в начальную школу в Дедугу, однако не окончил ее. В 1933 г он был вынужден вернуться домой и в течение двух лет служил подмастерьем у местного плотника. Затем С.Л. уехал в Сенегал, где его приняли в среднюю школу Бланшо (в Сен-Луи), а в январе 1936 г. завербовался в колониальную армию в качестве сенегальского стрелка 2-го класса. С.Л. воевал в Индокитае (в 1950­–1952 и 1954–1955 гг.) и в Алжире (в 1955–1956 и 1959–1961 гг.)­; в 1956–1959 г. занимал должность помощника Военного кабинета губернатора Кот д’Ивуара. Он дослужился до чина майора (1961 г.), был награжден Военным крестом, Крестом за воинскую доблесть, орденом Почетного легиона.

В мае 1947 г. С.Л. женился на вольтийке Бинту (настоящее имя — Муило Кекеле), которая была вдвое моложе его. От этого брака имел восемь детей.

После демобилизации в 1961 г. С.Л. вернулся в Верхнюю Вольту. Учитывая его военный опыт и, особенно, тот факт, что он был одним из редких африканцев, который «командовал белыми», президент М.Ямеого поручил ему формирование Национальных вооруженных сил сначала в качестве начальника своего военного кабинета, а затем (1 ноября 1961 г.) — главы Генерального штаба. В 1961 г. С.Л. участвовал в переговорах с Францией о выводе французских войск с территории Республики. В 1964 г. он получил звание подполковника.

Во время «Новогодней революции» 1963 г. С.Л. поддержал требование профсоюзов и манифестантов об отставке президента. 3 января 1966 г. М.Ямеого передал ему полномочия главы государства. 5 января С.Л. приостановил действие Конституции 1960 г. и распустил парламент, покончив с режимом Первой республики. 9 декабря 1966 г. он временно запретил деятельность всех политических партий и учредил под своим началом Высший совет вооруженных сил (временное правительство), в котором одновременно занимал посты министра национальной обороны и по делам ветеранов, иностранных дел, информации, молодежи и спорта. В 1967 г. С.Л. присвоил себе звание бригадного генерала.

Основой свой внешней политики С.Л. сделал, во-первых, улучшение отношений с бывшей метрополией, достаточно прохладных при М.Ямеого, и во-вторых, поддержку региональной интеграции. Однако «Новогодняя революция» была негативно встречена в соседних Кот д’Ивуаре и Нигере, игравших ведущую роль в Совете согласия (региональная группировка западноафриканских стран). Отказ С.Л. признать независимость Биафры, высылка группы вольтийских рабочих из Абиджана (август 1967 г.), суд над М.Ямеого (1969 г.), личным другом ивуарского президента Ф.Уфуэ-Буаньи, вызвали настоящую «Холодную войну» между двумя странами, которую удалось прекратить только в конце 1970-х гг.

Главной задачей нового режима стало преодоление двух кризисов, повлекших за собой крах Первой республики, — финансового (огромный дефицит бюджета — 2 млдр франков КФА, ок. 20% ВВП) и политический (конфликт государства с основными общественными силами). В отличие от большинства других африканских стран того времени, выход из финансового кризиса С.Л. и его министр финансов генерал Гаранго в 1966–1974 гг. искали в сфере монетаризма — жесткая фиксация валютных курсов, ограничение государственных расходов (сокращение зарплат чиновникам, ликвидация ряда посольств и др.), строгий контроль над расходами и доходами (через налоговую и тарифную политику) — и в получении внешней финансовой помощи, прежде всего от Франции. Эти меры дали возможность сбалансировать бюджет, однако уменьшение централизованных инвестиций тормозило темпы экономического роста (в среднем – 1,2% в год). Положение осложнилось из-за серии засушливых лет 1968–1974 гг. (особенно засуха 1972/1973 г.), нанесших тяжелый удар по сельскому хозяйству — основному сектору экономики, обеспечивавшему 43% ВВП. В 1970–1974 гг. прирост ВВП на душу населения составлял всего 0,6% в год — один из самых низких показателей в постколониальной вольтийской истории.

Экономические трудности заставили режим прибегнуть к другому лекарству, весьма популярному в ту эпоху, — государственному интервенционизму. Стремясь ликвидировать зависимость от внешнего импорта и стимулировать развитие «стратегически важных отраслей», правительство встало на путь внедрения планового начала в экономику, хотя разработанные им «Рамочный план» на 1967–1970 гг., «Временный план» на 1971–1975 гг., «Пятилетний план» на 1972–1976 гг. представляли собой скорее набор плохо связанных между собой инвестиционных проектов. Созданные в конце 1960-х – начале 1970-х гг. Региональные органы сельскохозяйственного развития и Национальное управление злаковых культур полностью монополизировали в 1974 г. закупку и продажу сельхозпродукции, частная торговля которой оказалась вне закона (эта монополия была смягчена в 1978 г.). В середине 1970-х гг. правительство приступило к систематической борьбе с двумя главными бедами вольтийского земледелия — с саранчой и пересыханием рек, а также начало осуществлять программу переселения крестьянских семей с перенаселенного Центрального Плато в плодородные речные долины на юго-западе и юго-востоке страны.

В промышленности, которая в целом развивалась более успешно, чем сельское хозяйство (в 1968–1972 гг. ежегодный прирост на 12%) государство пыталось установить свой контроль в первую очередь в сфере коммунальных услуг и транспорта, вводя госмонополии на производство и распространение электроэнергии, воды, на телефонную связь и т.д., но также активно внедрялось в агропромышленную отрасль, металлургию, химическую и текстильную промышленность. В 1976 г. оно контролировало 45,6% капитала всех промышленных предприятий страны. В то же время политика режима мало способствовала развитию частного предпринимательства. Программа «вольтаизации» (начало 1970-х гг.), провозгласившая своей целью обеспечение льготные условия для национального бизнеса (в специальных «индустриальных зонах» Уагадугу и Бобо-Диулассо), обернулась к выгоде не местных предпринимателей, а бюрократического класса. Постоянная нехватка внутренних инвестиций (как государственных, так и частных) побуждала правительство прилагать меры для привлечения зарубежных инвесторов, прежде всего французских. Если доля вольтийского частного капитала в промышленности в 1976 г. составляла всего 11,6%, то доля иностранного — 42,7%.

Для решения политического кризиса С.Л. отказался от конфронтационной модели отношений государства и общества, принятой на вооружение его предшественником. Он отошел от политики тотального огосударствления, предпочитая систему гибкого непрямого контроля над разными социальными институтами. С.Л. стремился обеспечить широкую поддержку своему режиму, создав тесный союз военной верхушки с гражданской политической элитой, традиционными вождями, религиозными лидерами и руководством профсоюзов. Он восстановил права вождей и попытался привязать их к административному аппарату, урегулировал в 1969 г. «школьный конфликт» государства с католической церковью, привлекал в государственный аппарат представителей небольших этнических групп, использовал в качестве посредников глав мусульманских братств и профсоюзных лидеров, защищал интересы крупных торговцев зерном. Результатом такого курса, однако, стало не столько уменьшение напряженности между государством и обществом, сколько пышный расцвет клиентеллизма, которому особенно способствовала политика «вольтаизации»: получив контроль над распределением экономических ресурсов и льгот, политическая элита использовала его к своей выгоде, и стала превращаться в элиту экономическую. Но борьба за этот контроль, прежде всего за руководящие посты в органах экономического управления, вела к углублению противоречий и усилению конкуренции внутри политического класса, что добавило еще один элемент нестабильности в бурную историю Верхней Вольты 1970-х гг.

«Эпоха Ламизаны» оказалась временем политических расколов, правительственной чехарды, институциональной неустойчивости, что отражало неспособность разных политических и социальных сил объединиться вокруг какого-нибудь одного общенационального проекта. Осознавая это и учитывая печальный авторитарный опыт М.Ямеого, С.Л. предпочитал проводить политику «добродушного авторитаризма». Суть ее в том, что армия (во главе с президентов) принимает на себя функцию политического арбитра, оставляя сферу реальной исполнительной власти гражданским политическим силам. Именно этот проект лег в основу Конституции 14 июня 1970 г., породившей Вторую республику: она закрепила роль армии как гаранта конституционного порядка и сохранила за С.Л. президентскую власть на 4 года; президент был облечен право в случае необходимости управлять посредством президентских декретов и распускать парламент. В октябре 1970 г. С.Л. присвоил себе звание дивизионного генерала, а в 1973 г. — корпусного.

На парламентских выборах в декабре 1970 г. абсолютное большинство получил Вольтийский демократический союз (ВДС) — правящая при М.Ямеого политическая группировка, которую С.Л. не распустил после «Новогодней революции». 19 февраля 1971 г. ее лидер Ж.К.Уэдраого был назначен премьер-министром. Однако проект Второй республики, основанный на разделе власти между военной верхушкой и ВДС, оказался несостоятельным. Ожесточенное соперничество между президентом, премьером и Национальным собранием, крайне обострившееся к концу 1973 г., привело к полному параличу государственной власти. Воспользовавшись отказом Ж.К.Уэдраого, утратившего поддержку парламентского большинства, уйти в отставку, С.Л. произвел 8 февраля 1974 г. военный переворот: он приостановил действие Конституции, распустил кабинет и парламент и образовал под своим началом правительство «национального обновления» преимущественно из военных, взяв себе также пост министра юстиции. В 1975 г. президент попытался осуществить другой проект — возродить однопартийное государство в лице Национального движения за обновление, однако организованная профсоюзами всеобщая забастовка заставила его в январе 1976 г. сформировать министерство в основном из гражданских лиц и вернуться к прежнему политическому проекту. На референдуме 27 ноября 1977 г. была одобрена новая Конституция, устанавливавшая президентскую республику (глава государства избирался народом) и ограничивавшая число партий тремя самыми популярными. На выборах 30 апреля 1978 г. ни одна из политических сил не получила абсолютного большинства: в тройку лидеров вошли ВДС, Национальный союз защиты демократии (НСЗД) и Вольтийский прогрессивный союз. На президентских выборах в мае того же года С.М. не сумел одержать победу в первом туре, но во втором, при поддержке мусульманской общины и (по некоторым данным) денег М.Каддафи, он с небольшим перевесом (56,28%) одолел оппозиционного кандидата от НСЗД М.Уэдраого. 7 июля С.Л. назначил премьер-министром одного из лидеров ВДС Ж.И.Кономбо, бывшего министра иностранных дел в кабинете Ж.К. Уэдраого.

Последние два года правления С.Л. (Третья республика) характеризовались слабостью правительства, не имевшего прочной парламентской опоры, и бурной политической активностью политической оппозиции и связанных с нею профсоюзов. В результате серии забастовок, начавшихся в 1979 г. и достигших кульминации во второй половине 1980 г., оппозиционным силам удалось парализовать многие секторы вольтийской экономики и создать в обществе неверие в эффективность режима. 25 ноября радикально настроенные лидеры второго поколения вольтийского офицерского корпуса («полковники») во главе с С.Зербо свергли Третью республику и арестовали ее руководителей. После «санкаристской революции» 5 августа 1983 г. С.Л. был предан суду Народного трибунала революции по обвинению в хищении государственных средств (400 млн франков КФА), но в ходе процесса 3–6 января 1984 г. его полностью оправдали. После освобождения С.Л. отошел от политической жизни, занимаясь общественной деятельностью (как председатель Национального союза ветеранов) и работая над мемуарами, которые увидели свет в 2000 г. (1-й том «Под знаменем», 2-й том «30 лет на боевом посту»). В последние годы он выполнял несколько дипломатических поручений президента Б.Компаоре, в частности, в начале 2005 г. сыграл роль посредника между Буркина-Фасо и Того. Умер С.Л. в Уагадугу 26 мая 2005 г.
Литература

Muase Ch. K. Syndicalisme et démocratie en Afrique noire: l'expérience du Burkina Faso, 1936–1988. Paris, 1989.

Otayek R. Burkina Faso: Between Feeble State and Total State, The Swing
Continues // Contemporary West African States. Cambridge, 1989.

Englebert P. Burkina Faso: Unsteady Statehood in West Africa. Boulder, 1996.

Engberg-Pedersen L. Endangering Development: Politics, Projects, and Environment in Burkina Faso. Westport; London, 2003.

Le Vine V.T. Politics in Francophone Africa: The States of West and Equatorial Africa. Boulder, 2004.


Амаду Ламин Гей (Amadou Lamine Guèye) (20 сентября 1891 г. – 10 июня 1968 г.) — государственный и политический деятель Сенегала.

Л.Г.родился 20 сентября 1891 г. в Медине во французской колонии Верхний Сенегал (совр. Мали) в старинной мусульманской семье коммерсантов родом из Сен-Луи. Отец, Бирахим Гей, занимался торговлей в юго-западных районах Мали, населенных этносом бамбара.

Л.Г. получил образование, в котором тесно переплелись религиозные (исламские и католические) и светские элементы. Но кораническая школа имама Амаду Сар Н’Диае в Сен-Луи, католическая начальная школа братьев Плоермель в Сен-Пьере, коммерческое училище (лицей Федерба) в Сен-Луи оказались для способного, любознательного и честолюбивого мальчика только первым этапом блистательной по африканским меркам интеллектуальной карьеры. Л.Г. прошел курс неполной средней школы и, сдав в июле 1907 г. экзамен, начал работать стажером-учителем начальных классов в школе Дюваля в Сен-Луи, а затем преподавал в разных начальных учебных заведениях Французской Западной Африки. Но этот статус не мог удовлетворить Л.Г. Используя время своих отпусков, он с 1916 г. периодически посещает Францию, где «коллекционирует» университетские дипломы — бакалавра математики, лиценциата права, лиценциата математики, доктора права, специалиста по частному праву, специалиста по римскому праву, специалиста по истории права. Этой карьере не помешала даже служба Л.Г. во французской армии на завершающем этапе Первой мировой войны (правда он не участвовал в военных действиях). В итоге Л.Г. стал первым черным юристом в истории французских африканских колоний.

После окончания войны Л.Г. получил должность преподавателя математики в престижной Высшей педагогической школе Вильяма Понти в Горе (Сенегал), в которой работал около десяти лет. Однако добившись интеллектуального признания как на родине, так и в метрополии, он решил испытать свои силы на общественном и политическом поле. Л.Г. участвовал в громких политических процессах, успешно защищая таких видных деятелей сенегальской политики, как Г.Диуф и А.Д.Кледор. Одновременно он попытался сделать самостоятельную политическую карьеру. Первоначально Л.Г. сотрудничал с Б.Дианем, самой крупной фигурой сенегальской политической сцены 1920-х гг., но постепенно разошелся с ним, недовольный его умеренными взглядами. В 1923 г. он вступил в ряды Французской социалистической партии (ФСП), а в 1924 г. приобрел газету «Французская Западная Африка», превратив ее в трибуну для резких выступлений против колониального режима. В 1925 г. Л.Г. избрали мэром Сен-Луи, однако уже в следующем году ему пришлось оставить этот пост — будучи кумиром европейски образованной сенегальской элиты («продвинутых»), особенно ее младшего поколения, он вызывал сильную неприязнь у «белых» коммерсантов из «Четырех коммун», которые считали его слишком большим радикалом («большевиком»). Во время выборов во французский парламент в апреле 1928 г. Л.Г. активно сотрудничал с «Комитетом Галанду Диуфа» в безуспешной попытке сорвать переизбрание Б.Дианя, видя в нем препятствие для политического обновления в Сенегале.

После провала на муниципальных выборах в мае 1929 г. и на выборах в Колониальный совет в мае 1930 г. Л.Г. разочаровался в политике и решил переменить сферу деятельности, намереваясь на этот раз сделать карьеру на судебном поприще. В декабре 1931 г. он получил должность советника Апелляционного суда на о. Реюньон и вскоре стал председателем его Исправительной палаты. В феврале 1937 г. его назначили советником Апелляционного суда на о.Мартиника. Тем не менее после смерти Б.Дианя в 1934 г. Л.Г. вновь попытался вернуться в политику: по призыву Движения сенегальской студенческой молодежи он выставил свою кандидатуру во французский парламент, но проиграл своему прежнему союзнику Г.Диуфу. Немного спустя Л.Г. создал, преимущественно из своих молодых сторонников, Сенегальскую социалистическую партию (ССП) — первую политическую партию современного типа во Французской Африке (ее учредительный съезд состоялся в Дакаре в июне 1935 г.); в 1938 г. ССП инкорпорировалась в ФСП.

В октябре 1940 г. Л.Г., уставший от монотонной судейской рутины, ушел в отставку с должности советника Апелляционного суда Мартиники и уехал на родину, где занялся адвокатской практикой. После Браззавильской конференции 1944 г., открывшей эру реформ Французской колониальной империи, он снова заявил о себе как о политическом деятеле, стороннике культурной и политической ассимиляции французов и африканцев. Список ССП во главе с Л.Г. одержал триумфальную победу на муниципальных выборах в Дакаре в апреле-мае 1945 г., а сам он стал его мэром; большую роль в этой победе сыграл женский электорат, мобилизованный Ассоциацией Сукейны Конаре, его кузины. При его поддержке Л.Г. несколько раз переизбирался мэром Дакара, сохранив этот пост до 1961 г.

Вторая половина 1940-х гг. оказалась пиком политической карьеры Л.Г., когда он превратился в главную фигуру сенегальской политики и главного представителя Африки в государственных институтах метрополии. В ноябре 1945 г. он был избран в Первое Учредительное собрание Четвертой Французской республики, в июне 1946 г. — во Второе от курии граждан округа Сенегал-Мавритания. Как депутат Л.Г. принял на себя роль главного защитника интересов африканцев. 7 мая 1946 г. по его инициативе Учредительное собрание приняло закон, распространивший французское гражданство на туземное население колоний. В ноябре 1946 г. Л.Г. стал депутатом французского парламента, а в декабре ССП выиграла выборы в Генеральный совет (консультативный орган при губернаторе Сенегала). В том же году он вошел в состав Руководящего совета ФСП. В декабре 1945 г. Л.Г. получил пост во французском правительстве (заместитель государственного секретаря при премьер-министре в кабинете Л.Блюма), однако занимал его чуть больше месяца.

Но в конце 1940-х гг. влияние Л.Г. стало падать. Верный традиционной ориентации довоенных сенегальских политиков на население крупных городов, он оказался проигравшим в политическом поединке со своим бывшим протеже Л.Сенгором, который быстрее, чем он, осознал важность сельского электората, получившего право голоса при Четвертой республике. Даже такой политический успех, как одобренный 30 июня 1950 г. французским Национальным собранием «закон Ламина Гея», зафиксировавший равенство в оплате колониальных служащих независимо от их расы и вероисповедания, не предотвратил победного шествия сенгоровского Сенегальского демократического блока (СДБ), выигравшего и выборы во французский парламент в июле 1951 г., и выборы в Территориальную ассамблею Сенегала (бывший Генеральный совет) в марте 1952 г.

Л.Г., сохранивший лишь место в Территориальной ассамблее, на время отошел от политической деятельности. ОН уехал на лечение во Францию и прожил там несколько лет. Некоторым утешением для Л.Г. послужило назначение его в 1956 г. делегатом от Франции в ООН. В 1957 г. он вернулся на родину, где возглавил Сенегальскую партию социалистического действия (СПСД) — местное отделение Африканского социалистического движения. К тому времени Л.Г. уже отказался от идеи ассимиляции и перешел на панафриканские позиции, что послужило основой для его сближения с Л.Сенгором. В 1958 г. произошло объединение СПСД с СПБ в Сенегальский народный блок (СНБ), вскоре принявший название Сенегальского прогрессивного союза (СПС); Л.Г. стал его политическим руководителем, Л.Сенгор — генеральным секретарем.

С этого момента два самых ярких персонажа сенегальской политики превратились из конкурентов в соратников. В июне 1958 г. как кандидат СНБ Л.Г. был избран членом верхней палаты французского парламента — Совета Республики (до июля 1959 г.). На сентябрьском референдуме 1958 г. Л.Г. вслед за Л.Сенгором поддержал предложение Ш. де Голля о политическом самоопределении французских колоний в рамках Французского союза. Л.Г. сыграл важную роль в создании Федерации Мали: он был членом сенегальской делегации на декабрьской конференции 1958 г. в Бамако, а в январе 1959 г. руководил работой Учредительного собрания Федерации. В марте 1959 г. СПС одержал оглушительную победу на выборах в парламент Сенегала в марте 1959 г., и Л.Г. занял пост его председателя, который сохранил до своей смерти (переизбирался в 1966, 1962, 1963 и 1968 гг.). После выхода Сенегала из Федерации Мали в августе 1960 г. и обретения им национальной независимости он вместе с президентом Л.Сенгором и премьер-министром М.Диа составил тройку главных политических руководителей страны. Во время конфликта между президентом и главой правительства в декабре 1962 г. Л.Г. оказал решительную поддержку Л.Сенгору, мобилизовав парламентское большинство против М.Диа. В последние годы жизни он активно занимался партийной работой и пользовался огромным уважением как один из старейшин африканской политики.

Умер Л.Г. 10 июня 1968 г. в Дакаре и был похоронен рядом со своим единственным сыном Иба, ушедшим из жизни в 1963 г. Его имя носят стадион в Каолаке, лицей в Дакаре (бывший лицей Ван Волленховена) и один из главных столичных проспектов.
Литература:

Guèye L. De la situation politique des Sénégalais originaires des communes de plein exercice telle qu'elle résulte des lois des 19 octobre 1915, 29 septembre 1916 et de la jurisprudence antérieure. Conséquences au point de vue du conflit des lois françaises et musulmanes en matière civile. Paris, 1921.

Guèye L. Étapes et perspectives de l'Union Française. Paris, 1955

Guèye L. Itinéraire africain. Paris, 1966.

Markovitz I.L. The Political Thought of Blaise Diagne and Lamine Guèye: Some Aspects of Social Structure and Ideology in Senegal // Black Leaders of the Centuries, Black Academy Press / Ed. R. Desai and S.O. Mezu. Buffalo, 1970.

Duquenet N.B. Lamine Guèye: De l'ancienne Afrique au Sénégal nouveau // Les Africains. Ed. C. A. Julien et al. Paris, 1977. Vol. 3.


Бартелеми Боганда (Barthélemy Boganda) (4 апреля 1910 г. – 29 марта 1959 г.) — политический деятель ЦАР, основатель Центральноафриканского государства.

Б.Б. родился 4 апреля 1910 г. в небольшой деревушке Бобанги, расположенной в военном округе (совр. перфектура) Лобае на севере французской колонии Среднее Конго (на юго-западе совр. ЦАР). Его семья принадлежала к этносу нгбака и придерживалась традиционных верований. Мальчика назвали Боганда («Я не здесь и я нигде»). Отец, бедный крестьянин и деревенский колдун («каннибал и многоженец», по словам Б.Б.), погиб, когда тот был еще младенцем. Несколько лет спустя он потерял и мать, которая была забита до смерти надсмотрщиками французской Лесной компании Санга-Убанги во время сбора каучука. В декабре 1921 г. мальчика взяли на воспитание в католическую миссию Св.Павла в Банги. Почти весь 1922 г. Б.Б. обучался грамоте под присмотром священника Ж.-П. Каллока; именно тогда у него родилась мечта сделать духовную карьеру. 24 декабря 1922 г. Б.Б. принял крещение, получив христианское имя Бартелеми в честь ап. Варфаломея. «Стать христианином, — вспоминал он позже, — означало для меня освободиться от обычаев предков и войти в семью всего человечества»1.

Пройдя начальный курс обучения в католической школе в Бету и в школе миссии Св.Павла в Банги, Б.Б., проявивший большие способности и благочестие, был направлен для получения среднего образования в семинарию в Браззавиле (административный центр Среднего Конго), а затем в иезуитский коллеж в Кисанту (Бельгийское Конго). По его окончании в 1930 г. он возвратился в Банги, но уже в следующем году его послали в духовную семинарию Св.Лаврентия в Яунде (административный центр Камеруна), где он в течение шести лет изучал теологию и философию. Завершив обучение в 1937 г., Б.Б. вновь вернулся в Банги и там 17 мая 1938 г. был рукоположен в священники, став первым убангийцем, удостоенным этого сана. В 1938–1946 гг. он служил в разных приходах колонии Убанги-Шари (совр. ЦАР) — в Банги, Бамбари, Гримари, Бамбасу, занимаясь, помимо непосредственных обязанностей священнослужителя, активной миссионерской, просветительской и благотворительной деятельностью.

В 1946 г., во время предвыборной кампании во французский парламент, епископ Банги М. Гранден убедил Б.Б. выставить свою кандидатуру от коллегии неграждан. 10 ноября 1946 г. Б.Б. был избран депутатом Национального собрания, где примкнул к фракции католического Народно-республиканского движения. В стенах Бурбонского дворца он зарекомендовал себя жестким критиком злоупотреблений колониальной администрации Убанги-Шари и социальной несправедливости по отношению к африканцам. Вскоре, однако, он понял ограниченность своих возможностей парламентария и пришел к убеждению о необходимости создания на родине общественной или политической организации, способной встать на защиту интересов его соотечественников. В 1948 г. по инициативе Б.Б. было образовано Кооперативное общество Убанги-Лобае-Лесе для обеспечения местного населения продовольствием, одеждой, жильем и медицинской помощью. Неудовлетворенный результатами его деятельности, Б.Б. в ноябре 1949 г. в Банги организовал религиозно-политическое Движение за социальное развитие Черной Африки (ДСРЧА), главной задачей которого он провозгласил всестороннее развитие африканской расы и ее эмансипацию путем прогресса и мирной эволюции. Б.Б. искал политическую поддержку прежде всего среди убангийского крестьянства; он постоянно подчеркивал свое деревенское происхождение и гордился им. Его деятельность вызвала враждебность со стороны колониальный властей, местных французских бизнесменов (объединенных в Торговую палату Банги) и «продвинутых» убангийцев (т.е. получивших европейское образование), последних он презрительно именовал «черно-белыми».

В июне 1950 г. Б.Б. женился на своей парламентской секретарше француженкой М.Журден (она родит ему сына и двух дочерей), за что был лишен священнического сана. Став мирянином, он также вышел из фракции НРД и объявил себя «независимым» депутатом. Этот шаг никак не сказался на его популярности в Убанги-Шари, тем более что Б.Б. продолжал позиционировать себя как «лидера африканского христианства». Его авторитет еще больше возрос после того, как в марте 1951 г. колониальный суд приговорил его «за нарушение общественного спокойствия» к полуторамесячному тюремному заключению. Блестящий оратор, умевший находить нужные слова в любой аудитории, Б.Б. привлекал к себе сердца, неустанно проповедуя идею человеческого достоинства африканцев (каждый из них может стать творцом истории своей страны) и выступая за равенства гражданских прав черных и белых. Поэтому ему удалось объединить вокруг себя не только крестьян, имевших семью и свое хозяйство, но и все неполноправные группы традиционного общества — женщины, холостые крестьяне, городская беднота.

Б.Б. постепенно превращался в доминирующую фигуру убангийской политической жизни. Несмотря на противодействие колониальной администрации и католической церкви, он добился в июне 1951 г. переизбрания во французский парламент, хотя фактически перестал участвовать в его работе. В марте 1952 г. ДСРЧА выиграла выборы в Территориальную ассамблею Убанги-Шари (консультативный орган при губернаторе). В апреле 1952 г. Б.Б. стал членом Большого совета Французской Экваториальной Африки (ФЭА). Колониальные власти и Торговая палата Банги, считавшие его демагогом, склонным к радикализму и даже к коммунизму, попытались создать несколько конкурирующих с ДСРЧА группировок (напр., местное отделение голлистского Союза французского народа и др.), но те не смогли преодолеть своей политической маргинальности. Со своей стороны, Б.Б. прилагал усилия для налаживания контактов с белой общиной и с традиционной элитой. В руководящие структуры ДСРЧА он привлек представителей знати основных этносов страны. В 1953 г. он организовал Убангийскую либеральную межэтническую группу, поставившую задачей обеспечение равного представительства европейцев и африканцев в местных органах управления, а в 1956 г. включил определенное число экспатриатов в избирательный список своей партии.

К середине 1950-х гг. Б.Б. пользовался в Убанги-Шари неоспоримым авторитетом и даже воспринимался многими своими соотечественниками как сверхъестественная личность, черный Мессия, африканский Христос. В январе 1956 г. на перевыборах во французский парламент он одержал оглушительную победу, получив 89 % голосов. В ноябре ДСРЧА завоевала 33 из 37 мест на муниципальных выборах в Банги, и Б.Б. занял пост мэра. Только теперь французы осознали, что игнорирование такой влиятельной фигуры — грубая политическая ошибка, тем более что Б.Б. все чаще выступал с умеренных прагматических позиций. Во-первых, он не требовал предоставления Убанги-Шари немедленной независимости, которая, по его мнению, неизбежно приведет к экономическому коллапсу. Свобода, утверждал Б.Б., невозможна без экономического процветания, а процветание невозможно без тесного сотрудничества с Францией и без объединения африканцев, называя распри, трайбализм и этнический эгоизм «главными несчастьями нашего народа»2. Во-вторых, он считал необходимыми борьбу с «депролетаризацией» населения и создание африканской буржуазии, поскольку «общество, базирующееся на пролетариате, становится легкой добычей коммунизма»3.

На мартовских выборах 1957 г. ДСРЧА получила все места в Территориальной ассамблее, что позволило Б.Б. в мае 1957 г. стать вице-председателем (фактическим главой) Правительственного совета Убанги-Шари (новый орган исполнительной власти автономии). В июне 1957 г. его единодушно избрали председателем Большого совета ФЭА. В конце 1957 г. Б.Б., пытаясь поправить тяжелое финансовое положение Убанги-Шари с помощью местного «белого» бизнеса, выступил с планом создания Комитета экономического спасения, однако не сумел реализовать его. Большего успеха он добился в политической сфере. В июле-августе 1958 г. в Париже и Браззавиле Б.Б. провел переговоры с Ш. де Голлем о политическом будущем своей страны, согласившись с предложением французского президента о государственном самоопределении в рамках Французского сообщества. На сентябрьском референдуме 1958 г. за это предложение, благодаря его поддержке и агитации, проголосовало 98 % убангийцев.

Последовательный панафриканист и в то же время поклонником христианской и латинской культуры, Б.Б. в августе 1958 г. выдвинул проект Соединенных Штатов Латинской Африки, тесно связанных с Западом, в который должны войти бывшие французские, бельгийские и португальские колонии центральной части Черного континента; он призывал «построить свободную франкоязычную Центральную Африку, которая заставить слушать себя в международных организациях»4. Однако на конференции стран Французской Экваториальной Африки в Браззавиле (конец ноября 1958 г.) этот проект был отвергнут, прежде всего из-за противодействия Габона. Б.Б. пришлось отказаться от своих амбициозных планов и сосредоточить усилия на строительстве независимого убангийского государства.

1 декабря 1958 г. Б.Б. объявил о создании Центральноафриканской Республики ЦАР). Он стал автором ее девиза («Единство. Достоинство. Труд») и государственного флага, чья символика отразила его мечту об африканской интеграции: четыре горизонтальные полосы (синяя, белая, зеленая, желтая) означали четыре страны ФЭА (ЦАР, Габон, Конго-Браззавиль, Чад), пересекающая их по центру вертикальная красная полоса — связывающую всех людей кровь, а желтая пятиконечная звезда в левом верхнем углу — африканское единство. Но главным его творением явилась первая конституция ЦАР, разработанная на базе французских конституционных принципов и установившая режим парламентской республики; она была одобрена Учредительным собранием 9 февраля 1959 г. и введена в действие 16 февраля.

8 декабря 1958 г. Б.Б. занял пост первого премьер-министра ЦАР. Неоспоримый лидер страны, он неизбежно должен был стать и первым ее президентом после достижения полной независимости. Однако судьба распорядилась иначе. 29 марта 1959 г. Б.Б. погиб в авиакатастрофе: его самолет, летевший из Берберати в Банги, потерпел крушение у селения Букпайянга в 160 км от столицы. Причины его до сих пор остаются невыясненными. По некоторым свидетельствам, правда не подтвержденным официально, в обломках самолета были обнаружены следы взрывчатки. Выдвигались версии о причастности к гибели Б.Б. французских спецслужб, местных французских предпринимателей и даже его жены (супруги были накануне разрыва; после смерти мужа М.Журден получила солидные страховые выплаты).

Государственные похороны первого премьер-министра ЦАР состоялись 2 апреля 1959 г. в кафедральном соборе Банги; в стране был объявлен общенациональный траур. Гибель Б.Б. лишила молодую республику харизматического и популярнейшего государственного деятеля, который мог благополучно провести ее через все подводные камни периода независимости. Преемники Б.Б., не обладавшие авторитетом «отца-основателя», оказались неспособными обеспечить стабильность гражданского правления и уберечь ее от одной из самых экзотичных в африканской истории военных диктатур.

После смерти образ Б.Б. еще более мифологизировался. Он превратился в объект народного культа, которому власти не преминули придать официальный характер. К его памяти апеллировали все последующие президенты страны, прежде всего его двоюродные братья Д.Дако и Ж.-Б. Бокасса. Имя Б.Б. носят главный проспект Банги, крупнейший вуз столицы, центральный стадион страны. 29 марта, день его гибели, является национальным праздником ЦАР.
Литература:

Barthélemy Boganda: écrits et discours (1946-1951: la lutte décisive). Paris, 1995.



Kalck P. Central African Republic: A Failure in De-Colonisation. London, 1971.

Gérard Cl. Les Pionniers de l'indépendance. Paris, 1975.

Decraene Ph. Barthélemy Boganda, ou du projet d'État unitaire à celui d'États unis de l' Afrique latine // Relations internationales. № 34. 1983.

Adamby A. N. Z. Barthelemy Boganda ou l’abbe Gregoire de l’Afrique coloniale // Revue juridique et politique: Indépendence et coopération. Vol. 44. Janvier-Mars. 1990. № 1.



Kalck P. Barthélemy Boganda, élu de Dieu et des Centrafricains. Saint-Maur, 1997.

Kinata C. Barthélémy Boganda et l’Église catholique en Oubangui-Chari // Cahiers d'études africaines. № 191. 2008.



  1   2   3   4   5   6   7


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет