Книга для всех интересующихся биологией и ее политическими приложениями



жүктеу 8.88 Mb.
бет31/64
Дата25.04.2016
өлшемі8.88 Mb.
түріКнига
1   ...   27   28   29   30   31   32   33   34   ...   64
: 2011
2011 -> Электив курс бойынша «аив-инфекциясының эпидемиологиясы, емдеуі және алдын алу» мпф қоғамдық денсаулық сақтау мамандығының 5 Курс студенттеріне 2011-2012 оқу жылына емтихан тест сұрақтары
2011 -> Сабақтың тақырыбы: Абайдың қара сөздері. Сабақтың мақсаты: Қазақ халқының ұлы ақыны Абай Құнанбайұлының шығарма
2011 -> Қазақстан Республикасы Үкіметінің «Республикалық маңызы бар Тарих және мәдениет ескерткіштерінің мемлекеттік тізімін бекіту туралы»
2011 -> Эмират сегодня 3 Кто создает имидж Дубая 5 Факторы успеха бренда Дубая 8 Видение будущего 11 Стратегия эмирата 13 Разнообразие Дубая 17 Культурная идентичность Дубая 23 Анализ Интернет сайтов 24 Заключение 24 Источники 26

4.12. Взаимный (реципрокный) альтруизм



Взаимный (реципрокный) альтруизм (reciprocal altruism) – понятие, введенное Р. Триверсом (Trivers, 1996/1971) -- предполагает, в отличие от родственного альтруизма (см.), ту или иную степень самопожертвования даже ради неродственного индивида, если только последний готов к аналогичной жертве. Иначе говоря "спасают только того утопающего, который несомненно спасет тебя, если ты будешь тонуть".

Социобиологи интерпретировали ряд аспектов социального поведения, в частности формирование коалиций у приматов (члены которых помогают друг другу), на основе взаимного альтруизма. Однако, уязвимость концепции взаимного альтруизма в том, что в популяции могут появиться "обманщики" (free riders), которые будут пользоваться помощью другого (или других), но не помогать никому сами. (см. также 3.5.).

Ряд социобиологов и биополитиков говорят о роли "общественного мнения", притом в приложении не только к Homo sapiens, но и к другим приматам. Это означает, что за взаимоотношениями двух каких-либо особей (А и В) следят наблюдатели - другие члены биосоциальной системы. Если А помог В, а В в аналогичной ситуации не хочет помочь А, то вся группа подвергает "обманщика" остракизму - не выполняет его просьб, не общается и т.д. Важную роль играет иерархическая структура, возглавляемая лидером (доминантом). Именно он организует карательные меры для пресечения нарушителей социальных норм поведения, включая взаимный альтруизм. Взаимный альтруизм может быть защищен от “нечестных” индивидов при достаточно высоком уровне развития центральной нервной системы, органов чувств и памяти, что позволяет животному запечатлеть в мозгу и далее индивидуально узнавать каждую особь, с которой данный индивид взаимодействовал в прошлом. Поэтому его наблюдают у приматов. Так, бабуины и шимпанзе стремятся помогать именно тем особям, которые помогали им ранее (например, дают пищу тем просящим ее особям, которые ранее делились ею). Шимпанзе даже мстят индивидам, не желаюшим делиться пищей: агрессивно ведут себя по отношению к ним, если они сами просят пищу, вводят их в заблуждение относительно локализации пищи или не дают информации об этом (Cummins, 2001). Есть исследования о наличии санкций против «обманщиков», «нечестных кооператоров» не только у приматов, но и у других видов по крайней мере млекопитающих (например, у лошадей). Карающее поведение по отношению к «обманщикам» в литературе обозначают как негативную реципрокность – нанесение вреда в ответ на причиненный ранее вред (или по крайней мере отказ принести пользу). Отметим, что позитивная реципрокность соответствует в этой же терминологии принесению пользы в ответ на предоставленную помощь (услугу, ресурсы).

Если кооперация между индивидами опирается и на позитивную, и на негативную реципрокность, т. е. кооператорами движит и стремление приобрести какую-либо выгоду (в ответ на предоставление услуги другому), и одновременно страх перед наказанием (вплоть до убийства нечестного или ненадёжного помощника), то это обозначается как строгая реципрокность – принцип «мы тебя или наградим, или накажем» (Gintis, 2000), причём предполагается существование такой системы в первобытном обществе. Мы уже указывали на данные о наличии в мозгу специальной подсистемы, функция которой – выявление обманщиков, протв которых направлены общественные санкции. Во многих культурах человеческого общества документировано наличие строгой карательной системы. Она основана на правиле: «наказывай не только обманщиков, но и того, кто их не наказывает» (Low, 2000. P.153). В главе третьей мы касались карательного поведения (наказаний, санкций) как одного из механизмов, участвовавших в формировании групп у гоминид.

Нет нужды подчеркивать распространенность явлений взаимного альтруизма в человеческом обществе. Триверс указывает в этой связи на взаимопомощь между людьми в экстремальных ситуациях, поддержку беспомощных, больных, детей, стариков, передачу друг другу знаний и др., усматривая во всех подобных ситуациях скрытую подоплеку ожидания «услуги в ответ на услугу», хотя бы непрямым образом – через посредничество наблюдающих «третьих лиц», в дальнейшем награждающих помогающего человека репутацией достойного гражданина, которому следует всячески помогать при необходимости. Это так называемый «косвенный взаимный альтруизм» (indirect reciprocal altruism).

Взаимный альтруизм часто лежит в основе межгосударственных отношений, хотя они демонстрируют отмеченную выше уязвимость этой формы альтруизма из-за возможности внезапного одностороннего обмана после, казалось бы, убедительных гарантий продолжения сотрудничества. Яркий пример представляют отношения СССР и Германии в 1939—1941 годах.

Социобиологи и биополитики признают и наличие подлинного, чистого, не основанного на ожидании выгоды для себя, альтруизма в человеческом обществе, именуя его «альтруизм с твердым ядром».49 Некоторые социобиологи, например, Докинз (1989), считают такой альтруизм – не родственный и не взаимный – уникальной способностью человека. Это утверждение, однако, уязвимо в двух отношениях: 1) есть ли уверенность, что другие живые существа принципиально не способны к альтруизму с твердым ядром (владельцы собак усомнятся в этом)? 2) достаточно ли часто мы совершаем акты подлинного альтруизма или правы те, кто усматривает и у человека доминирование альтруизма «с выгодой для себя» (альтруизма с «мягким ядром»)?

«Индивид может помочь находящемуся в беде человеку ради вознаграждения или с целью избежать наказания. Ожидаемые награды и наказания могут быть внешними или внутренними. Люди могут ждать наград или наказаний от других или от своей совести» (Richerson, Boyd, 1998, Р.85). В разделе 6 мы остановимся на опиатах и других, вызывающих приятное состояние у человека, химических факторах, выступающих как «внутренние награды» за те или иные действия. Однако в ряде опытов социальных психологов получены обнадеживающие данные, показывающие, что даже после отсечения всех логически возможных эгоистических мотивов (включая механизмы внутреннего вознаграждения – совесть и гордость) индивиды все же способны помогать другим в беде ценой самопожертвования (например, принимать на себя удар током, предназначенный для другой испытуемой: Batson, 1991: цит. по Richerson, Boyd, 1998). Тем не менее, весьма часто то, что кажется альтруизмом на проксимативном уровне непосредственных мотиваций, оказывается эгоизмом на ультимативном уровне (Low, 2000).





1   ...   27   28   29   30   31   32   33   34   ...   64


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет