Индрадьюмна Свами Дневник странствующего проповедника Том IX том 9, Глава 1 19 28 января 2008 Идеальное завершение



бет1/7
Дата28.04.2016
өлшемі1.37 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7
Индрадьюмна Свами

Дневник странствующего проповедника

Том IX

Том 9, Глава 1

19 - 28 января 2008
Идеальное завершение

Несмотря на усталость, накопившуюся за семь недель фестивалей по Австралии и Новой Зеландии, преданные с нетерпением ждали проведения двух последних программ в Гонконге. Но они чуть не были сорваны, поскольку за день до нашего вылета из Окленда русским и украинским преданным все еще не были выданы визы. Вечером я позвонил Чандрашекхару дасу, одному из лидеров храма в Гонконге.


- Сейчас 9 вечера, - сказал я. - Через девять часов мы должны вылететь. Готовы ли визы?
- Нет еще, - ответил он, - и ситуация не выглядит обнадеживающей. Мы целую неделю пытались связаться с иммиграционной службой, но нам так и не удалось дозвониться до них. Наш юрист пытается связаться с ними по своим каналам. Я позвоню Вам, если что-нибудь получится.
Я прекрасно понимал беспокойство Чандрашекхара. Он и команда местных преданных в течение 6 месяцев готовили эти программы. Затратив большие средства, они сняли на 2 вечера зал на 1000 мест в престижном университете в центре Гонконга. Никогда раньше эта маленькая ятра не пыталась проводить столь грандиозные проповеднические программы. Были приглашены многие официальные лица, включая Генерального Консула Индии.
- Нам нужно продумать альтернативную программу действий, - сказал я Шанти Параяне дасу после разговора с Чандрашекхаром. - Наши визы в Новую Зеландию заканчиваются завтра утром. Завтра мы либо летим в Гонконг, либо

возвращаемся в Европу. Позвони домой нашему туроператору и спроси, можем ли мы улететь вместо Гонконга в Лондон.


Остальным преданным я велел ложиться спать.
Прошли часы. Я заснул. В 02:30 зазвонил мой мобильник, и я тут же схватил его.
- Визы поставлены! - с воодушевлением сообщил Чандрашекхар. - Это чудо.
- Здорово! - воскликнул я, тут же проснувшись. - Как это произошло?
- Каким-то образом нашему юристу удалось дозвониться до иммиграционной службы Гонконга, - ответил он. - На это ушли часы, и случайно чиновник оказался в кабинете. Юрист произвела на него впечатление, рассказав о грандиоз-ности нашего мероприятия. Тот ответил, что ему нужно время, чтобы подумать. Она трижды в течение часа перезванивала ему и беспрестанно напоминала о срочности ситуации. В конце концов, он дал согласие. При выходе из самолета вас будет встречать человек с визами.
- Визы как нельзя вовремя, - ответил я. - За три с половиной часа до вылета.
Я вбежал в комнату, где спали мужчины.
- Подъем! - закричал я, включая свет.
Парни открыли глаза и медленно сели.
- Куда мы летим? - спросил Гаура Хари дас, потирая глаза. - В Лондон или Гонконг?
- В Гонконг, - с улыбкой ответил я. - У нас всего 45 минут на сборы.
Мы приехали в аэропорт, не имея в запасе ни секунды. Поскольку мы летели разными рейсами, я дал преданным последние указания по поводу того, как по прибытию заполнять иммиграционные карты.
Одна девушка спросила:
- Гуру Махараджа, в гавани Гонконга до сих пор полно лодок с большим парусом, они еще называются джонками?
- Может быть, оставили несколько для туристов, - рассмеялся я. – Сейчас Гонконг - это современный город, одна из деловых столиц мира.
До посещения Гонконга в прошлом году у меня тоже было романтическое представление о нем, но, приехав, я увидел ультрасовременный, деловой и удивительно чистый город. Китай сдал Гонконг британцам после Опиумных Войн в конце 19 века и получил назад только в 1997. И хотя большая часть древней китайской культуры исчезла во времена британского правления, многие аспекты ее сохранились, и, как вскоре в этом убедились наши преданные, причудливо переплелись с современными тенденциями.
На следующий день после нашего приезда мы разделились на 2 группы, чтобы провести рекламные Харинамы. Сто двадцать преданных из разных мест присоединились к нам. Я возглавил одну группу, а мой духовный брат Бхакти

Бхринга Говинда Свами, который тоже приехал - вторую.


Когда моя группа радостно пела и танцевала на многолюдных улицах, мы сделали остановку перед большим, работающим допоздна магазином. Преданных повергла в шок вывеска, рекламирующая ассортимент магазина:
"Только сегодня: сушенные птичьи желудки, суп из змеиных голов, и китайские грибные гусеницы".
На улицах было много людей, и идти было нелегко, но прохожие доброжелательно брали приглашения. За несколько часов Харинамы, я увидел валяющимися на земле лишь несколько штук.
- Это обнадеживает, - подумал я.
Вечером Говинда Махараджа долго пел бхаджан в маленьком храме. Многие преданные из Китая никогда прежде не были на таком сладком киртане, и они пели и танцевали с большим удовольствием. Во время киртана я пошел в офис

Чандрашекхара, чтобы поговорить с ним.


- Это амбициозный план - попытаться заполнить зал на 1000 мест два вечера подряд, - сказал я.
- Надеюсь, мы сможем сделать это, - ответил Чандрашекхар. - В наши дни многие жители Гонконга интересуются индийской культурой. С 2004 года ученики более 30 школ и колледжей посетили наш храм. А клубы йоги появляются по всему городу.
На следующий день мы отправились с Харинамой в Шай Кунг, пригород Гонконга. Гораздо менее индустриальный, чем Гонконг, он напоминал традиционную китайскую деревню. Но в отличие от Гонконга, где люди проявляли интерес к нашей поющей группе, жители Шай Кунга были настолько заняты своей работой, что едва ли заметили нас.
- Было бы мудрее продолжать Харинаму в Гонконге, - подумал я.
Когда харинама близилась к концу, мы прошли мимо старого китайского храма.
- Иностранцам можно заходить внутрь? - спросил я местного преданного.
- Сейчас узнаем, - ответил он.
С группой из 5 или 6 преданных мы вошли в храм.
- Сколько ему лет? - тихо спросил я.
Преданный поискал каких-нибудь описаний на стенах.
- 140 лет, - прошептал кто-то.
Храм был тускло освещен, и мне пришлось прищуриться, чтобы рассмотреть алтарь. В конце концов, я смог увидеть фигуру высокого, бородатого мужчины с длинными волосами.
- Кто это? - спросил я у преданного.
- Гуан Гонг, - ответил он. - Знаменитый воин, защищавший эти места от захватчиков много веков назад.
На алтаре курилось много благовоний.
- Ему поклоняются? - спросил я.
- О да, - ответил преданный. - Люди приходят и молятся ему о защите. Они верят, что некоторые люди после смерти обретают божественную природу и сверхъестественное могущество.
Я осмотрел храм и увидел старинные настенные подвески, колокольчики и предметы для поклонения. Стены были покрыты толстым слоем сажи от благовоний, сгоревших за 140 лет.
- Посмотрите сюда, - продолжал преданный. - Люди берут две деревянные дощечки размером с кулак и бросают перед ним. Если обе дощечки упадут гладкой стороной вверх, это означает, что он согласен ответить на вопрос.
- Вы задаете вопрос, а затем вытаскиваете деревянную палочку из этой кучки пронумерованных палочек. Вы смотрите номер своей палочки, а затем идете туда и там увидите стопку старинных пергаментов. Вы берете пергамент с соответствующим номером и читаете ответ на свой вопрос. Хотите попробовать?
- Нет, спасибо, - с почтением ответил я.
Мы вышли из храма.
- Махараджа, - обратился ко мне преданный, - в Ведической культуре нет подобного поклонения, не так ли?
- В действительности, есть, - ответил я, - для определенного класса людей. Это похоже на поклонение предкам. Кришна говорит в Бхагавад Гите:
янти дева врата деван

питрин янти питри вратах

бхутани янти бхутеджья

янти мад яджино'пи мам


Те, кто поклоняется полубогам, родятся среди полубогов; те, кто поклоняется предкам, отправятся к предкам; те, кто поклоняется духам и привидениям, появятся на свет в этих формах жизни, а те, кто поклоняется Мне, будут жить со Мной. [Бхагавад Гита, 9.25]
Выйдя из храма, мы прошли мимо большого очага, где священнослужитель предлагал огню различные предметы из бумаги.
- Что он делает? - спросил я местного преданного.
- Люди верят, что таким образом можно послать какие-то вещи своим предкам, - ответил он. - Например, если вы хотите передать им автомобиль, то необходимо предложить огню бумажную машину с соответствующими молитвами.
- Давайте вернемся к чистому воспеванию святого имени, - сказал я. – Я слышу харинаму за ближайшим углом.
На следующий день мы продолжили рекламировать фестивали и провели харинаму на помостках рядом с портом. Через какое-то время преданные устали, но я был решительно настроен продержать их как можно дольше.
- Я буду счастлив, если нам удастся заполнить зал хотя бы наполовину, - думал я.
В то время, как мы шли по улице, воспевая, нам снова напомнили о местных гастрономических пристрастиях. Мы проходили мимо большого ресторана и увидели множество морской живности, плавающей в огромных аквариумах рядом с рестораном. Там были осьминоги, угри, морские змеи, огромные крабы и невероятный ассортимент морских рыб, которых я никогда прежде не видел.
Посетители останавливались и показывали работнику, что именно они хотят. Работник быстро вылавливал животное и уносил на кухню, а через полчаса оно уже оказывалось на столе перед клиентом, готовое к употреблению.
Когда большая семья из 12 человек выбрала рыбу размером с меня, я попросил ведущего поскорее двигаться дальше.
Я повернулся к Гаура Хари.
- Это милость Господа Чайтаньи, - сказал я. - Люди даже с такими привычками могут стать преданными.
Я процитировал знаменитый стих из Шримад Бхагаватам:
кирата хунандхра пулинда пулкаша

абхира сумбха яванах кхасадаях

йе'нье ча папа яд апашраяшраях

судхьянти тасмаи прабхавишнаве намах


"Кираты, хуны, андхры, пулинды, пулкаши, абхиры, шумбхи, яваны, представители племен кхасов и даже те, кто погряз во всех грехах, благодаря безграничному могуществу Господа могут очиститься, приняв покровительство Его преданных. Я склоняюсь перед Ним в глубоком почтении" [Шримад Бхагаватам 2.4.18]
- Махараджа, - заметил Гаура Хари, - кхасы – относится к китайцам. Но "йе'нье ча папа" означает "другие, привязанные к греховной деятельности". Это о западных людях, то есть о нас, не так ли? Подумайте, что подают в ресторанах в Америке.
Я почувствовал смущение.
- Да, - ответил я, - ты прав. Мы тоже были привязаны к греховной деятельности, прежде чем пришли в сознание Кришны. Мы ничем не лучше их, просто более удачливы, вот и все. Мы уже в Сознании Кришны.
На следующее утро наша группа и множество местных преданных пришли в зал, чтобы подготовить сцену. Мы вошли и остолбенели. Тысяча кресел образовывали изящный амфитеатр вокруг огромной сцены, которая была украшена всевозможными огнями, занавесом и всем необходимым для проведения профессионального представления.
- Городской Зал Мельбурна меркнет по сравнению с этим, - сказал кто-то из преданных.
Я не мог оторвать взгляд от потрясающей сцены.
- Наше представление заслуживает таких декораций, - сказал я. – Мы представляем величайшую культуру. В таком месте люди смогут оценить ее по достоинству. Но будем надеяться, что людей будет достаточно. Этот зал будет казаться пустым, даже если придет 500 человек.
- Махараджа, - успокоил меня преданный, - Чандрашекхар сказал, что, благодаря харинамам, последние два дня билеты хорошо продаются.
Преданные были одеты и готовы за два часа до начала представления. Все были воодушевлены. Это было бы подобающим окончанием нашего двухмесячного проповеднического тура. Я позвал всех, чтобы поговорить с ними.
- Я уеду утром после последней программы, - начал я. - Я просто хотел поблагодарить всех вас за то чудесное служение, которое вы совершали на протяжении последних двух месяцев. Я уверен, что все мы будем хранить воспоминания об этом туре до конца своих дней.
- Мы тяжело работали, распространяя послание Господа Чайтаньи, - продолжал я. - Иногда это напоминало горячий сок сахарного тростника: такой горячий, что обжигает губы, но такой сладкий, что невозможно остановиться.
- И у нас было столько прекрасных утренних программ, - сказал один преданный. - Мы получали истинное удовольствие от совместного чтения джапы и обсуждения Шримад Бхагаватам.
- И замечательный прасад, - добавил другой.
А затем последовала пауза, когда все поняли, что тур почти закончился. Преданные вдруг погрустнели.
- Единственное утешение, - сказал я, - в том, что мы все снова встретимся через несколько месяцев на летнем туре в Польше.
Раздались возгласы одобрения.
- А теперь давайте приготовимся к выходу на сцену, - с энтузиазмом сказал я, - представление начнётся через несколько минут.
Вот-вот должен был наступить момент, которого мы ждали целую неделю. Я решил выглянуть из-за огромного занавеса, чтобы посмотреть, сколько людей пришло. Я подошел к занавесу, поколебался мгновение и тихонько потянул его.
Вот это да! Зал был почти полон. Ряд за рядом сидели китайцы, терпеливо ожидая начала представления. В первом ряду я увидел высокопоставленных лиц, таких как Генеральный Консул Индии, Вице Канцлер Китайского Университета Гонконга, множество профессоров, а также известных бизнесменов Гонконга.
На мгновение я занервничал.
- Мы будем выступать перед такими влиятельными и известными людьми и 900 зрителей, - подумал я.
Затем я рассмеялся.
- За столько лет мы выступили перед сотнями тысяч людей, - думал я. – И почти всегда публике нравились наши представления. Почему здесь должно быть иначе? В таком зале все пройдет еще лучше.
Так и вышло. Программа этим вечером прошла безукоризненно, и публика наслаждалась каждым мгновением представления. Казалось, что высокопоставленные гости аплодировали громче всех.
На следующий день зал был полон, а фестиваль прошел с еще большим успехом. Это была последняя программа тура, и преданные выложились на все сто. На следующий день ранним утром Чандрашекхар вез меня в аэропорт.
- Ну как, понравились Вам программы? - спросил он.
- Идеальное завершение чудесного тура, - ответил я.
- Куда дальше? - спросил он.
- Я еду на Бали, в Индонезию, - ответил я. - Преданные пригласили меня на неделю попроповедовать там.
- Замечательно, - ответил он. - Это тропический остров. Вы планируете там заодно и отдохнуть?
Я задумался на мгновение.
- В следующей жизни, - со смехом ответил я. - Сейчас я слишком счастлив, проповедуя в команде с такими замечательными преданными Господа.
Когда я сел в самолет, то вспомнил о том, что писал Шрила Прабхупада:
"Старайся помнить о Кришне, следуя известным тебе принципам, а именно: рано вставай, совершай омовение, соблюдай чистоту, посещай арати, читай священные писания час или два в день, повторяй шестнадцать кругов Харе Кришна мантры на четках, выходи на санкиртану на улицу, предлагай всю пищу Кришне и т.п. Таким образом, ты очень быстро совершишь прогресс в сознании Кришны и станешь очень, очень счастливой"
[Шрила Прабхупада, письмо Сьюзан Беккам 29 сентября 1972]

Том 9, Глава 2

29 января – 13 февраля 2008
Матерь Храмов

Во время полета из Гонконга на Бали я размышлял над последним разговором с моим духовным братом Б. Б. Говиндой Махараджем. Мы говорили о том, как встречали Шрилу Прабхупаду в аэропорту Детройта в 1971 году. Это была наша первая встреча со Шрилой Прабхупадой, и я спросил Махараджа, помнит ли он хоть что-нибудь из его приветственной речи.


- Да, - с улыбкой ответил он. - Шрила Прабхупада сидел на стуле, в какой-то момент он подался вперед и сказал: "Пожалуйста, поверьте моим словам, вы - не эти материальные тела".
- Невероятно, - сказал я. - Это именно то, что и я помню из той лекции.
Самолет мчался дальше, а я размышлял над словами Шрилы Прабхупады. "Пожалуйста, поверьте мне". Я подумал, что каждый проповедник в сознании Кришны всегда умоляет аудиторию принять его послание. И поэтому был очень рад прочитать письмо от своей ученицы, полученное на е-майл через несколько часов:
"Дорогой Шрила Гурудева,
Пожалуйста, примите мои смиренные поклоны. Слава Шриле Прабхупаде.
Спасибо Вам большое за то, что принесли свой проповеднический тур в Австралию.
Моя мать была очень тронута лекцией, которую Вы дали на фестивале в Сиднее. Недавно я была на семейном ужине у нее дома, и мой зять спросил, как преданные относятся ко дню рождения. Я стала объяснять, что мы не являемся материальными телами, что мы души.
Неожиданно моя мама перебила меня: "Да, и когда мы умираем, это как будто мы снимаем старую одежду, чтобы надеть новую. Тела меняются, но душа остается неизменной".
Я не стала останавливать ее, поскольку она была полна энтузиазма. На протяжении нескольких минут она приводила множество примеров, цитируя Вашу лекцию. Например, что тело - это машина, а душа - водитель. Потом она встала и, дождавшись общего внимания, провозгласила: "Итак, мы можем снова родиться здесь, в материальном мире или вернуться назад, в духовный мир, вечный, полный знания и блаженства".
Она сделала паузу и продолжила: "Поэтому очевидно, что лучше попытаться вернуться в духовный мир".
Все сидели остолбенев. Я захлопала в ладоши и неожиданно все тоже стали хлопать и кричать в знак одобрения. Затем мама молча села.
Перед фестивалем у нее был небольшой интерес к сознанию Кришны. Но Вы так замечательно его преподнесли, что ее сердце изменилось.
Ваша служанка, Виласа Манджари."
Моторы продолжали гудеть, а мои мысли вернулись к Бали. Однажды я уже побывал там 15 лет назад. В то время местные брахманы, которые в основном поклонялись полубогам и видели в нашем поклонении Кришне угрозу, препятствовали развитию нашего движения. Публичные Харинамы были запрещены, и преданные были вынуждены встречаться тайно. Напряженная ситуация разрешилась, когда Бхакти Сварупа Дамодар Госвами встретился с общиной брахманов и уверил их в нашем желании сотрудничать.
Хотя Бали находится в 6000 километрах от современной Индии, Ведическая культура была распространена там на протяжении тысячелетий. Этот факт подтверждает слова Шрилы Прабхупады, что когда-то Ведическая культура существовала во всем мире:
"Во времена Махараджи Притху всем миром правил один император, которому подчинялось множество вассальных государств. Подобно современным федерациям, в древности мир состоял из отдельных государств, но все они были подвластны одному императору". [Шримад-Бхагаватам 4.16.27, комментарий]
- Если у меня будет время, - подумал я, - я поищу доказательства существования древнеиндийской культуры на Бали.
Наконец, командир экипажа объявил, что мы огибаем Бали, и вскоре будем садиться. Когда я выглянул в иллюминатор, то изумился красоте острова с высоты птичьего полета. Он выглядел как зеленая жемчужина, помещенная в мерцающую голубую ракушку. Когда мы подлетали к земле, пышная зеленая тропическая растительность буквально бросилась на нас.
После прохождения иммиграционного контроля и таможни, я забрал свой багаж. На выходе из терминала меня встретили теплый тропический бриз и 30 преданных, которые с энтузиазмом пели киртан. Пока мы ехали в дом, где я должен был остановиться, преданные рассказали, что на Бали диапазон колебания температуры в течение года составляет всего несколько градусов, цветы цветут без перерыва, нет диких животных, ядовитых змей и пауков и

циклонов.


- Словно рай на земле, - сказал я, когда мы въехали в Куту, большой город и популярный туристический центр.
- Не совсем, - ответил Падма Лочан дас и показал на огромное, богато украшенное сооружение с длинным списком имен тисненных золотом на стене.
- Что это? - спросил я.
- Имена 202 человек погибших в 2002 году от бомбы террористов «Джема Исламии», - ответил он. - Большинство из них были иностранцами.
Мы молча проехали мимо мемориала.
После обеда мы поехали посмотреть различные места на острове. Когда мы проезжали через маленькую деревушку, я попросил водителя остановиться, чтобы мы могли прогуляться. На рынке я увидел разнообразные экзотические фрукты, такие как змеекожий фрукт, желтый арбуз и мангустин. Я, также, заметил много храмов.
- На Бали более 11 тысяч храмов, - сказал Падма Лочан.
Я вспомнил о своей идее поискать связь религиозной жизни Бали наших дней и духовной культуры Индии.
- Они очень старые? - спросил я.
- Некоторым из них несколько сотен лет, - ответил он.
- Не такие уж и древние, - сказал я.
- Здешние люди не так много знают о Кришне, - сказала Махамуни даси. – Почти во всех храмах на Бали поклоняются полубогам, предкам и духам.
- Духам? - удивился я.
- Да, - ответила она. - Они поклоняются духам, чтобы те их не беспокоили. Видите эти скромные подношения перед домами вдоль дороги? Они называются ягья-шешу и предназначены духам.
В тарелках из листьев я увидел фрукты и цветы, а также сигареты и вино.
Мы вернулись, отдохнули, а потом отправились на программу в храм Радхи-Расешвары, который находился в джунглях в 2 часах езды от Денпасара, столицы острова. Это один из четырех главных храмов ИСККОН на Бали.
Когда мы приехали, преданные пели киртан. Пораженный красотой острова, я дал первую лекцию из серии о том, что мы должны быть сосредоточены на сознании Кришны и не отвлекаться на красоту этого мира. Я сказал, что единственная опасность, которую я увидел на райском острове Бали - это идеальная природа, которая может заставить забыть о Кришне кого угодно. Преданные согласно кивали.
На следующий день мы поехали в другую часть острова, чтобы почитать там джапу. Я заметил, что в каждой деревне в центре транспортного кольца установлены диорамы, изображающие игры Господа из Рамаяны и Махабхараты. В одном месте я увидел битву Господа Рамачандры с Раваной, в другом Драупади с ее пятью мужьями Пандавами. В центре рынка маленького городка стоял Юдхиштхира, а в соседней деревне Хануман нес гору с целебными травами для Лакшмана.
Я понял, что хотя диорамы были воздвигнуты недавно, их можно считать доказательством того, что корни Ведической культуры существовали здесь тысячи лет. С помощью памятников искусства, разбросанных по всему острову, гораздо легче помнить о Боге. Казалось, что Бали вобрал в себя лучшее из двух миров.
Джунгли сгущались вдоль дороги, по которой мы ехали. Время от времени я видел кристально чистые водопады, впадающие в большие заводи. Обезьяны играли на камнях, разноцветные птицы перелетали с дерева на дерево, повсюду порхали бабочки.
В какой-то момент Махамуни повернулась ко мне и спросила:
- Махараджа, хотите посетить ботанический сад, расположенный неподалеку?
- Вся ваша страна - большой ботанический сад, - рассмеялся я.
За окном проносились пейзажи деревенской жизни, и я заметил еще больше храмов. Это были сооружения в типичном для Бали открытом стиле, и везде на алтарях стояли подношения из свежих фруктов. Когда мы проезжали через мост, я увидел, что на его четырех углах стояли свирепые фигуры, одетые в яркие, цветные одежды.
- Кто это? - спросил я
- Второстепенные божества, защитники путешественников, - ответил Падма Лочан. – Люди, как видите, хорошо заботятся о божествах, и верят, что взамен божества будут заботиться о них.
На меня произвело впечатление, что балийцы относятся к силам природы как к личностям и осознают, что за каждым проявлением природы стоит контролирующее божество. Однако я был разочарован, что они не понимают того, что существует Верховная личность, которая контролирует все и которому все должны быть преданны. Но в этом не было ничего удивительного. Эта проблема существовала уже 5000 лет назад. Кришна говорит:
са тая шраддхая юктас

тасьярадханам ихате

лабхате ча татах каман

маяива вихитан хи тан


"Наделенное такой верой, живое существо поклоняется тому или иному полубогу и достигает желаемого результата. Но в действительности все эти блага даю ему Я один". [Бхагавад-гита 7.22]
Вечером мы посетили программу в храме Гауранги, расположенном рядом с Кутой.
- Нет смысла критиковать людей, поклоняющихся полубогам, - сказал я в лекции. - И хотя приезжающие сюда туристы могут считать это проявлением нецивилизованности, на самом деле это более возвышенное понимание, чем мнение современной науки, считающей, что все происходит случайно.
- Что мы можем предложить, так это факт, что просто поклоняясь Кришне, мы удовлетворяем всех полубогов, которые являются Его преданными.
На следующий день, когда мы, прогуливались по пляжу, читая джапу, я сел и подумал, что если Ведическая культура процветала на Бали тысячи лет назад, то здесь должны быть доказательства поклонения Кришне или Вишну, поскольку поклонение полубогам и поклонение Верховной Личности Бога в Ведической цивилизации существовали одновременно.
Я подошел к Махамуни.
- Ты говорила, что на Бали тысячи храмов, - сказал я, - но всё, что я видел - это поклонение полубогам и духам. А есть хоть один храм, в котором поклоняются Вишну?
- О да, - ответила она. - Пура Бесаки. Мы называем его Матерью Храмов. Это самое священное место на Бали. Там поклоняются Брахме, Вишну и Шиве.
- Ничего себе! - воскликнул я.- Это то, что я хотел услышать. Ему тоже несколько сотен лет, как и всем другим храмам, которые мы видели?
- Нет, - ответила Махамуни. - Ему тысяча семьсот лет.
Я потерял дар речи.
- Это то доказательство, которое мне было нужно, - сказал я после долгого молчания. - Это подтвердит слова Бхагаватам, который утверждает, что когда-то Ведическая культура была распространена по всей земле.
- Потребуется какое-то время, чтобы добраться туда, - предупредила Махамуни. - Он расположен на горе Агунг, это действующий вулкан. Но не беспокойтесь. Последний раз он извергался в 1964 году. Многие туристы стремятся посмотреть храм, хотя там есть места, куда их не пускают. Это, по сути, целый комплекс, состоящий из множества храмов, как уменьшенная копия Ангкор Ват в Камбодже.
- Поедем завтра утром, - сказал Падма Лочан. - Завтра очень благоприятный день.
- Каждые шесть месяцев там устраивают праздник, - объяснила Махамуни. - Многие балийцы в эти дни отправляются в паломничество, чтобы помолиться. Люди верят, что Господь уберег храм во время извержения. Потоки лавы проносились в нескольких метрах от храмового комплекса, но ни одно из строений не пострадало. А соседние деревни были стерты с лица земли. Тысяча человек погибли.
Вечером программа проходила в храме Сандипани Муни, принадлежащем ИСККОН в Денпасаре. Когда я приехал, нас ждали уже сотни преданных.
- Где бы мы ни проводили программу, всегда столько счастливых преданных, - сказал я Падма Лочану. - Сколько преданных на Бали?
- Более двух тысяч человек, - ответил он с улыбкой.
В лекции я снова говорил о том, что вся красота этого мира временна и что, в конце концов, мы должны отречься от нее. Но я подчеркнул, что истинное отречение - задействовать в служении Богу все, что нас окружает, и что преданные должны использовать природные богатства острова для прославления Кришны.
После лекции один преданный обратился ко мне.
- Мы используем красоту наших пляжей для того, чтобы проводить Харинамы по субботам и вовлекать туристов в киртан.
Когда он показал фотографии, я был удивлен, увидев австралийцев и европейцев, поющих Харе Кришна и танцующих с преданными на пляже. Я поздравил его с тем, что ему удается давать духовную жизнь охотникам за загаром.
На следующий день рано утром мы отправились в Пура Бесаки. Во время долгой поездки по гористой местности, покрытой джунглями во всех направлениях, я восхищался тем, что поклонение в храме продолжается уже в течение тысячи семисот лет. Мне не терпелось добраться до места и отыскать доказательства Ведических корней прошлого Бали.
Наконец, мы добрались до парковки, расположенной в километре от храма.
- По традиции, последний километр нужно пройти пешком, - сказал Падма Лочан, - чтобы было время поразмышлять о величии Бога и о том, что мы Его смиренные слуги.
Подъем был крутым, было влажно и жарко. На последних шагах мне пришлось преодолевать себя. Мы поднялись на вершину - и неожиданно нашим взорам предстал гигантский храм, утопающий в красивых джунглях.
- Боже мой! - воскликнул я. - Никогда не видел ничего подобного.
Мы прошли последние 200 метров и, переведя дух, продолжили подниматься по длинной лестнице, которая вела к первым постройкам храмового комплекса. Древность панорамы ошеломляла.
- Мне кажется, что я попал в другую эпоху, - сказал я Падма Лочану.
Пока мы шли, было слышно, как священнослужители предлагают подношения в храмах. Как и все храмы, которые я видел на Бали, все строения здесь были открыты со всех сторон.
- В отличие от Индии, Вы не увидите здесь Божеств, - сказал Падма Лочан. - Они говорят, что боги приходят только когда им поклоняются.
Когда мы шли по огромному комплексу, я с благоговением разглядывал уникальную архитектуру строений. Неожи-данно мы вышли к проходу, который вывел нас на широкий внутренний двор, где я увидел священнослужителей, предлагающих различные подношения.
- Туристы не могут сюда пройти, только верующие, - сказал Падма Лочан, - а за этим местом, где поклоняются полубогам, расположен храм Вишну.
- Это то, за чем я приехал, - произнес я нетерпеливо. - Я одет в одежды санньяси. Они позволят мне пройти туда?
- Попытаемся, - ответил он.
Я сунул руку в мешочек с четками и стал громко повторять святые имена; в это время мы вышли на огороженную площадку. Падма Лочан одел мне на голову традиционную балийскую шляпу. Когда мы вошли в большой двор некоторые священники подозрительно посмотрели на меня. Я стал повторять громче.
Неожиданно на полпути пожилой священник подошел к Махамуни и что-то сказал ей на балийском.
- Ну что ж, - подумал я, - попытка не пытка.
Махамуни с улыбкой повернулась ко мне.
- Если Вы хотите пройти через этот комплекс, - сказала она, - то должны помолиться полубогам.
Священник достал поднос с предметами для поклонения, такими как благовоние, свеча, фрукты и специи.
- Он хочет, чтобы Вы предложили все это полубогам, - объяснила Махамуни.
- Строгий Вайшнав не поклоняется полубогам, - подумал я и вспомнил слова Нароттама даса Тхакура:
"О брат, говорю тебе, если ты хочешь стать чистым преданным Верховного Господа, не стремись получить благословения полубогов." [Према Бхакти Чандрика]
- Но если я не сделаю этого, - подумал я, - то никогда не попаду в храм Господа Вишну.
Священник занервничал, заметив мою нерешительность. Внезапно мне в голову пришла идея.
- Хорошо, - сказал я. - Я вознесу молитвы полубогам.
По милости Кришны я читал Десятую Песню Шримад Бхагаватам и только недавно заучил молитву, которая как нельзя лучше подходила к данной ситуации. Я поклонился ближайшему алтарю, а затем сел, зажег благовоние, предложил его и стал молиться:
катьяяни маха майе

маха йогини адхишвари

нанда гопа сутам деви

патим ме куру те намах


"О богиня Катьяяни, О великая энергия Господа, О владычица мистических сил и могущественная повелительница всего, пожалуйста, сделай так, чтобы сын Махараджи Нанды стал моим мужем. Я предлагаю тебе свои поклоны".

[Шримад-Бхагаватам 10.22.4]


На священника это произвело большое впечатление, и, дав нам немного чаранамриты, он с радостью показал путь к храму Вишну.
- О чем Вы молились? - спросила Махамуни.
- Я прочитал молитву гопи, - сказал я, - но её результат недостижим в этой жизни.
Мы прошли через двор, поднялись еще на несколько лестничных пролетов, и, в конце концов, оказались на вершине горы, где располагался весь храмовый комплекс. Оттуда открывался прекрасный вид на гору Агунг.
- Наверное, страшно, когда извергается вулкан, - сказал я.
- Он все еще очень активный, - сказал Падма Лочан. - Время от времени он выбрасывает густой дым и пепел. Начало нового извержения - только вопрос времени.
- Надеюсь не сегодня, - сказал я, нервно улыбаясь.
Мы повернули налево, прошли еще 50 метров по каменной дорожке и, наконец, пришли в храм Господа Вишну. Когда мы вошли, я с удивлением обнаружил, что мы единственные посетители.
- Здесь в Пура Бесаки, они поклоняются Шиве, как верховному, - сказала Махамуни, - а не Вишну.
- Уверен, что так было не всегда, - сказал я. - Только взгляните на этот величественный храм, на изящную резьбу на камне. Когда-то Вишну был главным божеством здесь.
Неожиданно из-за храма появился пожилой человек, одетый в белые одежды.
- Священник, - шепнул Падма Лочан.
Он предложил чашу с фруктами и прочитал какие-то молитвы. Я терпеливо ждал и, когда он закончил, подошел к нему.
Я говорил, а Махамуни переводила.
- Сэр,- начал я, - мы преданные Господа Вишну, или Кришны. Нам было очень приятно увидеть, с какой преданностью Вы предлагаете Ему подношение.
Он смиренно склонил голову, но ничего не ответил.
- Как долго Вы служите здесь? - спросил я.
- С детства, - ответил он. - Мой отец был здесь священником, как и его отец и дед…
- Сколько Вам лет? - продолжал спрашивать я.
- Восемьдесят три, - ответил он.
- Вы выглядите моложе, - отметил я.
- Одной женщине, которая живет в моей деревне 225 лет, - сказал он. – Она родилась в 1783 году.
Глаза Падма Лочана расширились от изумления.
- В предыдущие поколения люди здесь жили больше двухсот лет, - продолжал священник.
- Как это возможно? - спросил я.
Он рассмеялся:
- Они тяжело работали на полях, - объяснил он. - Пили воду из ручьев, ели в основном рис и овощи, и каждый день посещали этот храм.
- Каждый день посещали этот храм, - повторил я, пытаясь связать этот факт с продолжительностью жизни.
Он улыбнулся.
- Они были счастливы, - сказал он, - но никто из нас не будет жить вечно. Вот что по-настоящему важно - куда вы отправитесь, когда умрете.
- А куда Вы надеетесь отправиться, после смерти? - спросил я, страстно желая услышать сокровенные реализации из уст того, кто служил Господу всю свою жизнь.
Он помолчал несколько мгновений, глядя на алтарь.
- К Нему, конечно, - ответил он.
Священник замолчал, и в этот момент пошел дождь.
- Нам надо идти, - сказал я. - Весь этот путь стоил того, чтобы получить Ваш даршан. Мы были очень рады увидеть этот древний храм, который является доказательством того, что духовная культура Индии в свое время была распространена далеко за пределами ее современных границ. И что самое важное, что она до сих пор порождает подобных Вам людей, преисполненных веры в Бога.
Шрила Прабхупада писал:
"Современные люди полагают, что в ведические, или доисторические, времена Америка и многие другие части света еще не были открыты, но на самом деле это не так. Притху Махараджа правил миром за много тысяч лет до начала так

называемой доисторической эпохи, и в этом стихе ясно сказано, что в те времена людям были известны все части света, и все они находились под властью одного царя. Из всего сказанного следует, что некогда цари Индии правили всем миром, а культура, к которой они принадлежали, была Ведической".

[Шримад-Бхагаватам 4.21.12, комментарий]




Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет