К истории формирования Западно-Тюркского каганата



жүктеу 194.96 Kb.
Дата03.05.2016
өлшемі194.96 Kb.
: upload -> iblock -> 410
iblock -> Вторая жизнь А320
iblock -> Методическая разработка что нужно знать о насилии над женщиной: мифы и факты с древних времен до наших дней ноябрь 2015 г
iblock -> Прогноз на матч Израиль Уэльс (28 марта 2015 года, 20: 00)
iblock -> Арсенал и Эвертон. Арсенал
410 -> Книги поступившие 29. 11. 2012
Бабаяров Г. К истории формирования Западно-Тюркского каганата // III. Международный тюркологический конгресс. Актуальные проблемы и перспективы современной тюркологии (Общий язык, история и алфавит), 18-20 май 2009 г. Туркистан, 2009, с. 491-498

К истории формирования Западно-Тюркского каганата
Западно-Тюркский каганат, являвшийся составной частью Великого Тюркского каганата, сыграл большую роль в истории Центральной Азии. Он во время своего наивысшего могущества включал в себя Северный Кавказ, Северное Причерноморье, часть бассейнов рек Волги и Урала, степи от Иртыша до Волги, Среднеазиатское Междуречье, Хорасан, Афганистан, Северную Индию и Восточный Туркестан. До недавнего времени история этого государственного объединения освещалась в основном только на основании данных письменных источников, и лишь частично с привлечением археологического материала. При этом в исследованиях лишь частично затрагивались вопросы о формировании Западно-Тюркского каганата как самостоятельного государства. Новый нумизматический материал из оазисов Среднеазиатского Междуречья (в основном Чач и Фергана), связанный с этим Каганатом, на которых нашли отражение его верховные титулы, позволил заново пересмотреть некоторые вопросы истории этого государственные объединения.

Прежде чем раскрыть историю формирования Западно-Тюркского каганата, нужно остановиться на таком вопросе, что надо понимать под этим термином. Как известно, термин «Западно-Тюркский каганат» появился в исторической науке в конце ХIХ – начале ХХ века. Под данным термином понималась западная часть Великого Тюркского каганата, т.е. государственное объединение, включавшее в себя территорию на запад от Алтайских гор до Северного Причерноморья, от Приуралья до Северной Индии, и в хронологическом отношении определяется временем правления в нем двух тюркских династий – Ашина (568-740) и Тюргешей (699–766). Но, в действительности в письменных источниках времени существования Каганата не имело место наименование его составных частей как «Восточно-Тюркский каганат» и «Западно-Тюркский каганат». Только в китайских хрониках Тюркский каганат упоминается под двумя именами Dong Tu-jue (“Восточные тюрки”) и Xi Tu-jue (“Западные тюрки”)1. Вместе с тем в них Западная часть Каганата также упоминается под названиями shi xing buluo «Тюрки десяти племен» или She-hu Tu-jue «Ябгуйские тюрки»2, а в Орхонских древнетюркских рунических надписях, относящихся к пер. пол. VIII века также использовались схожие с китайским выражения On Oq (“Десять стрел/племен”) или On Oq budun (“Народ десяти стрел”) и зафиксировано выражение On Oq qagan (“Каган десять стрел/племен”), под которыми понимались Западно-Тюркский каганат и его правитель3. По-видимому, термин «Тюрки десяти племен» в китайских источниках появился под влиянием традиции Тюркского каганата, где по отношению к Западной части употреблялись вышеупомянутые термины. В византийских, армянских, сирийских, согдийских, пехлевийских и арабских источниках, если не учитывать некоторые косвенные сведения, не имеется прямых упоминаний о разделении Каганата на Восточную и Западную части. Некоторые исследователи считают, что слово γwn (хун), которое встречается в согдийских документах с горы Муг, употреблено по отношению к Восточным тюркам, т.е. Восточно-Тюркскому каганату4. В армянских же источниках также имеются косвенные сведения, указывающие на наличие Западного крыла Тюркского каганата. Так Моисей Каланкатваци в своем труде «История Агван» упоминает в связи с действиями тюрок на Кавказе в 620-х годах наряду с их главным правителем "Царем севера" ("аркай пюсисой") и Джебу хакана, который был главным действующим лицом событий и которого автор называет «йаджорд»ом северного царя, отмечая, что он - второе лицо в государстве. Термин «йаджорд» новейший переводчик труда Каланкатваци Ш. В. Смбатян трактует как "преемник"5, хотя, по мнению М.И. Артамонова его лучше передавать как "следующий (по чину)", очевидно, после "царя севера"6. При этом вышеупомянутый исследователь считает, что под «царем Севера» надо понимать верховного правителя Тюркского каганата, а под Джебу хаканом правителя Хазарского каганата. Однако, на наш взгляд, более верным является следующая интерпретация данных сведений. Так под «царем Севера» скорее всего упомянут правитель Восточно-Тюркского каганата, который являлся сюзереном Западного крыла, а под Джебу хаканом верховный правитель этого крыла, т.е. Западно-Тюркского каганата. Вместе с тем, обращает на себя вгимание в этой связи такой факт, что в китайских документах, найденных близ Турфана (Гаочан), в связи с Каганaтом вместе с другими каганами упоминается bei ke-han («каган Севера»)7, который возможно являлся верховным правителем Тюркского каганата. Кроме этого, образование Хазарского каганата приходится именно на 630-е годы, когда после смерти Тун ябгу-кагана начались междуусобицы в центре Западно-Тюркского каганата, в результате которых окраины Каганата остались вне поля зрения центральной власти, чем и воспользовались представители дома Ашина в Прикаспии и основали свой независимый Каганат, который в истории известен как Хазарский8.

При этом надо отметить, что по мнению большинства исследователей под термином Тюргешский каганат надо понимать Западно-Тюркский каганат, после 699 года, когда произошла смена династии. Исходя из этого мнения, надо понимать, что после 699 года власть династии Ашина уже не существовала. Однако это мнение в корне неправильно, так как данные некоторых письменных источников, а также нумизматики указывают на то, что почти до середины VIII века на территории Западно-Тюркского каганата существовало как бы двоевластие. Если в центре Каганата, т.е. в Семиречье власть захватили Тюргеши, объявив себя в качестве верховных правителей, то в некоторых областях, в основном в северной части Восточного Туркестана существовало при поддержки Танского Китая власть дома Ашина9, большинство правителей которых являлись лишь номинальными ставниками Китая и не представляли из себя большой политической силы. При этом между ними постоянно шла борьба за центральную власть, в которой правители некоторых оазисных владений поддерживали ту или иную сторону. Об этом свидетельствует такой факт, что в связи с убийством последнего представителя Западной ветви дома Ашины в 740 году, в китайских хрониках рядом с Тюргешском каганом упоминаются Ши-го ту-тунь (Чачский тудун), ферганский правитель А-си-лан Да-гань-чжу (Арслан Тархан-чур) и правитель Кеша Си-гин-ты (Ашканд)10. При этом надо отметить, что Чачские тудуны по мнению О.И. Смирновой происходили из рода Шэшэти11, который, как и Тюргеши, входил в племенное объединение Дулу, одно из составных частей объединения Он Ок. Наверное, по этой причине тудуны поддерживали их каганов. Особо надо отметить, что в связи с вышеупомянутым событием нет упоминаний ни об одном правителе оазисного владения, который происходил из дома Ашина или имел с ним родственные связи, таких как Тегины Чача, ябгу Тохаристана, Ферганские правители из рода Ашина и др. Хотя тюргеши установили свою политическую гегемонию над большинством территорий Западно-Тюркского каганата в начале VIII века, но признание легитимности их власти со стороны большинства вассалов и кочевых племен, составляющих Каганат на тот момент было невозможно, так как еще физически были живы представители рода Ашина, власть которых в сознании народа была божественной. Тюргеши согласно традиции тюркских кочевых народов являлись выходцами из простого народа и не принадлежали ни к какому царскому роду, и поэтому не могли с легкостью установить свою власть над другими племенами входящих в состав Он Ок, так как они в своем положении были одинаковы друг с другом. На наш взгляд власть Тюргешей стала легитимной лишь после физического устранения последнего представителя рода Ашина в 740-ом году. В этом отношении заслуживают внимания исследования В.В. Бартольда, на основании которых можно заключить о том, что власть Ашина, хотя и номинально существовала до 740 г., при этом если даже фактическая власть находились в руках Тюргешских князей. Так например, несмотря на то, что могущество Сулу затмевало блеск Западно-тюркского престола, который в то время занимал Ашина Хуайдао, на дочери которого был женат Сулу, он не был каганом12. Вышеупомянутые факты, а также нумизматический материал, где особо подчеркивается выражение twrkyš xγn - «Тюргешский каган», указываящая на то, что монеты были чеканены именно со стороны Тюргешских каганов, позволяют говорить о Тюргешском и Западно-Тюркским каганатах как о двух отдельных государственных объединениях.

На сегодня имеется ряд спорных мнений, по поводу того, когда Западно-Тюркский каганат вполной мере превратился в самостоятельное государственное объединение. Так ряд исследователей считают, что образование Западно-Тюркского каганата приходится на время правления одного из основателей Великого Тюркского каганата Истеми ябгу – 560–576 года, а по мнению других в 583 году, в период борьбы за престол великого кагана13. По мнению П.Б. Голдена, хотя Истеми и заложил фундамент Западного каганата, но в это время он не являся самостоятельным политическим объединением, а подчинялся в политическом отношении Восточному каганату, чей правитель являлся носителем верховной власти14.



Многие исследователи склоняются к тому мнению, что Западный каганат превратился в самостоятельное государство в полном смысле этого слова во время правления сына Истеми Тарду кагана (в Западном в 576–583 гг.; в Восточном в 600–603 гг.). Другие же основываясь на сведениях китайской хроники Суй шу связывают это с сыном Мукан кагана (553–572) Або Далобяном (*Апа Тораман; 583–587), потомком Бумына, который после неудачной попытки захватить престол в Восточном каганате бежал в Западный. То есть, Апа каган отстранив от власти в Западном крыле Тарду кагана (по этой причине Тарду начинает действия, чтобы захватить власть в Восточном) основал здесь свою династию, существовавшую определенное время. Таким образом, на короткое время в Западном каганате потомки Истеми были отстранены от власти, которая перешла в руки потомков его брата Бумына, правящей ветви Восточного каганата. После Апа кагана (Тораман) в Западно-Тюркском каганате правили внук Мукана Нири (кит. Нили, сын Янг-су тегина; 587–599), а затем него его сын Чура (кит. Чуло; 599–611)15. После них власть обратно перешла в руки потомков Истеми. Это событие приходится на 610–е годы, когда правнук Истеми Шегуй (внук/сын? Тарду; 611–617) захватил власть в Западном каганате, отстранив от нее Чура кагана. После смерти Шегуя верховным правителем Западного каганата стал его младший брат Тун ябгу-каган (кит. Тонь ше-ху ке-хан; 618–630). Хотя в китайских источниках не все правители Западно-Тюркского каганата зафиксированы с титулом ше-ху ке-хан (ябгу-каган), но после Тун ябгу-кагана в них упоминается еще два правителя с подобным титулом, такие как его сын Сыр ябгу-каган (Сы ше-ху ке-хан; 631–632) и Ишбара ябгу-каган (Ша-бо-ло ше-ху ке-хан; 640–641)16. Еще один правитель с данным титулом упомянуть в тибетских источниках под именем Ton ya-bgo khagan и который, по мнению исследователей, является одним и тем же лицом с Ашина Туй-цзы, упоминающимся в китайских источниках, в связи с событиями 690-х годов17. Как мы отметили выше, в китайских хрониках по отношению к Западно-Тюркскому каганату, наряду с Xi Tu-jue (“Западные тюрки”) и shi xing buluo («Тюрки десяти племен»), употреблялся также термин She-hu Tu-jue «Ябгуйские тюрки»18, указывающий на то, что их верховные правители носили титул ябгу. Вместе с тем, и в источниках на других языках в связи с Западными тюрками их верховные правители упомянуты также под титулом ябгу-каган: 1) Ğebu-xakcan в армянских19; 2) yavquy-xan [*уabgu-haqan] в «Огузнаме»20; 3) cpγw xγ’n (джабгу-каган) в согдоязычных монетах21; 4) ywb h’k’n [*Yabgū-hāgān], snčy pykh’k’n [Sin jēbīg-hāgān] в пехлевийских текстах; 5) Sin ğibu-hāqān в арабских источниках22. При этом обращает на себя внимание, сходство пехлевийской и арабской форм snčy pykh’k’n [Sin jēbīg-hāgān] и Sin ğibu-hāqān, и, исходя из арабской считаем, что пехлевийскую надо читать как sn čypyk h’k’n. Итак, письменные источники указывают на протяжении всей истории Западно-Тюркского каганата его верховные правители титулы ябгу, ябгу-каган23 и каган.

Чем же обьясняется такое разнообразие титулов, которые носили верховные правители данного Каганата? Это скорее всего связано с этапами становления Западно-Тюркского в качестве независимого государства, которые нашли отражение в нумизматическом материале из Чачского оазиса. Итак, можно выделить три этапа формирования Западно-Тюркского каганата. На начальном этапе Западно-Тюркский каганат являлся составной частью Тюркского каганата в качестве Западного крыла, его правители носили титул ябгу и подчинялись Восточному, являвшегося носителем верховной власти. Это т.н. период Ябгуйства, включавший себя 60-е гг. – пос. четв. VI века. Следующий этап, ограниченный хронологическими рамками кон. VI – 30-е гг. VII в., характеризуется тем, что Западное крыло в своей политической деятельности было фактически независимым и являлось политическим объединением, лишь номинально подчинявшимся Восточному каганату, и его верховные правители носили титул ябгу-каган. Этот этап истории Западно-Тюркского каганата можно назвать периодом Ябгу-каганата. И наконец, на третьем этапе, после того как в 630 году Танский Китай нанес поражение и ликвидировал Восточно-Тюркский каганат, Западное крыло в качестве его приемника превратилось в независимое государство – каганат, а его верховные правители стали носить титул каган. Этап Каганата датируется нами 30-е гг. VII – втор. четв. VIII века. Вышеупомянутые исторические факты, а также то, что нами в в Чачском оазисе за последнее время было выявлено около 20 типов монет24, связанных с Каганатом, из которых 3 типа с титулом «жабгу», 5 с титулом «джабгу-каган», 5 с титулом «каган» в легендах, в которых прослеживается преемственность верховных титулов жабгуджабгу-каганкаган, последовательность которых подтверждается иконографией, палеографией, метрологией монет и формой тамг (), имеющих место на них, также позволяют говорить о трех этапах становления Западно-тюркского каганата [Таб. I]. Это также частично нашло отражение и в монетах Ферганской долины, которые можно разделить на два этапа. При этом первый этап для Ферганы, для которых характерны монеты с древнетюркскими руническими легендами соответствует второму этапу для Чача25. Итак, монеты связанные с Каганатом можно разделить на следующие этапы, характеризующие его становление:



I-этап. 60-е гг. – пос. четв. VI в. Для этого этапа характерны следующие основные типы монет с тамгой в форме : 1) с прямого портета, анэпиграфный, византийское подражение; 2) изображение правителя в три четверти вправо и с титулом «жабгу» в легенде (ZNH p[n]y [zp]γw – «Это деньга ябгу»); 3) с изображением парного портрета правителя и правительницы, в легенде имеется титул «жабгу» (ZNH pny z/żpγw krnw/kr crδnk – «Это деньга жабгу, происходящего от могущества»); 4) с изображением сидящих напротив друг друга правителя и правительницы с титулом zpγw «жабгу» в легенде (pny z/żpγw kr crδnk – «Деньга жабгу [kr crδnk]а» или «Деньга жабгу, происходящего от могущества») [Таб. II, 1-4]. В этот этап нами были включены также анэпиграфные монеты с вышеупомянутой тамгой и изображениями сидящего на троне правителя, всадника перед которым стоит правительница (или богиня Умай) и др. [Таб. II, 5-7], а также монеты Ферганы с рунической надписью [Таб. II, 8] и различные варианты изображением монет с изображением прямого портрета и выражением «фарн баги...» в легенде.

II-этап. Кон. VI – 30-е гг. VII в. Для него характерны следующие основные типы монет с тамгой , в легендах которых имеется титул «джабгу-каган» и выражение «Тун джабгу-каган»: 1) с изображением коня (cpγw хγ’nγwčsy? «Деньга? джабгу-кагана»/ cpγw хγ’nyrpy ?γwčsy ? «Джабгу-каганаyrpy? деньга?»); 2) с изображением всадника (cpγw γγ’n pny «деньга джабгу-кагана»); 3) c изображением сидящего на зооморфным троне правителя (βγу twn cpγw хγ’n - «Божественный Тун джабгу-каган»); 4) с изображением парного портрета (βγу twn cpγw хγ’n - «Божественный Тун джабгу-каган») [Таб. II, 9-12].

III-этап. 30-е гг. VII – втор. четв. VIII в. Этот этап характеризуется следующими типами монет с титулом «каган» в легенде: 1) различные варианты монет с изображением парного портрета и легендой βγy twwn x’γ’n - «Баги Тон каган» с тамгой ; 2) с изображением двухгорбого верблюда с ромбообразной тамгой и титулом prn βγy x’γ’n - «Благодатный божественный каган»; 3) различные типы монет с квадратным отверстием по китайскому образцу и титулом βγy хγn pny – “Деньга божественного кагана” и βγy хγn - “божественный каган”; 4) монеты Ферганы с квадратным отверстием с титулом x’γ’n - «каган» и тамгой [Таб. II, 13-18].

На основании всего вышеупомянутого можно сказать, что насколько бы не было независимым в своих внутренных и внешних делах (свой управленческий центр - столица, монетный чекан, самостоятельные военные походы, контроль над вассальными владениями и смена в них династий и др.) Западное крыло подчинялось Восточному Каганату в Монголии, хотя по большей мере и номинально, оставалось Ябгу-каганатом до тех пор, пока он не был ликвидирован Танским Китаем, после чего оно стало самостоятельным государством – Каганатом. Такая ситуация, на наш взгляд, объяснялась древнетюркской традицией соправительства, берущей свое начало еще от Хуннов, разделять государство на два крыла – Восточное и Западное, из которых всегда главным считалось первое. В.В Трепавлов по этому поводу пишет: «Общими признаками почти для всех кочевых империй, таким образом, явлются: а) разделение державы на две части; б) сюзеренитет над каждой из них особого правителя; в) принадлежность соправителя к одному роду с верховным каганом; г) соправители не наследовали каганский престол; д) чаще всего соправительство устанавливалось после раздела отцовских владений между двумя старшими сыновьями; е) соправительство передавалось по наследству в роде первого соправителя; ж) западная часть державы номинально подчинялась восточной»26. В этом отношении интересно мнение Л. Квантена, установившего несколько пунктов парадигмы соотношения главного кагана и ябгу (начальника правого крыла) в тюркских каганатах VI-VIII вв.: ябгу всегда подчинен кагану; он всегда брат кагана; всегда правит западной частью государства27. Л.Н. Гумилев обратил внимание на то, что обычно ябгу не являлся наследником престола, исключая случаи узурпации28. Такое подчиненное положение Западного крыла наблюдаются даже во времена правления его такого сильного и самостоятельного правителя как Тун ябгу-каган (618-630). Как отмечается в китайских хрониках в это время Западной крыло становится могущественным и завоевывает много новых территорий, устанавливает еще более сильный контроль над Западным краем и по мощи привышает Восточный Каганат, но при этом верховный правитель Западного крыла не принимает титула каган, а по традиции носит титул ябгу-каган. Это подтверждается и сведениями армянских источников. Как отмечалось выше, армянский историк Моисей Каланкатваци в своем труде «История Агван» наряду «Царем севера» упоминает Джебу хакана, т.е. Джабгу-кагана, которого называет «йаджорд»ом северного царя, добавляя, что он – второе лицо в государстве. В событиях, которые описывает историк главным действующим лицом является именно Джебу хакан29. Исходя из этих данных, а также мнения А.П. Новосельцева30, считающего, что трактовку Ш.В. Смбатяна титула «йаджорд» как «преемник», лучше передать как «следующий (по чину)», очевидно, после «царя севера»31, можно считать «царя севера» верховным каганом, т.е. правителем Восточного, а Джебу хакана правителем Западного крыло.

По-видимому, всей эти факты обьясняются с имеющимися у народов Центральной Азии, в том числе у древних тюрок вышеупомянутой традиции и связанной с ней вопросами легитимации, согласно которой никогда правители Западного крыла не имели права быть каганом, т.е. верховными правителями всего государства. Такая ситуация в Западном крыле наблюдалась вплоть до 630-х годов, когда Восточный каганат был ликвидирован Танским Китаем и только после этого оно превратилось в Каганат – самостоятельное государстве. Такие исторические этапы становления Западно-Тюркского каганата нашли отражение и в титулатуре, имеющейся в монетных легендах и в тамговых знаках. Именно, после этого времени на монетах вместо прежних титулов жабгу и джабгу-кагана, появляется каган. Хотя известно, что на монетах Тарду кагана, чеканенных намного ранее, т.е. в конце VI века, он упомянут с титулом каган. Однако, это скорее всего связано не с тем, что Западное крыло превратилось в Каганат, а с деятельностью Тарду кагана, установившего свою политическую власть над обоими крыльями Тюркского каганата, которая позволила ему объявить себя главным каганом32. Вместе с тем, на себя обращает внимание и такой факт, что в китайских хрониках и после 630-х годов, когда Западное крыло уже являлось Каганатом, некоторые его правители упоминаются под титулом ябгу-каган. Это, хотя и с большей долей сомнения, скорее всего связано наверное с тем, что данный титул сохранился в системе управления Западного каганата в качестве одного из высших титулов, стоящего в иерархии ниже кагана, и приходом к власти личностей, носивших этот титул.


Таблица I. Этапы становления Западно-Тюркского каганата



Этапы

формирования

Тип государства

Титулы на монетах

Форма

тамг

Датировка


1

I-период

Ябгуйство

zpγw



60-е гг. – пос. четв. VI в.

2

II-период

Ябгу-каганат

cpγw x’γ’n



Кон. VI – 30-е гг. VII в.

3

III-период

Каганат

x’γ’n



30-е гг. VII – втор. четв. VIII в.


Таблица II. Монеты Западно-Тюркского каганата

1 Бичурин Н.Я. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М.- Л., 1950, I, с. 279; III:166, 178, 289; Togan İ., Kara G., Baysal C. Çin kaynaklarında Türkler. Eski T’ang Tarihi (Chiu T’ang-shu). Ankara 2006, s. 68

2 Chavannes E. Documents sur les Tou-Kiue (Turks) occidentaux. СПб., 1903, p. 219; Stark S. On Oq bodun. The Western Türk Qaghanate and the Ashina clan // AEMAe, 15, 2006/2007, Wiesbaden, 2007, pp. 161, 165

3 Кляшторный С.Г. Генеалогия и хронология западнотюркских и тюргешских каганов VI - VIII вв. // Из истории дореволюционного Киргизистана. Фрунзе, 1985. с. 165

4 Согдийские документы с горы Муг. Чтение, Перевод. Комментарий. Вып. II. Юридические документы и письма / Чтение, перевод и комментарии В.А. Лившица. М., 1962, c. 120

5 Новосельцев А.П. Хазарское государство // http://base.ijs.ru/istnov/index.html

6 Артамонов М.И. История Хазар. Л., 1962, c. 145-146

7 Skaff K.J. Western Turk Rule of Turkestan’s Oases in the Sixth through Eighth Centuries // TURKS, 2, Ankara, 2002, pр. 364-372, p. 370, n. 31.

8 Golden P.B. Hazar Çalışmaları. Çev. Egemen Çağrı Mızrak, İstanbul, 2006, s. 50, 252-253

9 Stark S. On Oq bodun. The Western Türk Qaghanate and the Ashina clan, p. 165

10 Бичурин, 1950, I, c. 299

11 Chavannes E. Documents sur les Tou-Kiue (Turks) occidentaux, p. 141, n. 3; Малявкин А.Г. Танские хроники о государствах Центральной Азии. Новосибирск, 1989, с. 166, 270, к. 638

12 Бартольд В.В. Сочинения. Том II, Часть 1, М., 1963, с. 33-34

13 Wang H. Apa Qaghan, Founder of the Western Turkish Khanate, the Splitting up of the Turkish Khanate and Formation of the Western Turkish Khanate // Social Sciences in China, 1982, No.2, S. 124-132, 143-147; Golden P.B. Türk Halkları tarihine Giriş. Çev. O. Karatay, KaraM, Ankara, 2002, S. 109

14 Golden P.B. Türk Halkları tarihine Giriş, 106, 109

15 Osawa T. Batı Göktürk Kağanlığındaki Aşinaslı bir Kağanın Şeceresine ait bir kaynak // TÜRKLER, 2. cilt, Yeni Türkiye, Ankara 2002, s. 84

16 Шювен П. О Византийских посольствах к первым правителям Согда//ОНУ, 1995, №1-2, C. 34; Taşağıl A. Gök-Türkler. II, Ankara, 1999, S. 64-67

17 Uray G. The Tibetan old sources of the History of Central Asia up to 751 A.D.: Survey // Prolegomena, The sources of history of Pre-Islamic Central Asia. Edited by J. Harmatta, Budapest, 1979, p. 281

18 Chavannes E. Documents sur les Tou-Kiue (Turks) occidentaux, p. 219

19 Bombaci A. Qui était Ĵebu Hak’an ? // Turcica, tome 2, 1970, Paris, pp. 7-24.

20 Togan A. Zeki Velidi. Oğuz Destanı. İstanbul 1972, s. 53-54, 63

21 Бабаяр Г., Кубатин А. К вопросу монетного чекана Западно-Тюркского каганата (на основе нумизматических материалов Ташкентского оазиса) // Тюркология, № 6, Туркестан (Казахстан), 2005, c. 97-105; Бабаяров Г. Древнетюркские монеты Чачского оазиса VI–VIII вв. Т., 2007, с. 9-15, 26-30; Babayar G. Köktürk Kağanlığı sikkeleri Kataloğu. Ankara 2007, s. 20-22

22 Амбарцумянц А.А. Этноним «хйаона» в Авесте // Записки Восточного отделения Российского Археологического общества (ЗВОРАО): НС. Т. I (ХХVI), СПб., 2002, с. 58

23 По некоторым данным, титул шеху-кэхань (ябгу-каган) носил также один из правителей Восточно (центрально)-Тюркского каганата Чулохэу (587–589) [Бичурин, I:239]. Однако, последние исследования китайских текстов показывают, что перед тем как стать верховным правителем, он носил титул шеху (ябгу), а после того как занял престол, он оставил свой старый титул и принял новый титул Мохэ-кехань (Бага-каган) [Gök-Türkler. I, Ankara 2003, s. 48). Это, в свою очередь, свидетельствует о том, что двойной титул ябгу-каган не использовался в иерархии Восточного Тюркского каганата.

24 Особенно важно, что в легендах на некоторых монетах выявлены двое имен конкретных правителей Западно-Тюркского каганата, таких как Тарду каган (576-680) и Тун ябгу-каган (618-630), который как известно из письменных источников перенес свою ставку на север Чачского оазиса.


25 Babayar G. Köktürk Kağanlığı sikkeleri Kataloğu, s. 151


26 Трепавлов В.В. Государственный строй Монгольский империи XIII в. М., 1993, с. 95-96

27 Kwanten L. Imperial Nomads. A History of Central Asia, 500-1500. Philadelphia, 1979, p. 44; Трепавлов, 96

28 Гумилев Л.Н. Древние тюрки. Л., 1967, c. 53

29 Артамонов М.И. История Хазар, c. 146

30 Хотя А.П. Новосельцев эти сведения связывает с Хазарским каганом и по его мнению Джебу хакан является хазарским правителем. Но как известно, верховные правители Хазарского каганата никогда не носили этот титул. Такая трактовка событий связано с тем, что в армянских источниках деятельность Хазарского (650-965) и Западно-Тюркского каганатов на Кавказе перемешиваются друг с другом. Поход тюрков на Кавказ, описываемый Каланкаваци относится к 620-м годам и связан с деятельностью Западно-тюркского правителя Тун ябгу-кагана и как известно в это время Хазарский каганат еще не существовал (см. Golden P.B. Hazar Çalışmaları, s. 50).

31 Новосельцев А.П. Хазарское государство // http://base.ijs.ru/istnov/index.html

32 Бичурин, 1950, I, c. 242









©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет