Жан-соль партр, лопатолоп, старик книгопродавец, монах, сенешаль жозеф, доктор



жүктеу 354.81 Kb.
Дата27.04.2016
өлшемі354.81 Kb.
: files
files -> Шығыс Қазақстан облысындағы мұрағат ісі дамуының 2013 жылдың негізгі бағыттарын орындау туралы есеп
files -> Анықтама-ұсыныс үлгісі оқу орнының бланкісінде басылады. Шығу n күні 20 ж
files -> «Шалғайдағы ауылдық елді мекендерде тұратын балаларды жалпы білім беру ұйымдарына және үйлеріне кері тегін тасымалдауды ұсыну үшін құжаттар қабылдау» мемлекеттік қызмет стандарты
files -> «Наркологиялық ұйымнан анықтама беру» мемлекеттік көрсетілетін қызмет стандарты Жалпы ережелер «Наркологиялық ұйымнан анықтама беру»
files -> Регламенті Жалпы ережелер 1 «Мұрағаттық анықтама беру»
files -> «бекітемін» Шығыс Қазақстан облысының тілдерді дамыту жөніндегі басқармасының басшысы А. Шаймарданов
files -> «бекітемін» Шығыс Қазақстан облысының тілдерді дамыту жөніндегі басқармасының бастығы А. Шаймарданов
files -> Шығыс Қазақстан облысының тілдерді дамыту жөніндегі басқармасының 2012 жылға арналған операциялық жоспары
files -> Тарбағатай ауданының ішкі саясат бөлімі 2011 жылдың 6 айында атқарылған жұмыс қорытындысы туралы І. АҚпараттық насихат жұмыстары

Борис Виан


ПЕНА ДНЕЙ
Трагикомедия

Действующие лица:

КОЛЕН

ХЛОЯ


НИКОЛАС

ШИК


АЛИЗА

ЖАН-СОЛЬ ПАРТР, ЛОПАТОЛОП, СТАРИК

КНИГОПРОДАВЕЦ, МОНАХ, СЕНЕШАЛЬ

ЖОЗЕФ, ДОКТОР

ДУГЛАСЫ, 6 штук

КОТ


МЫШЬ
Сцена 1. Квартира Колена (Колен, Николас, Шик).

Колен сидит перед трюмо, подрезает веки

Николас готовит на сложной аппаратуре.

На трюмо в аквариуме большая мышь. (Далее всегда в сцене квартира Колена.)


КОЛЕН. Вкусно будет?

НИКОЛАС. Месье может быть в этом уверен! Индейка отлично откалибрована.

КОЛЕН. Какую закуску вы приготовили в качестве вступления?

НИКОЛАС. На этот раз я не ввел ничего нового, ограничившись подражанием Гуффе.

КОЛЕН. Ничего лучше и не придумаешь! И какую же часть его знаменитого труда

вы воплощаете?

НИКОЛАС. Об этом идет речь на странице 638 его “Поваренной книги”. Я зачитаю месье интересующий нас отрывок: “Испеките корку для пирога, как для обычной закуски. Разделайте большого угря и нарежьте его на кусочки по три сантиметра. Сложите их в кастрюлю вместе с белым вином, солью и перцем, тонко нарезанным луком, веточками петрушки, тмином и лавровым листом, для остроты добавьте несколько зубчиков чеснока”. - Я не смог заострить их так, как хотел бы - точило слишком износилось.

КОЛЕН. Я велю его сменить.

НИКОЛАС. “Сварите. Выньте угря из кастрюли и переложите на противень. Пропустите содержимое кастрюльки через шелковое сито, добавьте сладкого испанского лука и уваривайте до тех пор, пока соус не начнет налипать на ложку. Пропустите через волосяное сито, залейте угря и кипятите две минуты. Поместите угря внутрь корки. Окружите по краям каймой из грибов, в центре сделайте букет из молоки карпа. Полейте сверху остатками соуса”.

КОЛЕН. Подходит! Думаю, Шику это понравится.

НИКОЛАС.Я не имею чести знать месье Шика, но если это блюдо ему не понравится, я к следующему разу сделаю что-нибудь иное и таким образом смогу постепенно выяснить с высокой степенью достоверности страстификацию его симпатий и антипатий.

КОЛЕН. Ну-ну. Я вас покину, Николас. Пойду накрою на стол.

Входит Шик.

ШИК. Ну как ты?

КОЛЕН. А ты?

ШИК. Это моветон, отвечать вопросом на вопрос.

КОЛЕН. Снимай плащ и пошли смотреть, что приготовил Николас.

ШИК. Это твой новый повар?

КОЛЕН. Да. Я его выменял у своей тетки на старого и на кило бельгийского кофе.

ШИК. Он хорош?

КОЛЕН. Похоже, он знает, что делает. Он - последователь Гуффе.

ШИК. Трупака из чемодана?

КОЛЕН. Да нет, остолоп, Жюля Гуффе, прославленного повара!

ШИК. Ну, ты знаешь! Я... Кроме Жан-Соля Партра, я ничего не читаю, разве что уголовную хронику.

КОЛЕН. Николас, представляю вам моего друга Шика.

НИКОЛАС. Добрый день, месье.

ШИК. Добрый день, Николас. А нет ли у вас племянницы по имени Ализа?

НИКОЛАС. Да, месье. Прелестная, кстати, юная девица, если мне позволено будет заметить.

ШИК. У нее с вами большое фамильное сходство. Хотя, что касается бюста, наблюдаются существенные различия.

КОЛЕН. Вы мне не говорили, что у вас есть племянница. Ну, покажите же нам скорее этот ваш пирог с угрем.

НИКОЛАС. Было бы крайне опасно открывать печь в данный момент. Блюдо из-за

этого может подвергнуться нежелательной просушке, вызванной проникновением в духовку воздуха, менее насыщенного водяным паром, чем находящийся в данный момент внутри.

ШИК. Я бы предпочел впервые столкнуться с пирогом на столе.

НИКОЛАС. Не могу не поддержать Месье. А теперь могу ли я позволить себе попросить месье облаговолить разрешить мне вернуться к своим обязанностям?

КОЛЕН. Приступайте, Николас, прошу вас.

Николас уходит

КОЛЕН. Не хочешь ли аперитив? Нужно опробовать мой пианоктейль.

ШИК. Как он работает?

КОЛЕН. Каждой ноте соответствует крепкий напиток, жидкость или ароматическое вещество. Сильная педаль соответствует взбитому яйцу, слабая - льду. Для сельтерской нужна трель в высоком регистре. Количество пропорционально длительности: на учетверенную восьмую приходится шестнадцатая часть единицы, на четверть - единица, на целую ноту - четыре единицы.

ШИК. Да, серьезно!

КОЛЕН. Не будем вдаваться в подробности. Единственная неприятность - педаль для сбивания яиц. Когда играешь пассаж лишком “hot”, в коктейль попадают кусочки яичницы и его трудно глотать.

ШИК. Я бы хотел коктейль из “Loveless Love”.

КОЛЕН. Это будет потрясно.

Играет “Loveless Love”. Открывает крышку, достает два бокала.

Пьют.

КОЛЕН. Я, было, испугался - один раз взял фальшивую ноту, но к счастью остался в той же тональности.



ШИК. Завтра мы с Ализой идем на каток.
КОЛЕН (Беседует с мышью) Я хотел бы влюбиться. Ты хотела бы влюбиться. Он хотел бы того же (быть влюбленным). Мы, вы хотим , хотите. В равной степени и они хотели бы влюбиться. Некоторые, правда, склонны к упрощению.

Мне осталось надеть куртку, и пальто , и шейный платок, и правую перчатку, и левую перчатку. И никаких шляп, а то я растреплю волосы.

Что ты там делаешь?... Предположим я встречу на катке моего друга Типа … Предположим, почему бы собственно и нет, он будет с кузиной. И одета она будет в белый свитер, в желтую юбку, а звать ее будут Ал… Онезимой… Имя не из красивых. Но ведь ты – мышь, и у тебя отменные усы . Итак? (Послюнил палец, поднял, отдернул.)

Воздух пропитан любовью! И какой пылкой.

Сцена 2. Каток. (На экране фрагменты хоккейных матчей, балет на льду и т.п.).

Шик, Ализа, Колен, Хлоя.


ШИК. Ализа... Колен.

КОЛЕН (смущенно). Вы прекрасны!

АЛИЗА. Спасибо.

КОЛЕН (Шику). Тебе удалось повторить шедевр Николаса?

ШИК. Не говори мне об этом! Я удил у себя в умывальнике всю ночь - надеялся поймать хотя бы одного угря, но из крана шел косяк форели.

КОЛЕН. Николас, конечно же, сумеет приготовить кое-что и из нее. (Ализе). У вас фантастически талантливый дядя.

АЛИЗА. Он - гордость всей семьи. Моя мать безутешна, она вышла замуж всего-навсего за преподавателя математики, - и это в то время, как ее брат столь блестяще преуспел в жизни!

КОЛЕН. Ваш отец - преподаватель математики?

АЛИЗА. Да, он преподает в Коллеж де Франс и является членом Академии... или чего-то в этом роде... это так плачевно... в тридцать восемь лет. Ему следовало бы поднапрячься. К счастью, существует дядя Николас.

ШИК. Не должен ли он сейчас подойти?

КОЛЕН. Думаю, он чуть запоздает. Он задумал что-то... Может, вы пообедаете сегодня у меня?.. Увидим, что он придумал...

ШИК. Хорошо. Но если ты думаешь, что я вот так просто возьму и приму твое предложение, то у тебя совершенно превратные представления о мире. Тебе нужно найти четвертую. Я не пущу Ализу к тебе. Я этого не хочу.

КОЛЕН. Вы не научите меня танцевать “скоси глаз”?

ШИК. Это сложновато.

АЛИЗА. Лучше разучивать “скоси глаз” под оранжево-блюзовую аранжировку “Хлои” в обработке Дюка Эллингтона или же под “Концерт для Джонни Ходжеса”.

КОЛЕН. Это то, что за океаном называют Moody или Sultry tune?

ШИК. Пойду к дискотокарю. (Уходит).

КОЛЕН. Вон Николас.

АЛИЗА. А вон Хлоя... Колен, познакомьтесь, это Хлоя.

КОЛЕН. Колен...

ХЛОЯ. Добрый день.

КОЛЕН. Добр... Это вас аранжировал Дюк Эллингтон?

ХЛОЯ. ? ? ?

Колен, смущаясь, бросается наутек. Его перехватывает Шик.

ШИК. Куда это ты так мчишься? Неужели уходишь? Смотри! (Достает из кармана книжку). Оригинал «Очерк теории поллюций» Партра

КОЛЕН. Ты все-таки его нашел? (Пытается уехать. Подъезжает Ализа).

АЛИЗА. Неужели вы уйдете отсюда, не станцевав со мной даже одного малюсенького танца

КОЛЕН. Извините, но я только что сморозил глупость, и мне стыдно здесь оставаться.

АЛИЗА. Однако, вы не сможете отказать??

КОЛЕН. Ализа...

АЛИЗА. Что, Колен?

КОЛЕН. Черт.... Черт... и дьявол! Холера дьяволу в зад! Вы видите вон ту девушку?

АЛИЗА. Хлою?

КОЛЕН. Я сказал ей глупость и именно поэтому решил уйти.

АЛИЗА. Не правда ли, она прелестна?

КОЛЕН. Я не смею...

Танцует сначала с Ализой, потом с Хлоей.

Сцена 3. Квартира Колена.

Колен, Николас, Шик.
КОЛЕН. Николас, вы приготовите к вечеру фрикандо?

НИКОЛАС. Помилуйте, месье не предупредил меня. У меня другие планы.

КОЛЕН. Почему, холера дьяволу в зад, вы постоянно обращаетесь ко мне в третьем

лице?


НИКОЛАС. Если месье позволит мне привести ему мои доводы, я скажу, что известная фамильярность допустима, только когда сохраняется взаимная дистанция, что в данном случае не имеет места.

КОЛЕН. Но мне хотелось бы видеть вас не таким отчужденным.

НИКОЛАС. Я испытываю к месье искреннюю, хотя и скрытую привязанность.

КОЛЕН. Я горд и счастлив, Николас, и отвечаю вам тем же. Итак, что вы приготовите сегодня?

НИКОЛАС. Я еще раз последую традиции Гуффе и приготовлю на сей раз островного колбасуся под мускатным портвейном.

КОЛЕН. Неужели это возможно?

НИКОЛАС. Следующим образом: возьмите колбасуся и, невзирая на крики, обдерите его как липку, стараясь не повредить при этом кожу. Нашпигуйте колбасуся тонко

нарезанными лапками омаров, с размаху припущенными в достаточно разогретое масло.

Сбросьте на лед в легком чугунке. Поднимите пары, красиво расположите под ними кружочки тушеного телячьего зоба с рисом, обманите колбасуся. Когда он испустит “Фа”

нижней октавы, добавьте соль, быстро снимите его с огня и залейте портвейном высшего качества. Перемешайте платиновым шпателем. Перед подачей на стол добавьте в подливку пакетик гидрата окиси лития и кварту парного молока. Обложите матовым рисом, подавайте на стол и сматывайтесь.

КОЛЕН. Гуффе был великим человеком.

Темнота. За столом сидят Колен и Шик.

ШИК. Ты встретишься с ней еще раз?

КОЛЕН. Не знаю. Понимаешь, это очень воспитанная девушка...

ШИК. Ей это идет. Она прелестна. Ну-ка перестань дуться! Подумай только, сегодня

я нашел издание “Пролегоменов к выбору перед тошнотой” Партра на туалетной бумаге без зубчиков...

КОЛЕН. Но откуда у тебя на все это деньги?

ШИК. Я - коллекционер. Мне нужно всё. Что он произвел.

КОЛЕН. Он публикует по меньшей мере пять статей в неделю...

ШИК. Я отлично это знаю.

КОЛЕН. Как же мне еще раз увидеть Хлою?

ШИК. Ну конечно. А я тебе надоедаю своими байками о Жан-Соле Партре.


Мне бы очень хотелось тебе помочь... Что ты хочешь, чтобы я сделал?

КОЛЕН. Ужасно! Я одновременно и отчаявшийся и ужасно счастливый. Очень приятно хотеть чего-либо до такой степени. Мне хотелось бы лежать в слегка выжженной траве, и чтобы вокруг была сухая земля, и солнце, знаешь ли, и трава, желтая, как солома, и ломкая, с уймой всякой копошащейся в ней мелюзги, и еще сухой мох. Лежать на животе и смотреть. И еще, чтобы была каменная ограда и кривые корявые деревья, и маленькие листочки. Это было бы замечательно.

ШИК. И Хлоя?

КОЛЕН. И Хлоя, естественно... Хлоя в идее... - Налей сотерна.

ШИК. Ага. Спасибо.

Входит Николас с ломтиком ананаса в апельсиновом ликере.

КОЛЕН. Благодарю, Николас. На ваш взгляд, что нужно сделать, чтобы еще раз

увидеть девушку, в которую влюблен?

НИКОЛАС. Ей Богу, месье, вам наверняка может представиться случай... Я должен признаться, месье, что со мной такого никогда не случалось.

ШИК. Естественно, вы сложены как Джонни Вайсмюллер. Но другие-то нет!

НИКОЛАС. Я благодарю месье за эту оценку, она тронула меня до глубины души.

(Колену). Я советую месье всячески постараться получить посредством той персоны, с помощью которой месье встретил персону, присутствия которой, по-видимому, недостает месье, некоторую информацию о привычках последней и о местах, где она обычно бывает.

КОЛЕН. Несмотря на всю сложность ваших оборотов, я думаю, Николас, что и впрямь имеется такая возможность. Но знаете, когда влюбляешься, становишься идиотом. И потому я не сказал Шику, что уже давно обдумываю этот способ.

Николас уходит.

КОЛЕН. Неоценимый парень!

ШИК. Да. он действительно умеет готовить.

Николас возвращается с пирогом.

НИКОЛАС. Дополнительный десерт.

Колен хочет разрезать, но останавливается.

КОЛЕН. Он слишком красив. Подождем немного.

ШИК. Ожидание - это прелюдия в минорном ладу.

Колен наполняет бокалы.

КОЛЕН. Почему ты так сказал?

ШИК. Не знаю. Просто внезапная мысль.

КОЛЕН. Попробуй. (О вине).

ШИК. Необыкновенно!

КОЛЕН. Даже лучше. Это не похоже ни на что известное.

ШИК. Ну и что. Ты тоже не похож ни на что известное.

КОЛЕН. Уверен - если выпить достаточно, Хлоя сразу же появится.

ШИК. Бездоказательно!

КОЛЕН. Ты меня провоцируешь! (Чокаются). Подожди!

Гасит свет. В углу мерцает огонек шотландской иконы.

ШИК. О! (Выпивает). Может, разрежем пирог?

Колен выхватывает из воды цветок, чертит что-то на пироге.

КОЛЕН. Испробую-ка я кое-что.

Устанавливает цветок как иглодержатель, а пирог, как пластинку.

Пирог крутится.

КОЛЕН. Слушай.

Звучит “Хлоя” Эллингтона.

Шик разрезает пирог. В нем записка Колену от Хлои.


Сцена 4. Свидание. Колен, Хлоя.

На экране виды Парижа.

ХЛОЯ. Добрый день.

Колен, пытаясь снять перчатку, бьет себя по носу.

ХЛОЯ. У вас смущенный вид. (Берет Колена под руку). Почему вы не предлагаете мне руку? Сегодня вы нерасторопны!

КОЛЕН. В прошлый раз все шло само собой... Вы смеетесь надо мной! Будьте милосердны.

ХЛОЯ. Вы рады меня видеть?

КОЛЕН. Да!.. Что вы хотите делать?

ХЛОЯ. Просто прогуляться... Вы не заскучаете?

КОЛЕН. Нет!... Давайте рассказывать друг другу что-нибудь.

ХЛОЯ. Я ничего особенного не знаю. Можно разглядывать витрины. Посмотрите на эту. Как интересно.

В витрине щетки чистят обнаженные женские груди. Надпись:

“Сберечь вашу обувь поможет Антипод преподобного Шарля”.

ХЛОЯ. Здравая мысль.

КОЛЕН. В этом нет никакого смысла. Гораздо приятнее делать это рукой.

ХЛОЯ. Не говорите таких вещей. Я не люблю молодых людей, которые говорят девушке гадости.

КОЛЕН. Я в отчаянии... Я не хотел...

В витрине мясник режет младенцев.

КОЛЕН. Вот куда идут деньги. Все это каждый вечер влетает им, должно быть,

в копеечку?

ХЛОЯ. Они ненастоящие!

КОЛЕН. Разве можно знать наверняка?

ХЛОЯ. Мне это не нравится. Раньше не было подобных рекламных витрин. Разве это прогресс? Уйдем отсюда.

КОЛЕН. А что будем делать? Пойдем попьем где-нибудь чая?

ХЛОЯ. О!... Сейчас не время... Да я и не очень это люблю.

Колен скрипит подтяжками.

ХЛОЯ. Что это за треск?

КОЛЕН. Это я наступил на сухую ветку.

ХЛОЯ. Может, пойдем прогуляться в лес?

КОЛЕН. Замечательная идея. Там никого не будет.

ХЛОЯ. Совсем не поэтому. К тому же, мы будем ходить по центральным аллеям, чтобы не промочить ноги.

КОЛЕН. Вы не замерзли?

ХЛОЯ. Нет... Но... мне все равно хотелось бы прижаться.

КОЛЕН. О!.. Вам не скучно? Я... (Целуются).

Сцена 6. Квартира Колена.

Колен встречает в дверях Ализу и Шика.

КОЛЕН. Как мило, что вы пришли, Ализа, но вы будете единственной девушкой...

АЛИЗА. Не важно - Шик не против. (Шик кивает).

КОЛЕН. Хлои нет в Париже. Она уехала на три недели на юг со своими предками.

АЛИЗА. Так ты, наверное, очень несчастен.

КОЛЕН. Что ты! Я еще никогда не был так счастлив! Я как раз хотел объявить о нашей помолвке...

ШИК. Поздравляю.

КОЛЕН. Что с вами происходит? Похоже, где-то заело.

АЛИЗА. Все в порядке. Просто Шик глупый.

ШИК. Да нет. не слушай ее. Колен. Ничего не происходит.

КОЛЕН. Вы говорите одно и то же, ноне согласны друг с другом - значит, кто-то из вас врет, а, может, и оба. Давайте ужинать.

АЛИЗА. Шик совсем глупый. Он говорит, что не должен большое жить со мной, потому что у него нет денег, чтобы меня обеспечить. Ему, видите ли, стыдно, что он на мне не жениться.

ШИК. Я негодяй...

КОЛЕН. Право, не знаю, что вам сказать...

ШИК. Дело ведь не только в деньгах, а еще и в том, что родители Ализы не согласятся на наш брак и будут правы. В одной из книг Партра как раз описана подобная история.

АЛИЗА. Это великолепная книга. Вы ее не читали, Колен?

КОЛЕН. Вот вы какие. Не сомневаюсь, что вы по-прежнему тратите все свои деньги на Партра.

ШИК. Это моя вина. Ализа больше ничего не тратит на Партра.

АЛИЗА. Я люблю тебя больше, чем его.

ШИК. Ты прелесть! Я тебя не стою. Но коллекционировать Партра - мой порок. А инженеру, к сожалению, это не по карману.

КОЛЕН. Я в отчаянии. Я так хочу, чтобы у вас все было хорошо.... Разверните-ка ваши салфетки.

Под салфетками книга и перстень.

АЛИЗА. О! Это перстень от Жана-Люка Вислипусли . Похожий есть у мадам Будуар.

ШИК. Ты мировой парень. “Блевотина” в коже вонючки - это раритет. Не знаю, как тебя отблагодарить... Впрочем, ты сам понимаешь, что я не смогу отблагодарить тебя так, как хотел бы...

КОЛЕН (Ализе). Какие у вас духи? Хлоя душится орхидеевой квинтэссенцией.

АЛИЗА. Я не употребляю духов.

ШИК. Это ее естественный запах.

КОЛЕН. Просто чудо! Вы пахнете лесом, где течет ручей и бегают крольчата.

Входит Николас с закусками.

АЛИЗА. Здравствуй, Николас. Как поживаешь?

НИКОЛАС. Хорошо.

АЛИЗА. Ты меня не поцелуешь?

КОЛЕН. Не стесняйтесь, Николас, вы доставили бы нам большое удовольствие,

если бы согласились с нами отужинать.

НИКОЛАС. Месье повергает меня в смущение. Не могу же я сесть за стол в таком виде.

КОЛЕН. Послушайте, Николас, вы можете, если хотите, переодеться, но я вам просто приказываю поужинать с нами.

НИКОЛАС. Благодарю вас, месье. Пойду переоденусь. (Уходит).

АЛИЗА. Расскажи нам о Хлое.

КОЛЕН. Я женюсь на ней через месяц, но мне хотелось бы, чтобы это было завтра.

ШИК. Да, вам везет...

КОЛЕН. Послушай, Шик, возьми у меня деньги.

ШИК. Это вряд ли нам поможет.

КОЛЕН. Ты сможешь жениться на Ализе.

ШИК. Ее родители против, а я не хочу, чтобы она с ними ссорилась.

КОЛЕН. Слушай, у меня есть сто тысяч дублезвонов, я дам тебе четверть этой

суммы, и вы сможете спокойно жить. Будешь продолжать работать, и тогда вы вполне сведете концы с концами.

ШИК. Я никогда не смогу отблагодарить тебя должным образом.

КОЛЕН. Не надо меня благодарить. Просто меня в жизни интересует счастье не всех людей, а каждого в отдельности.

Звонок в дверь Ализа открывает. Входит Николас.

АЛИЗА. О! До чего же ты шикарен!

НИКОЛАС. Как дела, племянница? Все такая же красивая? Привет, друзья!

КОЛЕН. Наконец-то вы решили разговаривать нормально!

НИКОЛАС. Конечно! Я могу по-всякому. Кстати, не перейти ли нам всем на “ты”?

КОЛЕН. Охотно. Опусти свою жопу на стул.

ШИК. И положи себе закуски.

КОЛЕН. Парни, согласны ли вы быть моими шаферами на свадьбе?

НИКОЛАС. Заметано. Только, чур, чтобы с нами в паре не оказалось мордовороток.

КОЛЕН. Алиса и Изида будут подружками невесты, а братья Де Маре - свадебными педералами.

ШИК.О’кей!

НИКОЛАС. Ализа, сбегай-ка на кухню и притащи сюда блюдо из духовки.

(Пьют, веселятся).

Сцена 6. Колен, Хлоя.

Колен на авансцене. На арьере Хлоя переодевается в свадебные наряды.
КОЛЕН. Это будет очень красивая свадьбы... Завтра, завтра утром. Там будут все мои друзья... - Хлоя. Ваши губы сладостны. У вас фруктовый цвет лица. Ваши глаза видят все как надо, а от вашего тела меня бросает в жар. Понадобятся месяцы, месяцы и месяцы, чтобы я насытился поцелуями, понадобятся годы месяцев, чтобы исчерпались поцелуи, которые я хочу запечатлеть на вас, на ваших руках, на ваших волосах, на вашей шее...

Хлоя, мне хотелось бы ощутить ваши груди на моей груди, свои руки, сомкнувшиеся на вашем теле, ваши руки вокруг моей шеи, вашу благоухающую голову у меня на плече и вашу трепещущую кожу и запах, исходящий от вас. Когда вы далеко от меня, я вижу вас в платье с серебряными пуговицами, но когда же вы были в нем? Ведь не в первый же

раз? А в день свидания под тяжелым и мягким пальто на вашем теле было это платье.

Сцена 6. (Сакристилище). Монах, Жозеф, музыканты, рабочие, братья де Маре,

Изида с пуделем, Колен, Хлоя, Ализа, Николас, Шик, Иисус на кресте.
МОНАХ. Когда придет грузовик Мазил, подгоните его прямо к алтарю.

ЖОЗЕФ. Красить будем в желтое?

МОНАХ. В фиолетовую полоску.

ЖОЗЕФ. А сколько будет музыкантов?

МОНАХ. Семижды десять да три, больше чем толковников.И четырнадцать детищ

Веры.


ЖОЗЕФ. А брачуются всего двое!

МОНАХ. Да. У богатых всегда так и бывает.

ЖОЗЕФ. Надеюсь, церемония удастся на славу.

Рабочие, музыканты выносят цветы. В глубине сцены устанавливается крест с живым Иисусом. С колосников сыпется конфетти. Монах, размахивая кадилом, читает псалмы. Музыканты играют джазовые варианты марша Мендельсона.


МОНАХ.Дорогие жених и невеста, уважаемые братья и сестры, друзья, к вам обращаюсь я. Сегодня знаменательный день. Сегодня месье Колен и мадемуазель Хлоя вступают в брак, рождается новая семья. Согласны ли вы, месье, взять в жены Хлою?

КОЛЕН. Да.

МОНАХ.. Согласны ли вы, мадемуазель, выйти замуж за Колена?

ХЛОЯ. Да.

МОНАХ. Ну что ж, раз вы согласны, то именем закона и господа нашего- Иисуса Христа объявляю вас мужем и женой. И пусть на протяжении всех последующих лет царит в вашем доме мир и любовь. В знак вашей любви обменяйтесь кольцами и поздравьте друг друга.

Все начинают поздравлять друг друга.

Колен и Хлоя застывают в долгом поцелуе.

МОНАХ. Свидетелей прошу засвидетельствовать показания брачующихся. (Ализа и Шик расписываются). Прошу родных и близких поздравить молодоженов. Аминь

Сцена 7. Комната Колена.

Колен и Хлоя в постели. Николас в кресле.

НИКОЛАС. Ну как, хорошо ли вам спалось?

ХЛОЯ. Очень хорошо.

КОЛЕН.А тебе?

НИКОЛАС. Я проводил домой Изиду, и она меня как следует напоила.

ХЛОЯ. Ее родителей не было дома?

НИКОЛАС. Нет. Но зато были две ее кузины, и они непременно хотели, чтобы я

остался.

КОЛЕН. А сколько им лет?

НИКОЛАС. Не знаю. Но на ощупь я дал бы одной лет шестнадцать, а другой -

восемнадцать.

КОЛЕН. Ты там и провел ночь?

НИКОЛАС. Уф!.. Они все трое слегка набрались, ну и... я должен был уложить их в постель. У Изиды такая широкая кровать... оставалось еще одно место. Я не хотел вас будить и поэтому заснул с ними.

ХЛОЯ. Заснул?.. Кровать, наверное, было очень жесткой, коли ты так плохо выглядишь?

НИКОЛАС. Попробуйте-ка вот это. (Подает какой-то деликатес).

КОЛЕН. А машину-то ты сможешь вести?

ХЛОЯ. Вкусно. Николас, бери тоже.

НИКОЛАС. Я предпочитаю что-нибудь укрепляющее.

Готовит и выпивает чудовищное пойло.

КОЛЕН. Ну как?

НИКОЛАС. Нормально.

ХЛОЯ. У тебя не болит живот? А, Николас?

НИКОЛАС. Нисколько!.. С этим покончено. Подаю вам следующее блюдо, и уезжаем.

По ходу вышеследующей сцены альков преображается в автомобиль.

Герои переодеваются.

Сцена 8. Дорога.

На экране картинка уходящей вдаль дороги.


КОЛЕН. Почему мы свернули?

НИКОЛАС. А здесь одна дорога... Объезд. Главный автобан совсем сносился. Все предпочитали его, потому что там всегда хорошая погода, и в результате остался только этот путь. Не беспокойтесь. Всё нормально.

ХЛОЯ. Какой-то неприятный свет.

КОЛЕН. Хочешь, я подниму желтые стекла?

ХЛОЯ. Подними разноцветные.

НИКОЛАС. Не унывайте. Осталось недолго. Скоро дорога изменится.

В левой кулисе появляется существо.

ХЛОЯ. Посмотри, Колен... Что это?

КОЛЕН. Не знаю. Оно... У него совсем незлой вид.

НИКОЛАС. Это один из обходчиков телеграфных линий. Они одеваются так, чтобы до них не добралась грязь.

ХЛОЯ. Это... Это так безобразно...

КОЛЕН. Не расстраивайся, Хлоя, это просто-напросто человек.

НИКОЛАС. Сейчас станет жарко - мы будем проезжать через медные рудники.

На экране промышленный пейзаж.

ХЛОЯ. Мне здесь не нравится. Нельзя ли проехать стороной?

НИКОЛАС. Другой дороги нет. Не хочешь ли книгу Гуффе? Я взял её с собой.

На экране сталепрокатный цех.

ХЛОЯ. Какая ужасная работа.

НИКОЛАС. За нее хорошо платят.

Рабочие глазеют на машину.

ХЛОЯ. Мы им не нравимся. Уедем отсюда.

КОЛЕН. Они работают.

ХЛОЯ. Это не довод.

НИКОЛАС. Сейчас выедем на старую дорогу.

ХЛОЯ. Почему в них столько презрения? Работать не так уж и хорошо.

КОЛЕН. Их приучили к мысли, что надо работать. И вообще считается, что работа - это благо. В действительности же никто так не думает. Работают просто по привычке и чтобы не думать.

ХЛОЯ. Во всяком случае, выполнять работу, которую могли бы делать машины -

полный идиотизм.

КОЛЕН. Машины-то нужно еще построить. Кто это сделает?

ХЛОЯ. О! Конечно, чтобы появилось яйцо, нужна курица. Но коли у тебя есть курица, можно получить целую кучу яиц. Стало быть, лучше начинать с курицы.

КОЛЕН. Следовало бы разобраться, что мешает построить машины. Вероятно, не хватает времени. Люди тратят время на то, чтобы жить, и у них не остается его на работу.

ХЛОЯ. Уж не наоборот ли?

КОЛЕН. Нет. Найди они время построить машины, и больше им не надо было бы ничего делать. Я хочу сказать, что они работают, чтобы жить, вместо того, чтобы работать над постройкой машин, которые дали бы им возможность, жить не работая. Но никто из них не задумывается об этом.

ХЛОЯ. Но разве они виноваты, что верят, будто работать - хорошо?

КОЛЕН. Нет - не виноваты. Всё из-за того, что им вдолбили: “Работа - святое, работа - это замечательно, это прекрасно, превыше всего, только рабочие имеют право

на все.


ХЛОЯ. Но тогда выходит, они дураки?

КОЛЕН. Да, дураки. Именно поэтому они и идут на поводу у тех, кто внушает им,

что работать - самое главное.

ХЛОЯ. Поговорим о чем-нибудь другом. Эта тема меня вымотала.

КОЛЕН. Я дал Шику 25 тысяч дублезвонов, чтобы он мог жениться на Ализе.

ХЛОЯ. Тебе нравятся мои волосы?

КОЛЕН. Я тебе уже говорил, что ты мне очень нравишься и в целом и в частностях. ХЛОЯ. Ну тогда давай, переходи к частностям.

Подъезжают к гостинице, входят.

Темнота. Звон разбитого стекла. Ветер. Снег.

Сцена 9. Гостиница.


КОЛЕН. Ты хорошо спал?

НИКОЛАС. Неплохо, а вы?

ХЛОЯ. Мне мешало спать стекло. (Кашляет.)

НИКОЛАС. Оно не закрылось?

ХЛОЯ. Не совсем и пропускает потрясающий сквозняк. К утру у меня была полная грудь этого снега.

НИКОЛАС. Безобразие! Ну и головомойку же я им задам. Кстати, уезжаем сегодня?

КОЛЕН. Во второй половине дня.

НИКОЛАС. Совершу-ка я обход кухни. (Уходит).

КОЛЕН. Что ты собираешься делать, моя Хлоя?

ХЛОЯ. Целоваться.

КОЛЕН. Несомненно!.. Ну а потом?

ХЛОЯ. Потом... Я не могу сказать это громко.

КОЛЕН. Хорошо... Ну а потом?

ХЛОЯ. Потом пора будет обедать. Возьми меня на руки. Мне холодно. Этот снег...

КОЛЕН. Здесь не холодно.

ХЛОЯ. Нет, но мне зябко. Потом... потом я напишу Ализе.

Сцена 10. Квартира Колена

Колен и Хлоя завтракают.

НИКОЛАС. (Разговаривает с мышью) Что-то тут измеилось.Раньше было лучше. Не пойму в чем тут дело… А ты как думаешь? Я тоже не понимаю… Даже когда протираешь стекла, ничего не меняется. Видимо воздух здесь стал едким… (Колену с Хлоей) Ну как? Дела идут на поправку?

КОЛЕН. Гляди-ка! Наконец-то ты заговорил нормально.

НИКОЛАС. Я не в форменной обуви.

ХЛОЯ. Я чувствую себя неплохо.

КОЛЕН. Она съела полпирога с курицей.

НИКОЛАС. Очень рад . Я его испек не заглядывая в труды Гуффе.

КОЛЕН. Ну, что будем делать, Хлоя?

НИКОЛАС. И когда обедать?

ХЛОЯ. Мне хочется пойти вместе с вами двумя, и с Ализой на каток, и в магазины, и на

Вечеринку. И еще мне хочется купить зеленое кольцо.

НИКОЛАС. Ясно тогда я не теряя времени займусь обедом.

ХЛОЯ. Только, пожалуйста, Николас, не надевай своей шоферской одежды. А то с тобой

очень утомительно разговаривать. И тебе придется лишний раз переодеваться.

КОЛЕН. Хлоя, позвони друзьям. Я пойду возьму деньги из сейфа. Мы отлично проведем день.

ХЛОЯ. Иду звонить.

НИКОЛАС. ( о мыше) Смотрите-ка! Невероятно! Тебе удалось отдраить это стекло! (берет ее на руки) О, да ты себя изувечила. Брось это. В конце концов, здесь и так немало солнца.

Пойдем я тебя полечу.

КОЛЕН. (Озадаченно пересчитывая содержимое сейфа) Все нормально.

ХЛОЯ. Попроси Николоса сделать бутерброды. Нам пора уходить. Я назначила свидание с Шиком и Ализой.

КОЛЕН.(Николя о мышке) Что с ней?

НИКОЛАС. Оттирала потускневшее стекло и, бедняжка, стерла себе лапки.

КОЛЕН.(Мышке) Не волнуйся из-за стекла, это само пройдет.

НИКОЛАС. Не знаю… Как-то странно. Как-будто не хватает воздуха.

КОЛЕН. Рассосется, вот увидишь. Во всяком случае я надеюсь… Ты прежде этого никогда не замечал?

НИКОЛАС. Нет.

КОЛЕН. Возможно, стекло со временем тускнеет. Не заменить ли его.

НИКОЛАС. Это будет очень дорого стоить.

КОЛЕН. Да, лучше подождем.

НИКОЛАС. Ты что-то хотел мне сказать?

КОЛЕН. Не готовь обеда. Сделай только бутерброды… Мы сейчас все вместе уходим.

НИКОЛАС. Хорошо, я только оденусь.
СЦЕНА 11 (УЛИЦА)

(Колен, Хлоя, Шик, Ализа)


АЛИЗА. Ты отлично выглядишь, дорогая. Я боялась , что ты хвораешь, но твой вид меня успокаивает.

ХЛОЯ. Мне сейчас лучше. Николас и Колен хорошо за мной ухаживали.

ШИК. Как ваше путешествие?

КОЛЕН. Нормально. Сперва, правда, была плохая погода, но потом все наладилось.

ХЛОЯ. Кроме снега.

АЛИЗА. Куда пойдем?

ШИК. Если хотите, я могу вам вкратце пересказать лекцию Партра.

КОЛЕН. Ты много его книг купил, пока нас не было?

ШИК. Да нет.

КОЛЕН. А как твоя работа?

ШИК. Нормально. Я нашел парня, который меня замещает, когда мне надо куда-нибудь смотаться.

КОЛЕН. Задаром?

ШИК. Ну почти что… Может сразу пойдем на каток?

ХЛОЯ. Нет, сперва по магазинам. У меня нет ни одного нового платья.

КОЛЕН. Может, лучше ты их закажешь,как всегда, в ателье сестер Каллот?

ХЛОЯ. Нет. Я хочу походить по магаэинам, купить несколько платьев и еще всякую всячину. Но если мужчины хотят кататься на коньках…

КОЛЕН. Это мысль!

НИКОЛАС. Я провожу дам. Мне тоже надо кое-что купить.

ШИК. Вот и прекрасно. Пойдем поскорей. Ты знаешь на лекции Партра было так клево…

СЦЕНА 12 (КАТОК)

Колен и Шик катаються и болтают.

ШИК. Веришь, чтобы попасть на лекцию Партра пришлось дать двести дублезвонов швейцару и встать на его место. Он еще попросил сломать ему для пущей достоверности ногу. Фанаты прыгали с парашутами, но их сбивали брандспойтами и топили как котят.

КОЛЕН. Бедняги.

ГОЛОС ИЗ ГРОМКОГОВОРИТЕЛЯ. Господин Колен, пройдите срочно к будке контролера-администратора.(2 раза)

КОЛЕН.Кто это может быть? (Бросается к выходу. Хватает телефонную трубку. Молча долго слушает).- Я сейчас. (служителю) Откройте мою кабину! Скорей! Номер 309.

ШИК. И мою. Номер 311. Что случилось?

КОЛЕН. Хлоя… заболела.

ШИК. Серьезно?

КОЛЕН. Не знаю. У нее был обморок.

ШИК. Ты куда?

КОЛЕН. Домой!

СЦЕНА 13


(Квартира Колена)

Николас открывает дверь.

ДОКТОР. Я доктор.

НИКОЛАС. Ладно. Если вам угодно, будьте добры проследовать за мной. Вот попробуйте это и скажите, что вы об этом думаете.

ДОКТОР. Что это такое?

НИКОЛАС. Питье...

ДОКТОР. Это понятно... но для чего предназначенное?

НИКОЛАС. Укрепляющее.

Доктор нюхает, пьет, корчится.

НИКОЛАС. Действует? А?

ДОКТОР. .Ух! Да! От этого можно подохнуть... Вы что - ветеринар?

НИКОЛАС. Нет - кулинар. Итак, в общем оно действует.

ДОКТОР. И неплохо. Я чувствую себя бодрее, чем раньше.

НИКОЛАС. Ступайте осматривать больную. Теперь вы продезинфицированы.

Доктор шагает неуверенно.

НИКОЛАС. Эге, скажи-ка! Вы в состоянии провести осмотр? А?

ДОКТОР. Ну да, мне хотелось бы получить заключение собрата по професссии,

ну я и попросил зайти лопатолопа.

НИКОЛАС. Хорошо. Спуститесь на три этажа, поверните направо, войдите внутрь - вы на месте.

ДОКТОР. Хорошо. (Делает несколько шагов). Но где я?

НИКОЛАС. Тут.

ДОКТОР. А! Хорошо! (Уходит).

Входит Колен.

КОЛЕН. Что случилось?

НИКОЛАС. Доктор. У него был вид идиота. Ну я и сбыл его с рук. Должен придти

лопатолоп.

Звонок в дверь.

КОЛЕН. Не беспокойтесь. Я открою.

Входит лапотолоп.

ЛОПАТОЛОП. Добрый день.

КОЛЕН. Не угодно ли вам пройти за мной?

ЛОПАТОЛОП. Не знаю, я колеблюсь

... Кто болен?

КОЛЕН. Хлоя.

ЛОПАТОЛОП. А! Это напоминает мне одну мелодию. Что с ней?

КОЛЕН. Не знаю.

ЛОПАТОЛОП. И я. Теперь я вполне могу вам в этом признаться.

КОЛЕН. Но вы узнаете?

ЛОПАТОЛОП. Возможно. Не мешало бы ее осмотреть.

КОЛЕН. Так идемте...

ЛОПАТОЛОП. Ну да. (Проходят к Хлое). Здравствуйте.

ХЛОЯ. Здравствуйте. Как поживаете?

ЛОПАТОЛОП. Неважно! Вот печень часто пошаливает. Вы знаете, что это такое?

ХЛОЯ. Нет.

ЛОПАТОЛОП. Еще бы, откуда вам знать, у вас то печень здоровая. (Берет ее за руку). Горячая неправда ли?

ХЛОЛЯ. Не знаю я не чувствую.

ЛОПАТОЛОП. Конечно, это меня и беспокоит. Я вас послушаю, если не возражаете.

ХЛОЯ. Пожалуйста.

ЛОПАТОЛОП. Считайте. (Хлоя считает). Плохо считаете.После 26 идет 27.

ХЛОЯ. Да. Извините меня.

ЛОПАТОЛОП. Впрочем достаточно. Вы кашляете?

ХЛОЯ. Да. (Кашляет) .

КОЛЕН. Что у нее, доктор? Это серьезно?

ЛОПАТОЛОП. Гм... Что-то с правым легким. Но я не знаю, что именно... Я выпишу вам рецепт, но ему придется следовать.

Мне гораздо больше нравится строить миниатюрные модели самолетов. Но меня все время вызывают, и в результате я занимаюсь одной и той же моделью уже целый год, и мне никак не выкроить время, чтобы ее закончить. В конце концов просто отчаиваешься!

КОЛЕН. Не желаете ли рюмочку аперетива?

ЛОПАТОЛОП. Пожалуй... У вас красивая жена... Нужно вас утешить... Вот, держите. (Протягивает карточку). Это моя.

КОЛЕН. Ваша?..

ЛОПАТОЛОП. Моя жена.

Колен падает в приступе дикого хохота.

ЛОПАТОЛОП. Так и есть. Буквально ни одной осечки. Все смеются. Но в конце концов... Что в ней такого уж забавного?

КОЛЕН. П... п... простите...

ЛОПАТОЛОП. Все вы одинаковы, все думаете, что жены обязательно должны быть красивыми.

Выходят вдвоем. Возвращаются Шик и Николас.

. ШИК.Что с ней? Я могу чем-нибудь помочь?

НИКОЛАС. Это кувшинка. Где она могла ее подцепить?

ШИК. У нее кувшинка?

НИКОЛАС. В правом легком. Сперва профессор думал, что это всего-навсего какое-то

животное. Но это - кувшинка. Это хорошо видно на снимке. Довольно большая. Но ведь и с ней можно справиться?

ШИК. Конечно...

НИКОЛАС. Доктор хочет, чтобы она уехала в горы. Он утверждает, что холод убьет эту мерзость. Она подцепила ее в дороге. Там была уйма подобных гадостей Кроме того, вокруг нее все время должны быть цветы - надо запугать

кувшинку.

Уходит Шик, входит Ализа.

НИКОЛАС. Привет! Ты пришла их повидать?

АЛИЗА. Да. Они дома?

НИКОЛАС. Только Хлоя.

АЛИЗА. Здесь не так светло, как раньше. С чего бы это?

НИКОЛАС. Не знаю.

АЛИЗА. Действительно, такое впечатление, что сама обстановка изменилась.

НИКОЛАС. А ты в хорошей форме. Всё в порядке?

АЛИЗА. Да, все в порядке. Как видишь, Шик преподнес мне костюм...

НИКОЛАС. Он тебе очень идет.

АЛИЗА. Мне повезло - у герцогини де Будуар в точности такие же размеры, что и у

меня. Он подержанный. Шик хотел заполучить автограф Партра, который был в одном из карманов, вот он его и купил.

НИКОЛАС. Когда у вас свадьба?

АЛИЗА. Ты неважно выглядишь.

НИКОЛАС. Н-да! У меня такое впечатление, будто я постарел.

АЛИЗА. Покажи-ка паспорт.

НИКОЛАС. Вот.

АЛИЗА. Сколько тебе было лет?

НИКОЛАС. Двадцать девять.

АЛИЗА. Посмотри.

НИКОЛАС. Не понимаю, должно быть, ошибка.

АЛИЗА. Тебе ни за что не дать больше двадцати девяти.

НИКОЛАС. Я выглядел на двадцать один... Иди, навести Хлою.

Сцена 15. Магазин (Книгопродавец, Шик).


КНИГОПРОДАВЕЦ. Что вам угодно?

ШИК. Посмотреть ваши книги.

КНИГОПРОДАВЕЦ. Ну так смотрите.

Шик находит книгу с отпечатком пальца Партра.

ШИК. Это почем?

КНИГОПРОДАВЕЦ. А! Разыскали-таки!

ШИК. А что тут особенного?

КНИГОПРОДАВЕЦ. Ха!... Холера дьяволу в зад!

ШИК. Я спрашиваю о книге...

КНИГОПРОДАВЕЦ. А! Ну-ну... А вы, однако, шутник!

ШИК. Послушайте... Объясните...

КНИГОПРОДАВЕЦ. Пожалуйста: для того, чтобы получить этот отпечаток, мне пришлось много раз подносить маэстро свою трубку мира и проявить изрядную ловкость рук, чтобы в последний момент подсунуть вместо нее книгу.

ШИК. Не стоит говорить об этом. Раз вам все известно, сколько она стоит?

КНИГОПРОДАВЕЦ. Недорого, но у меня есть и кое-что получше. Вот. (Швыряет на прилавок брюки).

ШИК. Что это?

КНИГОПРОДАВЕЦ. Штаны Партра.

ШИК. Не может быть! Как вам это удалось?

КНИГОПРОДАВЕЦ. Сняты на его лекции. Он даже не заметил. Вот подпалины от трубки.

ШИК. Покупаю.

КНИГОПРОДАВЕЦ. Что именно? У меня ведь, знаете ли, есть еще кое-что. (Достает трубку). Профессионал без труда определит, кому принадлежат отпечатки зубов.

ШИК. Сколько?

КНИГОПРОДАВЕЦ. Вам, вероятно, известно, что в настоящее время маэстро готовит энциклопедию тошноты в двадцати томах с фотографиями. У меня будут рукописи.

ШИК. Но я никогда не смогу.

КНИГОПРОДАВЕЦ. Я-то тут причем?

ШИК. Сколько за эти три вещи?

КНИГОПРОДАВЕЦ. Тысяча дублезвонов.


Сцена 16. Квартира Колена..

Колен, Николас, Лопатолоп, Хлоя.

КОЛЕН. Послушай, Николас.

НИКОЛАС. Да.

КОЛЕН. Ты не против, чтобы я выставил тебя за дверь?

НИКОЛАС. Против.

КОЛЕН. А зря. Здесь ты дряхлеешь. За неделю ты постарел на десять лет.

НИКОЛАС. На семь.

КОЛЕН. Я не хочу видеть, как ты опускаешься. Ты здесь ни при чем. На тебя давит атмосфера дома.

НИКОЛАС. Но ты-то сам - на тебя же это ведь не действует.

КОЛЕН. Я - дело другое. Я должен вылечить Хлою, а все остальное мне безразлично. Поэтому меня ничто не берет. Фон Тызюмы ищут повара, и я порекомендовал им тебя. Я хочу услышать, согласен ли ты?

НИКОЛАС. Нет.

КОЛЕН. Ну и ладно. Тем не менее, ты к ним пойдешь.

НИКОЛАС. Это подло с твоей стороны. Выходит, я удираю как крыса.

КОЛЕН. Ничего подобного. Так надо. Ты прекрасно знаешь, как трудно мне это сделать.

НИКОЛАС. Прекрасно знаю. (Плачет).

КОЛЕН. Тебе незачем принимать это близко к сердцу.

НИКОЛАС. А я и не принимаю

КОЛЕН. Ты отличный парень.

НИКОЛАС. Нет. Мне бы хотелось забиться в уголь. Из-за его цвета. И еще потому, что там я был бы спокоен.

Звонок в дверь. КОЛЕН открывает.

ЛОПАТОЛОП. Как высоко вы забрались.

КОЛЕН. Здравствуйте, доктор.

ЛОПАТОЛОП. Вы сменили квартиру? Раньше было не так далеко.

КОЛЕН. Это все та же.

ЛОПАТОЛОП. Когда шутите, надо вести себя серьезнее, да и реплики находить более остроумные.

КОЛЕН. Правда? В самом деле...

ЛОПАТОЛОП. Как у вас дела? Как больная?

КОЛЕН. Лучше. Она лучше выглядит, и ей больше не больно.

ЛОПАТОЛОП. Гм!.. Подозрительно.

КОЛЕН. Прошу вас - сюда.

ХЛОЯ. Здравствуйте, доктор.

ЛОПАТОЛОП. Здравствуйте. Раздевайтесь. Я вас выслушаю. А! - вас прооперировали. Её вынули оттуда уже мертвой? Она была большая?

ХЛОЯ. Около метра. С большим цветком, сантиметров в двадцать, я думаю.

ЛОПАТОЛОП. Мерзкая тварь! Вам не повезло. Такие размеры - большая редкость.

ХЛОЯ. Ее убили другие цветы. Особенно ваниль, мне ее цветы давали в конце.

ЛОПАТОЛОП. Странно. Никогда бы не подумал, что ваниль может произвести такой эффект. Скорее можжевельник или акация. Медицина, знаете ли, дурацкая штука.

ХЛОЯ. Наверное.

ЛОПАТОЛОП. Не хочу вас пугать, но если вы подцепить что-нибудь во второе легкое, вашему мужу станет очень тоскливо.

ХЛОЯ. А мне?

ЛОПАТОЛОП. Вам тем более.

ХЛОЯ. Я буду очень осторожна.

ЛОПАТОЛОП. До свидания, милочка.

ХЛОЯ. До свидания, доктор.

КОЛЕН. Доктор, не отведаете ли с нами кубацкого супа с мукой для прихлебки.

ЛОПАТОЛОП. Это рецепт вашего любимого Гуффе?

НИКОЛАС. Нет. Это Нищеанский рецепт. Гуффе, тот хорош для снобарья. И для него нужно особое оборудование.

ЛОПАТОЛОП. Но у вас-то ведь все есть.

НИКОЛАС. Только газ и голодильник.

ЛОПАТОЛОП. В предыдущий визит у вас был музыкальный аппарат, который давал удивительные результаты.

КОЛЕН. Я его продал. Однако, могу предложить вам просто выпить.

ЛОПАТОЛОП. Следую за вами. (Темнота)
Сцена 17.

Входит Ализа, спотыкается о спящего на полу Колена.

КОЛЕН. Я спал.

АЛИЗА. Ты что, больше не спишь в постели?

КОЛЕН. Нет. Я хотел дождаться здесь доктора, перед тем как идти за цветами. Ты

пришла навестить Хлою?

АЛИЗА. Нет. Я пришла просто так. У Шика есть все его книги, но он больше меня не хочет.

КОЛЕН. Ты устроила ему сцену?

АЛИЗА. Нет. Он просто сказал мне, что у него осталось ровно столько дублезвонов,

сколько нужно, чтобы переплести в ничтожную кожу его последнюю книгу, и он не может

себе позволить, чтобы я жила с ним, так как ему нечего мне дать, и я стану некрасивой.

КОЛЕН. Он прав - ты не должна работать.

АЛИЗА. Но я люблю Шика. Я бы ради него работала.

КОЛЕН. Ты не можешь работать - ты слишком красива.

АЛИЗА. Почему он выставил меня за дверь? Посмотри. (Платье падает на пол).

КОЛЕН. Можно тебя обнять?

АЛИЗА. Да, я тебя очень люблю. Почему я не встретила сначала тебя? Тогда я так любила бы тебя, а теперь не могу - я люблю его.

КОЛЕН. Я это отлично знаю. Я тоже теперь больше люблю Хлою. Ты замерзнешь.

(Ализа одевает платье).

АЛИЗА. И все-таки я верю, что смогу сделать кое-что для Шика.

КОЛЕН. Я провожу тебя. Я должен идти искать работу.

Сцена 18. Завод (Колен, Старик)

КОЛЕН. Здравствуйте, месье

СТАРИК. Здравствуйте, месье

КОЛЕН. Я пришел по объявлению

СТАРИК. Вот как! Уже целый месяц как печатаются эти объявления, но результатов нет никаких. Работа здесь, знаете ли, нелегкая.

КОЛЕН. Знаю. Но за нее хорошо платят.

СТАРИК. Бог ты мой! Наша работа, видите ли, выжмет вас в два счета, и вряд ли эти деньги стоят того… Впрочем , не мне оговаривать нашу администрацию. К тому же я еще жив, как видите…

КОЛЕН. А вы давно тут работаете?

СТАРИК. Год. Мне двадцать девять лет. Теперь, как видите, я уже достиг какого-то положения. Теперь я могу целый день сидеть за столом и читать учебник…

КОЛЕН. Мне нужны деньги.

СТАРИК. Весьма распространенный случай. Но эта работа настроит вас на философский лад. Месяца через три вам уже меньше будут нужны деньги.

КОЛЕН. Мне нужны деньги, что бы лечить жену.

СТАРИК. Ах, вот что…

КОЛЕН. Она больна. А вообще-то я не люблю работать.

СТАРИК. Сочувствую вам. Когда женщина больна, она уже ни на что не годится.

КОЛЕН. Я люблю ее.

СТАРИК. Разумеется, иначе вы не пришли бы сюда наниматься. Сейчас я отведу вас на ваше рабочее место. Это этажом ниже. (Спускаются). Вот мы и пришли. Входите, я расскажу вам, в чем будет заключатся ваша работа. (Подходят к ящику в форме гроба).

Эта земля стерильная. Сами знаете , что это значит. Для укрепления обороны страны требуются материалы наивысшего качества. (Достает металлические цилиндры). Что бы стволы винтовок росли правильно, без искривления, им необходимо тепло человеческого тела, это уже давно установлено. Впрочем, это относится вообще к любому виду оружия.

КОЛЕН. Ясно.

СТАРИК. Вы выкопаете в земле двенадцать лунок. Затем воткнете в каждую по стальному цилиндру, разденетесь догола и ляжете на них ничком, так чтобы они пришлись вам между сердцем и печенью. Сверху вы накроетесь вот этим шерстяным стерильным одеялом и проследите за тем, чтобы отдавать свое тепло равномерно.

Первые двадцать дней каждого месяц, припоминаю, я высиживал по 14 стволов. О!..

Я был очень сильный!..

КОЛЕН. Я действительно буду получать по 10 дублезвонов в день.

СТАРИК. Конечно. И сверх того премию, если вам удастся вырастить за раз больше дюжины стволов... Сцена 19 Участок. (Сенешаль, 6 Дугласов).

СЕНЕШАЛЬ. Дуглас. 6 раз

ДУГЛАС. Есть.

СЕНЕШАЛЬ. Особое задание. Руковожу лично я! Заблокнотьте: “Взимание налога с квирита Шика с предварительным наложением ареста на имущество. Переход к нелегальному избиению и суровому разносу. Полный арест имущества вплоть до частичного, отягченного осквернением местожительства”. Записано?

ДУГЛАСЫ (хором). Так точно.

СЕНЕШАЛЬ. В дорогу, Дугласы!

Сцена 20. Кафе (Ализа, Партр, посетители кафе, официанты).

Партр за столиком, пишет.

АЛИЗА. Вон вы уже где.

ПАРТР. Да. Вы хотите со мной поговорить?

АЛИЗА. Я попросила бы вас не публиковать эту статью.

ПАРТР. Это трудно. Ее ждут.

АЛИЗА. Конечно. Но я хочу сказать, что нужно ее немного задержать.

ПАРТР. Ну... если дело только в этом.

АЛИЗА. Нужно задержать ее на десять лет.

ПАРТР. На десять лет?

АЛИЗА. Да, на десять или, разумеется, больше. Надо, знаете ли, дать людям сэкономить, чтобы ее купить.

ПАРТР. Читать ее будет довольно скучно, потому что мне очень скучно ее писать. Из-за того, что приходится придерживать лист у меня теперь привычная судорога в левом запястье.

АЛИЗА. Мне жаль вас.

ПАРТР. Что у меня судорога?

АЛИЗА. Нет, что вы не хотите отложить публикацию.

ПАРТР. Почему?

АЛИЗА. Сейчас я вам объясню? Шик тратит все свои деньги на то, что вы пишите, и у него нет больше денег.

ПАРТР. Лучше бы он покупал что-нибудь другое. Вот я, например, никогда не

покупаю своих книг.

АЛИЗА. Он обожает то, что вы пишите.

ПАРТР. Это его право. Он сделал свой выбор.

АЛИЗА. По-моему, он слишком ангажирован.Я вот тоже сделала свой выбор, но свободна, потому что он больше не хочет, чтобы я жила с ним, ну так вот я вас и убью, раз вы не хотите задержать публикацию.

ПАРТР. Вы лишаете меня средств к экзистенции. Как, по-вашему, смогу я защищать свои авторские права, коли буду мертв?

АЛИЗА. Это касается вас. Я не могу принимать в расчет все, ведь я хочу прежде всего убить вас.

ПАРТР. Но вы же, конечно, согласны, что меня не могут убедить подобные доводы?

АЛИЗА. Согласна... вы не расстегнете воротник?

ПАРТР (расстегивая воротник). Послушайте...Я нахожу эту историю идиотской.

Ализа стреляет из сердцедера.. Разрывает рукопись. Официант

убирает со стола.

Сцена 21. Арест. (Сенешаль, Дугласы, Шик).

СЕНЕШАЛЬ. Вы оставайтесь здесь, справа от двери.

1-Й ДУГЛАС. Есть.

СЕНЕШАЛЬ. А вы, Дуглас, встаньте слева и никого не впускайте.

2-Й ДУГЛАС. Есть.

СЕНЕШАЛЬ. Остальные за мной. (Входят). - Вас зовут Шик?

ШИК. Что я сделал?

СЕНЕШАЛЬ (читает). Взимание налога с квирита Шика с предварительным наложением ареста на имущество. Переход к нелегальному избиению и суровому разносу.
Полный арест имущества вплоть до частичного, отягченного осквернением местожительства.

ШИК. Но ... Я заплачу налоги.

СЕНЕШАЛЬ. Да. Вы их заплатите после. Сначала нужно, чтобы мы вас нелегально избили. Это избиение что надо, мы называем его нелегальным, чтобы люди не возмущались.

ШИК. Я отдам вам деньги. (Что-то ищет).

СЕНЕШАЛЬ. Ну конечно... Скажите-ка, вы и в самом деле ищете именно деньги?

Шик достает полицебойку.

3-Й ДУГЛАС. Атас, шеф!

4-Й ДУГЛАС. Я нажму, шеф?

ШИК. Так просто я вам не дамся.

СЕНЕШАЛЬ. Очень хорошо, тогда придется взяться за ваши книги.

5-Й ДУГЛАС. Ничего кроме текста, шеф.

СЕНЕШАЛЬ. Оскверняйте, насилуйте!

ШИК. Не трогайте ее!

4-Й ДУГЛАС.Я нажму, шеф?

СЕНЕШАЛЬ. Нажмите, Дуглас. (Шик падает).

ШИК. Оставьте мои книги.

СЕНЕШАЛЬ. Мы их сейчас начнем топтать. По-моему через несколько секунд вы

умрете.


6-Й ДУГЛАС. В соседнем доме сильный пожар, шеф.

СЕНЕШАЛЬ. Давайте побыстрее, это главное. Жаль, следов не останется. Но я все равно занесу все в рапорт.

СЦЕНА 22 (Завод)

СТАРИК. Не понимаю, что происходит. Сперва ведь все было в порядке. Но вашу последнюю продукцию можно будет использовать только для особого вида оружия.

КОЛЕН. Но вы мне все же заплатите?

СТАРИК. Посмотрите сами.

КОЛЕН. Ума не приложу, мои первые стволы были абсолютно цилиндрическими.

СТАРИК. Конечно, они могут пойти на производство гранатометов, но эта модель была в ходу еще пять войн тому назад, и к тому же у нас ими забит весь склад. Это очень досадно.

КОЛЕН. Я старался, как мог!..

СТАРИК. Не сомневаюсь. Я заплачу вам ваши 80 дублезвонов. И я еще не видел вашей вчерашней продукции, ее вот-вот принесут. Может, подождете минутку?

КОЛЕН. Хорошо я подожду.

СТАРИК. Видите ли, мы вынуждены быть очень внимательными к этим деталям, потому что все винтовки должны быть одинаковыми, даже если для них нет патронов… А патронов у нас по большей части и нет. С планом получилась неувязка. Впрочем, это не имеет никакого значения. Ведь не полезешь же с винтовкой против самоходного орудия. А у противника на каждые две винтовки приходится по самоходке. Правда, по количеству стволов превосходство за нами… (Вносят поднос накрытый простыней) М-да как-то не похоже, что все уладилось. (Приподнимает простыню: из каждого ствола торчит роза).

КОЛЕН. Как они хороши!

СТАРИК. В общем так… На работу вам завтра , пожалуй, выходить не стоит.

КОЛЕН. Я могу их взять?.. Для Хлои…

СТАРИК. Они завянут, как только вы оторвете их от стали. Они, видите ли, тоже стальные…

КОЛЕН. Не может быть? (Рассекает руку, пытаясь сорвать розу).
СЦЕНА 23 (Хлоя, Колен)

КОЛЕН. Ты спала? (Хлоя отрицательно качает головой). Ализа приходила? (Хлоя кивает)

Шик куда-то пропал. Она его не видела? Что тебе приготовить на ужин?...Не разговаривай. Я по другому буду задавать вопросы. (Пытается что-то приготовить).

Наплыв


КОЛЕН. Хлоя. Ваши губы сладостны. У вас фруктовый цвет лица. Ваши глаза видят все как надо, а от вашего тела меня бросает в жар. Понадобятся месяцы, месяцы и месяцы, чтобы я насытился поцелуями, понадобятся годы месяцев, чтобы исчерпались поцелуи, которые я хочу запечатлеть на вас, на ваших руках, на ваших волосах, на вашей шее...

Хлоя, мне хотелось бы ощутить ваши груди на моей груди, свои руки, сомкнувшиеся на вашем теле, ваши руки вокруг моей шеи, вашу благоухающую голову у меня на плече и вашу трепещущую кожу и запах, исходящий от вас…

Сцена 24 Похороны. (Монах, КОЛЕН).

МОНАХ. Вы по поводу похорон?

КОЛЕН. Хлоя умерла.

МОНАХ. Я знаю. Какую сумму вы собираетесь вложить ? Вы, без сомнения, хотели бы красивую церемонию?

КОЛЕН. Да.

МОНАХ.. Я могу устроить вам похороны, что надо за две тысячи дублезвонов. Есть, конечно, дороже.

КОЛЕН. У меня всего двадцать дублезвонов. Возможно, я получу еще тридцать или сорок, но не сразу.

МОНАХ. Церемония для нищих, вот что вам в таком случае надо.

КОЛЕН. Я нищий... И Хлоя умерла...

МОНАХ. Да. Но в жизни нужно устраиваться так, чтобы было на что вас похоронить. Итак, у вас нет даже пятисот дублезвонов.

КОЛЕН. Нет... Если вы согласны, чтобы я заплатил в несколько приемов, я мог бы дойти до ста... Вы понимаете... Хлоя умерла.

МОНАХ. Знаете, я привык к подобным словам. Я бы посоветовал вам обратиться к Господу Богу, но боюсь, что с такой незначительной суммой его беспокоить не следует.

КОЛЕН. Я не буду его беспокоить. Да я и не верю, что он на что-то способен.

А что за церемония будет за сто дублезвонов?

МОНАХ. Не хочу даже рассматривать такую возможность. Остановимся на ста

пятидесяти.

КОЛЕН. Мне понадобится время, чтобы вам заплатить.

МОНАХ. Распишитесь. Прискорбно. Ей-богу, церемония будет премерзкая. Вы мне не нравитесь, вы слишком скупы.

КОЛЕН. Простите.

МОНАХ. Ступайте.

Сцена 25

Николас с котом и Ализа с мышью на авансцене, КОЛЕН в глубине сцены.

НИКОЛАС. Право же, не очень-то меня все это интересует.

АЛИЗА. Ты не прав. Я еще молода, и до самого последнего времени меня отлично кормили.

НИКОЛАС. Но меня также отлично кормят, и я отнюдь не хочу кончать жизнь самоубийством, вот почему я нахожу все это нормальным.

АЛИЗА. Просто ты его не видел.

НИКОЛАС. Что он делает?

АЛИЗА. Он стоит на берегу у воды. Он что-то там видит.

НИКОЛАС. Он не может видеть ничего особенного. Кувшинку разве что.

АЛИЗА. Да, он ждет, когда она всплывет, чтобы убить ее.

НИКОЛАС. Какая глупость! Он никогда не ест?

АЛИЗА. Нет. Он очень ослаб, и я не могу этого вынести. Со дня на день он сделает неверный шаг.

НИКОЛАС. Ну , а тебе-то что? Он несчастен, не так ли?

АЛИЗА. Он не несчастен, он страдает. Именно это я и не могу перенести. И, кроме

того, он рано или поздно упадет в воду, он слишком наклоняется.

НИКОЛАС. Если все именно так, я в самом деле готов оказать тебе эту услугу, но я не понимаю, почему я говорю “если все именно так”, потому что я все равно не понимаю.

АЛИЗА. Ты очень добр.

НИКОЛАС. Засунь голову мне в пасть и жди.

АЛИЗА. Это может затянуться надолго?

НИКОЛАС. До тех пор, пока кто-нибудь не наступит мне на хвост - тут нужен сильнодействующий рефлекс. Но я постараюсь вытянуть хвост подальше, не беспокойся.


конец





©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет