Исторический романъ изъ временъ хмельнищины



бет12/20
Дата17.05.2020
өлшемі3.33 Mb.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   20

Сдавленный крикъ послышался со стороны Ганны; но Богунъ ве слыхалъ его и продолжалъ все горлчѣй и горячѣй.

  • Приходитъ къ намъ Іеремія, волкъ дикій, чующій носомъ козацкую кровь, и союзниковъ нашихъ воѣхъ перехватываетъ... Раненъ Скиданъ... Погибъ Сикирявый... Бордюгъ! Мы уходимъ, панно, но не бѣжимъ, нѣтъ, а идемъ такой оборонной рукой, что ляхамъ не удается приблизиться къ намъ. О, если бъ ты видѣла, какъ отъ бѣшенства Ярема блѣднѣлъ, получая отовсюду желѣзный отпоръ! Но мы окалываемся, становимся таборомъ около Старицы... Поляки открываютъ штурмъ: самъ Ярема ломаетъ крылья своихъ гусаръ о наши возы. Съ пѣною у рта бросается онъ съ тяжелою ,,гусаріей“ и стремительною „драгоніей* на нашъ таборъ; но сколько не налѣталъ этотъ дьяволъ, а прорваться и разорвать нашъ лагерь ему но удалось. Тогда они выстроили громадные валы и втащили на нихъ пушки; ядра ихъ стали достигать до средины нашего та­бора. Мы съузили его и окопались валами. Они давай томить насъ штурмами, но мы ихъ перехитрили: ночью отрядъ отчаянныхъ удаль- цовъ вырвался изъ лагеря... Мы смѣшались съ рейстровыми и узна- емъ польскій военный пароль... бросаемся къ ихъ окопамъ. — „Есть ли языкъ?“—спрашиваотъ насъ часовой.—„Есть,—отвѣчаемъ мы,— больше чѣмъ надобно вамъ“—и кидаемся къ ихъ пушкамъ... Тре­вога поднимается во вражьемъ станѣ; но клянусь, пока они при- бѣжали, мы заклепали ихъ пушкамъ затравки навѣки!

Лицо козака загорѣлось молодой удалью и нельзя было не заглядѣться на эту могучую красоту.

  • Но что дѣлаетъ отъ бессильной злобы самъ польный гет- манъ? — продолжалъ онъ, заскрежетавъ зубами,—будь онъ проклятъ, собака, на вѣки вѣковъ! Посылаетъ войска и на семь верстъ въ окружности выжигаетъ все до тла, вырѣзываетъ безъ сожалѣнія всѣхъ,—стариковъ, женщинъ, неповинныхъ дѣтей... Зарева отъ по- жаровъ етоятъ передъ нами... Простой народъ бѣжитъ къ намъ въ таборъ и приносить вопли и стоны неповинныхъ людей... А мы,— вскриквулъ онъ, встряхнувши такъ сильно молодое дерево, что листья посыпались кругомъ,—мы не можемъ броситься изъ табора и растерзать этого страшнаго пса, эту шипящую гадину на тысячи кусковъ!

птд-і

  • Вожо, Боже! - вырвалось у Ганны со слезами, ~-Ты*же ви* дишь все и молчишь...

  • Да, панно,—продолжалъ Богунъ,—этотъ звѣрюка съ ас- пидомъ Яреиой разлили потоки неповинной крови, во пасъ не сло­мили. Они открыли самую свирѣпую осаду: къ нашъ но допускали никого, а еъ нимъ все прибывали и прибывали свѣжіе запасы и войска; отъ ржанія ихъ воней у насъ не слышно было голоса другъ друга. Въ таборѣ поднялся голодъ; его увеличивали прибывавшія массы люду, снасавшіяся отъ убійцъ и грабителей. Э ги несчастные въ копцѣ концовъ насъ погубили. На всѣ просьбы и уступки Гунн—онъ только молилъ за козачьи права и за пощаду невинныхъ—эти псы отвѣчали лишь усиленными штурмами, и клянусь честью козацкой, что каждый штурмъ имъ дорого стоилъ и не давалъ ни пяди зем­ли! Но голодъ одолѣлъ не насъ, а эту несчастную непривычную голытьбу. Она начала роптать, что дальнѣйшсе сонротивленіе—бе­зумство, что оно вызоветъ лишь бблыную месть, и просила, требо­вала, чтобъ мы сдались на вельможную милость. Ми возмущалиеь, сопротивлялись, но „черная рада* ')—такъ и иорѣшила. Не отето- ялъ своей води на ней Гуня: побоялся, очевидно, измѣны, выдачи старшинъ, а потому, кто рискнулъ своею буйною головой прорваться сквозь цѣпь враговъ, тотъ не подчинился врадѣ“; остальные же сдались на панскую милость.

Козакъ замолчалъ. Молча стояла и Ганна, съ лицомъ блѣд- нымъ, какъ бы за одно мгновеніе похудѣвшимъ, съ глазами, широко раскрытыми, глядящими съ ужасомъ въ темнѣющую даль.

Съ дальнихъ болотъ подымался сѣроватый туманъ, тишину нре- рывалъ только тоскливый стонъ ночной птицы, тихо падалъ съ вѣтвей влажный отяжелѣвшій листъ.

  • Что дѣлать? Что дѣлать?слетѣло одна слышно сь побѣ- лѣвшихъ губъ Ганны.—Неужели погибло все?

  • Нѣтъ!—вскрикнулъ Богунъ, энергически хватаясь за саб­лю, и глаза его сверкнули молніей,—имъ не согнуть насъ! Мы шцемъ Богдана... посовѣтоваться... написать петицію къ королю. По­куда еще осталась хоть капля козацкой крови, борьба будетъ идти не на жизнь а на смерть!

  • На смерть! На смерть!—лихорадочно подхватила за нимъ Ганна, поднимая къ небу руки,—и Богъ отъ насъ не отступится!...

По широкимъ ступенямъ крыльца поднялись Ганна съ Богу- номъ въ будынокъ. Просторный сѣни дѣлили его на двѣ отдѣльныя половины: налѣво номѣщались горница и нисарня папа Богдана, направо была свѣтдица и покои самой пани съ обширною при нихъ хатой, въ которой долгими зимними вечерами, при свѣтѣ ,,каганцевъ“, дивчата и молодицы собирались прясть, мережить сорочки, ткать полотна и ковры Ганна распахнула дубовую одностворчатую дверь и вошла въ большую горницу.

Налѣво отъ двери въ большой печи, имѣшей нѣчто среднее между очагомъ и ,,грубкой“, пылалъ веселый огонь. Печка вся была обложена зеленоватыми изразцами, па которыхъ были разрисованы яркими красками всевозможныя бытовыя картины: панна въ колымагѣ, дивчына съ прялкой, козакъ на бочкѣ и цѣлое собраніе диковин- ныхъ, никогда небывалыхъ птицъ, рыбъ и звѣреп. Бѣлыя стѣны комнаты до половины были обвѣшены ,,коцями“ (узкими и длинными ковриками), а между оконъ висѣли длинные персидскіе ,,кылымы‘:, ковры. Самыя окна были небольшія, поднимавшіяся половиной рамы вверхъ; но всѣ стеклушки въ нихъ были отдѣланы въ круглым оловянный гнѣзда; надъ окнами висѣлп шитые бѣлоснѣжные рушники. Вдоль стѣнъ шли длинныя рѣзныя дубовыя полки; серебряные кубки, фляжки и тарелки живописно красовались на нихъ. Свѣтъ огня игралъ на блестящей посудѣ яркими пятнами и придавалъ комнатѣ еще болѣе нарядный видъ. У стѣнъ стояли широкія липовыя лавы со спинками, покрытый краснымъ сукномъ; такіе же маленькіе „дзыглыкы* или яослончйки“ (деревянные табуреты), обитые тоже краснымъ сук­номъ, стояли вокругъ стола. Весь передній уголъ занятъ былъ дорогими иконами; шитыя полотенца, вѣнки изъ сухихъ цвѣ- товъ окружали ихъ. Большая серебряная лампада освѣщала темные лики святыхъ красноватымъ евѣтомъ. Подъ иконами стоялъ длин­ней гостенріимный столъ, покрытый бѣлою скатертью; хлѣбъ и соль лежали на немъ.

Каталог: library
library -> Пайдаланушыларға «Виртуалды библиографиялық анықтама» қызмет көрсетудің ережелері
library -> I-бап улыўма режелер q-статья. Усы Нызамны4 ма3сети
library -> Ауыл шаруашылық ғылымдары
library -> А. Ф. Зейнулина филология ғылымдарының кандидаты, профессор
library -> Қазақстан халқы Ассамблеясы
library -> М ж. КӨпеев шығармаларындағы кірме сөздер тарихы оқУ ҚҰралы
library -> Искусный проситель
library -> О профессиональных объединениях аудиторов и аудиторских организаций
library -> Е. Жұматаева жоғары мектепте әдебиетті білімденудің инновациялық технологияларымен оқыту
library -> Іскери – КӘсіби қазақ тілі


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   20


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет