Китайские известия о народах южной сибири, центральной азии и дальнего востока



бет4/21
Дата03.05.2016
өлшемі4.58 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21
ГЛАВА II

УСУНЬ

«Собрание сведений...», т. II, стр. 147—168, стр. 190—198, стр. 258.

В гл. 30, т. IV известного труда Хэ Цю-тао «Шофанбэйчэн» (написан в 1851 г., но опубликован лишь в 1881 г.) содержится «Исследование о племени усунь». Автор в ней развивает точку зрения, высказанную в китайской литературе уже в монгольскую эпоху, о том, что усуни являются предками русских. Исследование Хэ Цю-тао, естественно, сразу останавливает наше внимание, независимо от того, насколько убедительны доводы в защиту подобной точки зрения.

Важно уже то, что здесь выражается особый взгляд китайских ученых на русских, как искони связанных с Азией и являющихся, таким образом, с давних пор (задолго до начала н. э.) соседями Китая.

В целом указанная глава «Шофанбэйчэн» благодаря цитируемым в ней многим комментариям различных китайских авторов дает более обширный материал, чем отдельные места переводов И. Бичурина, и поэтому приводится здесь полностью в почти дословном переводе вместе с введением и послесловием самого китайского автора. (См.: «Шофанбэйчэн», т. IV, гл. 30, в восьмитомном компактном издании малого формата под редакцией У Шоу-куня, стр. 1а—7б, в его же шеститомном издании, стр. 1а—16б).



ИССЛЕДОВАНИЕ О ПЛЕМЕНИ 1 УСУНЬ

Предисловие Хэ Цю-тао

Исследователи происхождения русского государства 2 не едины [во мнениях]. Одни считают, что русские — это древние гаогюй, так как их кочевые обычаи близки [народам] северных стран. Другие считают, что это древние даши (арабы), так как их торговые обычаи близки к [обычаям] Западного края. Однако оба мнения неточны. Мнение У Чжао-цяня и Янь Биня, что русские суть древнее племя усунь, впервые было высказано юаньскими авторами Ван Хуем и Юй Тан-цзя. Некоторые усомнились в этом вследствие дальности расстояния [между усунями и русскими]. Ныне, учтя сходство их наружности и [69] исследуя переход звуков в названиях их государств, узнаем, что олосы в действительности потомки усуней. Рассуждения всех авторов всегда опирались на доказательства...

В Ханьское время усуни были посредниками между сюнну и Западным краем; [они] обладали одновременно обычаями кочевников 3 северных стран и торговцев 4 Западного края. В наши дни олосы — посредники между Монголией и Европой, они также имеют одновременно обычаи кочевников северных стран и торговцев Западного края. Усунь собственно было кочевым государством 5; следуя за водой и травой, усуни перемещали [свои] кочевья, не имея постоянного места; это подобно тому, как в начале Хань[ской династии] Большие юечжи первоначально находились между [хребтом] Цилянь и [городом] Дуньхуаном, но, будучи разбиты сюнну, переселились на запад, затем подчинились [государству] Дася и учредили стоянку на р. Гуй в качестве ставки.

В юаньскую эпоху [киданьский правитель] Йелюй Даши ведя [свой] народ, бежал на запад, затем овладел землями Западного края и учредил государство, просуществовавшее 100 лет (это было Кара-китайское царство).

Это все ясные доказательства того, что кочевые государства поочередно переходили от упадка к возвышению.

Старое государство Усунь первоначально также находилось между Цилянем и Дуньхуаном. В старину жители олосы называли себя лаоцян (старые цяны, т. е. тибетцы). Между Дуньхуаном и Цилянем как раз [находится] место, где собрались сицян (западные цяны). Отсюда [они] переселились и достигли Чигу (о нем ниже). Отсюда переселились к Цунлину (Луковые горы или Памир). Все эти дела о переселениях усуней смотри в династийных историях.

С этого времени в Цунлине не было слышно, чтобы [там] были усуни, но олосы впервые появились на западе от хребта Ула (Ула-лин, или Уральский хребет). Так как Улалин есть северо-западный отросток Цунлина, то русские именно переселенцы племени усунь. Это точно может быть доказано.

В недавнее время торгоуты с Яр переселились далеко на Эцзилихэ (р. Волга). Старые кочевья торгоутов отстоят от [Волги] на восток на 5—6 тысяч ли, столица Олосы Мосукэва (Москва) отстоит от Волги едва на 2000 ли с чем-то. [Как можно] верить, что торгоуты могли далеко переселиться; и верить, что усуни могли далеко переселиться? Разве это, неверно? Если прочитать в старых документах, например, о городе Талос, реке Яоша и в этом роде, так все они [названы] по [70] государствам. Эти места как раз и могут служить ясным доказательством постепенного переселения усуней на запад. Здесь излагается исследование о племени усуней, чтобы разрешить все сомнения.



ИССЛЕДОВАНИЕ О ПЛЕМЕНИ УСУНЬ

Ян Бинь в «Любяньцзилио» 6 говорит: «Алосы также пишут Олосы, это лоча (русские). [Живут] за изгородью (имеется в виду «Ивовая изгородь», служившая границей Южной Маньчжурии). Их (русских) называют лаоцян 7; они люди с голубыми впалыми глазами, выдающимся носом, желтой (рыжей) курчавой бородой, с длинным телом; много силы, но любят поспать и, когда спят, не сразу просыпаются. Искусны в пешем бою, умеют обращаться с ружьями, не боятся луков и стрел. Если стрела попадет в тело, спокойно вытащат ее, Посмотрят друг на друга и засмеются.

Сами говорят, что от сотворения [мира] до года царствования императора Кан-си под циклическими знаками динмао (1687 г.) всего [прошло] 7914 лет. У этого народа низкие и юные, видя почтенного и старшего, снимают шапку и преклоняют голову. Сперва указывают левое и правое плечо, затем указывают левое и правое колено. Другие говорят: сперва указывают лоб, затем живот, затем правое плечо, затем левое плечо, это так называемый в европейских странах знак обратного креста.

Весьма чествуют Будду: увидев [его изображение], непременно склоняются ниц и плачут. Другие говорят: это не Будда; чествуемый — небесный господин. То, что [они] склоняются ниц и плачут, это вера в небесного господина (христианство).

Их жилые дома четырехугольные. Верх, низ, [все] четыре стороны — все из досок. Их орудия искусны, походят на европейские. Их шапки с синей маковкой, внутри подшивают соболиный мех, снаружи нашивают жемчуг и коралл или употребляют медвежий (буквально: син-син, т. е. орангутанг) мех (буквально: войлок), нашивают соболиный мех. Их одежда с квадратным воротником, небольшими рукавами. Шуба длинная, свешивается. Низкие [люди] надевают тулупы, знатные — [71] соболя, разную парчу, покрывают ими наружную сторону [одежды], привешивают по краям жемчуг, коралл, алмазы, а очень немногие покрывают атласом.

Их монета серебряная, [у нее] нет ободка, и отверстия, [как у китайской монеты], большая, как тыква, обычный вес — один фынь. На оборотной стороне изображают скрещенные копья (алебарды) или человека на лошади. На лицевой стороне надпись [письменами] их страны, как в санскритских книгах. На одной монете обязательно пишут несколько десятков знаков, [так что] нельзя разобрать [надпись]; для письма употребляют латинский язык. Что касается латинского языка, то это официальный язык всех европейских стран.

Их бумага толстая, точно шаньсийская [бумага] мяотоу. Размер [ее] меньше на 3/10, несколько ломкая, посредине имеется темный рисунок (водяной знак), похожий на алебарду, цвет белый.

Их капуста похожа на латук, но короче: листья — как у травы тай (осока), когда они свернуты [в кочан], то белые, если они развернуты, то зеленые. Рыба вонючая: если есть, то вкус пресный. Они (русские) едят много пустых (на дрожжах?) хлебцев, похожих на теперешние европейские хлебцы, но цветом совсем белые, мягкие, целый месяц не твердеют.

Их столица преемственно находится как раз на запад от [берега] Северного высокого моря посредине 8. Если [оттуда] водою и сушею ехать днем и ночью, то через 13 месяцев прибывают в город Якэса (Албазин). А если теперь определить [их] западную границу, то считаю, [что она] находится в семи днях [пути] на северо-запад от Цзиньшаня (Золотых гор, т. е. Алтая)» 9.

Автор «Чусайцзилио» считает, что цзяньгунь и есть танские сяцзясы, еще называют [их] хэцзи сы 10.

Ван Цю-цзянь в «Юйтанцзяхуа» считает, что древние усуни это есть нынешние олосы. Я с полным звуком рифмую 11 их. Эти звуки собственно находятся [по своему произношению] между «у» и «о», «сунь» и «сы», и нет подходящих [72] [иероглифических] знаков [для их точного транскрибирования]. Переводчики, не найдя близких по своему звуку имен, принимали среднее [начертание].

У первых переводчиков звук менялся, и они по ошибке передали неправильное имя, потом разница [в произношении] стала неизвестна [ученым]. Этому государству [Усунь] на деле 2000 лет, как один день. Я, недавно прочитав собрание сочинений [Ван] Цюя и [Юй Тан-]цзя об усунь, счел [его] неверным.. Впоследствии, выехав за пределы [Великой] стены, увидел людей того государства [России]. Внешность у всех совпадала с [внешностью] усуней, [как она представляется] по комментариям Яньши 12. Вследствие этого я снова начал сомневаться» Ныне, прочитав слова Ван Цю-цзяня, сперва растерялся. Что касается положения страны, расстояния [по] дорогам, [то в этом] я не имел времени разобраться.

В «Ханьшу», в «Чжан Цяньчжуань», говорится:

Усуньский князь именовался Гуньмо. Отец Гуньмо Наньдоуми первоначально вместе с Большими юечжи находился между Цилянем и Дуньхуаном. Это было небольшое владение. Большие юечжи напали и убили Наньдоуми, захватили его землю. Народ бежал к сюнну.

Гуньмо был новорожденным. Наставник (песнун) Фубу-цзюцзюйхоу, бежал с ним, [затем] положил в траву и пошел искать пищу. Когда вернулся, то увидел, что волчица кормит его (ребенка) молоком, ворон, держа в клюве мясо, летает около него; поэтому счел ребенка духом и, взяв его, вернулся к сюнну. Шаньюй полюбил и воспитал [ребенка]. Когда ребенок вырос и возмужал, шаньюй дал Гуньмо народ его отца, велел начальствовать над войсками. Неоднократно Гуньмо свершал военные подвиги. В это время юечжи, будучи разбиты сюнну, на западе [нанесли] поражение сайскому (сйе или сай — скифы) правителю. Сайский правитель бежал на юг, далеко переселился, юечжи водворились на его земле. Гуньмо, когда стал [73] сильным, сам просил шаньюя отомстить за обиду отца. На западе он напал и разбил Больших юечжи 13.

В «Усуньчжуань» говорится, что Усуньского государства большой Гуньми 14 правил в городе Чигу 15. Отстоит [он] от Чанъаня (столицы) на 8900 ли 16. Населения в нем 120 000 [дворов]. Жителей 630 000 [членов семьи или едоков], строевого войска 188 800 человек 17. [Чины в нем:] министр Далу 18; левый и правый великий предводитель — двое 19, хоу — трое, [да-шуай] и дуюй каждого по одному 20; дацзянь — двое, дали — один, шэчжун дали — двое; цицзюнь — один. На восток [от Усуня] до места управления наместника 1721 ли 21. На запад до земель владений, подчиненных (буквально: «внутри ограды», «фань-нэй») Канцзюй, 5000 ли 22. Земля — в густой [74] траве и ровна, много дождей и холодов. В горах много сосен двух видов (сун — обыкновенная сосна и мынь — род сосны) 23.

[Усуни] не устраивают полей, сеют деревья 24.

Следуя за скотом, ищут воду и траву. [Их] обычаи одинаковы с сюнну. В стране много лошадей, у богатых людей 4—5 тысяч голов.

Жители упорны в пороках и в жадности, очень ненадежны, много грабежей и разбоев. Весьма сильное государство. В древние времена подчинялись сюнну 25, потом усилились и умножились 26. Лучников несколько десятков тысяч человек, обучены наступательным действиям. Домогаются подчинять вассалов, не соглашаются отправляться для явки на собрания 27 [у сюнну]. На востоке усуни общаются с сюнну 28. На западе усуни общаются с Даюань (Давань) 29. На юге усуни взаимосмежны с подчиненными Китаю государствами (Чэнго-чжуго 30,— буквально: государство с городами и предместьями). [75] Первоначально это была страна Сэ (или Сай, — по-видимому, скифы или массагеты). Большие юечжи на западе разбили и прогнали царя сэ, царь сэ на юге перешел 31 Висячий переход — перевал. Большие юечжи поселились на его землях. Потом усунский Гуньмо напал и разбил Большие юечжи. Большие юечжи переселились на запад, подчинили Дася 32, и усуньский Гуньмо поселился там (т. е. где жили ранее большие юечжи, на землях царя Сэ). Поэтому усуньский народ имел сэскую примесь, а также примесь Больших юечжи. Вначале Чжан Цянь говорит: «Усуни первоначально вместе с Большими юечжи находились между Дуньхуаном (пропущено «и Цилянем», — см. выше)» 33. Хотя ныне народ усунь силен и велик, возможно щедрой наградой призвать [его] и приказать ему жить на старых землях 34, женить [усуньского государя] на царевне, сделаться братьями 35, чтобы обуздать Сюнну. Об этом сказано в «Чжан Цяньчжуань» 36. После того как император У-ди вступил на престол 37, он приказал Чжан Цяню нагрузить золото и вещи 38 и отправиться. Гуньмо принял Чжан Цяня по церемониалу шаньюя 39.

Чжан Цянь, весьма пристыженный 40, сказал ему: «Сын неба прислал подарки, если ван не поклонится, то пусть вернет [76] подарки» 41. Гуньмо встал и поклонился. Остальное было по-старому 42.

Вначале Гуньмо имел десять с лишком сыновей. [Его] средний сын Далу был крепок [характером], умел начальствовать 43. Он начальствовал войском в 10000 с лишком всадников, жил отдельно. [Его, Далу,] старший брат был наследником и имел сына по имени Цэньцзоу 44. Наследник рано умер; обращаясь к Гуньмо, он говорил ему [перед смертью]: «Непременно сделай Цэньцзоу наследником». Гуньмо из жалости согласился. Далу рассердился 45, собрал своих братьев, начальников войска и восстал, замышляя напасть на Цэньцзоу 46. Гуньмо дал Цэньцзоу 10 000 с лишком всадников 47, приказал жить отдельно. Гуньмо тоже имел 10 000 с лишком всадников, чтобы оберегать себя. Государство разделилось натрое. Общая власть принадлежала Гуньмо 48.

[Чжан] Цянь, когда передавал подарки, объявил [Гуньмо] следующий указ 49: «Если усуни смогут жить на востоке на старых местах, то Ханьский двор пошлет принцессу, [чтобы она] сделалась женою [правителя усуней], завяжет братские отношения, чтобы совместно противостоять сюнну, потому что недостаточно разбить их.

Усуни, будучи удалены от Хань [Китая], еще не знали великости его; к тому же, будучи близки к сюнну, уже давно подчинились им. Их вельможи все не хотели переселяться. Гуньмо был годами стар 50, государство было разделено. Гуньмо не мог [77] по своему усмотрению управлять, тогда он отправил посла сопровождать [Чжан] Цяня 51. С посольством представил лошадей несколько десятков, чтобы отблагодарить 52.

Его посланник увидел в Китае множество людей и богатств и вернулся в свое государство. После этого государство [Усунь] стало больше уважать Китай.

[Шаньюй] сюнну узнав, что они [усуни] сносятся с Китаем, разгневался и желал напасть на них 53. Вместе с тем новые посланники Китая к усуням, выйдя [из Усунь] на юг, достигли Даюань, Юечжи. Они следовали один за другим непрерывно 54. Усуньский [Гуньмо] вследствие этого опасался 55 и отправил посланника в Китай представить лошадей 56, желая получить в жены китайскую принцессу и сделаться братьями 57. Сын неба просил всех сановников обсудить и согласиться 58. Они сказали: «[Следует] непременно сперва внести свадебные дары, а затем уже послать девицу (царевну). Усуни за 1000 голов лошадей сговорились» 59.

В середине годов правления Юаньфын (110—105) Ханьский двор отправил дочь Цзянду-вана Цзяня по имени Сицзюнь в качестве царевны для выдачи замуж 60, пожаловал [78] [ей] колесницу, платья, императорские вещи 61, снабдил официальным штатом евнухов, [чиновников], прислужников и возниц в количестве нескольких сот человек 62. Одарена на прощание очень пышно 63. Усуньский Гуньмо сделал ее (царевну) правой (младшей) супругой. Правитель Сюнну также отправил девицу в жены для Гуньмо. Гуньмо сделал ее левой (старшей) супругой 64.

Царевна прибыла в то государство, сама устроила двор, новые покои для проживания 65. В годовые сезоны однажды или дважды виделась с Гуньмо и устраивала пир, одаривала деньгами и шелковыми тканями вана, приближенных, вельмож. Гуньмо был годами стар, [китайского] языка не понимал. Царевна в скорби и печали сама сочинила песню:

Моя семья выдала меня замуж в какую-то страну неба. Далеко вручила чужому (иностранному) господину.

Усуньский князь в высоком шалаше 66 сделал жилище, из войлока сделал стены.

Мясо делает пищей, из кумыса делает приправу. Пребываю всегда в мыслях о земле 67, сердце внутри кровоточит. [79]

Желала бы стать желтым аистом 68 (хуан-ху или гу), вернуться в родной край.

Сын неба услышал об этом и пожалел ее; через год он отправлял с посланцами палатки, парчу и вышивки для подарка ей 69.

Гуньмо, будучи годами стар, хотел отправить своего внука Цэньцзоу жениться на принцессе 70.

Принцесса не послушалась, подала письменную жалобу. Император в ответ сообщил: «Следуй обычаям этой страны, я хочу вместе с усунями уничтожить ху [сюнну]» 71.

Цэньцзоу затем женился на принцессе. Когда Гуньмо умер, Цэньцзоу заместил его на престоле. Что касается [значения] слов цэньцзоу, то это служебное звание 72.

Имя Цзюй Сюйми. Гуньмо это есть титул государя. Имя — Лйецзяоми. Впоследствии писали Гуньми 73. [80]

Цэньцзоу, женившись на принцессе Цзянду, породил одну дочь Шофу 74. Царевна умерла 75. Ханьский [двор] снова сделал внучку Чуского князя У, по имени Цзйею, царевной 76, и она вышла замуж за Цэньцзоу 77.

Сын Цэньцзоу от Хуской (т. е. сюнну) жены Ними был еще мал. Цэньцзоу, умирая, отдал государство сыну Далу — дяди по отцу 78, [по имени] Вэн Гуйми.

Он (Цэньцзоу) сказал: «Когда Ними станет большим, верни ему государство (престол)» 79.

Вэн Гуйми, когда взошел на престол, назвал себя Фэй-ван, в свою очередь женился на Чуской царевне Цзйею, породил от нее трех сыновей, двух дочерей 80. Старший сын назывался Юань Гуйми, следующий звался Ваньнянь (буквально: 10 000 лет), сделался Шачэваном 81.

Следующий [сын] звался Дале 82, сделался левым великим предводителем.

Старшая дочь Диши стала женою Гуйцы вана Цзянбин. Младшая дочь Сугуан была женою хоу (князя) Жохулин 83.

Во время [царствования императора] Чжаоди (86—74) царевна представила письмо, где говорилось: «сюнну послали конницу охотиться в Чэши 84. Чэши с сюнну [теперь] составляют одно 85, совместно нападают на Усунь. Только сын неба по счастью [может] спасти [нас, усуней]». [81]

Китай готовил войско и лошадей, замыслил разбить сюнну. После вступления на престол [императора] Сюаньди (73—49) царевна и Гуньми вместе отправили посла представить донесение [императору] 86.

Донесение сообщало, что сюнну снова неоднократно отправляли большое войско, [чтобы] захватить и разбить усуней, [захватить] земли Чэянь и Эши 87. Сюнну, собрав народ, отправили посла сказать, чтобы [правитель] усунь спешно, взяв царевну, прибыл [к ним] 88.

Неприятели желали отделить [усуней от] Китая. Гуньми отправил в поход половину отборного войска государства 83. Сам дал людей и лошадей для 50 000 конницы 90. Всеми силами ударили на Сюнну. Сын неба вывел в поход войска, чтобы спасти царевну и Гуньми. Китайские войска в большом числе выступили: 150 000 конницы, пять командующих разными дорогами выступили одновременно. Об этом рассказывается в «Сюннучжуань» («Повествование о Сюнну») 91. Отправили [82] сяо-вэй Чан Хуя послом с бунчуком присматривать за усуньским войском 92. Гуньми, сам командуя линхоу и ниже [их] в звании, с 50 000 конных, следуя западной стороной, вступил в земли Сюнну и достиг ставки правого князя Лули 93. Усунь, захватив шаньюевых Фусина (Фухан) и невестку Цзюйцы 94, по имени Ванлихань 95, дувэя 96, цяньчжана (тысячник), цицзяна (предводитель конницы и ниже) 97, отрубленных голов врага и военнопленных 40 000 98, лошадей, быков, баранов, [83] ослов, верблюдов 700 000 с лишком голов 99, взяв захваченных пленников и [всю эту] добычу, вернулись [к себе] 100. Китайский двор пожаловал [Чан] Хую титул чжан-ло-хоу. Это был третий год правления Бэньши (71 г. до н. э.) 101. Ханьский двор отправил [Чан] Хуя с золотом и тканями одарить усуньских заслуженных вельмож 102.

Во 2 г. Юанькан (64 г. до н. э.) 103 усуньский Гуйми через [84] [Чан] Хуя представил доклад, желая сделать своим наследником китайского внука по дочери Юань-гуйми. Получил повеление вторично жениться на китайской царевне; заключив брак, уважать родство 104. Восстав, [Усунь] порвало с сюнну. [Усунь] желали представить в качестве сговорных даров лошадей и мулов по 1 000 голов от каждой [части народа]. Повелено Гуньми и сановникам обсудить. Да-хун-лу Сяо Ван-чжи 105 считал, что усуни пересекли межу, восстали, поэтому трудно поручиться за них 106 и нельзя согласиться [на это предложение]. Государь похвалил, что [правитель] Усунь недавно установил большую заслугу 107. [Тем] тяжелее порвать старое дело 108. Отправили посланцев в Усунь принять сначала брачные дары 109. Гуньми с наследником престола 110, левый великий предводитель 111, дувэй, все отправили своих послов, всего 300 с лишком человек, чтобы ехать в Китай, встретить и взять младшую царевну 112. Тогда государь дочь младшего брата Усуньской царевны Цзйею по имени Сянфу сделал царевной 113. Учредил [штат] подчиненных чиновников ши-юй [85] (служителей) сто с лишком человек 114. Поселил их в Шанлине изучать усуньский язык. Сын неба сам прибыл в Пинлегуань встретиться с посланцем сюнну и правителями и предводителями иностранных государств. После представления «дацзиоди» [больших кулачных боев] устроили музыку и отправили их [восвояси] 115.

Послали чжан ло-хоу 116 гуан-лу-да-фу [Чан] Хуя в качестве помощника 117, а также четырех человек с бунчуками провожать младшую царевну; все прибыли в Дуньхуан. Еще не выйдя из-за Великой стены 118, услышали, что усуньский гуньми Вэн-гуйми умер. Усуньские вельможи, следуя основному условию [соглашения] 119, совместно поставили сына Цэньцзу Ними быть гуньми под именем Куан-вана 120. [Чан] Хуй представил доклад, в котором [предлагал] оставить младшую царевну в Дуньхуане. Сам же [Чан] Хуй спешно прибыл в Усунь для выражения порицания, что не поставили Юань-гуйми в качестве гуньми 121. Затем вернулся встретить младшую царевну. Дело было передано на рассмотрение гунам и цинам [сановникам]. [Сяо] Ван-чжи снова считал, что усунь поступили двоедушно, ныне трудно [с ними] условиться о браке 122. Прежняя царевна была в Усунь 40 с лишком лет. Милость и любовь [к ним китайского императора] их с нами не примирили. [86] Окраины в конце концов 123 не получили спокойствия. Это доказывает, что дело окончено.

Раз Юань-гуйми не вступил на престол, младшая царевна должна вернуться. Нельзя доверять иноземцам. В этом счастье Срединного царства. Хотя младшая принцесса не останется [у усуней], служба будет повышаться 124, она проистекает из Китая.

Сын неба согласился, призвал младшую царевну вернуться. Куан-ван опять женился на Чуской принцессе Цзйею (Утоли печаль) 125, она родила ему одного сына Чими.

[Куан-ван] не мирно обходился с принцессою, кроме того, будучи зол и порочен, потерял [доверие] народа. Ханьский двор приказал вэй-сы-ми Вэй Хэ-и и фу-хоу Жэнь Чану прислуживать сыну [принцессы] на службе при дворе.

Царевна сказала, что Куан-ван — причина беспокойства и горя усунь, поэтому легко казнить его. Затем задумала устроить пирушку, по окончании которой велела солдату схватить меч и ударить [Куан-вана], но меч опустился боком 126.

Куан-ван, раненый, сев на лошадь, быстро умчался. Его сын Сичэньшоу 127, собрав солдат, осаждал [Вэй] Хэ-и, [Жэнь] Чана и царевну в городе Чигучэн в течение нескольких месяцев. Ду-ху Чжэн Цзи отправил войска вассальных владений для спасения их. Тогда [Сичэньшоу] снял осаду и удалился 128. Ханьский двор отправил чжун-лана Цзян Чжан-цзуня 129 взять лекаря и лекарства для излечения Куан-вана, пожаловал [Куан-вану] золота 20 гин [китайских фунтов] и разноцветные шелка 130. Поэтому схватили [Вэй] Хэ-и и [Жэнь] Чана, связали [87] их цепью 131; в возке с клетками (сянь-чэ) через Вэйли [Вэй] Хэ-и и [Жэнь] Чана привезли в Чанъань, где их казнили 132.

Чэки цзян-цзюнь-чжанши Чжан Вэн 133 остался расследовать задуманное царевной и посланником убийство Куан-вана.

Царевна не уступала; низко склонив голову, извинялась. Чжан Вэн схватил голову царевны и, держа ее так, бранил. Царевна подала жалобу на Чжан Вэна. Тот по возвращении был приговорен к смерти.

Помощник посла Цзи Ду от себя представил врача лечить и ходить за Куан-ваном. Куан-ван с более чем 10 всадниками проводил его 134.

Когда Цзи Ду вернулся, его обвинили в том, что он знал, что Куан-ван заслуживает казни, а когда увидел удобный [случай] для этого, не выступил. Разжалован в помещение для разведения шелковичных червей 135. Сын Фэй-вана Вэн-гуйми и хуннуской жены Уцзюту, когда Куан-ван был ранен, испугавшись, со всеми лин-хоу отправились жить в северные горы 136. [Уцзюту] разгласил, что войска [родственного ему по] матери дома Сюнну прибыли 137. Поэтому, после того как народ вернулся [к нему], [Уцзюту] напал и убил Куан-вана. Сам [88] поставил себя в качестве гуньми. Ханьский двор послал по-цян-цзян-цзюня Синь У-сяня 138.

Предводительствуя войском в 15000 человек, он прибыл в Дуньхуан, отправил посланца осмотреть путевые знаки, чтобы пройти насквозь до Битихоуцзин (т. е. заднего колодца Бити) 139, желая по сообщающимся каналам перевозить хлеб, собрать (накопить) его в амбарах по станкам [на расстоянии каждых 10 ли] для [снабжения войск] карательного похода 140.

Вначале была прислуживавшая Чуской царевне [женщина], по имени Фын Ляо 141, сведущая в истории и письме 142 и опытная в делах 143. Когда-то, имея бунчук от Ханьского двора, она была послана царевною для раздачи подарков в оседлые владения (чэн-го). Все владения уважали ее и доверяли, называли: Фын-фужэнь (И. Б.: фу-жинь), т. е. госпожа Фын. Она была женою усуньского правого великого [89] военачальника. Он и Уцзюту любили друг друга. Ду-ху Чжэн Цзи 144 послал Фын-фужэнь сказать Уцзюту, что китайское войско только что выступило и он непременно будет уничтожен, лучше пусть покорится. Уцзюту, испугавшись, сказал: «Желаю получить малый титул» 145. Император Сюаньди затребовал [вызвал] Фын-фужэнь и сам расспрашивал ее о положении 146. Отправил адъютанта йечжэ 147 ду-цы цзи-мынь Гань Янь-шоу в качестве помощника 148 сопровождать Фын-фужэнь. Фын-фужэнь [ехала] в парчовой повозке, держа бунчук 148. Повелено Уцзюту явиться к Чжан Ло-хоу в город Чигу 150. Поставили Юань-гуйми великим гуньми, Уцзюту малым гуньми 151. Обоим пожалованы печати с кистями. По-цян-цзян-цзюнь, не выходя за Великую стену, вернулся 152. Потом, когда Уцзюту вернул не всех князей лин-хоу и людей 153, то Ханьский двор снова отправил чжан ло-хоу [Чан] Хуя во главе трех сяо (отрядов). Те разместили их гарнизоном в Чигу. Поэтому произвели разделение их [Усунь] народа и земельных границ 154. Великому гуньми [при разделении] дано семей 60000 с лишком, малому гуньми семей 40000 с лишком 155.

Однако сердца народа склонялись к малому гуньми. Юань-гуйми и Чими оба от болезни умерли. Царевна [90] представила доклад [китайскому двору], что она годами стара, думает о родине, желает иметь возможность возвратиться, чтобы кости похоронить в китайской земле. Сын неба сжалился и пошел навстречу ее [стремлению]. Царевна с тремя усуньскими детьми мужского и женского пола 156 прибыла в столицу. Это был третий год правления Ганьлу (51 г. до н. э.) 157. В этом году ей уже было 70 лет. [Император] пожаловал царевне землю, дом, слуг и служанок (нуби — буквально: рабов и рабынь), содержание весьма щедрое. Церемониал при явлении ко двору был дан как царевне 158. Через два года она умерла 159. Три внука поэтому были оставлены охранять [ее] могилу 160. Сын Юань-гуйми Синми взамен [отца] стал великим Гуньми Жо 161. Фын-фужэнь подала доклад, что она желает отправиться с посольством в Усунь 162 для защиты Синми. Ханьский двор отправил ее. Сто человек солдат сопровождали ее [в Усунь] 163. Духу Хань Сюань 164 доложил, что усуньские даши, далу и дацзянь заслуживают награждения золотой печатью с пурпурной кистью 165, чтобы [могли] почтить и помочь великому гуньми. Ханьский двор согласился на это. Потом духу Хань Сюань снова представил, что Синми труслив и слабохарактерен и может быть уволен, а взамен его [стоит] сделать гуньми дядю левого дацзяна. Ханьский двор не согласился. Впоследствии Дуань Хой-цзун стал духу 166. Он призвал [91] вернуться взбунтовавшихся и тем успокоил и умиротворил их 167. Синми умер. Сын Цылими заместил [его]. Малый гуньми Уцзюту умер. Сын Фули взамен [него] поставлен 168; он был убит младшим братом Жили (И. Б.: Жини). Ханьский двор отправил посланца, чтобы поставить сына Фули Аньжи в качестве малого гуньми 169. Жили бежал и укрылся в Канцзюй 170. Ханьский двор перевел уже поселенный гарнизон в Гумо 171, желая выждать удобного случая напасть 172.



Аньжи послал вельмож Гумони и других трех человек обмануть бежавших; следуя за Жили [они], заколов, убили его 173. Ду-ху Лянь Бао пожаловал Гумони и прочим [статую?] золотого человека и 20 гинов, шелковых тканей 300 штук 174. Впоследствии Аньжи был убит поддавшимися [ему] людьми 175. [92] Ханьский двор поставил его младшего брата Мочжэньцзяна на смену 176. В то время великий гуньми Цылими твердо [держал власть], и все лин-хоу из боязни подчинились ему. Он объявил, чтобы население, пася лошадей и скот, не входило на пастбище 177. В стране Усунь было великое спокойствие и мир, как во время Вэн-гуньми 178. Малый гуньми Мочжэньцзян, опасаясь быть присоединенным [к великому гуньми], заставил вельможу (гуйжэнь) Ужилин обманно поддаться и заколоть Цылими 179. Ханьский двор хотел оружием наказать его, но еще не мог, [поэтому] отправил чжун-лан-цзяна Дуань Хой-цзуна 180, чтобы, имея золото и деньги, вместе с духу придумать меры действия. Поставили дядю по отцу Цылими, внука царевны, Ичжими 181 в качестве великого гуньми. Ханьский двор не отпустил младшему гуньми его сына, прислуживавшего в столице 182. По прошествии долгого времени лин-хоу великого гуньми Наньси убил Мочжэньцзяна 183. Сын [93] старшего брата Мочжэньцзяна Аньжи [по имени] Аньлюми взамен стал малым гуньми 184. Ханьский двор, негодуя, что не сам взыскал и казнил Мочжэньцзяна 185, снова отправил Дуань Хой-цзуна немедленно казнить его наследника престола Паньцю 186. По возвращении [Дуань Хой-цзун] награжден титулом князя Гуаньнэй-хоу. Это был 2 г. правления Юаньянь (11 г. до н. э.) 187. Вследствие того, что лин-хоу Наньси убил Мочжэньцзяна, хотя и не по указанию Ханьского двора, но согласно [с необходимостью] наказать разбойников, [Дуань] Хой-цзун доложил о награждении его [званием] цзянь-шоу-ду-юй 188. Выразил порицание даши и дацзяню за их позицию в деле убийства Цылими, лишил золотых печатей с пурпурной кистью, взамен дал им медные с черной кистью 189. Младший Мочжэньцзяна Бихуаньчжи 190, первоначально совместно [94] [с другими] замышлявший убийство Великого гуньми, взяв 80 000 с лишком народу, ушел на север и поддался Канцзюй 191. Он желал, одолжив войска [у Канцзюй], объединить [все под своей командой] и покорить обоих гуньми 192. Оба гуньми, боясь его, лично обратились за помощью к духу 193. Во 2 г. правления Юаньшоу (1 г. до н. э.) императора Айди, великий гуньми Ичжими вместе с шаньюем одновременно явились к [китайскому] двору. Ханьский двор счел это славной честью 194. В годы правления Юаньшоу (1—5) Бихуаньчжи, чтобы выслужиться, убил Учжилина. Ханьский двор пожаловал ему звание гуй-и-хоу. Оба гуньми были слабы 195, Бихуаньчжи притеснял 196 их. Духу Сунь Цзянь неожиданно напал и убил его 197. С тех пор как в Усунь раздельно поставили двух гуньми, Ханьский двор испытывал скорбь и заботы и, сверх того, не имел [ни одного] спокойного года 198. [95]

В «Духуаньцзинсинцзи» говорится: «От Аньси на северо-запад в 1000 с чем-то ли имеется хребет Бодалин».

На юг от хребта [проходит] северная граница Великого Тан (китайского государства), на север от хребта — южная граница туциши (тюргешей), на юго-запад от него до Цунлина 2000 с чем-то ли.

Что касается вод, то текущие на юг от хребта проходят через Срединное царство и принадлежат к Восточному морю. Текущие на север от хребта переходят через границу «ху» (сюнну) и входят в Северное море (Бэйхай, озеро Байкал). Еще текут несколько дней на север и проходят в Снежное море. Это море находится среди гор, там весною и летом постоянно падает снег, поэтому и называют его Снежное море. Между [горами и морем] имеется узкая дорога, по сторонам ее всюду вода, впадины и пропасти в 10 000 жэнь (жэнь — 8 футов). Если перевернуться и упасть, не знаешь, куда упадешь.

Справка [Хэ] Цю-тао: «Это и есть лежащий на север от Аксу, на юг от Или Ледяной хребет». [96]

На север от Бодалина, пройдя 1000 с чем-то ли, достигаешь реки Суййечуань.

Справка [Хэ] Цю-тао: «В ”Таншу” пишется: Сийечуань». У восточной вершины [истока] этой реки имеется Горячее море, местность холодная, но море не замерзает, поэтому его называют Горячее море

Справка [Хэ] Цю-тао: «Танская Суййечуань (т. е. Сийечуань) находилась на запад от реки Или. Ныне наибольший поток на запад от Или образует Тэмуэртуноэр (озеро Темурту-нор), это и есть Горячее море. Вода [реки], принимаемая [озером], есть Чачаэрханахэлайбулакэ (булак, по-монгольски, — источник). Эта река, разделившись, течет на северо-запад и образует реку Чуйхэ, пройдя тысячу с лишком ли входит в Хэшибо. Так называемая Суййечуань соответственно указывает именно на реку Чуйхэ. Говорится, что озеро холодное, но не замерзает, потому называется Горячим морем.

Танские стихи «Цэньциньжэхайсинши» говорят: «Послушал, как в Иньшане дети народа ху говорят: ”У западной вершины воды Горячего моря подобны кипящему морю”.

Наверху стаи птиц не смеют летать; в воде рыбы [карпы] длинные и жирные». Потому что воды зовутся Горячим морем, и ложны рассказы, что воды моря кипят, среди китайцев никто уже не свободен от этой ошибки. Еще имеется город Суййечэн. В 7 г. правления Тяньбао (748) Бэйтинский цзйе-ду-ши Ван Чжэн-цзянь атаковал стены города, разрушил поселение, сломал место, где в старину обитала царевна Цзяо-хэ. Построил [храм] Даюньсы, который еще существует. Та река на Западе смежна с государством Шиго, длиною [она] в 1000 с чем-то ли.

Справка [Хэ] Цю-тао: «Государство Ши находилось на реке Лёшашуй в Душичжэчэн. Собственно это земли северной окраины Даюань (Давань) Ханьского времени». В «Юйчжэнбянь» говорится: «Лёша есть Лоша. Это, может быть, особое имя Олосы. Название Лоша свидетельствует, что Олосы возникло на западной окраине Касакэ (казахов, Казахстана)».

В области [этой] реки имеется поколение Исин, имеются Исинские туцзюэ.

Справкя [Хэ] Цю-тао: «Знаки обоих ”Исин” должны писаться ”Хэйсин” (буквально: ”черные фамилии”)».

В «Таншу» говорится «После годов правления Чжидэ (756—758) туциши (тюргеши) пришли в упадок. Желтые и черные фамилии все поставили [себе] каганов. Так как они нападали друг на друга, то Китай тогда имел много [97] дел [с ними], и не было свободного времени, чтобы должным образом [наладить] управление.

В годы правления Цяньюань (758—780) Хэйсинский каган Адо Пэйло еще мог отправить посланца прибыть к [китайскому] двору.

Каждое [объединение] имело пеших войск и конницы несколько десятков тысяч, города и крепости чередовались, ежедневно искали защиты у копья. Вообще эти земледельцы все надели латы и шлемы, друг друга хватали в плен, чтобы превратить в рабов (нуби).

Справка [Хэ] Цю-тао: «ныне это пределы Ташихань. Ташихань на северо-востоке смежно с правым крылом касакэ (казахов); на востоке смежно с булутэ (бурутами — киргизами); на юго-востоке смежно с намугань, отстоит от Кашгара в 1300 ли. Это место, где соединялись границы Даюань и Кангюй при Ханьской династии. При Танской династии это была земля государства Ши. Нападения и разбои были обычны, поныне это дело обстоит так же».

На западном верховье той реки имеется город по имени Далосы.

Справка [Хэ] Цю-тао: «Я исправляю и привожу в согласие с тем, что Далосы есть изменение произношения Олосы. Ибо усуни из Цунлина переселились жить сюда, потом еще переселились на запад. Поэтому имя города еще по-прежнему [сохранилось] старое.

Крепость жителей государства Ши — это место лагеря походной армии Гао Сянь-чжи в 10 г. правления Тяньбао (751 г.). Отсюда он тогда прибыл к западному морю.

Справка [Хэ] Цю-тао: «Это западное море есть Внутреннее море».

С 3-й луны до 9-й луны на небе не бывает ни облака, ни дождя, все поля обрабатывают снеговой водой. Почва пригодна для ячменя, пшеницы, риса, гороха, пьют виноградное вино, водку ми (букв. из кашицы), кислое молоко (кумыс). В «Ляоши», в хронике императора Тайцзуна, в первый год правления Хуйтун (938 г. н. э.), в 8-ю луну, под циклическим знаком чэнцзи [записано]: тугухунь, усунь, мохэ — все прибыли с данью.

Справка [Хэ] Цю-тао: «Ван Си в ”Сюйвэньсяньтункао” говорит: ”Усунь во время Ляоского Тайцзу когда-то явились с данью”. По документам, это было время Тайцзуна. Слова Ван Си ошибочны».

Согласно «Бинвэйчжи» из 50 государств, о которых известно, что они подвластны Ляо, было девять усуньских. [98]

Справка [Хэ] Цю-тао: После ”Ляоши” (”Истории Ляо”) имя Усунь более не появляется. В записях историков все пишут об Алосы, Валосы, прочие названия сменились уже давно. Потом уже не было [людей], знавших, что это и есть Усунь.

Выше упоминалось со слов энциклопедии «Тундянь», что со времени раздельного поставления к усуням двух гуньми об Усунь не было известий до времени династий Хоувэй. Вот перевод соответствующего текста из истории этой династии.



«Вэйшу» («История династии Юаньвэй», иначе Хоувэй), гл. 102, стр. 9б.

[Столица] государства Усунь находится в городе Чигу; [он] находится на северо-запад от Гуйцы, отстоит от Дай (столицы северной Вэй) на 10 800 ли. Это государство неоднократно подвергалось захватам жуаньжуаней (жужаней), [народ] переселился [от них] на запад в горы Цунлин. Не имеет городов и предместий, следует за скотом в поисках воды и травы. В 3 г. правления Тайянь (437 г. н. э.) отправили [в Китай] уполномоченных Дуанюань и других послов. Это государство потом постоянно направляло [послов] для предоставления дани [китайскому] двору.

Этот текст из «Вэйшу» целиком вошел в «Бэйши», гл. 97, стр. 10б, откуда и был переведен И. Бичуриным («Собрание сведений...», т. II, стр. 258), с той только разницей, что в оригинальном тексте «Вэйшу» расстояние от Дай определяется в 10800 ли, а в «Бэйши» — в 10080, и имя посланника пишется Дуанюань, а не Дуньдин. Слово «мэй» (постоянно) в фразе: «постоянно направляло [послов] для представления дани», И. Бичуриным переведено: «ежегодно».

В тексте «Бэйши» И. Бичурин оставил без перевода примечание, помещенное в китайском тексте в самом конце: «Не достает трех иероглифов (знаков или слов)».





Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет