Исследование состава золотых андроновских украшений алтая



жүктеу 59.21 Kb.
Дата25.04.2016
өлшемі59.21 Kb.
түріИсследование
: conf -> data -> doc
conf -> Участник Населенный пункт
conf -> Диодор сицилийский. Историческая библиотека Книга XI
conf -> Ежегодная встреча
conf -> Әбдірахманова Жадыра 10 сынып Алтын қима
conf -> Правила оформления тезисов для конференции "оптика-2007"
conf -> Приложение. Правила оформления тезисов для конференции "Фундаментальные проблемы оптики-2008"
conf -> Сборника трудов конференций серии «проблемы исследования вселенной»
conf -> Т. В. Бридко языковая ситуация на кипре аннотация Данная статья
doc -> Периодизация истории отечественной археологии
СВ. Хаврин, Д.В. Папин

Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург Алтайский государственный университет, Барнаул

ИССЛЕДОВАНИЕ СОСТАВА ЗОЛОТЫХ АНДРОНОВСКИХ УКРАШЕНИЙ АЛТАЯ

Большинство специалистов занимающихся вопросами исследования андроновскои культуры в той или иной степени рассматривают такую важную категорию инвентаря как украшения. В настоящее время, обще­признанной является классификация, предложенная НА. Аванесовой [1991], в этой работе основанной на ти­пологическом подходе, были показаны разнообразные виды и варианты украшений, а так же их дифференци­рующие этнокультурные показатели. Но в последнее время в археологии усиливается интерес к получению новой информации, позволяющей получить данные принципиально иного качества.

Интерес к исследованию химического состава древних золотых изделий Евразийских степей возник лишь в последние годы. В настоящее время мы находимся на стадии накопления данных и не имеем еще возможности проводить сравнительное исследование изделий из золота синхронных памятников различных регионов или разновременных памятников одного региона. Такие исследования проводились для ювелирных изделий скифского времени Казахстана [Кузнецова, Малина 1990; Кузнецова, Тепловодская 1994, с. 98-103], нескольких предметов из памятников от эпохи бронзы до средневековья Южного Урала [Зайков и др.. 1999, с 196-199; Бушмакин и др, 1999], а также изделий из памятников скифского времени, раскопанных на плато Укок в Горном Алтае [Малахов и др, 2000; Щербаков, Рослякова, 2000].

Основной массив изложенных в этих исследованиях данных составляют ювелирные изделия скифского времени, к эпохе бронзы относятся лишь 2 фрагмента фольги из кургана Чекотай (сер. II тыс. до н.э., Южный Урал) и 2 украшения из андроповских могильников Аксу-Аюлы и Айбас-Дарасы (XIV-X1I вв. до н.э.. Цент­ральный Казахстан). Поэтому, вводимые настоящим исследованием данные по составу золота 54 образцов из четырех грунтовых могильников андроновскои культуры Алтайского края являются самой крупной серией.

Типологически анализируемая серия представляет стандартный набор украшений входящих в состав ан-дроновского погребального костюма (золотые серьги с раструбом, серьги трубчатые, желобчатые подвески в полтора оборота, «лапчатые» привески, пронизи и подвески в виде конуса). Из данных предметов только серь­ги с раструбом относятся к цельнолитым, у остальных основа была сделана из тонкой бронзовой пластины и обернута золотой фольгой. В погребениях, как правило, эти изделия встречаются как отдельно, так и в составе сложно со ставных украшений.

Аналогии рассматриваемым предметам широко известны по материалам андрововских могильников Верхнего Приобья, Прииртышья и Центрального Казахстана [Аванесова, 1991, с. 51-53, 61; Демин, Ситников, 2000, с. 121; Молодин, 1985, с. 70; Позднякова, 2000, рис. 1-1, 2; Кирюшин, Позднякова, Папин, Шамшин, 2006]. А, по мнению ряда исследователей, такие украшения, как лапчатые привески и серьги с раструбом сле­дует считать принадлежностью федоровской культуры [Аванесова, 1991, с. 51, 61; Усманова, 2005, с. 120].

Исследования образцов андроновских золотых украшений проводились в Лаборатории научно-техничес­кой экспертизы Государственного Эрмитажа на приборе рентгено-флюоресцентного анализа (РФА) ArtTAX. Анализировались данные, полученные в 4-6 точках каждого образца. Поскольку большинство андроновских золотых украшений - это золотая обкладка наложенная на медную или бронзовую основу, то при проведении РФА, когда исследуется химический состав на поверхности изделия, процентное содержание меди оказывает­ся сильно завышенным. Поэтому внешняя и внутренняя поверхность каждого образца предварительно зачища­лась от грязи и продуктов коррозии медной основы.


Могильник Чекановский Лог-2 (раскопки М.А. Демина). Все 12 проанализированных образцов золо­тых изделий происходят из одной могилы, но представляют почти все многообразие типов андроновских ук­рашений. Колебания содержания основных компонентов-золота (61-67,5 %), серебра (30,4-35 %) и меди (1,2-3,5 %) - незначительны и можно с уверенностью говорить, об одновременности изготовления всего этого на­бора украшений.

Могильник Чекановский Лог-10 (раскопки СМ. Ситникова). Проанализировано 15 образцов. Здесь состав металла не столь однороден. Большинство изделий выполнено также из золота невысокой пробы (65,6-80,8 % золота), однако здесь выделяется группа украшений из более высокопробного золота (90,6-96,3 %), содержавшего 2,6-8,1 % серебра и 0,1-1,5 % меди.

Могильник Фирсово XIV (раскопки А.Б. Шамшина). Проанализировано 14 образцов, из которых 13 имеют также невысокую пробу (60-77,4 % золота), а одно выполнено из высокопробного золота (98-98,5 %). Обращает на себя внимание низкое содержание меди (менее 1 %) в большинстве ювелирных изделий мо­гильника. Кроме того, отметим, что украшения одной из могил имеют различный состав: обойма и лапчатая подвеска содержали 61-62 % золота, конус лишь немногим больше - 67-68 %, а вот пронизка сделана из золота высокой пробы.

Могильник Рублево VIII (раскопки Д.В. Папина). Проанализировано 13 образцов, более половины из них происходят из одной могилы. Состав металла близок составу золотых изделий из могильника Чекановский Лог-10: 65-83,5 % золота. В составе украшений из могилы 85 выделяется группа из 3 предметов (пронизка, лап­чатая подвеска и лапчатая подвеска от пекторали), состав которых очень близок: 78,5-80 % золота, 19,5-20,5 % серебра и 0,7-1,2 % меди. То есть, также можно уверенно говорить об одновременности их изготовления.

Использованное для изготовления андроновских украшений золото можно разбить предварительно на 2 основные группы: высокопробное (более 90 % золота) и низкопробное (60-80 % золота)*. Среди немного­численных опубликованных данных по месторождениям Алтая золото высокой пробы можно было получать, например, из самородного золота Синюхинского месторождения, золото второй группы - на Змеиногорском месторождении [Розен, 1995; Щербаков, Рослякова, 2000, с. 186-187].

Если сравнивать полученные результаты с ранее опубликованными, то определенно можно говорить о бли­зости состава невысокопробного золота андроновских украшений и золотой фольги из пазырыкских курганов плато Укок, где содержание золота составляет 60-70 %, серебра - до 30 %, меди - 1,5-4 % [Малахов В.В. и др.. 2000, с. 170], отличие заключается лишь в несколько большем количестве меди в пазырыкской фольге. Близкую пробность (69-71 % золота), но с еще большим содержанием меди (4,6 % и 7,8 %) имеют браслет и височное коль­цо из анроновских погребений Центрального Казахстана [Кузнецова, Мадина, 1990, таб. 2, №№ 25, 26].

Хотя начатое исследование располагает пока не большой серией золотых изделий, но полученные резуль­таты имеют значительную информативность. Во-первых, анализ химического состава металла позволил в ряде случаев установить одновременность изготовления украшений для одного погребения; во-вторых, возмож­ность идентифицировать вероятные месторождения; в-третьих, получены данные для сравнения различных металлургических традиций. Главной задачей является расширение источниковой базы исследования, за счет привлечения материалов из синхронных памятников, но разных регионов.



График зависимости содержания меди от содержания золота в андроновских золотых украшениях.


Список литературы

Аванесова Н.А. Культура пастушеских племен эпохи бронзы азиатской части СССР. - Ташкент: ФАН, 1991. - 200 с.

Бушмакин А.Ф., Зайков В.В., Юминов A.M., Таиров А.Д. Состав золотых изделий из комплекса Курган с «усами» Солочанка I // Курган с «усами» Солочанка 1. - Челябинск, 1999. с. 80-84.

Демин М.А., Ситников СМ. Аварийные раскопки в Третьяковском районе Алтайского края // Сохранение и изуче­ние культурного наследия Алтайского края. - Барнаул: «Азбука», 2001. - Вып. XII. - С. 82-85.

Зайков В.В., Бушмакин А.Ф., Юминов A.M., Зайкова Е.В., Зданович Г.Б., Таиров А.Д. Геоархеологические ис­следования исторических памятников Южного Урала: задачи, результаты, перспективы // Уральский минералогический сборник. - № 9. - Миасс, 1999. - с. 186-204.

Кирюшин, Позднякова, Папин, Шамшин, 2006

Кузнецова Э.Ф., Мадина С.Ш. Исследование древнего золота Казахстана // Советская археология. - 1990. - № 2. -с. 136-148.

* По классификации Н.В. Петровской (Петровская 1973), наша первая группа соответствует весьма высокопробному (998-951) и высокопробному золоту (950-900), вторая - относительно низкопробному (799-700) и низкопробному (699-600), лишь два образца из Рублево VIII, содержавшие 80-84 % золота попадают в группу золота средней пробы (899-800).



Кузнецова Э.Ф., Тепловодская Т.М. 1994. Древняя металлургия и гончарство Центрального Казахстана. - Алматы, 1994.-207 с.

Малахов В.В., Власов А.А., Овсянникова И.А., Плясова Л.М., Краевская И.Л, Цыбуля СВ., Степанов В.Г.

Вещественный состав находок из «замерзших» захоронений пазырыкской культуры //' Феномен алтайских мумий. Новоси­бирск: Изд-во Ин-та археологии и этнографии СО РАН, 2000.-е. 162-175.



Молодин В.И. Бараба в эпоху бронзы. - Новосибирск: Наука, 1985. - 200 с.

Петровская Н.В. Самородное золото. - М., 1973.

Позднякова О.А. Проблема интерпретации погребений женщин с головными уборами (по материалам андроновс-кого комплекса могильника Фирсово-XIV) // Наследие древних и традиционных культур Северной и Центральной Азии. -Новосибирск: НГУ, 2000. - Т. 3. - С. 47-53.

Розен М.Ф. Россыпи, связанные с известными коренными источниками рудного золота // Золото Алтая: история и современность. - Барнаул, 1995.-е. 112-121.

Усманова Э.Р. Могильник Лисаковский I: факты и параллели. - Караганда-Лисакове к, 2005. - 232 с.

Щербаков Ю.Г., Рослякова Н.В. 2000. Состав золотых и бронзовых изделий, источники металлов и способы их об­работки // Феномен алтайских мумий. Новосибирск: Изд-во Ин-та археологии и этнографии СО РАН, 2000. - с. 179-187.



©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет