И. В. Кривушин западная и экваториальная африка Абубакар Сангуле Ламизана



жүктеу 1.5 Mb.
бет3/7
Дата18.04.2016
өлшемі1.5 Mb.
1   2   3   4   5   6   7
: data -> 949
data -> Книга о человеческих достоинствах
data -> Программа дисциплины «уголовное право»
data -> Оқулық Астана, 2012 Қазақстан республикасының білім және ғылым министрлігі
data -> Меңдігүл Бұрханқызы Шындалиева
data -> «Қазіргі заман тарихын құжаттандыру орталығы» коммуналдық мемлекеттік мекемесі Шығыс Қазақстан облыстық Абай атындағы әмбебап кітапхана
data -> Мұрағат ісі саласындағы мемлекеттік қызметтерді көрсету орындары Облыстардың, Астана, Алматы қалаларының жергілікті атқарушы органдарының мекенжайы
data -> МЕҢдігүл шындалиева қазақ очеркінің поэтикасы (монография)
data -> Шығыс Қазақстан облысының Семей аймағында 2012 жылы аталып өтілетін және еске алынатын
949 -> Лавров А. С. Рецензия на

Модибо Кейта (Modibo Keita) (4 июня 1915 — 16 мая 1977 гг.) — малийский государственный деятель; первый президент Республики Мали в 1960–1968 гг.

М.К. родился в Бамако, тогдашнем административном центре Французского Судана (совр. Мали). Родители его — Даба Кейта, чиновник местной колониальной администрации, и Хатума (Фатумата) Камара — исповедовали ислам и принадлежали к этносу малинке. Начальное и среднее образование М.Д. получил в Бамако — в начальной школе (1925–1931 гг.) и в лицее Террасон де Фужер, ныне лицей Аския Мухаммеда (1931–1934 гг.). В 1934 г. он поступил в Высшую педагогическую школу Вильяма Понти в Горе (Сенегал), которую окончил лучшим студентом своего курса в 1936 г. Уже тогда М.К. проявил себя как самостоятельный юноша и убежденный антиколониалист.

С дипломом учителя начальной школы М.К. вернулся в Судан и стал преподавать — сначала в глубинке, а затем в самых крупных городах колонии (Бамако, Сикасо, Томбукту). Очень скоро он вовлекся в общественно-политическую деятельность. В 1937 г. вместе с вольтийцем У.Кулибали М.К. основал профсоюз преподавателей Французской Западной Африки (ФЗА) под лозунгом равных прав африканцев и белых; тогда же он организовал группу «Искусство и труд» и Ассоциацию образованных людей Судана (позже — «Очаг Судана»), которые стали площадками для критики феодальной системы, местной буржуазии и представителей колониального чиновничества. В 1943 г. в сотрудничестве с Ж.-М.Коне М.К. создал журнал «Глаз Кенедугу», быстро привлекший к себе внимание своими острыми публицистическими статьями.

В послевоенные годы его политическая карьера обрела новое дыхание. В 1946 г. он принял активное участие в создании Африканского демократического объединения (АДО) и стал генеральным секретарем Бюро его суданского отделения — Суданского союза АДО (СС). За свою политическую и профсоюзную деятельность М.К. был приговорен в феврале 1947 г. к шестимесячному заключению в парижскую тюрьму Санте, однако уже в марте был освобожден, не проведя в ней и месяца. Благодаря этому событию он приобрел в глазах малийцев ореол мученика за дело национального освобождения. В 1948 г. его избрали в Генеральный совет Судана (консультативный орган при губернаторе колонии) от округа Бамако-Кита, и он стал его вице-председателем. В начале 1950-х гг. М.К. вслед за лидером АДО Ф.Уфуэ-Буаньи отказался от сотрудничества с Французской коммунистической партией и поддержал курс на сближение с левыми несоциалистами (группировкой Ф.Миттерана и Р.Плевена). В октябре 1953 г. он был избран в Ассамблею Французского союза («парламент» Французской колониальной империи). В январе 1956 г. М.К. победил на выборах во французский парламент, а в июне того же года занял пост одного из его вице-председателей (до июня 1957 г.). В ноябре 1956 г. его избрали мэром Бамако. На проведенных в 1957 г. после расширения автономии французских колоний (по «рамочному закону Г.Деффера 1956 г.) выборах в Территориальную ассамблею Французского Судана он стал одним из избранных по списку СС; партия получила на этих выборах абсолютное большинство голосов, а один из ее лидеров Ж.-М.Коне возглавил Правительственный совет (новый исполнительный орган власти). В том же году М.К. занял пост председателя Большого совета — «парламента» ФЗА и впервые вошел в состав французского правительства сначала в качестве государственного секретаря по заморским территориям (июнь – ноябрь 1957 г.), а затем государственного секретаря при премьер-министре (ноябрь 1957 г. – май 1958 г.).

На сентябрьском референдуме 1958 г. М.К., как и Ф.Уфуэ-Буаньи, поддержал предложение Ш. де Голля о самоопределении заморских территорий Франции в рамках Французского Союза. Однако вскоре он разошелся с Уфуэ, не желая способствовать «балканизации Африки», и присоединился к сторонникам африканского федерализма. Наряду с Л.Сенгором он оказался главным архитектором Федерации Мали (Мали — имя средневековой западноафриканской империи), в которую вошли четыре французские колонии в Западной Африке — Судан, Сенегал, Дагомея и Верхняя Вольта. Сначала он возглавил Учредительной собрание Федерации, а после ее создания (январь 1959 г.) и победы СС на выборах (март) стал главой федерального правительства (5 апреля 1959 г.); к тому времени в Федерации остались только Судан и Сенегал.

Но даже в таком урезанном составе Федерация Мали оказалась эфемерным образованием. Как только она обрела 20 июля 1960 г. независимость от Франции, между лидерами Мали и Сенегала вспыхнуло соперничество за пост федерального президента. 22 августа Сенегал вышел из Федерации; М.К. возглавил Правительственный совет Судана, а через месяц, 22 сентября, объявил о создании независимой Республики Мали и о принятии им президентских полномочий. В январе 1961 г. республиканский парламент единогласно избрал его президентом. 13 мая 1964 г. М.К. был переизбран на этот пост всеобщим голосованием.

За время своего президентства (1960–1968 гг.) М.Д. обрел репутацию одного из ведущих деятелей общеафриканской политической сцены. Несмотря на неудачу проекта Федерации Мали, он остался убежденным панафриканистом. В мае 1961 г. вместе с А. Секу Туре и К.Нкрумой М.К. основал ассоциацию западноафриканских «прогрессивных» режимов под вывеской «Союза государств Западной Африки». В мае 1963 г. он стал одним из основателей ОАЕ. Правда, к тому времени М.К. уже отошел от крайнего федерализма и начал выступать за принцип нерушимости африканских границ; по его мнению, панафриканскому объединению должен предшествовать период становления и консолидации национальных государств.

Непримиримый антиколониалист, М.К. позиционировал себя как сторонник политики «неприсоединения» к двум основным противоборствующим блокам — Западному и Восточному; ему даже приписывают изобретение этого термина. Как глава «прогрессивного» режима он в то же время активно заигрывал со странами коммунистического лагеря. В мае 1962 г. и в октябре 1965 г. М.К. нанес официальные визиты в СССР, а в 1963 г. удостоился ленинской премии мира. В ноябре 1962 г. он заключил соглашение о сотрудничестве с КНР. М.К. энергично поддерживал антифранцузское восстание в Алжире (в феврале 1961 г. он признал его независимость), левое «стенливильское» правительство А.Гизенги в Заире, решительно осуждал политику апартхейда в ЮАР и «белый» режим Я.Смита в Южной Родезии (Зимбабве); он даже разорвал дипломатические отношения с Великобританией в знак протеста против ее родезийской политики (декабрь 1965 г.).

Тем не менее нельзя считать внешнеполитический курс Малийской республики при М.К. как мотивированный исключительно идеологией и начисто лишенный прагматизма. М.К. сотрудничал и с США, и с Израилем. Опасаясь «неоколониалистских» устремлений бывшей метрополии, он добился к сентябрю 1961 г. эвакуации всех французских войск из Мали и в июле вывел свою страну из зоны франка. Однако нужда в финансовой помощи со стороны Парижа вынуждала его к определенной умеренности: периодически критикуя внешнюю политику Франции (в алжирском вопросе, за ядерные испытания в Сахаре, за предполагаемую поддержку восстания туарегов), М.К. в то же время подписал с Францией договор об экономическом, финансовом и культурном сотрудничестве (февраль 1962 г.), а когда экономическое положение Мали резко ухудшилось, вернул страну в зону франка и пошел на серьезные финансовые уступки Парижу и МВФ (февраль и декабрь 1967 г.). В 1963–1966 гг. он также нормализовал отношения с соседними странами — Сенегалом, Верхней Вольтой и Кот д’Ивуаром, где у власти находились умеренные режимы. В феврале 1963 г., после серии инцидентов, М.К. сумел урегулировать пограничный конфликт с Мавританией, а в октябре того же года успешно выступил в качестве посредника в «войне песков» между Алжиром и Марокко.

Гораздо менее удачной была внутренняя политика М.К. C самого начала своего правления он взял курс на внедрение социалистических начал в экономику, прежде всего в сельском хозяйстве и торговле. Уже в 1960 г. было создано Малийское общество импорта и экспорта, получившее монопольные права на вывоз из страны местных товаров, на импорт промышленной продукции и продовольствия и на их распределение среди населения. В октябре 1961 г. началось осуществление первого пятилетнего плана, поставившего главной задачей достижение ежегодного 8% экономического роста.

Модернизацию страны М.К. намеревался осуществить с помощью разветвленной государственной и партийной машины, которая бы позволила мобилизовать ресурсы и подавить потенциальное сопротивление в обществе. Уже в первые годы его правления в стране установился однопартийный режим. Одновременно была фактически ликвидирована возможность возникновения оппозиции внутри самой правящей партии, тем более что съезды СС перестали созываться с сентября 1962 г. К началу 1963 г. власти провели унификацию профсоюзов в рамках Национального союза трудящихся Мали, превратив их в придатки государственного аппарата. В правящую партию было интегрировано Движение суданской молодежи. М.К. учредил шесть постов «политических комиссаров», призванных контролировать деятельность партийных и государственных служащих. Жители Мали стали объектами грандиозной системой надзора и слежки, важными элементами которой были «народная милиция» и «бригады бдительности».

Однако негибкость государственной ценовой политики, непродуманное введение собственной валюты (малийский франк) и продовольственные трудности спровоцировали в 1962 г. скачок инфляции и массовое недовольство, особенно в среде крестьян и торговцев. Чтобы прекратить манифестации, власти арестовали двух оппозиционных лидеров Ф.Д.Сиссоко и А.Дико, обвинив в попытке государственного переворота; суд приговорил их к смертной казни, замененной тюремным заключением (оба умрут в тюрьме в 1964 г. при невыясненных обстоятельствах). В то же время в северо-восточных районах с лета 1961 г. бушевал мятеж кочевников-туарегов, вызванный политикой насильственной коллективизации; его удалось подавить только в 1964 г. с помощью марокканской и алжирской армий.

Несмотря на широко разрекламированные успехи «строительства социализма» (например, торжественное открытие плотины Сотуба на Нигере в декабре 1966 г.), экономическое положение страны продолжало ухудшаться. Задачи пятилетнего плана оказались невыполненными, образовался огромный внешний долг, ежегодно увеличивались расходы на управленческий аппарат, правящая элита раздиралась борьбой кланов, население было возмущено снижением жизненного уровня и эксцессами «народной милиции». В 1967 г. режиму пришлось ради получения бюджетной помощи от Франции и кредита от МВФ, а также реструктуризации долговых обязательств согласиться на девальвацию национальной валюты на 50%, восстановление ее конвертируемости и значительное сокращение чиновничества.

Испуганный падением авторитарных режимов М.Ямеого в Верхней Вольте (январь 1966 г.) и К.Нкрумы в Гане (март 1966 г.), М.К. еще более ужесточил внутриполитический курс. В августе 1967 г. он заявил о начале «Малийской революции» — сплошной чистки государственных и партийных органов по примеру «культурной революции» в Китае. По всей стране прошли «народные митинги», на которых рабочие и молодежь критиковали партийных деятелей и чиновников за «отсутствие твердости». В январе 1968 г. М.К. распустил парламент (за год до истечения срока полномочий), приостановил действие Конституции и стал править страной с помощью президентских декретов. В марте развернулась кампания против «попугаев марксизма», «революционного шарлатанства, догматизма и сектантства». В июне 1968 г. в Волосебугу (к югу от Бамако) режим жестоко подавил выступления крестьян, отказавшихся платить «добровольные взносы», участвовать в бесплатных общественных работах и сдавать зерно государственным коммерческим организациям. В августе М.К. распустил высший орган правящей партии — Национальное политбюро — и передал его полномочия Национальному комитету защиты революции (НКЗР), составленному из лично преданных ему партийных активистов. В сентябре НКЗР призвал всех членов партии к «самокритике»; в среде ближайшего окружения президента вынашивались планы замены армии «народной милицией».

В ситуации тяжелейшего экономического кризиса и всеобщего недовольства населения авантюрными политическими и экономическими экспериментами М.Г. группа офицеров осуществила 19 ноября 1968 г. государственный переворот, арестовав высших функционеров режима. М.К. отверг требование заговорщиков прекратить «социализацию» Мали, был смещен со своего поста и арестован. Без какой-либо судебной процедуры его отправили в тюрьму в отдаленный сахарский городок Кидаль на северо-востоке страны, где он провел около девяти лет практически в полной изоляции. Захвативший власть Военный комитет национального освобождения во главе с М.Траоре несколько раз предлагал бывшему президенту свободу при условии прекращения им политической деятельности, но тот неизменно отвечал отказом.

Умер М.К. 16 мая 1977 г. в тюремном госпитале в Бамако при невыясненных обстоятельствах; ходили слухи о его отравлении. Чтобы прекратить их, М.Траоре пришлось выступить по национальному радио с сообщением, что М.К. скончался от «отека легких», которому, однако, никто не поверил. Похороны бывшего президента на кладбище Абдалей в Бамако вылились в массовую антиправительственную манифестацию, жестоко разогнанную силами безопасности.

После падения режима М.Траоре новый президент Мали А.У.Конаре в 1992 г. реабилитировал М.К. В 1999 г. в его честь был открыт мемориал в Бамако.
Литература:

Snyder F.G. One-party Government in Mali: Transition Toward Control. New Haven; London, 1965.

Diarrah Ch. O. Le Mali de Modibo Keita. Paris, 1986.

Diagouraga M. Modibo Keita, un destin: un destin. Paris, 2005.

Joly V. Le Soudan français de 1939 à 1945: une colonie dans la guerre. Paris, 2006.
Самори ибн Лафия Туре (Samori ibn Lafiya Touré) (ок. 1830 — 2 июня 1900 г.) — основатель и правитель государства Васулу в Западной Африке (1878–1898 гг.).

С.Т. родился ок. 1830 г. в деревне Маниамбаладугу в долине р. Мило в области Нижний Кониан (совр. префектура Керуане на юго-востоке Республики Гвинея). Он происходил из этноса дьюла (манде), традиционно специализировавшемся на торговле на дальние расстояния. Его предки, исповедовавшие ислам, в первой половине XVIII в. переселились сюда из деревни Сидикила (префектура Канкан на востоке Республики Гвинея) и постепенно под влиянием местного окружения приняли анимизм и стали заниматься сельским хозяйством. Отец Самори — Лафия Туре — был ткачом и скотоводом. Его мать происходила из местного этноса камара.

С.Т. был старшим сыном Лафии. Согласно обычаю, его воспитанием занимался не отец, а дяди по матери. В пятнадцатилетнем возрасте С.Т., будучи неграмотным, но очень самостоятельным и любознательным юношей, отказался посвятить свою жизнь крестьянскому труду и убедил отца позволить ему вернуться к традиционной профессии диула — торговле. На этом поприще С.Т. достиг значительных успехов: включившись в корпоративную сеть диула, он активно объезжал соседние области, добираясь до Фритауна и империи тукулеров. Во время своих коммерческих предприятий он познакомился с исламом и ок. 1850 г. принял мусульманскую веру.

В 1853 г. в долину Мило вторглись войска сисе, клана из Фута-Джаллоне, основавшего в 1835 г. исламское государство со столицей в Мадине. Узнав, что в числе пленных оказалась его мать, С.Т. отправился в Мадину и добился ее освобождения за обязательство служить в армии сисе в течение 7 лет, 7 месяцев и 7 дней. Участвуя в их военных походах, он приобрел репутацию храброго и рассудительного воина. В 1859 г. С.Т. порвал с сисе и отправился на родину. Он не вернулся к прежней профессии торговца и поступил на военную службу к клану берете, враждовавшему с сисе, однако в начале 1861 г. навлек на себя немилость его вождя и был вынужден скрываться в отрогах Симандугу на западном берегу Мило.

Именно в этот момент С.Т. принял решение начать карьеру самостоятельного военачальника. Воспользовавшись тем, что анимисты-камара Кониана опасались нападений воинственных исламских кланов (и берете, и сисе), мусульманин С.Т. предложил их вождям, своим родичам по материнской линии, стать их защитником от мусульманской агрессии. Провозглашенный в конце 1861 г. на совете в Диала «келетиги» («вождем войны»), С.Т. сформировал войско из юношей-камара и поставил на командные посты своих родственников и людей, ему лично преданных. Одновременно он включил в его состав значительное число воинов-мусульман, что обеспечило ему относительную независимость от анимистских правителей Кониана.

Сначала С.Т. вступил в союз с сисе и в 1865 г. помог им разгромить берете. После этого сисе напали на Кониан, и он был вынужден отступить на юг в земли этноса тома на границу с Либерией (совр. область Масента). Однако на следующий год, когда сисе бросили все силы на завоевание региона Васулу, он вернул под свой контроль долину Мило и захватил торговый город Сананкоро (к югу от Бамако), превратив его в центр своих владений. Тогда же он объявил себя военным вождем — «фама» («тот, кто носит меч»). В 1867–1871 гг. С.Т. не вел активных военных действия, посвятив себя созданию боеспособной и сильной армии; он постарался оснастить ее современным европейским оружием.

В 1870 г. С.Т. почувствовал себя достаточно сильным, чтобы начать наступление на север. Примирившись с ослабленными сисе, он захватил Канкан, ключевой торговый центр диула, подчинил Нижний Торон и распространил свою власть на всю долину Мило. После этого С.Т. приступил к строительству новой столицы – Бисандугу, которое завершилось в 1873 г. Переезд в нее стал знаковым событием, ознаменовавшим возникновение самостоятельной системы власти, независимой от его родичей по материнской линии.

В 1875 г. при поддержке мусульман Канкана С.Т. овладел долиной Санкарани и в 1875–1876 гг. утвердился в верховьях Нигера. В 1878–1879 гг. он расширил свою власть до границ Фута-Джаллона на западе и до золотоносного района Буре на севере. В апреле 1881 гг. С.Т. окончательно разгромил сисе; жители Мадины были переселены в Бисандугу. Став господином почти всего Васулу, он пересек Нигер к югу от Тинкисо, взял Канагабу, древнюю столицу Мали, и овладел Китой. В том же году С.Т. объявил себя «альмами» («защитником правоверных»). В ноябре 1883 г. он, наконец, сумел подчинить Верхний Кониан. К 1884 г. «империя Самори» («империя Васулу») достигла максимального своего распространения: на западе она доходила до Далабы и северо-восточной границы Сьерра-Леоне, на востоке — до р. Багоэ и до западных пределов царства Кенедугу. Приблизительная площадь ее составляла ок. 400 тыс. кв. км.

Империю Васулу часто называют теократическим государством. Действительно, С.Т. проводил политику исламизации: строил мечети, назначил в каждую деревню имама, обязал сыновей знатных родителей посещать кораническую школу. В то же время он не навязывал ислам аристократии и чиновникам и не следил за строгим исполнением мусульманских религиозных правил. Для С.Т. ислам был скорее политическим средством, чем целью. В гораздо большей степени его держава носила военно-коммерческий характер. Главной опорой его власти являлась армия, насчитывавшая до 30–35 тыс. пехотинцев и 3 тыс. кавалеристов. Она была разделена на отдельные корпуса (4–5 тыс. чел.), которые делились на боло (100–200 чел), а те, в свою очередь, на кулу (10–20 чел.). В мирное время в армии состояло 10% мужского населения, в военное — 50%. Полгода воины тренировались, полгода занимались сельским хозяйством; «уклонистов» обращали в рабство. Особую роль играла личная гвардия С.Т., в которую зачислялись специально отобранные женщины. Важную роль в создании и сохранении государства играли торговые сети диула, и целью многих войн была защита их коммерческих интересов. Наряду с золотой данью из Буре, доходы от торговли земледельческими продуктами, скотом и рабами являлись основными источниками поступлений в казну.

В памяти народов Черной Африки С.Т. остался одним из самых ярких лидеров западноафриканского сопротивления европейским колонизаторам. Впервые он столкнулся с французами в феврале 1882 г., когда его отряды осадили Кениеру, единственный не подчинившийся ему центр на северо-западе Васулу. Французы не смогли предотвратить взятие Кениеры, что значительно повысило престиж С.Т. в регионе. Его власть распространилась на область Кангаба и на часть Беледугу. Затем он одержал еще несколько побед в стычках с французскими отрядами, в том числе 2 апреля 1882 г. при Войовоянко на р. Джолиба, когда французам удалось спастись только под прикрытием артиллерии. Однако в феврале 1883 г. они вышли к Нигеру и заняли Бамако, отрезав С.Т. от Сахарского пути. Альмами попытался отбить Бамако, но в апреле 1883 г. потерпел поражения при Уэйако и Банкумане.

В 1885 г. французы предприняли новое наступление на левом берегу Нигера в зоне влияния С.Т. В феврале–марте 1885 г. они попытались закрепиться в междуречье Нигера и Бакоя (притока Сенегала), где построили форты Ниагасоле и Нафадие. Но затем им пришлось отступить. Восстановив контроль над этой областью, С.Т. начал продвижение в долину Бакоя. Чтобы остановить него, французы стали перехватывать караваны, идущие в его владения; в начале 1886 г. они разбили его отряды на р.Ситакоко. Однако антифранцузское восстание в Верхнем Сенегале вынудило колонизаторов спешно заключить 4 февраля 1886 г. соглашение с С.Т., признав его власть над областями Буре и Кангаба.

Сначала С.Т. не воспринимал французов как серьезных противников. Он считал их немногочисленным племенем, обитающим на маленьких островках посреди океана и интересующимся исключительно торговлей. Поэтому он видел в них меньшую угрозу, чем в правителях соседних африканских государств. В начале 1887 г., приняв решение о походе против Тиеба, правителя Кенедугу, С.Т. пошел на соглашение с французами, уступив им в феврале 1887 г. все свои владения на левом берегу Нигера (договор в Бисандугу). Но французы не сдержали своих обещаний и не помогли ему в войне против Кенедугу, которую он начал в мае 1887 г.; они продавали оружие и той, и другой стороне, а в июне 1888 г. заключили с Тиебой договор о протекторате. В августе 1888 г. С.Т. пришлось снять осаду Сикасо и вернуться в Бисандугу с сильно поредевшей армией.

Попытки французов проникнуть в область Сигери спровоцировали новые столкновения с отрядами С.Т. 21 февраля 1889 г. он заключил очередное соглашение с Францией, подтвердившее, что границей между французской зоной влияния и империей Васулу является Нигер. Но обе стороны не доверяли друг другу и периодически нарушали договор, совершая рейды то на тот, то на другой берег. В этой ситуации С.Т. интенсифицировал свои переговоры с британской администрацией Сьерра-Леоне, которые велись с начала 1880-х гг.; чтобы добиться ее расположения, он покровительствовал английским коммерсантам. Отвергнув требование французов прервать торговые отношения со Сьерра-Леоне, альмами в мае 1889 г. аннулировал февральский договор, а в апреле 1890 г. обратился с просьбой о британском протекторате. Однако британские власти не решились оказать ему открытую поддержку.

После уничтожения французами государства тукулеров (1890 г.) С.Т. остался их главным противником в Судане. Во второй половине марта 1891 г. французы начали военную кампанию против империи Васулу. Переправившись через Нигер, они 7 апреля 1891 г. заняли Канкан, а 9 апреля сожгли Бисандугу. С.Т., отступив к р.Мило, ответил партизанской войной и тактикой «выжженной земли», что значительно замедлило продвижение противника. Хотя французы смогли занять Сананкоро, Керуане и Тукуро (февраль 1892 г.), из-за трудностей со снабжением им пришлось вскоре прекратить наступление и отвести основные силы в Бисандугу. В конце 1892 – начале 1893 г. они совершили поход на восток, во время которого овладели Гелебой, новой резиденцией С.Т., захватив там его арсенал, казну и гарем, и дошли до р. Бауле. В феврале 1893 г. они совершили бросок на юг, заняв Фарану и Херемаконо и прервав тем самым пути сообщения С.Т. с британцами, а к концу весны установили контроль над Верхним Нигером. В ноябре 1893 г. С.Т. прорвался из Судана в Васулу, взяв штурмом союзные французам городки Тененту и Бугуни. Тогда французы двинулись на юг, захватили Одиенне, дошли до Коро в 40 км к северу от Тубы, а затем овладели областью Бейлы. В начале декабря, пытаясь пробиться из Васулу к границе Либерии, откуда он получал орудие и боеприпасы, С.Т. потерпел поражение у Колони и сам едва не попал в плен.

Потеряв центральные регионы своей империи (Васулу и Южный Судан) и фактически лишившись армии, альмами оказался на грани полного краха. Однако после «катастрофы при Гундаме» (разгром туарегами французского отряда в феврале 1894 г.) правительство Третьей республики приостановило кампанию против С.Т., что позволило тому восстановить свой военный потенциал. В начале 1894 г. он вторгся в царство Конг, находившееся под французским протекторатом, и установил свой контроль над внутренними районами Кот д’Ивуара. Тогда же С.Т. подготовил и осуществил грандиозную операцию по перемещению своего государства с севера на юг, в зону тропического леса. С этой целью он разделил свою армию на три части: одна была отправлена в лесную зону для разведки и подготовки мест размещения, другая сдерживала французские отряды, третья сопровождала колонны «мигрантов».

«Исход» истощил ресурсы империи. Недовольство подданных, которых С.Т. заставил его оплачивать, повысив налоги, а также враждебность местного населения сделали положение альмами весьма шатким. В поисках поддержки С.Т. вступил в переговоры с британской администрацией Золотого Берега, однако они не принесли желаемого эффекта. После подавления антифранцузского восстания правителя Кенедугу Бабембы (февраль–май 1898 г.) французы бросили все силы против альмами. 14 июня 1898 г. было заключено франко-британское соглашение о разделе Западной Африки, окончательно лишившее его надежды на британскую помощь. Летом 1898 г. три французские колонны предприняли скоординированное наступление на «империю» с запада (из Бейлы), северо-запада (Одиенне) и севера (Сикасо). Армия С.Т. была отброшена на правый берег Бафинга (приток Сасандры) и разгромлена при Дуэ, после чего распалась на несколько небольших отрядов. С.Т. бежал в долину Верхнего Кавалли. 29 сентября 1898 г. он попал в плен во время внезапного нападения французов на Гелему (совр. Геуле). Вместе с несколькими членами семьи «суданского Бонапарта» сослали сначала в Сенегал (в Каес), а в декабре 1898 г. в Габон в городок Нджоле на одном из островов р. Огове. Там он и умер от бронхиальной пневмонии 2 июня 1900 г. Останки его были преданы огню. После обретения Гвинеей независимости прах С.Т. был перевезен на родину.


Литература:

Gallieni J. Deux Campagnes au Soudan Francais, Paris, 1891.

Griffeth R.R. Varieties of African Resistance to the French Conquest of the Western Sudan, 1850-1900, Evanston, 1968.

Person Y. Samori. Une révolution dyula. Dakar, 1968. T. 1–3.

Kanya-Forstner A.S. The Conquest of the Western Sudan: A Study in French Military Imperialism. New York, 1969.

Willis J.R. Studies in West African Islamic History. Vol. 1: The Cultivators of Islam. London; Totowa, 1979. P. 265–266

Centenaire du souvenir "Almami Samori Touré 1898-1998": symposium international de Conakry du 29 septembre au 1er octobre 1998: les actes du symposium. Conakry, 2000.

Сильванус Эпифанио Олимпио (Sylvanus Epiphanio Olympio) (6 сентября 1902 — 13 января 1963) — первый президент Того.

С.О. родился 6 сентября 1902 г., по одной версии, в Ломе (административном центре немецкого Того), по другой, — в городке Кпанду (в области Вольта в совр. Гане), в состоятельной католической семье. Со стороны отца, Эпифанио Эльпидио Олимпио, крупного нигерийского торговца, С.О. имел бразильские корни: его дед, Франсиско Олимпио эмигрировал из Бразилии в середине ХIХ в.; мать же, Нанага Аффе, была тоголезкой, родом из Кеты, приморского селения на юге Того. С.О. был старшим из тридцати детей своего отца (от шести жен).

С.О. получил исключительное для африканцев колониальной эпохи образование и говорил на шести языках. Окончив немецкую католическую начальную и английскую среднюю школы в Ломе, он в 1920 уехал в Европу, где изучал экономику (Лондон) и международное право (Дижон, Вена). Посетил многие европейские страны (Голландию, Швецию и др.).

По возвращении из Европе в 1927 г. С.О., имевший степень бакалавра престижной Лондонской школы коммерции, был приглашен на работу в англо-голландскую компанию «Юнилевер». В 1928–1930 гг. являлся заместителем генерального агента компании в Лагосе (Нигерия), в 1930–1932 гг. главой ее филиала в Хо (Британское Того), с 1932 г. — генеральным агентом «Юнайтед Эфрика Компании», дочерней компании «Юнилевера», во французском Того. Ни один африканец до него не делал такой карьеры в бизнесе, и поэтому «господин Сильванус» стал предметом гордости для своих соотечественников.

В конце 1930-х гг. С.О. увлекся политикой. Уже тогда он начал задумываться о возможности национального освобождения Того и о воссоединении этноса эве, разделенного колониальными границами. В 1941 г. С.О. вступил в культурно-общественную ассоциацию Комитет тоголезского единства (КТЕ). Был интернирован вишистскими властями, освобожден после захвата Того голлистами. Открыто заявлял о своей приверженности националистическим ценностям: в 1944 г. выступил против идеи ассимиляции тоголезцев и планов отмены преподавания в школах африканских языков («Мы хотим остаться тоголезцами и не желаем быть европейцами»). Демонстративно ходил в традиционной одежде эве (кете) и говорил на их языке. После войны С.О. сумел превратить КТЕ в политическую организацию националистической направленности; в 1946 г. добился включения в его программу пунктов о воссоединении этноса эве и независимости Того.

В декабре 1946 г. КТЕ одержал победу на выборах в Территориальную ассамблею — законосовещательный орган, созданный при губернаторе. Став ее председателем, С.О. развернул борьбу за расширение прав тоголезцев. В начале 1950-х гг. колониальные власти спровоцировали раскол в КТЕ, из которого вышли представители северных этносов, создавшие Союз вождей и народов Севера (СВНС), что предопределило поражение Комитета на мартовских выборах 1952 г. от профранцузской коалиции СВНС и Тоголезской партии прогресса (ТПП) Н.Грюницкого, шурина и политического конкурента С.О. Пользуясь тем, что Того формально являлся подопечной территорией ООН, С.О. перенес борьбу в Совет по опеке при ООН. В 1952 г. он отказался от высокооплачиваемой должности в «Юнилевер», чтобы полностью посвятить себя политике, что еще больше увеличило его популярность. Французские власти, пытаясь дискредитировать С.О., обвинили его в сокрытии зарубежных доходов; суд приговорил С.О. к огромному штрафу и запретил заниматься политикой в течение пяти лет. В ответ КТЕ бойкотировал июньские выборы 1955 г.

30 августа 1956 г. Того получило статус автономной республики в составе Французского сообщества. Первое правительство автономии, составленное из членов ТПП и СВНС, возглавил Н.Грюницкий. Но С.О. смог убедить Совет по опеке не признавать нового статуса Того, и Парижу пришлось пойти на соглашение с КТЕ о проведении новых выборов под наблюдением ООН. Оно состоялось 27 апреля 1958 г.; КТЕ и его союзники (левое молодежное движение Жювенто и Тоголезское народное движение) получили почти 70 % голосов. 6 мая С.О. занял посты премьер-министра, министров финансов и юстиции.

До 1956 г. С.О. считал, что независимости Того должно предшествовать воссоединение эве. Однако на референдуме 1956 г. жители Британского Того выказались за объединение с Золотым Берегом (совр. Гана). С этого времени приоритетом для С.О. стало политическое самоопределение Французского Того. 16 мая 1958 г. автономный парламент принял решение о провозглашении независимости, правда с двухлетней отсрочкой, необходимой, по убеждению С.О., для подготовки конституции, реформы местного управления и финансового оздоровления.

27 апреля 1960 г. Того обрело независимость. С.О., оставшись премьер-министром, фактически оказался и главой государства. 9 апреля 1961 г. он был официально избран президентом. В тот же день была одобрена первая конституция, оформившая создание президентской республики: президент избирался сроком на 7 лет всеобщим голосованием, назначал и смещал министров и всех должностных лиц, имел право законодательной инициативы, мог распустить Национальное собрание.

Своей главной задачей С.О. поставил достижение реальной независимости, прежде всего от бывшей метрополии: «Я сделаю все возможное, чтобы Того обошлось без Франции», — заявлял он еще в 1958 г. По его убеждению, условием независимости является в первую очередь финансовая самостоятельность. Уже в 1960 г. С.О. удалось сбалансировать бюджет, ликвидировав огромный дефицит колониального периода за счет политики жесткой экономии государственных средств, что избавило Того, в отличие от других африканских стран, от необходимости прибегать к внешним займам. Он даже подготовил выход страны из зоны франка и планировал ввести национальную валюту, которую намеревался привязать к немецкой марке.

За время своего правления С.О. пытался осуществить серию амбициозных проектов экономической модернизации; их финансирование осуществлялось через специально образованный для этого Тоголезский банк развития. Было начато строительство глубоководного порта в Ломе, возведена гидроэлектростанция в Кпиме (открыта в 1963 г.), создана разветвленная сеть дорог. С.О. поощрял организацию сельскохозяйственных кооперативов, широко используя израильскую модель киббуца. Он внедрял в экономическое управление элементы научного прогнозирования и планирования (Служба сельскохозяйственного развития и др.). Ряд усилий был предпринят для установления контроля за природными богатствами страны: по инициативе президента были проведены геолого-разведовательные работы на юге страны; французской Тоголезской компании бенинских шахт, монополизировавшей добычу и продажу фосфатов (главного продукта экспорта Того), было предложено передать государству 20 % акций для последующего их распределения среди тоголезцев. С.О. создал государственную компанию «Тогофарма», чтобы решить проблему дорогих импортных медикаментов. Большое внимание он уделял подготовке национальных кадров, чтобы не зависеть от услуг зарубежных, особенно французских, специалистов (Служба африканизации государственного аппарата).

Это стремление обеспечить реальную независимость вызывало недовольство Парижа, не желавшего терять контроль над бывшими колониями. Хотя французские специалисты и были представлены в разных сферах жизни Того (например, Ж.Метрие являлся советником президента по безопасности и курировал военное строительство), франко-тоголезские отношения оставались натянутыми.

С.О. проводил политику неприсоединения к военно-политическим блокам, что не мешало ему активно сотрудничать с рядом стран Запада (США, ФРГ, Великобритания), на которые он предполагал опереться, чтобы избавиться от французской опеки. С.О. выступал сторонником координации усилий стран Черного континента по строительству новой Африки и старался сохранять дружественные отношения со своими соседями. Однако ему не удалось избежать конфликта с президентом Ганы К.Нкрумой, выдвинувшим проект создания федерации двух стран, который был воспринят С.О. как попытка аннексии Того. В ответ на отказ С.О. поддержать этот проект, К.Нкрума закрыл гано-тоголезскую границу.

Во внутренней политике С.О. демонстрировал определенную склонность к авторитаризму. Оппозиционные партии — Демократический союз тоголезских народов (ТПП + СВНС) и ЖЮВЕНТО — были отстранены от участия в президентских и парламентских выборах 1961 г., и все места в парламенте получила Партия тоголезского единства (бывш. КТЕ). В январе 1962 г. были запрещены оппозиционные партии, обвиненные в организации антиправительственных заговоров; часть их лидеров оказалась в тюрьме, часть эмигрировала. К концу правления С.О. число политзаключенных достигло 2,5 тыс. Созданная при правящей партии милиция «аблоде соджа» терроризировала противников режима. Начал создаваться культ личности Олимпио: день его рождения был объявлен праздничным (нерабочим) днем. В Того фактически установилась система личной власти в форме однопартийного режима.

Политика жесткой экономии, сопровождавшаяся снижением уровня жизни многих тоголезцев, вела к падению популярности С.О. Президент отказался ввести 40-дневную рабочую неделю и индексировать (несмотря на 20 % инфляцию за 1961–1962 гг.) зарплату госслужащих; он также объявил о ее сокращении на 5 %, пообещав вернуть «долг», когда экономическое положение улучшится. С.О. категорически возражал против увеличения численности вооруженных сил, насчитывавших всего 250 военнослужащих (Того тогда было самой наименее милитаризованной страной в Африке) — он вообще планировал заменить профессиональную армию всенародной милицией по швейцарскому образцу.

Военная политика С.О. и стала главной причиной его падения. В 1962 г. в Того вернулось более 600 демобилизованных солдат французских колониальных войск. С.О., опасаясь засорения армии «контрреволюционными элементами» и не желая увеличивать ее бюджет, отказался зачислить их на военную службу, предложив им ссуду «для обустройства в гражданской жизни». Возмущенные ветераны во главе с сержантом Э.Боджолле организовали заговор, за которым, по мнению некоторых исследователей (Ф.-К.Вершав и др.), стояла Франция. В ночь с 12 на 13 января 1963 г. они захватили президентскую резиденцию, охранявшуюся всего двумя полицейскими. С.О. пытался спрятаться на территории примыкавшего к ней посольства США, но был обнаружен мятежниками и застрелен старшим сержантом Э.Гнассинбе, будущим диктатором Того. Попытка Бонито Олимпио, сына С.О., призвать народ к оружию не вызвала никакого отклика у жителей Ломе.

Д.Кеннеди очень точно оценил убийство Олимпио как «удар по движению Африки к политической стабильности». И действительно, оно стало началом настоящей эпидемии военных переворотов, охватившей Черную Африку в постколониальную эпоху, а в самом Того открыло путь к установлению (четыре года спустя) военной диктатуры, которая сделала 13 января национальным праздником страны.
Литература:

Agbobli A.K. Sylvanus Olympio, Un destin tragique. Dakar; Lome, 1992.

Welch C.E. Dream of Unity: Pan-Africanism and Political Unification in West Africa. Ithaca, 1966.
Марселен Жозеф Суру Миган Апити (Marcellin Joseph Sourou Migan Apithy) (8 апреля 1913 г. — 3 декабря 1989 г.) — дагомейский государственный деятель; президент Дагомеи в 1964–1965 гг.

С.М.А. родился 8 апреля 1913 г. в Порто-Ново. О его родителях известно мало, разве только то, что они происходили из этноса гун, родственного йоруба. Если исходить из имени «Миган» — «тот, кто во главе нас» (титул высшего функционера, руководившего в королевствах Дагомея и Порто-Ново гражданским судопроизводством, своеобразного премьер-министра), можно предположить, что семья его принадлежала к местной элите.

Начальный курс обучения С.М.А. прошел в католической Школе при Миссии в Порто-Ново, которая на всю жизнь привила ему глубокую симпатию к католицизму. Одним из его наставников был священник Франсис Опье, прославившийся своими выступлениями в защиту прав коренного населения. Способный юноша отправился в 1933 г. для продолжения обучения во Францию. Среднее образование С.М.А. получил в Бордо, высшее коммерческое и юридическое — в Париже (Свободная школа политических наук, Национальная школа экономической и социальной организации, Центр повышения квалификации при Управлении делами Торговой палаты Парижа). Получив диплом, он остался во Франции; служил в разных бухгалтерских фирмах.

С началом Второй мировой войны С.М.А. был призван во французскую армию (офицер артиллерии), но в июне 1940 г. в связи с поражением Франции демобилизовался. Как видный представитель африканской интеллигенции вместе с Л.Сенгором он принял участие в Браззавильской конференции в январе 1944 г. В сентябре 1945 г. вернулся в Дагомею и сразу оказался вовлеченным в политическую жизнь. По рекомендации Ф.Опье «избирательные комитеты» (протополитические организации дагомейской европеизированной элиты — les évolués) выдвинули его кандидатом в первое Учредительное собрание Четвертой республики от курии неграждан Дагомеи и Того. На октябрьских выборах 1945 г. С.М.А., заявивший о своих социалистических убеждениях, одержал победу, а после смерти Ф.Опье в декабре того же года оказался ведущей фигурой на местной политической сцене. В июне 1946 г. его (вновь как социалиста) избирают во второе Учредительное собрание, в ноябре — в Национальное собрание Франции, в декабре — в Генеральный совет Дагомеи (законосовещательный орган колонии), председателем которого он становится, в ноябре 1947 г. — в Большой совет Французской Западной Африки. С.М.А. фактически возглавляет самую влиятельную политическую партию Дагомеи — созданный в 1946 г. на базе «избирательный комитетов» Дагомейский прогрессивный союз (ДПС) — и в течение последующих шести лет выступает в роли лидера общедагомейского национального движения. В октябре 1946 г. он занимает пост одного из вице-председателей только что возникшей панафриканской партии Французской Западной Африки — Африканского демократического объединения (АДО).

Благодаря своему красноречию и энергии С.М.А. приобретает широкую популярность среди своих соотечественников. Однако уже в эти годы его действия демонстрируют отсутствие твердых убеждений и явный оппортунизм. Во французском парламенте он начинает свою карьеру членом группы «независимых депутатов от заморских территорий», поддерживая правительства социалистов Л.Блюма (1946 г.) и П.Рамадье (1947 г.) и голосуя против плана Маршалла (1948 г.), а кончает членом правой фракции «независимых республиканцев и крестьян», воздерживаясь по вопросу о вступлении ФРГ в НАТО (1955 г.) и выступая за приход к власти Ш. де Голля (1958 г.). Вступив в АДО, аффилированное с Французской компартией, С.М.А. уже в 1948 г. порывает с ним под давлением католической церкви и дагомейского общественного мнения, враждебного к планам создания панафриканской федерации.

Такая непоследовательность вызывает критику со стороны части руководства ДПС и приводит к тому, что к началу 1950-х гг. С.М.А. утрачивает позицию признанного лидера партии. Перед июньскими выборами 1951 г. во французский парламент верхушка ДПС отказывается поставить его первым номером в партийном списке. Тогда С.М.А. выставляет собственный список и побеждает, сумев привлечь на свою сторону как массового избирателя, так и традиционную элиту (вождей кантонов) своего родного региона — Юго-Восточной Дагомеи (округа Котону, Атьеме, Видах) и сразу после выборов основывает Дагомейскую республиканскую партию (ДРП). Однако с этого момента он перестает быть главой общенационального движения и превращается в лидера региональной группировки, опирающейся на поддержку юго-восточных этносов, наравне с Ю.Мага, возглавляющим Этническое объединение Северной Дагомеи (ЭОСД) Ю.Мага, выражавщее интересы северян, и Ж.Ахомадегбе, возглавляющим Африканский народный блок (АНБ) с политической базой в Центральной и Юго-Западной Дагомее. Вся последующая история страны станет историей борьбы и временных союзов между этими тремя региональными группировками, ни одна из которых не будет способной в одиночку добиться безусловного политического доминирования.

В марте 1952 г. на выборах в Территориальную ассамблею (новое название Генерального совета) ДРП получила относительное большинство мандатов и вступила в коалицию с занявшим второе место ЭОСД, благодаря чему С.М.А. смог сохранить пост председателя Ассамблеи. На выборах в Ассамблею Французского союза в ноябре 1953 г. эти две партии выдвинули единый список и одержали победу.

В январе 1956 г. С.М.А. в третий раз избирается во французский парламент. К тому времени его союз с группировкой Ю.Мага распался, и в апреле 1956 г. он теряет должность председателя Территориальной ассамблеи. Однако когда на очередных выборах в Ассамблею (март 1957 г.) ДРП получает абсолютное большинство (35 мест из 60), С.М.А. триумфально возвращается на этот пост. После создания, согласно «рамочному закону» Г.Деффера 1956 г., Правительственного совета — нового высшего органа исполнительной власти колонии — он 25 мая 1957 г. назначается его вице-председателем (фактически главой).

На сентябрьском референдуме 1958 г. С.М.А. выступил против идеи независимости Дагомеи и поддержал идею сохранения тесных связей с Францией при максимальном расширении политической автономии. 4 декабря 1958 г. Дагомея обрела статус республики в составе Французского сообщества, и С.М.А. стал ее первым премьер-министром. В начале 1959 г. он принял участие в создании общенационального блока основных политических сил Дагомеи под названием «Дагомейская прогрессивная партия», но вскоре покинул его из-за разногласий по вопросу о вступлении страны в Федерацию Мали. Непоследовательность политики С.М.А. предопределила падение популярности его партии, и на выборах в Территориальную ассамблею в апреле 1959 г. ему пришлось прибегнуть к подтасовкам и нажиму на избирателей, чтобы обеспечить победу ДРП. Однако массовые демонстрации протеста вынудили С.М.А. вернуть группировке Ж.Ахомадегбе (ДДС-АДО) девять «украденных» у нее мест, в результате чего ДРП лишилась абсолютного большинства в Ассамблее. На короткое время ему удалось сохранить пост премьер-министра, образовав правительственную коалицию в составе ДРП, ДДС-АДО и Дагомейского демократического объединения (ДДО) Ю.Мага, но уже через месяц, 21 мая 1959 г., «правительство национального единства» пало. В новом кабинете, возглавленным Ю.Мага, С.М.А. пришлось довольствоваться лишь символической должностью государственного министра без портфеля. Возмущенный таким назначением, он развил активную деятельность по формированию нового политического блока против премьер-министра, в ответ Ю.Мага вывел его из состава правительства. В марте 1960 г. ДРП и Дагомейская прогрессивная партия Э.Д.Зинсу объединились в Партию националистов Дагомеи (ПНД).

После провозглашения независимости Дагомеи 1 августа 1960 г. С.М.А. принял предложение Ю.Мага, нового главы государства, сформировать общенациональную коалицию трех ведущих политических сил. 1 сентября 1960 г. ПНД создала вместе с ДДО и ДДС-АДО Фронт патриотического действия, который, однако, распался два месяца спустя из-за выхода из него группировки Ж.Ахомадегбе. Ю.Мага, тем не менее, сохранил союз с С.М.А.: он не только вернул его в правительство, но и предоставил ему пост вице-премьера. На декабрьских выборах 1960 г. союзники выступили единым списком, что обеспечило им полную победу: Ю.Мага был избран президентом, а С.М.А. — вице-президентом Республики Дагомея; их сторонники заняли все места в парламенте.

Возникший таким образом режим Второй республики основывался на разделе власти между северной (Ю.Мага) и юго-восточной (С.М.А.) региональными политическими группировками. Оба лидера договорились о создании правящей партии — Дагомейской партии единства, членство в которой стало обязательным для функционеров высокого уровня. В феврале 1962 г. С.М.А., оставаясь вице-президентом, получил важный пост министра развития и планирования. Но вскоре его отношения с президентом резко ухудшились. В августе 1962 г. он был отправлен с почетную ссылку — послом во Францию, где находился до падения Ю.Мага в октябре 1963 г.

28 октября 1963 г. полковник К.Согло ввел С.М.А. в состав своего Временного правительства в качестве министра финансов, экономических дел и планирования. В декабре С.М.А. совместно с Ж.Ахомадегбе создал Дагомейскую демократическую партию (ДДП). На выборах 19 января 1964 г. он был избран президентом страны, Ж.Ахомадегбе — вице-президентом, а ДДП завоевала все места в парламенте. 25 января С.М.А. приступил к исполнению президентских полномочий.

Возникший режим Третьей республики, как и режим Второй, основывался на разделе власти — на этот раз между юго-восточной (С.М.А.) и центральной (Ж.Ахомадегбе) региональными группировками. Но этот «дуумвират» оказался еще менее устойчивым и эффективным, чем предыдущий. Очень скоро между двумя лидерами наметился глубокий раскол. Чтобы подорвать позиции соперника, С.М.А. начал выступать за проведение «прогрессивного» курса, стремясь стать основным центром притяжения для дагомейских левых. Прежде ярый сторонник тесного сотрудничества с Францией, теперь он флиртует с коммунистическими режимами; неудивительно, что советская пресса пишет о нем в самых теплых тонах. В ноябре 1964 г. С.М.А. идет на признание КНР и на разрыв дипломатических отношений с Тайванем, вызывая недовольство вице-президента и военных. В таком контексте Ж.Ахомадегбе становится естественным центром притяжения для умеренных сил. Положение «двухголового» режима осложняется финансовыми проблемами (дефицит бюджета) и волнениями северных этносов (особенно, барба), лишенных доступа к рычагам управления. Власти отвечают снижением зарплаты госслужащих на 25 % («налог национальной солидарности» в июне 1965 г.) и репрессиями против сторонников Ю.Мага (арест его сестры Б.Мага и ближайшего сотрудника Ч.Мама), что еще более накаляет ситуацию. В городах профсоюзы и студенты организуют массовые протесты. Ж.Ахомадегбе удается выставить президента главным виновником кризиса и подготовить его смещение. 24 ноября 1965 г. Исполнительный комитет правящей партии исключает С.М.А. из своих рядов и требует его отставки. 27 ноября специально созванная «Народная ассамблея» в составе членов парламента, лидеров ДДП и активистов общественных организаций лишает С.М.А. президентских полномочий и передает их Ж.Ахомадегбе. Но 29 ноября в события вмешивается армия: генерал К.Согло заставляет обоих соперников отказаться от власти и кладет конец «двухголовому» режиму.

С.М.А. эмигрировал во Францию, но не прекратил политической деятельности. Вместе со своим бывшим противником Ю.Мага он развернул кампанию за бойкот президентских выборов 5 мая 1968 г. После очередного военного переворота в декабре 1969 г. С.М.А. возвратился в Дагомею и выставил свою кандидатуру на президентских выборах в марте 1970 г. Но военное правительство подполковника П.-Э.Суза 4 апреля прервало проведение выборов и вступило в переговоры с лидерами ведущих политических партий, в том числе с С.М.А. Переговоры завершились «трехглавым компромиссом»: 7 мая 1970 г. С.М.А., Ю.Мага и Ж.Ахомадегбе образовали Президентский совет, облеченный высшими исполнительными и законодательными функциями; члены Совета имели равные права и совместно принимали все решения (законы, указы, назначения), попеременно занимая пост его председателя (президента) через каждые два года. С.М.А., однако, не успел дождаться своей очереди, которая должна была наступить в мае 1974 г. 26 октября 1972 г., когда он находился с официальным визитом во Франции, майор М.Кереку сверг Президентский совет. С.М.А. вернулся в Дагомею, был арестован военными властями и провел в заключении восемь с половиной лет. Освобожденный в апреле 1981 г. вместе с двумя другими членами триумвирата, он вновь эмигрировал во Францию, где провел последние годы жизни, занимаясь составлением мемуаров. С.М.А. скончался в Париже 3 декабря 1989 г. после продолжительной болезни.


Литература:


1   2   3   4   5   6   7


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет