Книга для всех интересующихся биологией и ее политическими приложениями



жүктеу 8.88 Mb.
бет21/64
Дата25.04.2016
өлшемі8.88 Mb.
түріКнига
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   64
: 2011
2011 -> Электив курс бойынша «аив-инфекциясының эпидемиологиясы, емдеуі және алдын алу» мпф қоғамдық денсаулық сақтау мамандығының 5 Курс студенттеріне 2011-2012 оқу жылына емтихан тест сұрақтары
2011 -> Сабақтың тақырыбы: Абайдың қара сөздері. Сабақтың мақсаты: Қазақ халқының ұлы ақыны Абай Құнанбайұлының шығарма
2011 -> Қазақстан Республикасы Үкіметінің «Республикалық маңызы бар Тарих және мәдениет ескерткіштерінің мемлекеттік тізімін бекіту туралы»
2011 -> Эмират сегодня 3 Кто создает имидж Дубая 5 Факторы успеха бренда Дубая 8 Видение будущего 11 Стратегия эмирата 13 Разнообразие Дубая 17 Культурная идентичность Дубая 23 Анализ Интернет сайтов 24 Заключение 24 Источники 26

3.9. Политика и политические системы

В разные эпохи было предложено много различающихся определений многозначного понятия политики. С биополитической точки зрения представляется целесообразной следующая точка зрения:



«Политика есть сфера деятельности, связанная с отношениями между классами, нациями, другими социальными группами, имеющая целью завоевание, организацию и использование государственной власти, управление социальными процессами» (Политология, 2000. С.15).
Подобное определение выступает как конкретизация даваемого П. Корнингом более общей интепретации «политики», распространимого на биосоциальные системы различных форм живого (напомним, что Корнинг и ряд других биополитиков считает политику более древним феноменом, чем сам вид «человек разумный»): сфера политики включает совокупность процессов управления, внутренней регуляции функционирования социальной системы (Corning, 1983, 1987, 2001a,b, 2002, 2003a,b; Корнинг, 2004), посредством которых принимаются решения в контексте социальных (общих для многих индвидов или перекрывающихся) целей, а также процессы коммуникации (с обратной связью) и контроля, за счёт которых реализуется целенаправленное социальное поведение.
В приведенном определении из «Политологии» (2000) упомянута категория «власти». Классик немецкой социологии Макс Вебер (1990) понимал политику как "стремление к участию во власти и к приобретению влияния на распределение власти, будь то между государствами или между группами людей", социолог и политолог Роберт Даль (Dahl, 1970) определял её как взаимоотношения, включающие власть, господство или авторитет. Премьер-министр Великобритании конца XIX века Бенжамин Дизраэли понимал политику как «обладание властью и распределение её» (цит. по: Low, 2000). Соответственно, важный аспект политики - конфликты между индивидами и группами, борющимися за власть.
Политика имеет как бы два лика:
  • «властный», предполагающий господство, принуждение, конкуренцию за власть (имеется трактовка «мира политического» – предмета политологии – как «системы отношений власти», Панарин, Василенко, 2003. С.7).
  • «управленческий», связанный с «выявлением потребностей и интересов социальных групп» (Перевалов, 2003) и их реализацией, с руководством «деятельностью, направленной на достижение общего блага» (этическое понимание политики, Пугачев, Соловьев, 2002), с налаживанием конструктивного диалога между между различнымии социальными группами. Это – спектр руководящих (регулятивных, коммуникационных) функций политики.
Эти две «стороны одной медали» могут способствовать друг другу (например, если власть используется ради выполнения общественно полезных задач), но могут и вступать в противоречие (ведь власть может использоваться властолюбцами не в общественных, а в сугубо эгоистических целях)30. Далее, в современном социуме со СМИ и Интернетом некоторые регулятивные функции политики могут осуществляться – при достаточно демократическом режиме – и теми людьми и группами, которые не имеют реальной политической власти – просто путем пропаганды тех или иных идей, ценностей. Итак, управленческая и властная сторона политики могут как формировать некое единство, так и выступать в известной мере независимо друг от друга.

В преддверие дискуссии о переходе от первобытности к развитой политике следует подчеркнуть определенный континуитет (преемственность) между биосоциальными системами высших приматов (наших предков) и человеческим социумом. Эта преемственность особо подчеркивается в применяемом многими политологами (Д. Истон, Г. Алмонд, К. Дойч) и биополитиками (особенно П. Корнингом) системном подходе к политике – подходе, опирающемся на организмическое понимание политического31. «Сама идея исследовать сложные организмы как системы пришла в политическую науку из биологии. Мы знаем, что живые организмы чрезвычайно сложны и целостны. Сердце, лёгкие, кровь, мозг – осуществляют свои функции, чтобы поддерживать жизнь. Уберите один орган – и живое существо погибнет... Основная идея системного подхода заключается в следующем: каждый элемент системы выполняет определенную функцию; невозможно произвольно изменить ни один из элементов системы; изменение одного элемента влечет за собой изменение другого» (Панарин, Василенко, 2003. С.64).

Ц
Рис. 8


ентральной категорией системного подхода в политологии служит понятие политической системы как целостной упорядоченной совокупности политических институтов, политических ролей, отношений, процессов, принципов политической организации общества, включающей организацию политической власти, отношения между обществом и государством (Политология. Энциклопедический словарь, 1993. С.273). Как подчеркивал в своих работах Корнинг, политические теоретики от Аристотеля до К. Дойча не без основания сравнивали политические системы с мозгом и в целом нервной системой организма (можно было бы включить также органы чувств, эндокринную систему и мускулатуру). Подобно этим системам внутриорганизменного контроля и коммуникации, политическая система принимает те или иные решения в масштабе государства или иного политического образования, постоянно взаиимодействуя с окружающей средой. В рамках кибернетической модели политической системы Истон, Дойч, Корнинг и др. говорят о взаимодействии системы со средой через «Входы» (inputs) – каналы влияния среды на политическую систему, и «Выходы» (outputs) – обратное воздействие системы на среду (Пугачёв, Соловьёв, 2002. С.172). Приводим кибернетическую схему функционирования политической системы (рис. 8), созданную на базе работ (Easton, 1965; Roth, Wilson, 1980; Corning, 1983; Политология, 2004).

Л
ейтмотив этой схемы: среда (природная и социальная) ставит политическую систему перед теми или иными требованиями (скажем, опасность экологического кризиса, терроризма, военная угроза и др.) и в то же время предоставляет системе в поддержку определенные ресурсы. Эти ресурсы воплощены в экономической системе, производящей материальные блага и генерирующей финансовые потоки, в системе ценностей и готовых решениях ранее преодоленных аналогичных проблем (исторических прецедентах), хранящихся в социуме как “социальная память” – аналог “блоков памяти” мозга, о которых поговорим в главе шестой ниже (раздел 6.5). Политическая система в лице наделенных властью лиц и организаций интегрирует все требования среды и имеющуюся поддержку с целью выработки стратегии коллективного выживания в данных условиях, воплощаемой в решениях и действиях политической системы. Результатом действий является разработка отвечающих заданным условиям норм (законов) для всего общества. Все это обеспечивает жизнеспособность политической системы, которая сочетает стабильность (устойчивость, консерватизм) со способностью меняться ради адаптации к меняющимся условиям существования. Результаты деятельности политической системы (“выходы”) влияют на природную и социальную среду (“входы”); влияние «выходов» на «входы» обозначают в кибернетике как «обратную связь».



Кратко проиллюстрируем отдельные звенья схемы на примере уже рассмотренных первобытных общностей. Сообщества охотников-собирателей уже имели многие элементы политики, поэтому заслуживали название «протополитических систем». Они опирались на «исторические прецеденты» -- культурные традиции, отработанные веками технологии коллективной охоты, собирательства, военных действий, священные ритуалы, которые связывались, например, с заповедями мифических предков – тотемов. Имелись примитивная «экономическая система» – «система коллективного выживания» (по П. Корнингу), основанная на потреблении трофеев охоты и результатов собирания трав, кореньев, дикорастущих плодов и «социальная система», о которой мы уже вели речь выше (3.5.–3.6). «Система ценностей» – свод моральных заповедей и ритуальных норм – имела религиозно-мифологическую основу, и ее оберегали существовавшие во многих первобытных группах шаманы. Правда, элементы политики имелись не в структурированном виде – не было политиков как особой профессии или касты; все члены групп участвовали в принятии решений и контроле над их реализацией. «Политические лидеры» соответствовали групповым лидерам -- вождям, шаманам и др., которые, как мы уже выяснили, часто были лишены привилегий, их полномочия носили частичный, нередко временный, ситуационный характер. Не было «связанных с политикой интститутов» типа нынешнего государственного аппарата, политических партий, «групп давления и др.», однако «политические действия» уже предпринимались, и важной целью их было поддержание «стабильности политической системы» перед лицом изменчивых внешних условий, что обусловливало и необходимость «изменений» в политической жизни и самой социальной организации. Так, индейцы тропического пояса Южной Америки по-разному строят свою социальную организацию в сухой и во влажный сезон, возможны и взаимпереходы между оседлым и кочевым образом жизни (Salter, 1995). Стабилизация политической (протополитической у охотников-собирателей) системы наряду с ее готовностью к изменениям – результаты политической деятельности (рубрика «выходы» в кибернетической схеме); они, несомннно, влияют на «исторические прецеденты», саму «социальную систему», «экономическую систему», «систему ценностей», поименованные в кибернетической рубрике «входы».


1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   64


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет