К 70-летию конного перехода ашхабад москва



жүктеу 95.21 Kb.
Дата03.05.2016
өлшемі95.21 Kb.
: data -> events
data -> Оқулық Астана, 2012 Қазақстан республикасының білім және ғылым министрлігі
data -> Меңдігүл Бұрханқызы Шындалиева
data -> «Қазіргі заман тарихын құжаттандыру орталығы» коммуналдық мемлекеттік мекемесі Шығыс Қазақстан облыстық Абай атындағы әмбебап кітапхана
data -> Мұрағат ісі саласындағы мемлекеттік қызметтерді көрсету орындары Облыстардың, Астана, Алматы қалаларының жергілікті атқарушы органдарының мекенжайы
data -> МЕҢдігүл шындалиева қазақ очеркінің поэтикасы (монография)
data -> Шығыс Қазақстан облысының Семей аймағында 2012 жылы аталып өтілетін және еске алынатын
events -> [11: 53] Валерий Юкевич: слышно [11: 54] Lilia Blascu: slishno
К 70-ЛЕТИЮ КОННОГО ПЕРЕХОДА АШХАБАД – МОСКВА
В этом году отмечается 70-летие легендарного конного пробега по маршруту Ашхабад – Москва. В связи с этим мы обратились к нашей публикации 1985 года в журнале «Коневодство и конный спорт», посвященной 50-летию этого события. В ту пору при подготовке статьи мы пользовались материалами Центрального государственного архива – ЦГА КФФД ТССР открытого доступа, откуда, помимо конкретных сведений, почерпнули и атмосферу той эпохи. Мы не считаем нужным что-либо менять в нашем отношении к этому событию или толковать в свете новых политических акцентов. Так было!
Тридцатые годы в жизни молодого советского государства – время необычайного подъема производительных сил. Страна охвачена энтузиазмом строительства новой прекрасной жизни. Ширится стахановское движение, встают гигантские новостройки, небывалый размах приобретает физкультурно-массовое движение. Ставятся рекорды труда и рекорды спорта. Один за другим устанавливаются мировые рекорды: полеты в стратосферу, беспосадочные авиаперелеты, автопробеги по бездорожью… Пилоты, планеристы, парашютисты, лыжники, велосипедисты ставят рекорды мужества и отваги.

Не остались в стороне и конники. Эти годы знаменательны многочисленными конными пробегами: одиночными и массовыми, единичными и звездными, на лошадях верховых, рысистых и тяжелоупряжных пород. Самым значительным в ряду этих пробегов, получившим широкий резонанс далеко за пределами страны, явился переход туркменских всадников на лошадях ахалтекинской и иомудской пород из Ашхабада в Москву, совершенный за 84 дня летом 1935 года.

Во многом этот пробег необычен. Маршрут протяженностью 4300 километров пролегал почти по всем природно-климатическим зонам страны: пустынной, полупустынной, горной, степной, лесостепной и лесной. Участники – не спортсмены, не кавалеристы, а лучшие представители колхозного строя. Самый молодой – 19-летний Курбан Овез Гельды; самый старший – 55-летний Габыш Мамыш, парторг пробега; самый знаменитый – проводник Непес Карахан, 25 лет ходил он по Кара-Кумам без компаса, водил экспедиции Ферсмана и Геллера, громил банды Джунаид-хана; также много лет сражался с басмачами Бек Мурад Анна Мурад. Но самым выдающимся был образец мужества и выносливости всадников и их лошадей. Как сказал М. И. Калинин в приветственной речи в Кремле: «В этом пробеге колхозники показали высокую дисциплинированность и умение обращаться с лошадьми, которых они выращивают».

К пробегу готовились тщательно. Все всадники прошли медицинское освидетельствование. Строго отбирались и лошади. Была разработана научная программа: измерялась температура тела, пульс, дыхание до и после дневного перехода, брались анализы крови, составлялись индивидуальные рационы кормления. С учетом потери с потом соли при больших переходах в корм добавляли до 50 – 60 г. соли ежедневно. Лошадей подковали различными подковами – войсковыми, облегченными и так называемыми восточными для того, чтобы определить, какие наиболее приспособлены для больших нагрузок. Наблюдение за лошадьми вместе с научными работниками, сопровождавшими пробег, должны были вести и всадники. Перед ними была поставлена дополнительная задача: овладеть зоотехническими знаниями, ведь они должны были вернуться… заведующими коневодческими фермами.

Пробег имел большое интернациональное значение, пройдя по территории многих союзных республик и автономных областей, колхозники-туркмены испытали искреннее гостеприимство и поддержку советских людей разных национальностей. «Везде пробег сопровождался демонстрацией действительно братских чувств народов, населяющих советское государство, во всем его национальном многообразии» (М. И. Калинин, там же). Нельзя не отметить и военно-патриотическое значение пробега – в суровых условиях проверялась выносливость и сила лошадей, их пригодность к кавалерийской службе. «Еще недавно кое-кто считал туркменскую лошадь «жидковатой» и потому, якобы, непригодной для кавалерии в Европейской части Союза. Но теперь доблестные победители гигантского пространства делом доказали неправильность этих взглядов» - заметил К. Е. Ворошилов. И, что особенно важно для развития породы, в пробеге было доказано преимущество чистокровных ахалтекинцев перед англо-текинцами. Зоотехник Гаврилов писал в «Туркменской искре»: «…бытовало мнение даже среди специалистов, что ахалтекинец не годится для больших пробегов. Пробег Ашхабад – Москва показал, что чистопородный ахалтекинец и иомуд оказался много выносливее и менее требовательнее англо-текинцев. Чистопородные ахалтекинцы: Араб, Доркуш, Алсакар, Титаник, Ал-Куш и другие свободно прошли до 4000 километров, тогда как полукровные жеребцы Дор-Депель и Бурнок сильно сдали». В одной из публикаций в той же газете от 6 июля Н. Путилин подчеркивает: «Отлично идут иомуды и ахалтекинцы, хуже англо-текинцы» и далее: «Вопреки общим опасениям каменистые почвы Усть-Урта не принесли вреда ахалтекинцам».

Колхозники колхоза имени К. Е. Ворошилова, отправляя своих ударников труда Бек Мурада и Ашир Кули на лучших лошадях – чистокровном Арабе и полукровном Дор-Депеле, наказали лучшего коня подарить Ворошилову. «Посылая этих коней, колхоз хотел узнать, какую же лошадь следует выращивать: чистопородную ахалтекинскую или приливать кровь». Сегодня все знают, что Ворошилову (или Буденному?) был подарен Араб (читайте «Белый конь Великой Победы»).

Постановлением Центрального Исполнительного Комитета СССР «За беспримерный в истории конницы конный переход» орденом Красной Звезды награждены: С. П. Соколов, начальник конного перехода, командир погранвойск НКВД; Е. Р. Ламан, замначальника перехода, инструктор Осоавиахима и двадцать восемь колхозников-ударников: Непес Карахан (колхоз им. Ворошилова, Эрбентского района), Габыш Мамыш (колхоз им. Атабаева, Тедженского р-на), Сапар Кули Сахат Берды (колхоз им. Сталина, Тедженского р-на), Янар Анна Ораз (колхоз «Ударник», Геок-Тепинского р-на), Бабалиев Меред (колхоз «Кизыл-Гуч», Мервскго р-на), Джума Нуры (колхоз им. Атабаева, Мервского р-на), Акмурад Кадыр (колхоз «Шура», Мервского р-на), Чары Кары (колхоз «Тезе-Йол», Байрам-Алийского р-на), Сапар Алты (колхоз им. Атабаева, Тедженского р-на), Анна Гельды Сахатли (колхоз им. Чары Великова, Тедженского р-на), Берды Ады (колхоз «Кизыл Байдак», Кара-Калинского р-на), Илли Ташли (колхоз «Кизыл Юлдуз», Кара-Калинского р-на), Баба Дурды Мурад (колхоз «Военный», Геок-Тепинского р-на), Паша-Кули Покы (колхоз «Батрак», Геок-Тепинского р-на), Самат Хайдар (колхоз «Военный», Геок-Тепинского р-на), Овез Гельды Курбан (колхоз «Кизыл Артель», Геок-Тепинского р-на), Аташ Анна Аман (колхоз «Дайхан Бирлешик», Ашхабадского р-на), Бек Мурад Анна Мурад (колхоз им. Ворошилова, Ашхабадского р-на), Меред Мухаммед (колхоз «Дайхан-Бирлешик», Ашхабадского р-на), Анна Курбан (колхоз им. Калинина, Ашхабадского р-на), Ашир Кули Бек (колхоз им Ворошилова, Ашхабадского р-на), Ак-Тельпек Нагы (колхоз им Попок, Куня-Ургенчского р-на), Батыр Казак (колхоз «Коммунист», Ильялинского р-на), Бабаджан Шукур (колхоз им. Сталина, Тахтинского р-на), Акмамед Баба (колхоз «Социализм», Тахтинского р-на), Эссен Хадыр (колхоз им. ГПУ, Тахтинского р-на), Курбан Дурды Аман (колхоз «Яхталык», Тахтинского р-на), Сеид Шехи (колхоз «Азат Туркменистан», Геок-Тепинского р-на). Колхозы, вырастившие лошадей, были премированы грузовыми автомашинами. Семнадцать участников перехода из группы сопровождения награждены грамотой ЦИК СССР. В их числе кинооператор П. А. Пятков, снявший наиболее значительные этапы перехода через степи Усть-Урта и западные отроги Мугоджарских гор, вошедшие в фильм «Герои колхозного Туркменистана»; корреспондент газеты «Туркменская Искра» Н. И. Путилин, снабжавший редакцию подробной информацией с пути следования; медицинский врач В. Д. Соколов, руководитель научной группы.

Перелистаем пожелтевшие от времени страницы этой газеты, обратимся к дневнику командира пробега и станем свидетелями тех героических событий.



30 мая. 28 всадников, колхозников-ударников Туркмении во главе с опытными командирами Красной Армии, на колхозных конях нашей республики сегодня выступают в небывалый поход…

2 июня. От Ашхабада до Бахардока – 80 км. Прошли их за два дня. Осмотр лошадей показал, что они хорошо втягиваются в поход. Дальше пойдем по 60 км, а в безводной полосе и по 120 км в день, как записано в графике.

4 июня. Вчера днем жара 60 градусов, на сегодня обещают еще больше. «Беречь воду!» Каждый всадник, кроме фляжки, имеет специальный мешок с водой. Твердая норма поения лошадей. Люди приучают себя пить по разрешению маленькими глотками.

8 июня. Дарваза. Серный завод. Сегодня к обеду подошли к Дарвазе. Дарваза в переводе с туркменского означает «ворота». Две возвышенности в этой местности, где добывается сера, похожи на ворота. С водой и здесь, на заводе, плохо. Ради нас подвоз воды усилили. Но она здесь соленая, кони отказались ее пить. Пришлось лошадям воду вливать силой через нос. Как они мучались, нужно было видеть, но у нас другого выхода не было.

9 июня. От Дарвазы начинается 350- километровый путь, совершенно лишенный воды. За 1,5 суток на двух машинах коммунисты и комсомольцы, прервав дневку, заложили три базы с фуражем, водой и продуктами. В пути то и дело приходилось ломать саксаул и настилать для машин дорогу.

12 июня. В 1 час ночи отряд достиг границ Кара-Кумов, преодолев труднейший этап за три дня. Суточные переходы достигали 90 км, шли ранним утром и поздним вечером с короткими остановками для сна.

19 июня. Отряд достиг Урги – крохотного поселка у Аральского моря под крутым утесом Усть-Урта. Последние 90 километров шли по сплошной топи. Тучи комаров облепили нас еще у входа в долину. Лошадей заранее облачили в балахоны, сами вооружились ветками. Свист этих веток и тонкое комариное жужжание заглушали, казалось, даже хлюпанье воды.

27 июня. Оторванность от базы и отсутствие бензина вызвали непредусмотренную четырехдневную остановку на берегу Аральского моря. Пришлось вручную поднимать на 300-метровое плато 800 ведер воды из небольшого ручья. Организовали соревнование между двумя отделениями. Победило первое отделение, командир Янар. Самый сильный человек в отряде Самед Хайдар поднял целую бочку. Итоги соревнования опубликовали в «стенной газете». Вечером пришли машины с горючим.

8 июля. Совхоз Эмба. Тысячекилометровый переход по Усть-Урту не менее труден, чем через Кара-Кумы. После вынужденного «сиденья» пришлось наверстывать упущенное – 5 суток шли по 80 – 100 км. За 12 дней пути через Усть-Урт и Мугоджары не встретили ни одного человека.

9 июля. Сегодня решили дать лошадям отдых, а завтра войти в Актюбинск. Мы начали отставать от графика, поэтому старались обходить часто встречающиеся населенные пункты, где нас стремились задержать, чтобы накормить В пути голодали, а здесь маемся от переедания. При приближении к Актюбинску наступила ночь. В темноте один из всадников вместе с конем провалился в неглубокую яму. К счастью, серьезных ушибов они не получили и продолжили путь.

10 июля. В Актюбинске нас встретили казахские друзья, обильно угощая бешбармаком и кумысом. Пообедав, мы решили продолжить путь. Однако жители колхоза «Социалды Джол» устлали всю дорогу прекрасными туркменскими коврами, на которых были расстелены скатерти с чашками плова и бешбармака, пиалами, наполненными кумысом. Остановка не предполагалась, чтобы не отставать от графика, но приглашение было сформулировано весьма настойчиво: «Не хотите отведать наше угощение – идите прямо через стол, если у вас хватит на это смелости». Смелости, конечно, у нас не хватило.

17 июля. Непрекращающиеся дожди превратились в настоящее бедствие, превращая овраги в бушующие реки, через которые нам приходится переправляться чуть ли не в плавь. очень тяжело идут кони. В ближайшие населенные пункты входить не можем в связи с очагами заболевания животных (эпозоотии). Промокли все до основания – и кони, и мы. Сложенные на машине палатки и другие вещи превратились в промокшие тряпки. Поражаемся стойкости и здоровью скакунов, которые упрямо двигаются к намеченной цели.

20 июля. Бузулук. Двое суток идет дождь. Конюшен в городе нет, пришлось их оставить под дождем, накрыв попонами. Решили сократить переходы до 67 км. Сократили и выдачу корма, иначе желудки лошадей не справятся.

23 июля. Куйбышев. Масса рабочих торжественно встретила нас за городом. Потом был митинг в центре на площади, у памятника Чапаеву. Колхозники привели своих коней, чтобы показать нам. 105-летний дед Ларион, держа пудовый каравай, произнес речь: «… Колхоз у нас – лучше не сыщешь. Народ огненный. Хлеба – не поесть. Нас 4 человека, а еще сейчас лежат пудов 40 с прошлого года. В прошлом году заработал 100 трудодней. В этом – под 60 уже. Лапти плету. По полям бегаю. Где увижу, плохо работают – подтягиваю. Инспектор качества! Я – старик беспокойный. Меня в колхозе боятся». В этот же день было устроено катание на самолетах.

4 августа. Мокшан. Идем лесной стороной. Здесь леса удивляют джигитов. На родине они привыкли к корявым деревцам с изогнутыми стволами.

- Значит, вот где растут телеграфные столбы, - говорят они и улыбаются.

16 августа. Рязань. Прибыли сюда вечером, и тут встретил нас дождь. На это раз приятный – из живых цветов. Встреча была торжественная, одни лошади из-за цветов впадали в легкую панику.

19 августа. Бронницы. Все ближе и ближе Москва. Скоро мы увидим и ее. Кони в полной исправности, в порядке и люди. Отсталых нет. Еще день, и мы скажем: «Здравствуй, Москва, столица нашей великой родины! Привет городу, ставшему символом освобождения трудящихся всего мира».

22 августа. У Абельмановской заставы. … Перед тем, как въехать через заставу в заветную Москву, они отдали дань обычаям родной страны. Обычай требует, чтобы джигит, собравшийся в гости к близким сердцу людям, украсил своего коня самым дорогим украшением. На грудь ахалтекинцев и иомудов повесил каждый из них имя своего колхоза, вышитое золотом на алом бархате конского нагрудника. Это имя они пронесли, как знамя, по сыпучим барханам Кара-Кумской пустыни, по мрачному плато Усть-Урта, через казахские степи и пшеничные просторы Средней Волги к сосновым лесам, окружающим Москву.

Москва ждала у Абельмановской заставы; многотысячная и многоголосая Москва, лентой вытянувшись вдоль улиц, ждала дорогих гостей с цветами в руках у ворот домов, на тротуарах, в окнах и даже на крышах; Москва бросала цветы к копытам

туркменского коня, покрывшего себя славой невиданного перехода.

Ю. Кузнецова

Ораз Таш-Назаров
ВЫ ПРИШЛИ
Выступая легко, стальные грызя удила,

Через степь и пески, по крутым перевалам идут.

Если станешь искать по следам – откуда их слава пришла,

Далеко вглубь веков тебя вести о них заведут.


Этих коней, встречая, держал под уздцы Тамерлан.

Своей конницы лучшей красой их считал Надир-шах.

Их дыханьем горячим застигнут в долине, джейран

Не вернется отведать травы на росистых полях.


Имена свои – иомуд и ахал-теке – вы

По заслугам несете на легких, как ветер, ногах.

Кто захочет любимой сказать о своей любви –

Тот сравненье достойное в ваших найдет именах.


Красотой своей, силой своей, быстротой –

Вы прямые потомки коня-скакуна Кер-оглы.

Если б не был язык ваш – увы – поражен немотой

Вы, наверно, затмить бы немало двуногих смогли.


И сегодня, играя могучею силой своей,

Вы, грызя удила, выступая легко, принесли

Беззаветных героев, хозяев колхозных полей,

В сердце родины нашей – великое сердце Земли.



1935 г.



©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет