Исторический романъ изъ временъ хмельнищины



бет18/20
Дата17.05.2020
өлшемі3.33 Mb.
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20
виватъ" и осушили весело кубки.

Поднялся говоръ и смѣхъ, а вмѣстѣ съ тѣмъ и хвастовство другъ передъ другомъ оружіемъ, погребами, конями и псами.

  • - Рекомендую вашимъ вельможностямъ и малагу, — уго- щалъ радушный, привѣтливый готманъ,—масляниста и ароматна... Отвѣдайте, ваша велебность... Теперь вѣдь мы можемъ предаваться съ полнымъ душевнымъ спокойствіемъ земнымъ радостямъ, ибо, бла­годаря его княжьей мосци, гидрѣ мятежа срѣзаны головы...Нѳ всѣ, ваша мосць, панъ Краковсвій: есть еще одна голо­ва на Запорожьѣ, и повторяю тысячу разъ вамъ, Панове,—засту- чалъ ножемъ по столу князь Ярема, поднявъ до рѣзкихъ нотъ го­лосъ,—пока эта голова не отсѣчена, не знать коронѣ покоя. Змій этотъ мятежный живучъ, у него на мѣсто отрубленныхъ головъ вы- ростаютъ новыя...

  • Плетями ихъ, „канчуками'* собьемъ,—отозвались нѣкоторые изъ подвыпившей шляхты,—какъ съ лопуха листья!

  • Ха, ха! Какъ вы самонадѣянны—презрительно засмѣялся Ярема,—воображаете козака клочьемъ... Да у этихъ собакъ такіе волчьи зубы, что и медвѣдей изорвать могутъ. Мало ли пролито черезъ нихъ благородной шляхетской крови, въ пекло бы ихъ всѣхъ, къ оатанѣ въ ступу! Такъ это хваленое добродугаіе, — ожегъ онъ Киселя стальнымъ, злобнымъ взглядомъ,—нужно по боку, къ ,,дьяб- лу“, а поднять слѣдуетъ желчь, пока она не смоетъ съ лица земли этихъ шельмъ!

  • Ботітіз ѵоЬізсиш произнесъ набожно патеръ и прибавилъ, нагнувшись къ гетману, — малага дѣйствительно отмѣнна, ей поза­видовали бы и въ Римѣ.

  • Смыть, разгромить и прахъ развѣять!—забряцали саблями многіе.

  • Ѵепі, ѵісіі, уісі и баста!—крикнулъ кто то изъ юныхъ.

  • На иогибель быдлу! — поддержалъ и князь Ллобомірскій.

Въ соеѣдней свѣтлицѣ поднялся піумъ; послышались брань и

угрозы. Дворецкій, по зн ву гетмана, вибѣжялъ, захвативъ на- дворныхъ атамаповъ, охладить разгоряченныя головы.

-- Мое мяѣніе на этотъ счетъ мосца князь знаетъ,—съ до- стоинствогь яоднялъ голосъ гетманъ, и всѣ притихли. — Я глубоко убѣжденъ, что козаки... да, что козаки—наше храброе всйско, и уничтожать ихъ—значвтъ... значитъ—себѣ обрѣзнвать крылья. Слѣ- дуетъ совратить, покарать, зауздать, поставить нашихъ вѣрпыхъ начальникпвъ, что я и сдѣлалъ,—указалъ онъ на Комаровскаѵо, который при этомъ поклонился.—Но Запорожье,—это... это нашъ по­граничный оплотъ.

  • Я размечу это чортово гнѣздо!—дернувъ стуломъ, синѣя и нервно дыша, крикнулъ Ярема.

  • И этимъ бы причинилъ князь несчастьо отчизнЬ,—заго- рѣлся огнемъ и Конециольскій.—Нельзя истребить нашу лучшую пограничную стражу... да... лучшую. Она еще сослужитъ наріъ службу, а разметать—это... это открыть татарамъ всю нашу грудь.

  • Построить другой Кодакъ на мѣстѣ ихъ гадючьяго гнѣзда,щйцѢлъ Ярема,—третій, четвертый...

  • Если бы князю удалось заковать даже Даѣцръ,—снисхо­дительно улыбнулся КонецпольскіЙ, — то какими... какими цѣпями перегородить онъ Буджакскія степи1?

  • Моими гусарами, драгунами,—съ иѣною у рта уже ры- чалъ князь.

  • До первой погибели въ цустыпѣ,нроцѣдилъ гетмапъ.

  • Вѣрно, какъ Боѵа „кохамъ“,— присовокунилъ Калинов- скій,—наши не могутъ переносить пустынныхъ лишеиій, а граница такъ бозпредѣльна... Врагъ прорвется вѳздѣ.

  • И тогда, княжья мосць,—замѣтилъ отдуваясь, Корецкій,всѣ наши благодати обратятся лишь въ одно воспоминаніе.

  • Никогда!—ударилъ по столу рукой князь. — Я за свою шкуру не боюсь и отстоять ее съумѣю... Только у страха глаза велики ..

  • Не у страха. мосци-кня;ке, — замѣтилъ сдержанно готманъ,— а у благоразумія.

  • Родные братья,— даже отвернулся Ярема.

  • Не безумная отвага и ненависть,—уже дрожалъ Конец- польскій, — созидаетъ царства... созидаетъ и упрочаетъ благо... Нѣтъ! адѣсь нужны не запальчивость, а проницательность и благоразуміе... Вѣдь князь и вы, шляхетнне наново, не должны забывать, что вѣдь это... это но завоеванная страна, а перешедшая добровольно... вмѣстѣ... Литва и она... И эти козаки и хлопы тутъ, до насъ, были у себя хозяевами.

  • Да продлитъ Богъ вѣкъ его гетманской мосци—сказалъ съ чувствомъ Кисель.

Послышался и сочувственный, и непріязненный шепотъ.

  • Готманъ, кажется,-• ирищурилъ Іореміл глаза, -■ къ своей булавѣ жолаетъ присоединить и трибунскую палицу.

Я, княже, но заискиваю у плебса,—гордо отвѣтилъ гет- манъ, ноблѣднѣвъ даже подъ румянами,—но... но... не одному врагу, но я и правдѣ привыкь смотрѣть прямо въ глаза... Да, хозяевами были, это намъ нужно помнить и въ нашихъ же инте- ресахъ дѣйствовать осторожнѣе, не раздражать... Мятежниковъ мы усмирили, но корпя мятежа—нѣтъ! Онъ кроется именно въ томъ, имен­но... что вотъ они были хозяевами. Мы несомъ сюда свѣтъ и жизнь, и потому владычество должно принадлежать намъ; но мы должны помнить, да... номнить, чго они были хозяевами, а потому,—заикался все больше и задыхался готманъ,—а потому и имъ должны оставлять крохи, успокоить строптивыхъ, усыпить, обласкать и поднять на- дожиыхъ, вѣрныхъ, нобилитировать, да... да исподоволь приручать, избѣгая насилія.іцшжія стшки.

- Политика вельможнаго гетмана, —улыбнулся одобрительно патеръ,—весьма тонка и остроумна; она рекомендуется и нашимъ безсмертнымъ Лойлой; но она медлительна, а въ иныхъ случаяхъ...

  • Это смерть!—оторвалъ князь Ярема.

Одобрительный въ пользу гетмана говоръ снова притихъ; но

Конвцпольскій продолжалъ смѣло:
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет