И. В. Кривушин западная и экваториальная африка Абубакар Сангуле Ламизана



жүктеу 1.5 Mb.
бет6/7
Дата18.04.2016
өлшемі1.5 Mb.
1   2   3   4   5   6   7
: data -> 949
data -> Книга о человеческих достоинствах
data -> Программа дисциплины «уголовное право»
data -> Оқулық Астана, 2012 Қазақстан республикасының білім және ғылым министрлігі
data -> Меңдігүл Бұрханқызы Шындалиева
data -> «Қазіргі заман тарихын құжаттандыру орталығы» коммуналдық мемлекеттік мекемесі Шығыс Қазақстан облыстық Абай атындағы әмбебап кітапхана
data -> Мұрағат ісі саласындағы мемлекеттік қызметтерді көрсету орындары Облыстардың, Астана, Алматы қалаларының жергілікті атқарушы органдарының мекенжайы
data -> МЕҢдігүл шындалиева қазақ очеркінің поэтикасы (монография)
data -> Шығыс Қазақстан облысының Семей аймағында 2012 жылы аталып өтілетін және еске алынатын
949 -> Лавров А. С. Рецензия на

Hargreaves J.D. West Africa Partitioned. The Elephants and the Grass. Vol. 2. Madison; London. 1985.


Alpern S.B. Amazons of Black Sparta: The women Warriors of Dahomey. New York, 1998.

Haskins J. African Heroes. Hoboken, 2005.

Леон Мба (Léon Mba) (9 февраля 1902 г. – 27 ноября 1967 г.) — государственный деятель Габона, его первый президент в 1960–1967 гг.

Л.М. родился 9 февраля 1902 г. в Либревиле (административном центре французской колонии Габон) в относительно привилегированной семье, принадлежавшей к этносу фанг. Его отец, деревенский староста и мелкий коммерсант, и мать, портниха, обучались в школе и были среди первых (и редких) «продвинутых» семейных пар Либревиля.

Начальное образование Л.М. получил в школе римско-католической миссии в Либревиле. Трудовая деятельность будущего президента началась в 1920 г.: он работал продавцом в магазине, лесозаготовителем, торговцев, затем мелким чиновником французской колониальной администрации (служащим таможни). Начальство ценило Л.М. за компетентность и трудолюбие, но его «высокомерие» — он требовал достойного отношения к «черному человеку» — вызывало сильное раздражение. В декабре 1922 г., пойманный на том, что выдал своему коллеге фальшивые документы, он был приговорен администратором-мэром Либревиля к тюремному заключению, хотя обычно такой проступок карался штрафом

В 1924 г. Л.М. был реабилитирован и назначен вождем фанг Либревильского кантона. Пребывание в этой должности создало ему репутацию, с одной стороны, последовательного защитника интересов фанг (особенно в земельных спорах с иноплеменниками), а, с другой, жесткого руководителя, который не позволял нарушать указы администрации и поэтому порой вступал в конфронтацию со старейшинами своего этноса. Вот почему французы смотрели сквозь пальцы на использование им служебного положения в личных целях (расхищение налоговых поступлений, злоупотребления при организации принудительного труда местных жителей). Даже когда в конце 1920-х гг. его начали считать скрытым коммунистом (он был связан с радикальными организациями Лигой прав человека и Габонской молодежью), власти не препятствовал его назначению на пост верховного вождя фанг столичной области Эстуарий. Но мало-помалу «продвинутый черный» становился неудобным. Он, хотя и не окончательно, отошел от католицизма, и стал общаться с представителями афро-христианской секты Бвити («Церковь посвященных»), популярной среди северных фанг. В 1931 г., когда секту обвинили в ритуальном убийстве и каннибализме, Л.М. оказался (без всякого на то основания) среди подозреваемых. Он был снят со своего поста и приговорен к трем годам тюрьмы и десяти годам высылки из страны.

Л.М. провел три года заключения в Убанги-Шари, сначала в Бамбари, а затем в Бриа, однако не терял связи со своей родиной, ведя активную переписку с друзьями по Либревилю и продолжая пользоваться большим авторитетом среди фанг. Выйдя в 1934 г. из тюрьмы, Л.М. остался в Убанги-Шари под строгим надзором полиции. Положение ссыльного не помешало местной администрации принять его на работу, правда мелким служащим и Л.М. снова показал себя компетентным и усердным исполнителем, на которого можно было положиться. В 1938 г. он написал и опубликовал «Очерк об обычном праве у пангве», вскоре ставшим настольной книгой для племенных судов фанг.

Во время Второй мировой войны Л.М. активно поддержал голлистское движение «Свободная Франция». В 1942 г. срок его наказания был сокращен, а в июле 1946 г ему разрешили вернуться в Габон.

На родине Л.М. оказывается в период подъема политического сознания африканцев, которому дала толчок Браззавильская концеренция 1944 г. В стране уже действует Габонская демократическая партия (ГДП) Э.Исамба и П.Гонджу, образованная еще в 1945 г. Опираясь на южные этносы (в первую очередь фанг), Л.М. создает 12 августа 1946 г. Габонский смешанный комитет (ГСК), ставший местным отделением Африканского демократического объединения (АДО) Ф.Уфуэ-Бувньи. В ноябре того же года появляется Габонский демократический и социальный союз (ГДСС) Ж.-И.Обама.

Главная цель Л.М. — не только самому получить высокое место в местных (туземных) органах управления, но и добиться широкого представительства африканцев в административных и судебных структурах. Однако колониальные власти отказывают ему в прежней должности вождя кантона (правда его нанимает английская коммерческая компания Джона Холта). В 1947 г собравшиеся на съезд в Мицике вожди этноса фанг требуют назначить Л.М. высшим вождем фанг Эстуария, и снова он получает отказ. За ним продолжает сохраняться репутация коммуниста и врага французской администрации, которую еще раз подтверждает его участие в съезде АДО в Абиджане (1949 г.). Даже когда в начале 1950-х гг. Л.М., вслед за лидером АДО Ф.Уфуэ-Буаньи, прекращает сотрудничество с коммунистами, колониальные власти во время выборов депутата французского парламента в июне 1951 г. делают ставку на лидера ГДСС Ж.-И. Обама, которому Л.М. проигрывает (11 % голосов против 59%). На выборах в Территориальную ассамблею (консультативный орган при губернаторе) в марте 1952 г. ГДСС завоевывает 14 мест из 24, а ГСК только два, хотя и получает большинство (57 %) в Либревиле. Для увеличения своей электоральной базы Л.М. стремится, во-первых, установить контакты с местной «белой» общиной: он переименовывает ГСК в Франко-габонский смешанный комитет и выдвигает лозунг союза всех африканцев и экспатриатов. Во-вторых, Л.М. активно налаживает связи с другими этносами страны, намереваясь создать общегабонскую межэтническую политическую коалицию: этот проект осуществляется в августе 1953 г., когда его сторонники объединяются с ГДП в Габонский демократический блок (ГДБ); генеральным секретарем новой партии становится П.Гонджу, а Л.М. — его заместителем. Популярность Л.М. постепенно растет. Если на январских выборах 1956 г. во французский парламент он снова уступает Ж.-И.Обаму (правда теперь уже с 36 % против 47 %), то на муниципальных выборах того же года ему удается одержать внушительную победу в Либревиле (65,5 % голосов) и 23 ноября стать его первым мэром.

На выборах в Территориальную ассамблею в марте 1957 г. ни ГДБ, ни ГДСС не получают абсолютного большинства, поэтому их лидеры вынуждены пойти на временное соглашение о разделе власти: Правительственный совет (новый высший исполнительный орган, созданный по «рамочному закону» 23 июня 1956 г.), сформированный 21 мая 1957 г., включает представителей обеих партий, а Л.М. занимает должность его вице-председателя. Но раскол неминуем. Разногласия с Л.М. вынуждают Ж.-И.Обама подать в отставку вместе со своими единомышленниками и поставить на голосование вопрос о вотуме недоверия Правительственному совету, который, однако, отклонен 21 голосом против 19. Чтобы укрепить свое положение, Л.М. прибегает к тактике «перекупки» оппозиционных депутатов, в результате чего правительственное большинство увеличивается до 29 мандатов (из 40).

Будучи вице-председателем Правительственного совета, Л.М. вступает в тесное сотрудничество с французской администрацией. Уверенный, что немедленное обретение политической независимости чревато экономическим коллапсом, он отказывается следовать по пути А. Секу Туре и М.Кейты и прилагает усилия для сохранения тесных связей с Францией. Он устанавливает дружеские отношения с новым французским лидером Ш. де Голлем и горячо приветствует его предложение о предоставлении Габону полной автономии в рамках Французского сообщества. Это предложение получает почти единодушную поддержку населения страны на референдуме 28 сентября 1958 г. 19 февраля 1959 г. автономный парламент принимает разработанную под руководством Л.М. первую Конституция Республики Габон, а 27 февраля избирает его первым премьер-министром.

Завершая, вслед за Ф.Уфуэ-Буаньи, свою эволюцию из «опасного радикала» в одного из «лучших африканских друзей» Елисейского дворца, Л.М. в ноябре 1959 г. выдвигает проект превращения Габона в «заморский департамент» Франции. Но столкнувшись с холодной реакцией официального Парижа и с усиливавшейся оппозицией профранцузскому курсу внутри страны, прежде всего, со стороны ГДСС и Партии габонского национального единства (ПГНЕ) Р.Сузата и Ж.-Ж.Бакавеля, он резко меняет свою позицию и решает сыграть на опережение. Проведя переговоры с Францией о предоставлении Габону независимости, Л.М. в марте 1960 г. распускает ПГНЕ (на том основании, что она достигла своей цели и ее деятельность исчерпана), бросает в тюрьму Р.Сузата и подвергает репрессиям ряд активистов ГДСС.

На парламентских выборах 19 июня 1960 г. ГДБ одерживает победу. 17 августа Л.М. провозглашает независимость Габона и в тот же день становится первым президентом Республики, сохранив за собой и полномочия главы правительства. Однако неопределенность статей Конституции, определяющих баланс власти между исполнительными и законодательными органами, уже осенью 1960 г. приводит к серьезному политическому кризису. Вспыхивает конфликт между Л.М. и П.Гонджу, генеральным секретарем ГДБ и председателем парламента, по поводу границ президентских полномочий. Сначала Л.М. идет на уступки. 4 ноября 1960 г. он санкционирует установление режима парламентской республики. Но не проходит и пяти дней, как он без ведома Национального собрания производит перестановки в кабинете министров. В ответ новое парламентское большинство в составе сторонников П.Гонджу и депутатов от ГДСС и ПГНЕ угрожает правительству вотумом недоверия. Тогда Л.М. 16 ноября под предлогом раскрытия заговора объявляет в столице чрезвычайное положение и арестовывает П.Гонджу и восемь самых близких к нему парламентариев, а 17 ноября распускает Национальное собрание, назначая на февраль 1961 г. новые президентские и парламентские выборы.

Хотя президенту удается подавить бунт в руководстве ГДБ и 4 декабря 1960 г. занять вместо П.Гонджу пост его генерального секретаря, электорат правящей партии оказывается расколотым. В этой ситуации Л.М. совершает крутой политический вираж, предлагая своему старому сопернику Ж.-И. Обаму выступить на выборах единым списком. Согласие Ж.-И. Обама приводит к возникновению Национального союза (НС) — первой в истории Габона электоральной коалиции ведущих политических сил страны. Однако эта коалиция оказывается далеко не равноправным объединением. Большую часть списка НС составляют сторонники Л.М., а он сам выдвинут единым кандидатом в президенты.

Выборы 12 февраля 1961 г., на которые НС выходит с лозунгом «Франция выбирает де Голля, а Габон выбирает Мба», приносят ему полную победу (95 % голосов): Л.М. становится главой государства, а Ж.-И. Обам вознаграждается постом министра иностранных дел; в правительство входит еще несколько членов ГДСС. 21 февраля новое полностью лояльное Национальное собрание одобряет новую Конституцию, которая устанавливает в Габоне президентский режим (президент назначает и смещает министров и всех чиновников, распускает Национальное собрание или продлевает срок его полномочий, правительство не несет ответственности перед парламентом).

Период 1961–1963 гг. становится свидетелем постепенного усиления личной власти Л.М., несмотря на видимость политического сотрудничества ГДБ и ГДСС. В январе 1963 г. он выступил с проектом установления однопартийной системы путем инкорпорирования ГДСС и ПГНЕ в ГДБ. Отвергнув контрвариант Ж.-И.Обама и Р.Сузата (образовать на базе этих трех группировок новую партию), Л.М. осуществил новый крутой политический поворот — 9 февраля 1963 г. он освободил П.Гонджу, сделав его главой Экономического совета, и других «ноябрьских заговорщиков» 1960 г., а 19 февраля изгнал из правительства министров от ГДСС, покончив тем самым с Национальным союзом.

В течение 1963 г. президент предпринимал различные маневры для упрочения своих позиций. Он попытался вывести из политической игры Ж.-И. Обама, предоставив ему 25 февраля 1963 г. должность председателя Верховного суда, но потерпел неудачу (10 января 1964 г. Обам отказался от этой должности). Решив полностью вытеснить оппозицию из Национального собрания, Л.М. 21 января 1964 г. распустил его, назначив на 23 февраля новые парламентские выборы. Чтобы обеспечить победу ГДБ, он внес изменения в избирательное законодательство, значительно ограничивающие возможности оппозиционных партий. В ответ оппозиция отказалась участвовать в выборах.

До 1964 г. Л.М. сохранял значительную популярность среди населения. Этим он был обязан прежде всего экономическим успехам страны. При нем Габон стал одной из самых процветающих стран Африки. Природные богатства (страна находилась в числе главных мировых производителей урана и марганца) обеспечивали в первой половине 1960-х гг. стабильный экономический рост и профицитный бюджет (экспорт на 30 % превышал импорт). Доход на душу населения в 1965 г. составил $ 368 в год — самый высокий на континенте после ЮАР (в других «витринах» бывшей Французской Африки — Сенегале и Кот д’Ивуаре — он достигал соответственно $ 192 и $ 213). Авторитет Л.М. не смогла серьезно подорвать даже его профранцузская политика: «У габонцев, — говорил он, — две родины: Габон и Франция»6. В Либревиле был размещен французский гарнизон (600 парашютистов и авиасоединение). Французские военные советники руководили созданием габонской армии и жандармерии. Президент создавал благоприятные условия для французских инвесторов. Французские фирмы доминировали в самых рентабельных секторах габонской экономики: еще в 1957 г. они получили лицензию на разведку нефтяных месторождений, а в 1962 г. приступили к их эксплуатации; в том же году французская Горнорудная компания Огове начала добычу габонского марганца.

Однако авторитарные тенденции режима постепенно начали вызывать все большее недовольство. Бесцеремонное нарушение принятых правил предвыборной игры (сокращение числа мандатов, увеличение вдвое избирательного залога, запрет выдвигаться всем бывшим должностным лицам) привело к дискредитации президента, особенно в силовых структурах. В ночь с 17 на 18 февраля 1964 г. часть габонской армии (150 военнослужащих) во главе с лейтенантами Ж.Момбо и В.Эссоном совершила бескровный государственный переворот. Л.М., председатель Национального собрания Л.Бигман и почти все министры были арестованы. 18 февраля созданный путчистами Революционный совет (РС) заставил свергнутого президента в радиообращении к народу одобрить переворот и признать свои ошибки, а затем отправил его в ссылку в Нджоле (правда тот успел доехать только до Ламбарене).

В тот же день РС передал власть гражданскому Временному правительству под председательством Ж.-И.Обама, составленному из членов ГДСС и сторонников П.Гонджу, которое сразу заявило о своем желании продолжать тесное сотрудничество с Францией. Но официальный Париж, опасаясь окончательно утратить свое влияние в Экваториальной Африке, особенно после падения профранцузского режима Ф.Юлу в соседнем Конго, решился на военное вмешательство, к которому его также подталкивали французские компании, контролировавшие добычу минеральных ресурсов Габона. В ночь с 18 на 19 февраля бывшая метрополия, ссылаясь на секретное франко-габонское соглашение об обороне (1960 г.), десантировала свои войска в Либревиль, которые быстро сломили сопротивление отрядов путчистов и восстановили Л.М. на посту президента. Действия Франции поддержали ЦАР, Чад, Кот д’Ивуар, Нигер, Верхняя Вольта и Мадагаскар; остальные же африканские государства в той или иной форме высказали свое осуждение.

Вернувшись 21 февраля 1964 г. в Либревиль, Л.М. пообещал сурово наказать участников путча. Были произведены массовые аресты среди оппозиции, в том числе Ж.-И.Обама и П.Гонджу. Президент распустил армию и занялся ее переформированием. Для своей охраны он создал специальную президентскую гвардию под командованием офицера французских спецслужб Б.Малубье.

Открытое вооруженное вмешательство бывшей метрополии для восстановления режима превратило Л.М. в глазах многих его соотечественников в простую марионетку Парижа. Уже 1 марта 1964 г. в столице начались антиправительственные демонстрации, которые вскоре распространились на Порт-Жантиль и Нденде. Манифестанты, число которых порой достигало 3–4 тыс. чел., несли лозунги «Мба — президент французов» и «Французы, убирайтесь домой!», вступали в столкновения со сторонниками режима, устраивали уличные беспорядки. По рекомендации своих французских советников Л.М. был вынужден отказаться от намерения казнить организаторов февральского государственного переворота: на судебном процессе в Ламберене в августе-сентябре 1964 г. военные лидеры мятежа были приговорены к 20 годам каторги, Ж.-И.Обам — к 10 годам каторги и 10 годам ссылки (наказание вскоре смягчили), а П.Гонджу полностью оправдан. Президент также пошел на проведение 12 апреля 1964 г. парламентских выборов и даже допустил участие в них оппозиции. Хотя ведущие оппозиционные политики находились в тюрьме, а ГДСС не была допущена к выборам, правящая партия столкнулась на них с сильной конкуренцией со стороны небольших региональных политических группировок, которые только по официальным данным завоевали 46 % голосов и 16 мандатов из 47. Оппозиция оспорила результаты выборов и организовала по всей стране политические стачки.

Л.М. так и не оправился от пережитого им в феврале 1964 г. шока. Последние годы правления он провел в своем сверхохраняемом президентском дворце, никогда не покидая его. Главной заботой стремительно дряхлевшего главы государства стал поиск преемника. Выбор его (с одобрения официального Парижа) пал на тридцатилетнего А.Б. Бонго, руководителя президентской администрации, которого он в сентябре 1965 г. назначил министром-делегатом при президенте (фактически главой правительства). В августе 1966 г., когда здоровье Л.М. резко ухудшилось, он был перевезен в Париж и помещен в госпиталь Клода Бернара. В ноябре Л.М. сделал А.Б. Бонго вице-президентом, а в феврале 1967 г. санкционировал проведение конституционной реформы, согласно которой в случае смерти президента его полномочия автоматически переходили к вице-президенту. 19 марта 1967 г. Л.М. заочно принял участие в безальтернативных президентских выборах, на которых он вместе с А.Б. Бонго, кандидатом в вице-президенты, набрал 99,9 % голосов. По итогам одновременно прошедших парламентских выборов ГДБ получил все места в Национальном собрании.

28 ноября 1967 г. Л.М. скончался от рака в Париже. Его прах был перевезен на родину и торжественно похоронен в столице Габона. Именем Л.М. названы Международный аэропорт Габона, столичный стадион (позже переименован в стадион Омара Бонго), самый престижный лицей Либревиля и один из его бульваров. В 2007 г. в Либревиле был открыт Мемориал Леона Мба, ставший его мавзолеем и одновременно хранилищем архива бывшего президента.
Литература:

M’Ba L. Essai de droit coutumier pahouin // Bulletin de la Société des recherches congolaises. Vol. 25. 1938.

Bernault F. Démocraties ambiguës en Afrique Centrale. Congo-Brazzaville, Gabon: 1940-1965, Paris, 1996.

Biteghe M. N. Echec aux militaires au Gabon en 1964. Paris, 1990.

Etoughe D. Justice indigène et essor du droit coutumier au Gabon: La contribution de Léon M'ba, 1924-1938, Paris, 2007.

Keese A. L’évolution du leader indigène aux yeux des administrateurs français: Léon M’Ba et le changement des modalités de participation au pouvoir local au Gabon, 1922-1967 // Afrique et histoire. 2004. № 2.

Reed M.C. Gabon: a neo-colonial enclave of enduring French interest // Journal of Modern African Studies. Vol. 25. 1987. № 2.

Weinstein B. Léon M’Ba: The ideology of dependence // Genève-Afrique. Vol. 6. 1967. № 1.

Yates D. A. The Rentier State in Africa: Oil Rent Dependency and Neocolonialism in the Republic of Gabon. Trenton, 1996.
Мариан Нгуаби (Marien Ngouabi) (31 декабря 1938 г. – 18 марта 1977 г.) — государственный деятель Республики Конго (Браззавиль), ее президент в 1968–1977 гг.

М.Н. родился 31 декабря 1938 г. в деревне Омбеле в 10 км от Форт-Руссе (совр. Овандо) на севере Французского Конго (совр. деп. Кювет НРК). Его родители — отец, Оссере Мопома (Оссере Доминик), и мать, Антуанетта Мбуале-Абемба, — принадлежали к этносу кую.

Получив начальное образование в Форт-Руссе (1947–1953 гг.), М.Н. в сентябре 1953 г. поступил в военную Школу генерала Леклерка в Браззавиле. По ее окончании в 1957 г. он стал рядовым французской армии: в 1957–1958 гг. проходил службу в Бваре в «заморской территории» Убанги-Шари (совр. ЦАР), в 1958–60 гг. — в Камеруне. После провозглашения независимости Республики Конго (15 августа 1960 г.) М.Н. в сентябре 1960 г. отправился во Францию учиться на офицера. Пройдя курс обучения в Школе военной подготовки в Страсбурге (1960 – 1961 гг.) и в Общевойсковой школе Сен-Сир в Бретани (1961–1962 гг.), он вернулся на родину в чине младшего лейтенанта и был назначен заместителем командира пехотного батальона в Пуэнт-Нуаре. Став в 1963 г. лейтенантом, а в 1964 г. — капитаном, М.Н. в том же году был переведен в Браззавиль, где в 1965 г. сформировал первый батальон конголезских парашютистов.

Как раз тогда М.Н. приобщился к марксизму, прежде всего под влиянием гвинейца Секу Траоре, преподавателя Браззавильского университета, и активно вовлекся в политическую жизнь страны. Когда летом 1964 г. президент Конго А.Массамба-Деба создал Национальное революционное движение (НРД) в качестве правящей и единственно легальной партии, М.Н. вошел в состав ее ЦК как представитель от армии. Однако независимый характер Мариана вызвал раздражение у президента, который в апреле 1966 г. решил «сослать» его в Пуэнт-Нуар комендантом местного гарнизона. Открытая критика М.Н. закона 22 июня 1966 г. о политизации вооруженных сил (превращение их в Национальную народную армию и расширение полномочий пропрезидентских милицейских формирований — Молодежного движения НРД и Гражданской обороны), как и отказ служить в Пуэнт-Нуаре имели своим результатом его разжалование в солдаты 2-го класса (25 июня 1966 г.).

29 июля 1968 г. М.Н. был арестован по обвинению в заговоре против президента А.Массамба-Деба. Группа офицеров потребовала освободить Мариана, вернуть ему звание капитана, а также произвести перестановки в высшем руководстве армии. Деба отверг их требование. 31 июля отряд коммандос освободил из тюрьмы М.Н., который в тот же день организовал выступление против правящего режима. Под давлением военных А.Массамба-Деба пришлось согласиться на создание 5 августа 1968 г. нового органа власти — Национального совета революции (НСР) во главе с М.Н., а 3 сентября уйти в отставку. Однако внутри НСР возникли разногласия о кандидатуре его преемника. М.Н. решил на этом этапе не ввязываться в борьбу за пост главы государства, поскольку опасался сильного соперника в лице своего заместителя и руководителя Гражданской обороны А.Диавара. Он поддержал сначала кандидатуру бывшего премьер-министра и умеренного марксиста П.Лиссубы, а после его отказа — компромиссную фигуру А.Рауля; сам же занялся реорганизацией армии и добился интеграции в ее состав Гражданской обороны. В октябре ему был присвоен чин майора.

Достаточно укрепив свои позиции, М.Н. 31 декабря 1968 г. добился отставки А.Рауля с поста президента и занял его место (А.Рауль сохранил должность премьер-министра). Он заявил о продолжении курса на строительство социализма Конго, провозглашенного А.Массамба-Деба после «Трех Славных Дней» августа 1963 г. М.Н. распустил НДР и создал в конце декабря 1969 г. новую правящую и единственную легальную Конголезскую партию труда (КПТ) с марксистской программой. Тогда же была принята новая Конституция, оформившая режим Третьей республики («Народная республика Конго»): она законодательно закрепила социалистическую ориентацию страны, ввела революционную государственную символику (гимн «Три Славных Дня»; красный флаг, в левом верхнем углу которого находились пятиконечная звезда, две пальмовые ветви и перекрещенные мотыга и молот), усилила власть президента, упразднив пост премьер-министра и ликвидировав Национальное собрание. Установив жесткий контроль над СМИ, режим Нгуаби превратил их в рупор коммунистической пропаганды, ядром которой явилась идея борьбы «революционных сил» Конго (рабочие, крестьяне, левая интеллигенция) против «иностранного империализма» (прежде всего французского) и его местных «прислужников», к числу которых относили «компрадорскую и бюрократическую буржуазию», феодальные элементы и «буржуазную» интеллигенцию. Мобилизация широких слоев населения осуществлялась в рамках массовых общественных организаций, находящихся под контролем партии, — Союза социалистической молодежи, Революционного союза женщин, Национального союза писателей и художников и т.д.

В реальности же коммунистический фасад прикрывал диктатуру военных и бюрократии. Ликвидировав самостоятельность милицейских формирований бывшего НРД, М.Н. сделал армию главным игроком на политической арене Конго. Офицеры с левыми убеждениями не только заполняли высшие эшелоны партийной и государственной власти, но и занимали командные посты в государственном секторе экономики: М.Н. назначал на них офицеров верного ему батальона парашютистов, чтобы те покончили с хронической коррупцией, но добился лишь того, что коррупция захлестнула саму армию. Этот военно-бюрократический режим носил также особый этно-регионалистский характер: в офицерском корпусе и гражданской администрации доминировали в первую очередь выходцы из северных этносов. Сам М.Н. называл установившуюся в Конго систему власти «военно-племенной чиновничьей олигархией».

Ахиллесовой пятой режима М.Н., как и всех других «прогрессивных» режимов Черной Африки, оказалась экономика. При нем сохранилось введенное еще в 1964 г. централизованное экономическое планирование. В целом государственное вмешательство в экономику значительно расширилось, и в первые годы правления М.Н., казалось, приносило неплохие плоды. Увеличение добычи нефти в сочетании с резким скачком нефтяных цен в 1973 г. позволили значительно повысить доходы государственного бюджета (за годы его правления доля нефти в экспорте увеличилась с 45% до 60%), которые были использованы для осуществления крупномасштабных индустриальных и инфраструктурных проектов: если в 1970–1974 гг. рост государственных инвестиций составлял 2,8% ВВП, то в 1975–1979 гг. уже 4,8%. Режим национализировал ряд секторов экономики (сахарное производство, железные дороги и пр.). Однако внедрение «социалистической» модели хозяйствования со свойственными ей неэффективным менеджментом, коррупцией, неумелой ценовой политикой поставило Конго на грань экономического коллапса; земледелие пришло в упадок, значительную часть бюджета съедали расходы на госаппарат, инфляция к середине 1970-х гг. достигла 12% в год. Ежегодные темпы роста ВВП снизились с 7,8% в 1970–1974 гг. до 3,2% в 1975–1979 гг. Дефицит бюджета увеличился с 2,5% ВВП в начале 1970-х гг. до 6,7% ВВП во второй их половине. Чтобы переломить негативные тенденции, М.Н. пришлось обратиться за финансовой помощью к Западу и обеспечить благоприятные условия для частных инвестиций, прежде всего французских. Политика привлечения зарубежных кредитов привела к стремительному увеличению внешнего долга (с 41% ВВП в 1970–1974 гг. до 70% в 1975–1979 гг.), а боязнь «бегства капиталов» вынудила отказаться от проектов национализации наиболее доходных секторов производства — добычи нефти и калия; М.Н. также не решился вывести страну из зоны франка. В итоге Конго не смогло обрести подлинной экономической независимости.

Активно сотрудничая с Западом и Францией в экономической и финансовой сфере, М.Н. неизменно провозглашал себя панафриканистом и союзником мирового коммунистического движения. Он имел тесные связи с Кубой, КНР и с СССР, с которым в марте 1975 г. заключил соглашение об экономической и технической помощи. Правда, интересы Конго всегда были для М.П., называвшего себя «пролетарским националистом», приоритетными по сравнению с глобальными интересами мирового коммунизма. Так, из-за напряженных отношений с ангольской МПЛА и ее лидером А.Нето М.Н. поддерживал его противников, особенно сепаратистское движение в Кабинде, и отказывался предоставить территорию Конго для транзита советских военных материалов в Анголу.

Непоследовательная политика М.Н. не способствовала внутренней консолидации его режима. С одной стороны, ему приходилось бороться с антисоциалистическими силами, знаменем которых был первый президент страны Ф.Юлу (1960–1963 гг.). Юлисты попытались совершить военный переворот в феврале 1969 г. (министр внутренних дел Ф.Музабакани) и в марте 1970 г. (П.Кинганга). С другой стороны, шла постоянная борьба за власть внутри самого режима. Умеренным марксистам во главе с М.Н. противостояли левые радикалы (маоисты и другие гошисты) во главе с А.Диавара и «северная» фракция начальника Генерального штаба Ж.Йомби-Опанго. В декабре 1971 г. группировка А.Диавара сделала попытку прийти к власти легальным путем (на чрезвычайной сессии ЦК КПТ), а потерпев неудачу, организовала в феврале 1972 военный путч («Движение 22 февраля»); после провала уцелевшие путчисты начали партизанскую войну, закончившуюся в апреле 1973 г., когда А.Диавара и главные его соратники были схвачены и убиты (24 апреля их тела выставили на стадионе во время многотысячного митинга, а затем проволокли по улицам столицы). На чрезвычайной сессии ЦК КПТ в декабре 1975 г., которая провозгласила курс на «радикализацию» Конголезской революции, от власти была отлучена фракция Ж.Йомби-Опанго.

В первой половине 1970-х гг. на все попытки протеста и борьбу фракций режим отвечал усилением репрессий — массовыми расстрелами, постоянными чистками государственного, армейского и партийного аппарата, ужесточением цензуры. Главными орудиями террора являлись чрезвычайные трибуналы и вездесущая служба безопасности, возглавлявшаяся Д.Сассу. После подавления февральского путча 1972 г. было расстреляно более ста человек, а ряд видных левых политиков (П.Лиссуба и др.), не причастных к нему, подверглись превентивному заключению. Существует версия и о причастности властей к смерти Ф.Юлу, скончавшегося в Мадриде в мае 1972 г.

Однако в условиях экономического кризиса середины 1970-х гг. репрессии имели своим следствием лишь увеличение раскола между правящей элитой и обществом. Правда, М.Н. оставался популярным среди беднейших слоев населения: этому способствовали его демонстративная простота и скромность (он почти не пользовался охраной, совершал по утрам пробежки по улицам столицы, ходил в поношенном мундире, ездил на велосипеде), доступность и умение находить общий язык с простыми людьми. Тем не менее, социальная база режима стремительно сужалась. Чтобы переломить ситуацию, М.Н. начал в июле 1975 г. переговоры с бывшим президентом А.Массамба-Деба о разделе власти, чем вызвал резкое недовольство северян и сторонников жесткой линии во главе с Д.Сассу. 19 марта 1976 г. он едва избежал гибели во время катастрофы президентского вертолета, случившейся при подозрительных обстоятельствах.

18 марта 1977 г. М.Н. погиб в результате покушения группы коммандос в своей резиденции в здании Генштаба в Браззавиле; торжественные похороны состоялись 2 апреля. Официальная версия объявила организатором убийства главу разведки при А.Массамба-Деба Б.Кикадиди. Четырех непосредственных его участников расстреляли на месте. Несколько дней спустя по решению срочно созданной специальной комиссии были казнены А.Массамба-Деба и многие члены президентской гвардии. Без всякого суда тайно расправились с архиепископом Браззавиля кардиналом Э.Биайенда. В январе-феврале 1978 г. Чрезвычайный революционный суд провел процесс над 42 «виновниками» убийства М.Н., большинство которых принадлежало к окружению А.Массамба-Деба; десять из них были приговорены к расстрелу, остальные — к различным срокам тюремного заключения. Однако существуют серьезные подозрения, что этими расправами власти пытались скрыть причастность к преступлению высокопоставленных функционеров режима, в том числе будущего президента Д.Сассу.

Историческая память конголезцев мифологизировала образ М.Н. Она превратила его в бескорыстного и бескомпромиссного защитника обездоленных, великого реформатор, гуманиста и патриота.

Имя М.Н. носит главный центр высшего образования Конго — университет в Браззавиле. Бывшее здание Генштаба, место его гибели, стало музеем.
Литература:

Ngouabi M. Vers la construction du société socialiste en Afrique: Ecrits et du  Président du Comité centr. du Parti congolais du travail. Président de la République Populaire de Congo. Paris, 1975.

Obenga T. Vie de Marien Ngouabi. Paris, 1977.

Decalo S. The People's Republic of the Congo // Marxist Governments. A World Survey. Vol. 1 / Ed. B. Szajkowski. London, 1981.

Bazanguissa-Ganga R. Les voies du politique au Congo: essai de sociologie historique. Paris, 1997.

Le Vine V.T. Politics in Francophone Africa: The States of West and Equatorial Africa. Boulder, 2004.




1   2   3   4   5   6   7


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет