Книга о человеческих достоинствах



жүктеу 3.05 Mb.
бет22/26
Дата01.04.2016
өлшемі3.05 Mb.
түріКнига
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   26
: data
data -> Стандартные требования на бесшовные трубы из среднеуглеродистой стали для котлов и пароперегревателей 1
data -> Программа дисциплины «уголовное право»
data -> Оқулық Астана, 2012 Қазақстан республикасының білім және ғылым министрлігі
data -> Меңдігүл Бұрханқызы Шындалиева
data -> «Қазіргі заман тарихын құжаттандыру орталығы» коммуналдық мемлекеттік мекемесі Шығыс Қазақстан облыстық Абай атындағы әмбебап кітапхана
data -> Мұрағат ісі саласындағы мемлекеттік қызметтерді көрсету орындары Облыстардың, Астана, Алматы қалаларының жергілікті атқарушы органдарының мекенжайы
data -> МЕҢдігүл шындалиева қазақ очеркінің поэтикасы (монография)
data -> Шығыс Қазақстан облысының Семей аймағында 2012 жылы аталып өтілетін және еске алынатын
data -> Шығыс Қазақстан облысының Семей аймағында 2013 жылы аталып өтілетін және еске алынатын

Врата двадцать шестые

ВРАТА РАСКАЯНИЯ


Рабби Леви говорит: "Велико раскаяние /тшува/, - оно достигает Трона Величия /кисе а-кавод/, как сказано (Ошеа 14; 2): "Вернись, Исраэль, ко Всевышнему!" (Йома 86а). И сказали мудрецы: "Когда Моше поднялся на первый уровень, он увидел тьмы посланцев Всевышнего. Развернули перед ним книгу Торы и прочли о сотворении первого дня, и закончили, и стали славить Тору. Поднялся он на второй уровень и увидел тьмы тем посланцев Всевышнего, и они читают о сотворении второго дня, и закончили, и стали славить Тору и Исраэль. Поднялся на третий уровень и увидел сонмы посланцев Всевышнего, читающих о сотворении третьего дня, и закончили, и стали славить Иерушалаим. Поднялся на четвертый и увидел мириады посланцев Всевышнего, читавших о сотворении четвертого дня, и закончили, и стали славить Машиаха. Поднялся на пятый и увидел множество посланцев Всевышнего, читавших о сотворении пятого дня. И закончили, и стали возглашать о бедах Геинома. Поднялся на шестой и увидел там множество множеств посланцев Всевышнего, читавших о сотворении шестого дня. И закончили, и стали возглашать о Ган-Эдене, и стали молить Всевышнего дать Исраэлю долю в Ган-Эдене. Поднялся на седьмой и увидел срафим и офаним, и гальгалим, и посланцев милосердия, и посланцев безвозмездного добра и милостыни, и посланцев страха и дрожи /рэтэт ве-зиа/. И ухватился Моше за Трон Величия. Стали читать о сотворении седьмого дня "Ва-ехулу", и закончили, и стали славить раскаяние", - дабы научить тебя, что раскаяние достигает "кисэ-а-кавод", Трона Величия, как сказано: "Вернись, Исраэль, ко Всевышнему!"

Рабби Акива говорит: "Семь вещей были до сотворения мира, и вот они: Тора, тшува, Ган-Эден, Геином, Кисэ-а-кавод, Храм и имя Машиаха. Почему же именно эти семь? Знай же, что мир создан в основном для человека, ибо никому иному нет надобности в нижнем мире, кроме человека, и он властвует над всем нижним миром, над скотом и животными, и птицами, и рыбами, и пресмыкающимися. А поскольку мир создан в основном ради человека, то необходимо, чтобы, во-первых, была Тора, которая позволяет миру существовать, как написано (Ирмия 33; 25): "Если бы не Мой завет днем и ночью, Я бы не установил законы неба и земли". И поскольку была Тора, потребовалось, чтобы было и раскаяние, ибо поскольку в Торе есть позитивные и негативные заповеди и есть наказания, о которых ясно сказано в Торе, раскаяние должно было обязательно быть прежде мира, дабы у человека было время и была возможность раскаяться, если он согрешит. В ином случае мир не просуществовал бы и одно поколение, - "ибо нет на земле праведника, который творил бы благо и не согрешил бы" (Коэлет 7; 20). А как только поколение согрешит, следует уничтожить его. Потому-то в Торе и записано происшедшее со Сдомом, чтобы оповестить грешников, что они и все, им принадлежащее, должно быть уничтожено. И так же следует быть всеобщей катастрофе, как это было в Сдоме. Но Всевышний учредил раскаяние еще до этого и ожидает раскаяния поколение за поколением. И поскольку Тора и раскаяние были прежде всего, потребовалось, чтобы были также Ган-Эден и Геином, и Трон Величия, которые суть места, приготовленные для того, чтобы воздать человеку по заслугам его. А поскольку это было прежде всего, то потребовалось, чтобы были Храм и имя Машиаха, ибо в те дни земля наполнится знанием, и в людях не будет злого начала. И все, великие и малые, познают Всевышнего. И тогда все узнают, что мир создан для служения Всевышнему. Поэтому прежде мира были эти семь вещей. "И поднимутся спасители на гору Цион" (Овадия 1; 21); "И придет избавитель для Циона и для покаявшихся в Яакове" (Ишая 59; 20). Амен, и да будет благоволение на это! Существуют семь причин, по которым человеку следует покаяться в молодости, когда он еще в расцвете сил. Первая причина состоит в том, что работа Торы и Страха, и достоинства, и деяния, которые человек обязан совершить, весьма и весьма многочисленны, и об этом сказано: "Длиннее земли ее мера и шире моря" (Иов 11; 9). "И день короток" (Авот 2; 15), - ибо этот мир есть весьма короткий день; "Как тень, наши дни на земле" (Диврей а-ямим I 29; 15). И сказали мудрецы: "Не как тень стены и не как тень дерева, а как тень летящей птицы" (Берешит Раба 96; 2). "А работники ленивы" (там же) - это человек, в котором гнездится лень.

А теперь всмотрись и подумай! Человек обязан пройти в один день десять парсаот40 и более, а на дороге препятствия, грязь и камни. И по этой дороге бродят разбойники и убийцы. А он обязан идти, ибо так приказал ему царь, и нельзя не подчиниться приказу царя. Сколь же рано тому человеку следует встать утром и расторопно опоясать свои чресла, и отправиться в путь! Вот почему следует как можно раньше и как можно скорее начать служение Создателю! И даже если человек сделает все, что возможно, он достигнет лишь немногих достоинств. Как сказали мудрецы о написанном "Ибо Он знает наше злое начало" (Теилим 103; 14): "Например, как если бы царь дал своим рабам поле и велел обрабатывать и охранять, и приносить с него тридцать мер каждый год. И они старательно обрабатывали поле, трудились над ним, но принесли с него лишь пять мер. Сказал им царь: "Что же это вы сделали?" Ответили ему: "Господин наш царь! Поле, которое ты нам дал, неплодородно. Мы изо всех наших сил обрабатывали его, но оно не принесло больше этого" (Авот де-рабби Натан 16; 3). Так же и с человеком: даже если он будет работать изо всех сил, - его служение невелико. А если он еще и скажет: "Подожду, пока освобожусь и пока заработаю достаточно для моих потребностей", - заботы мира не кончаются, как сказали мудрецы: "И не говори: когда освобожусь - стану учиться. А вдруг не освободишься?" (Авот 2; 5).

Вторая причина: если человек отложит свое раскаяние до тех пор, пока не соберет капитал, он еще больше возжелает денег. Как сказали мудрецы: "Нет человека, который бы вышел из этого мира и с половиной своих вожделений. Есть у него сотня - желает двести; достиг он двухсот - желает четыреста. И так написано (Коэлет 5; 9): "Любящий деньги деньгами не насытится" (Коэлет Раба 1; 13; 34). Поэтому пусть человек ни в коем случае не откладывает раскаяние.

Третья причина41: время летит, а работы много. Это работа Учения и исправления души, и достижения таких достоинств, как любовь, страх и стремление /двекут/; как сказано: "День короток, а работы много" (Авот 2; 15).

Четвертая причина: когда человек опаздывает исправить самого себя, злое начало усиливается и усиливается. И сердце твердеет, и вот человек уже привычен к нарушениям и проступкам. И все нарушения и проступки подобны в его глазах разрешенному, и он не сможет очистить себя.

Пятая причина: кто не хочет, как можно раньше, раскаяться, - возможно, не продлит свои дни и умрет до того, как раскается. Поэтому и предостережение: "Да будут твои одежды белыми в любое время" (Коэлет 9; 8).

Шестая причина: когда человек опаздывает раскаяться, его преступления устаревают в его глазах, и он забывает их скорбь, и не печалится о них, как прежде.

Седьмая причина: когда человек стареет и силы в нем слабеют, он не получает такой же награды за раскаяние, как если бы он раскаялся в дни молодости, когда был в расцвете сил.

Исходя из этих семи причин, да постарается человек как можно раньше исправить свою душу пред Верховным Царем.

А задумав раскаяться, человек не сможет сделать это полностью, если не примет во внимание следующие семь вещей.

Первое: кающийся должен знать свои деяния и помнить их все до единого. Потому что человек, не приученный с детства исполнять заповеди, во все свои дни будет совершать преступления. А многие считают, что человек должен каяться, лишь если был с чужой женой или с нееврейкой, или стал полностью вероотступником, или совершил подобные серьезные преступления. И не знают, что следует покаяться и в остальных преступлениях. Раскаяться следует во всех случаях: и когда человек преступил Закон, нарушив заповеди позитивные /асэ/ и негативные /ло таасэ/, и когда поступил против указаний мудрецов. Нарушение же постановлений мудрецов подлежит большему наказанию, потому что нарушающий постановления мудрецов подлежит смерти. И всякий, нарушающий Закон или постановления мудрецов, должен покаяться.

А теперь слушай, сын мой: большинство людей не остерегаются греха пустой болтовни, глядят на женщин и разговаривают с ними без надобности. Они не остерегаются молитвы без внимания и сосредоточения /бе-кавана/, пустых разговоров в синагоге, пустого смеха и легкомыслия. Они также не стараются подавать милостыню, кому полагается, ожесточают свое сердце, не щедры и сжимают руку в кулак, резко разговаривают с бедняками. Они не остерегаются ненужной клятвы и проклинают ближнего или себя Именем, упоминают Имя Всевышнего всуе или в нечистом месте, или не умывши рук. И отменяют занятия Учением, - а это равно всему вышеупомянутому. Они не остерегаются зависти и ненависти, гордыни и гнева, и всех дурных качеств, которые упоминаются в этой книге. А также - неосторожны в исполнении заповедей, связанных с действием; например, умывания рук /нетилат ядаим/; и в вопросах ущерба, и в соблюдении субботы, как требуется по Закону. И многие попадаются на этом и утрачивают многое! Ибо это весьма простая вещь: кто не знает заповедей, попадается на этом и утрачивает во многих местах. Подобно этому, - человек совершает преступления во все свои дни и не сознает своих преступлений. Поэтому кающийся должен знать преступления, им совершенные. А как он может знать? Пусть же выучит заповеди и уразумеет, что он упустил в каждой из них, что не исполнил и в чем преступил. Если он не будет знать, в чем преступил, - как сможет покаяться? Только если будет знать то преступление, в котором раскаивается, как написано: "Ибо преступления мои я ведаю, и мой грех вечно предо мной" (Теилим 51; 5).

Второе: даже зная преступления, которые совершил, не сможет человек раскаяться в них, если не будет твердо знать о зле преступлений, им совершенных. Ибо если он станет думать: "Что ж такого, если я насладился этим миром без благословения или отменил Учение? Это не так страшно!". Кто так думает, никогда не раскается и не вернется42 всем сердцем /бе-лев шалем/. Следует знать: нет ничего худшего в мире, чем тот, кого не касается приказание Всевышнего. Ибо велико зло, нарушающего приказания царя из плоти и крови, - но насколько же более велико зло нарушающего веления Всевышнего!

Третье: тому, кто совершил преступление, следует до глубины сердца знать и верить, что за совершенные преступления ему полагается возмездие и наказание жестокой карой /диним кашим/. И если он не будет этого знать, то никогда не позаботится о раскаянии. Лишь уяснив себе о наказании, он вернется и раскается, и станет молить Всевышнего о прощении, как сказано: "Волосы мои встали дыбом от страха пред Тобой, и Твоего суда боюсь я" (Теилим 119; 120).

Четвертое: тому, кто совершил преступления, следует знать, что все преступления, совершенные им за свою жизнь, великие и малые, и все злые мысли, и вся пустая болтовня, и все его дела от малого до великого, - все записано, как в книге. И пред Всевышним нет забвения, как написано: "Оно сохранено у Меня, запечатано в Моих сокровищницах" (Дварим 32; 34). И говорит: "Рукою каждого человека подпишет, дабы каждый человек знал, за что его судят" (Иов 37; 7). Ибо если человек считает, что его преступления забудутся, он не раскается и не будет молить о прощении. Потому что многие думают, что поскольку Всевышний откладывает возмездие за преступления, то, значит, они будут забыты, и не придется отвечать за них, как сказано: "Оттого что суд над злыми делами свершается не скоро, сердца людские полны злых замыслов" (Коэлет 8; 11).

Пятое: следует подлинно знать, что раскаяние есть полное излечение и избавление от совершенных преступлений. Потому что если больной не верит, что лекарство, которое ему дают, излечит его, он не позаботится принять это лекарство. Зная же пользу лекарства, он вожделеет поскорее испытать его горечь и соглашается принять. И человек, ведающий пользу раскаяния, станет вожделеть достижения степеней раскаяния.

Шестое: человеку следует подумать о благах, оказанных ему Всевышним с первого дня его существования и по сей день. Ему-то следовало бы благодарить за эти блага, а он не поступил так, но даже нарушил Его веления. И следует сопоставить наказание и сладость его, и награду за исполнение заповеди, и трудность исполнения заповеди в этом мире, как сказали мудрецы: "Сопоставь затрату свою на исполнение заповеди с наградой за него и прибыль от греха - с вредом от него" (Авот 2;1).

Седьмое: нужно уметь крепиться и терпеть в значительной мере, дабы избежать зла, к которому привык. Это очень просто: преступление, к которому привыкают за свою жизнь, кажется как бы дозволенным (Йома 86б), и весьма трудно оставить его. Поэтому человеку следует очень и очень стараться и ставить ограничения для себя, чтобы отойти от того, к чему привык. Всем сердцем и всей душой нужно решить избавиться от дурной привычки. Пусть уберет дурную привычку из своего сердца, как будто никогда не привыкал, и пусть зло станет ему отвратительным и мерзким, как сказано: "И рвите сердца ваши, а не одежды" (Йоэль 2; 13).

И когда преступнику уяснятся эти семь вещей, станет он близок к пути раскаяния.

И вот, в раскаянии существуют множество ступеней, и, ступая по этим ступеням, человек может приблизиться ко Всевышнему. И душа может полностью очиститься настолько, что преступлений как бы и не было, - но лишь после того, как человек очистит свое сердце. Это как с испачканной одеждой, - если ее немного постирать, то грязь сойдет, но останутся пятна. Но после тщательной стирки одежда совершенно очистится и побелеет, и так написано: "Смой с меня совершенно грех мой и от проступка моего очисть меня" (Теилим 51; 4). Поэтому отстирай тщательно свое сердце от преступления, как сказано: "Омой же от зла сердце свое, о Иерусалим" (Ирмия 4; 14).

А теперь мне следует сказать тебе о двадцати вещах, которые суть принципы раскаяния.

Первое: ухвати качество раскаяния и подумай о том, что великое наказание ожидает того, кто преступил веление Великого Царя, как написано: "Почитайте Всевышнего, пока не наступила тьма" (Ирмия 13; 16). И когда человек подумает о днях тьмы, которые постигнут восставшего против Всевышнего, страх охватит его, и он раскается в своих проступках. И скажет себе: "Что же я натворил! Как же я не побоялся Всевышнего, и как же я не побоялся наказаний за свой проступок? И как же я мог ради минутного наслаждения не совладать со своим злым началом и запятнать свою душу, которая из источника святости вложена в меня? И как я мог променять великий мир, стоящий и существующий вечно, на мир маленький и эфемерный? И как же я не вспомнил о смертном часе, который оставит предо мной лишь мое тело и землю?" И да умножит в своем сердце мысли, подобные этим. Об этом говорил Ирмия: "Никто не раскаивается в зле своем, говоря: "Что я натворил?" (Ирмия 8; 6). И отсюда можно заключить, что каждый должен сказать: "Что я натворил?"

Второе: следует совсем оставить преступление. Это значит, что преступник должен оставить свои злые пути и всем сердцем решить, что больше не пойдет по той дороге. Это начало раскаяния - оставить злые пути и мысли и принять на себя решение более не грешить. И он не исполнит свои злые замыслы и покончит со своими злыми поступками. Третье - это скорбь. Вздыхать со скорбью и горечью в сердце. Ибо потеряв динарий, человек сожалеет, а потеряв богатство, - скорбит, и в сердце его горечь; и весьма и весьма терзается, если его постигли остальные беды. Как же следует терзаться и скорбеть восставшему против Великого Господина, тому, кто искривил свои пути и совершил преступления пред Ним, Оказавшем ему безвозмездное добро, хесед! Он должен терзаться и скорбеть каждую минуту!

Знай же, что ступени раскаяния и достоинства раскаяния зависят от силы горького сожаления о совершенных преступлениях. Потому что сожаление берет свое начало в чистоте высшей души, и Всевышний более жалеет человека, если его душа сожалеет о совершенных преступлениях, чем когда он искупает свою вину многими страданиями и мучениями тела. И вот пример тому: царь больше жалеет своих приближенных, что родились во дворце и принадлежат к числу уважаемых вельмож, чем деревенских жителей. Поэтому, когда душа, свыше отделившаяся от места святости, сожалеет о своем преступлении, Творец всего ее примет скорее.

Четвертое - это скорбь и сожаление, выраженные делом. До сих пор мы говорили о сожалении и скорби в сердце. Теперь - о сожалении и скорби на деле, как сказано: "Но и ныне еще, - говорит Всевышний, - возвратитесь ко Мне всем сердцем своим, с постом и плачем, и с причитанием" (Йоэль 2; 12). Нужно показать знаки сожаления и скорби в своей одежде, надеть одежду из грубой материи, как сказано: "Поэтому препояшьтесь вретищем, скорбите и плачьте" (Ирмия 4; 8); и как сказано: "И чтобы покрыты были вретищем люди и скот" (Иона 3; 8). И сними с себя красивые одежды, и уменьши наслаждения едой и питьем, и отдыхом.

И сказали мудрецы: "Сердце и глаза - два посредника греха"; и так написано (Бамидбар 15; 39): "И не следуйте сердцу вашему и глазам вашим". Этим искупится вина посредников. Вина посредничества сердца - горечью и сожалением, а вина посредничества глаз - слезами, как сказано: "Струи слез пролили мои глаза из-за того, что не исполнили Твой закон" (Теилим 119; 136). Не сказано "я не исполнил", но "они не исполнили", - то есть глаза искали грех, поэтому я пролил струи слез. И когда человек плачет о своих преступлениях, пусть скажет: "Да потушат слезы мои огонь Твоего гнева, и перемена жизни моей да отведет от меня Твой гнев; и не накрытый мой стол да посчитается как жертвенник установленный; и не поставленный на угли котел, - как огонь, зажженный на Твоем жертвеннике; и умаление моей крови да искупит, как искупает кровь на углах жертвенника; и умаление моего тука - как тук жертв, которые заповедано сжигать на жертвеннике; и голос плача моего - как звуки песен левитов; и запах моего голода, - как запах воскурения; и слабость членов моих - как части жертвы; и скорбь в моем разбитом сердце да разорвет книги, в которых записаны мои преступления; и моя одежда взамен красивых одежд да посчитается как облачение коэнов; и отказ от мытья - как мытье рук и ног в Храме. И мое возвращение да возвратит меня к Тебе, и да буду я желанен пред Тобою, ибо я сожалею о зле моих проступков и не буду больше творить зла пред Тобою".

Пятое - это беспокойство, тревога /деага/. Дабы человек беспокоился о наказании за свои преступления, потому что есть преступления, искупление которых начинается с раскаяния, а заканчивается страданиями, как сказано: "Ибо я признаю свое преступление и беспокоюсь о своем грехе" (Теилим 38; 19). В чем же разница между скорбью и беспокойством? Скорбь о том, что уже было и прошло, а беспокойство - о будущем. И пусть человек вечно тревожится: а вдруг он недостаточно постарался в деле раскаяния и не исполнил его меру. И пусть тревожится: а вдруг злое начало пересилит его, как сказали мудрецы: "Не верь в самого себя до самой своей смерти" (Авот 2; 4).

Шестое - это стыд. Как сказано: "Устыдился я, и был посрамлен, ибо нес я позор юности своей" (Ирмия 31; 18). И вот: перед людьми человек стыдится совершить преступление, - как же не постыдится он пред Всевышним? А о стыде мы уже разъяснили в главе "Врата стыда".

Седьмое - это смирение /ахнаа/ всем сердцем и униженность /шифлут/. Ибо знающий своего Создателя понимает, как низок и унижен тот, кто преступает Его веления. И Давид, исповедуясь, признал свою вину, когда пришел к нему пророк Натан, и сказал: "Жертвы Всевышнему - дух сокрушенный; сердце сокрушенное и удрученное, Всевышний, презирать не будешь" (Теилим 51; 19). "Сокрушенный дух" - это униженный дух /немуха/. Из этого мы заключаем, что смирение есть одна из основ раскаяния, потому что этот псалом /мизмор/ - основа основ принципов раскаяния. Смиряясь, человек становится желанен Всевышнему, как сказано: "И на этого смотреть буду: на смиренного и сокрушенного духом" (Ишая 66; 2). А высшая ступень в смирении, которое обязательно на пути раскаяния, - когда человек считает служение Создателю делом величайшим и огромнейшим, но не полагает себя великим праведником. И все, что он делает, будет в его глазах ничтожно мало по сравнению с тем, что он обязан делать в служении Всевышнему. Поэтому пусть будет смиренен и служит скромно, и да не возжелает почестей за свои добрые дела.

Восьмое - это смирение, выраженное действием. Это значит, что следует мягко и деликатно разговаривать с людьми. Если кто-нибудь ругает или позорит тебя за прошлые дела, - смолчи или скажи: "Я знаю, что согрешил". И не надевай красивые одежды и украшения, как сказано: "А теперь сними с себя свое украшение" (Шмот 33; 5). И пусть глаза твои всегда будут потуплены, как сказано: "И потупившего очи Он спасет" (Иов 22; 29). И вот признаки смирения: мягкий ответ и тихий голос, и глаза долу. Все это придает сердцу смирение, делает человека смиренным.

Девятое состоит в том, чтобы сломать вожделение. Подумай о том, что вожделение портит все деяния. Пусть же человек отринет излишества, даже там, где это дозволено, и идет путями отделения /пришут/, довольствуясь лишь необходимым. Пусть ест, чтобы насытиться и дать своему телу существовать; и то же касаемо жены. Ибо идя за вожделением, человек занят материальным и отдаляется от путей разумной души, - и тогда злое начало пересилит его, как написано: "И разжирел Йешурун, и отринул" (Дварим 32; 15); и написано: "Дабы я не пресытился и не отверг" (Мишлей 30; 9). И вот - вожделение, заложенное в человеческом сердце, есть корень всех действий. Поэтому человек должен поторопиться исправить его, направить по верному пути; выше мы пространно обсуждали это. Великая польза содержится в том, что человек ломает вожделение, ибо этим он открывает себе, что он прямодушен и сердце его доброе, потому что он презирает естество, которое привело к преступлению. А для того, кто отделяется и от дозволенного, великая ограда даже не коснуться запрещенного. И скажет он: "Я не насыщаю свою страсть даже дозволенным! Как же я коснусь запрещенного?"

Десятое состоит в том, чтобы исправить свои деяния. Каким образом? Смотрел на запрещенных тебе женщин, - опусти же глаза долу; злословил - учи Закон; и постарайся исполнить заповеди всеми членами своего тела, которыми согрешил. И сказали мудрецы: "Праведники исправляются тем, чем согрешили". И еще сказали мудрецы: "Если ты совершил охапку преступлений, соверши против них охапку заповедей /мицвот/. Ноги, которые торопились бежать к преступлению, - пусть торопятся бежать к делу заповеди; если уста говорили неправду, - пусть их небо произнесет истину, и да откроются уста мудростью; руки, пролившие невинную кровь, - да откроются они бедняку щедростью; высокомерные глаза, - да унизятся и да будут опущены долу; сердце, которое замышляло преступные мысли, - да сокроет в себе слова Учения (Ваикра Раба 21; 5). Одиннадцатое - это исследование, анализ своих поступков, как сказано: "Да изучим свои пути и исследуем их, и вернемся ко Всевышнему" (Эйха 3; 40). Это значит - проверить себя, исследуя все преступления, которые совершил за все свои дни. Польза здесь состоит из трех аспектов: во-первых, человек вспомнит все свои преступления и исповедуется пред Всевышним, ибо исповедь - одна из основ искупления; во вторых, он осознает число совершенных преступлений и грехов и тем прибавит себе смирения /ахнаа/; в третьих, - даже принимая на себя удаление от любого греха, нужно знать, что именно преступил, дабы установить для себя ограду и остерегаться того, в чем преступил. Ибо следует особенно остерегаться и беречься тех преступлений, к которым привык и которые потому легче совершить, - злое начало властвует над ними. Такой человек подобен выздоравливающему больному: ему нужно остерегаться некоторых вещей, чтобы вновь не заболеть. Таков же и больной преступлениями, - раскаиваясь, он должен весьма остерегаться и беречься.

Двенадцатое состоит в том, что нужно изучить и узнать размер наказания за каждое из своих преступлений: за какое полагается наказание плетьми /малькот/ или смертная казнь, или карет43. И поняв величину преступления, пусть наполнит свое сердце горечью исповеди и прибавит смирения.

Тринадцатое состоит в том, что преступления, называемые легкими, должны быть в его глазах серьезными. Например, смотреть на женщин и слишком много с ними разговаривать или болтать впустую, или бездельничать, или упоминать Имя всуе, - все это и подобное этому кажется маловажным многим людям и даже значительным людям этого поколения. Но все это да будет весьма серьезным в его глазах.



1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   26


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет