Книга для всех интересующихся биологией и ее политическими приложениями



жүктеу 8.88 Mb.
бет24/64
Дата25.04.2016
өлшемі8.88 Mb.
түріКнига
1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   ...   64
: 2011
2011 -> Электив курс бойынша «аив-инфекциясының эпидемиологиясы, емдеуі және алдын алу» мпф қоғамдық денсаулық сақтау мамандығының 5 Курс студенттеріне 2011-2012 оқу жылына емтихан тест сұрақтары
2011 -> Сабақтың тақырыбы: Абайдың қара сөздері. Сабақтың мақсаты: Қазақ халқының ұлы ақыны Абай Құнанбайұлының шығарма
2011 -> Қазақстан Республикасы Үкіметінің «Республикалық маңызы бар Тарих және мәдениет ескерткіштерінің мемлекеттік тізімін бекіту туралы»
2011 -> Эмират сегодня 3 Кто создает имидж Дубая 5 Факторы успеха бренда Дубая 8 Видение будущего 11 Стратегия эмирата 13 Разнообразие Дубая 17 Культурная идентичность Дубая 23 Анализ Интернет сайтов 24 Заключение 24 Источники 26

4.2. Инстинкт и другие врожденные формы поведения



Инстинкт представляет собой генетически детерминированный комплекс фиксированных действий – «наследственных координаций» по К. Лоренцу, включающих следующие компоненты:


  • компетентное состояние особи, готовой к совершению определенного действия. Это состояние определяется нейрофизиологическими и гуморальными факторами. Так, голодное животное готово к поиску пищи (восприимчиво к соответствующим раздражителям); сексуально-восприимчивое -- к поиску партнера;

  • ключевой раздражитель (релизер), включающий "врожденное размыкающее устройство" и тем самым, запускающий инстинктивное поведение. Так, у самца корюшки красная окраска брюшка подплывающей рыбы является ключевым раздражителем для оборонительного поведения. В состоянии готовности (компетентности) животное часто само активно ищет ключевые раздражители, а в состоянии особо сильного возбуждения инстинкт может сработать даже "вхолостую", в отсутствие релизера;

  • завершающее (консумативное) действие, например, добывание пищи или спаривание с партнером;

  • подавляющий раздражитель. Истинкт может не быть реализован, если имеется "мешающий" стимул, переключающий активность особи на другое поведение. Так, самец чайки может прекратить ритуал ухаживания за самкой, если он встретит пищевой раздражитель.

Инстинкт часто образуют сложную иерархическую последовательность, причем завершение первого инстинктивного действия создает предпосылки для следующего действия и др.

Ряд исследователей особо выделяют так называемые социальные инстинкты – врождённые механизмы, позволяющие устанавливать контакты с особями своего вида с помощью сигналов. Репертуар врожденных, генетически обусловленных форм поведения бывает столь консервативен у каждого вида, что по этим признакам виды можно классифицировать, даже если они не отличаются по морфологии. Конрад Лоренц в своих знаменитых работах 30-40х годов ХХ века продемонстрировал этот факт на примере ритуалов брачного поведения у 16 видов уток.

У большинства известных видов животных инстинкт сочетаются с формами поведения, приобретенными в результате обучения (см. подраздел 4.3), жизненного опыта. Комплексные формы поведения с инстинктивными и приобретенными компонентами (причем, вклад тех и других может варьировать), Л.В.Крушинский обозначал как "унитарные реакции". В этой связи Д. Дьюсбери (1981. С.131) указывает, что инстинкт следует “рассматривать не как одну из ветвей дихотомии “врожденное—приобретенное”, а как один из концов континуума, заполняющего промежуток между теми актами, которые явно приобретаются путем научения, и теми, специфичность которых не обусловлена обучением”.

В последние десятилетия получены многочисленные данные, говорящие об условности противопоставления «врожденное—приобретенное поведение», ибо на влияние генов на разных этапах индивидуального развития наслаивается модифицирующее влияние среды, которое может так или иначе менять режим функционирования самих генов (см. раздел об импринтинге ниже). Тем не менее, классические представления К. Лоренца, Н. Тинбергена и других известных этологов о «комплексах фиксированных действий», «ключевом раздражителе» и др. важных понятиях, хотя и переосмысливаются в свете современных концепций об эмбриональном и постэмбриональном развитии поведения, все же сохраняют своё значение в рамках этологической парадигмы. Так, «фиксированные действия» понимаются как элементы поведения с малым диапазоном индивидуальной изменчивости (см. Гороховская, 2001) и преобладанием генетически детерминированных компонентов.

В то же время существуют и называемые «открытые инстинкты» или открытые программы поведения, так что генетически задана только общая канва поведения, а многие детали могут варьировать в зависимости от ситуации. Открытые программы включают танец, пение, создание семей, заботу о потомстве, охрану территории, доминирование и подчинение. Подобные «открытые инстинкты», несомненно, функционируют и у человека. Немало исследований этологов посвящено, например, ритуалам ухаживания за противоположным полом у человека в сопоставлении с брачными ритуалами других существ, включая птиц с характерным для них «миром церемоний» (в терминологии О. Хайнрота).

Помимо инстинкта, имеются и более примитивные врожденные формы поведения, не имеющие характерной для инстинкта структуры, например, кинезис (изменение скорости хаотического движения в ответ на стимул), таксис (направленное движение по направлению к стимулу или от него), рефлексы типа коленного и др. Их роль в человеческом социальном поведении, вероятно, незначительна. Более того, противники биополитического подхода как раз и пытались сводить вклад биологического элемента в поведение человеческого индивида к коленному рефлексу или отдергиванию руки от раскаленного предмета. Как мы уже видели, фактически вклад биологии существенно более весом, и о нем будет идти речь в дальнейшем тексте данного раздела.

Поведение человеческих толп часто существенно примитивнее поведение индивидов. Недаром Лоренц сравнивал толпу людей в состоянии возбуждения с анонимной, безлидерной стаей рыб. Поэтому в некоторых случаях толпа обнаруживает аналоги и таких реакций как кинезис или таксис. «Ходынская катастрофа» в начале царствования Николая II и другие подобные случаи раздавливания людей неуправляемой толпой (скажем, при похоронах И.В. Сталина) в известной мере могут быть интерпретированы как хаотический «кинезис» толпы, взбудораженной сильным стимулом (раздача царских подарков, вынос тела вождя) и ведущей себя как стая рыб на нересте.



4.3. Обучение


Поведение на основе обучения дополняет у животных врожденные элементы поведения.

Обучение можно определить как «процедуру, приводящую к усвоению новой информации» (Резникова, 2005. С.32).

Система обучения достигает наибольшего развития, как хорошо известно,. в человеческом обществе. В приложении к высшим животным некоторые исследователи также говорят о «культурных артефактах» – произведенных или измененных животными предметах, далее используемых в качестве орудий, и о «культурных традициях» – элементах поведения, не детерминированных генетически и существующих только у определенных сообществ животных. В наибольшей степени подобные традиции выражены у приматов, создающих «протокультуру» (Butovskaya, 2000). Так, традиция выкапывания картофеля руками существовала и «культурно» передавалась от поколения к поколению у одной локальной популяции лангуров (Дерягина, Бутовская, 1992). Характерно, что новую «культурную традицию» у приматов во многих случаях первыми осваивали особи-подростки, матери перенимали их от старших детенышей и передавали младшим. Подобные традиции распространены у человекообразных обезьян, особенно шимпанзе и бонобо. Только в одной из локальных популяций шимпанзе в Африке распространено приветствие в виде пожатия рук, поднятых над головой (de Waal, 1996).

Некоторые формы поведения (скажем, вокализация), кажущиеся «сугубо инстинктивными» на первый взгляд, оказываются фактически результатом обучения в ходе социальных взаимодействий между особями. Так, крик зеленых мартышек Cercopithecus sabacus “wre!”, издаваемый при защите территории от соседних групп, приобретается ими при обучении (Савельев, 1998). Поскольку человеческая культура символична, аналогия с ней направляет исследователей на поиски символов (предметов, означающих нечто другое, чем они сами) и у других приматов. Были, например, сообщения об обкусывании человекообразными обезьянами стеблей растений на своем пути, чтобы маркировать тропинку для индивидов, которые будут по ней идти в дальнейшем (Butovskaya, 2000).

Обучение включает в себя:



  • Привыкание (неассоциативное обучение). Ослабление реакции на многократно повторяемый безопасный стимул без подкрепления (награды). Инфузория трубач, если до нее многократно дотрагиваться, всё слабее и слабее реагирует на прикосновение. Человек также постепенно перестает обращать внимание, например, на шум машин в большом городе. Однако это не означает, что «шумовое загрязнение» на него более не влияет – вызванный шумом стресс продолжает свое незаметное воздействие на организм. Борьба с шумом представляет важную грань практической биополитики (в её экологическом аспекте).

  • Условный рефлекс (conditioning). Обычно различают классический условный рефлекс (когда животному предлагается тот или иной «условный» раздражитель, за которым без задержки следует «безусловный» раздражитель, вызывающий то или иное инститнктивное поведение) и оперантный (инструментальный) условный рефлекс (животное получает вознаграждение после совершения того или иного действия, к которому оно приходит методом проб и ошибок). Хрестоматийный пример классического условного рефлекса – опыты И.П. Павлова с собаками, в которых звонок (условный раздражитель) предшествовал появлению пищи (безусловный раздражитель). Собаки запоминали ассоциацию между звонком и видом пищи, и звонок сам по себе вызывал слюноотделение. Понятие «классический условный рефлекс» имеет свои ограничения в силу неучета влияния на поведение побочных факторов (внутреннее состояние организма, наличие у животных чувства времени – «внутренних часов», к ритму коих можно привязывать то или иное поведение).
    Этот же порок имело и понятие «оперантный условный рефлекс», характерное для бихевиористов и опиравшеся на эффект Э. Торндайка: для реакции, за которой следует вознаграждение (положительное подкрепление), вероятность повторения возрастает, а для реакции, вызывающей вредное или неприятное последствие (отрицательное подкрепление), вероятность повторения снижается. В опытах бихевиористов животные после неудачных попыток приходили к действию (открывание дверцы и др.), гарантировавшему им награду – чаще всего пищу. В ряде ситуаций животные находили верное действие слишком быстро, и тогда речь шла не о методе проб и ошибок, а о творческих когнитивных процессах (см. ниже), выходящих за рамки механизма оперантного условного рефлекса. Несмотря на свою ограниченность, понятие оперантного условного рефлекса пригодно для описания определенных сторон человеческого поведения, в той мере в которой оно зависит от положительного и отрицательного подкрепления (от стремления к вознаграждению и желания избежать наказаний). В некоторых патологических состояниях психики зависимость поведения от наград и наказаний проявляется резче, чем в норме.

  • Импринтинг (от англ. imprint – впечатывать), или запечатлевание. В узком этологическом смысле речь идет о запоминании детенышем животного первого попавшегося на глаза движущегося объекта, который они в дальнейшем считают "мамой". «Так, например, у птенцов куропатки стремление следовать за матерью формируется в течение немногих часов после вылупления и обсыхания пуха. Если в этот короткий период условий для такой повадки не было, то эта реакция не образуется при подсаживании птенцов к матери в более старшем возрасте» (Понугаева, 1973. С.10). Овца считает своим того ягнёнка, который предъявлен ей в течение примерно 1 часа после родов, пока растянута шейка матки и в кровь выделяется гормон гипоталамуса окситоцин (Eibl-Eibesfeldt, 1998). В несколько более широком смысле, имеющем биополитический резонанс, под импринтингом понимается всякое обучение, основанное на запечатлении (прочном и, в типичном случае, необратимом, запоминании) определенной информации, к которой индивид восприимчив (компетентен) лишь ограниченное время.
    Хороший пример – пение птиц. Для исполнения «правильной» мелодии, специфичной для данного вида птиц и местного диалекта, птенец в определенном возрасте должен слушать образцы песен взрослых «наставников». Так, молодые соловьи восприимчивы к мелодиям «наставников» в течение нескольких месяцев и обучаются репертуару из более чем 100 песен (Савельев, 1998). Критический период для обучения ребенка языку завершается не позднее, чем к концу 10—12 месяца жизни. На протяжении периода языкового импринтинга младенец способен воспринимать на слух различия между фонемами любого человеческого языка; т.е. ребенок рождается «космополитом», причем решительно отличает фонемы человеческих языков от шума шагов, чихания, рычания, чирикания и др. (см. Резникова, 2005). По окончании восприимчивого периода синапсы между нейронами его мозга формируют структуры, соответствующие смыслоразличительным звукам его родного языка, и он адекватно воспринимает отныне только эти фонемы. Например, достигший одного года жизни японец утрачивает способность различать звуки «р» и «л», поскольку японский язык не дискриминирует эти фонемы.
    Обучение по типу импринтинга приводит к долговременным перестройкам поведения с соответст­вующими изменениями в нервной системе, связанными с активацией транскрипции регуляторных генов, особенно c-fos и c-jun. Данные гены вовлечены также в поздние этапы эмбрионального развития, т.е. обучение уподобляется продолженному онто­генезу c серьёзной достройкой и структурной реорганизацией нервной системы, для которой необходимы соответствующие данной возрастной стадии стимулы из внешней среды. В частности, «окончательный набор нервных связей (ciruitries) в мозгу формируется… путём отбора тех связей, которые необходимы для дальнейшего его функционирования; под влиянием ранних восприятий и самого функционирования нервной системы» (Kalverboer, Gramsbergen, 2001. P.5). Особенно многоэтапное и разнообразное регулирующее воздействие внешних стимулов на развивающийся мозг характерно для приматов и особенно для Homo sapiens; предполагают, что именно поэтому у приматов период детства удлинён по сравнению с представителями других групп животных (Berger, Posner, 2001).
    Генетические исследования, выполненные на детенышах животных, приложимы и к индивидуальному развитию человеческого индивида. На разных возрастных этапах ребенок требует для своего онтогенеза и социализации различную по типу информацию. Если он в возрасте языкового импринтинга (прмерно до 1 года) не общается со взрослыми (лишен «языковой модели»), соответствующие нейроны мозга атрофируются, и у ребенка резко снижается способность к обучению человеческому языку («феномен Маугли»). Биополитики и этологи человека находят аналоги импринтинга в процессах политической социализации – усвоения подрастающим поколением политических норм и ценностей социума (см. ниже об этноцентризме и индоктринации). Долгое (по сравнению с другими приматами) детство у Homo sapiens соответствует удлиненному периоду, в котором возможен такой эффективный способ обучения как импринтинг.

  • Когнитивные процессыобучение на базе внутренних (мысленных) представлений о пространстве, порядке, времени и др. Включает все виды рассудочной деятельности (Зорина, Полетаева, 2001). Сюда относятся также различные ситуации творческого обучения. Голубя и тем более дельфина можно приучить к тому, что за подкрепление (пищу) он всякий раз будет демонстрировать какое-либо новое поведение (опыты К. Прайор). Ярко проявляется творческое обучение в ситуации инсайта (озарения) – улавливания скрытых связей между объектами или явлениями. К инсайту способны уже голуби или муравьи, улавливающие те или иные закономерности в эксприменте, но он наиболее развит у высших приматов, и без этой способности невозможно представить себе возникновение и развитие человеческого общества. Инсайту может предшествовать так называемое латентное (скрытое) обучение (обучение без подкрепления), которое может иметь и самостоятельное значение. Яркий пример латентного обучения: животное знакомится с новой местностью, как бы бесцельно бродя по ней, и в это время в его мозгу составляется план этой территории (ее когнитивная карта.

  • Подражание, обучение в социуме. Подражание проявляется в различных формах (Орлова, 1994; Савельев, 1998): (а) как выполнение того или иного поведенческого акта вслед за выполнением сходного акта другой особью (кашель, чихание, зевание часто распространяются в зрительных залах театров по эстафете), связанное с этим явление «социального облегчения» рассмотрено ниже в контексте лояльных форм поведения; (б) привлечение внимания к какому-либо объекту в присутствии других, усиление реакции на этот объект в результате реакции на него других особей (в человеческом обществе эту форму подражания используют в рекламном бизнесе, сообщая о восторженной реакции других покупателей на данный товар); (в) соревновательное поведение (emulation) – следя за поведением другого, индивид действует в том же направлении, хотя и иным способом; (г) имитация, «поведение делай как я» -- в этологическом смысле точное повторение действий демонстратора на основе обучения (Резникова, 2005): копирование, например, звуков, которые производятся другой особью и которых нет в репертуаре данной особи (более или менее успешные попытки представителя одной нации говорить на языке другой нации составляют традиционный предмет насмешек и в то же время – в этнических конфликтах – дают конкретное воплощение образу врага как нелюдя, который и на языке-то правильно говорить не может). Подражание выступает как составная часть более широкого понятия обучение в социуме, к которому принадлежит также характерное для высших животных (особенно врановых птиц и приматов) активное инструктирование («преподавание»), когда индивид действует на поведение другого индивида путем стимулирования или наказания, демонстрации примеров и т.д. (Резникова, 2005). Таким образом, обучение связано не только с индивидуальным, но и с социальным поведением. (тема следующего раздела).





1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   ...   64


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет