Книга первая. «Печать Семи» Глава Талант. «Ты отмечен Господом! Помни это сынок, ты особенный!»



жүктеу 2.04 Mb.
бет1/13
Дата25.04.2016
өлшемі2.04 Mb.
түріКнига
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13
: uploads
uploads -> Қазақстан республикасы төтенше жағдайлар министрлігі көкшетау техникалық институты
uploads -> Қазақ тіліндегі ресми іс-қағаздары Басқару, ұйымдастыру, өкім шығару қызметіне қатысты құжаттар
uploads -> А. С. Макаренконың өмірі мен педагогикалық қызметі
uploads -> Ян Амос Коменскийдің педагогикалық қызметі мен теориясы. (1592-1670жж)
uploads -> Приложение к части а1
uploads -> Рабочий проект
uploads -> Кирилл Куренда: двухлетний вундеркинд Не иначе как вундеркиндом можно назвать Кирилла Куренда из крымского села Владиславовки. В свои два с половиной года он уже знает все буквы алфавита умеет считать и освоил азы компьютерной грамотности
Восьмой Страж. Книга первая. «Печать Семи»

Глава 1. Талант.

- «Ты отмечен Господом! Помни это сынок, ты - особенный!» Мама всегда говорила мне эти слова в детстве. Наверное, если бы я придал им большее значение, то не занимался бы тем, что развлекал толпу площадных зевак! – ещё одна кружка обжигающе крепкого рома вылилась в горло молодому человеку в длинном кожаном плаще, из под которого виднелось печальное лицо незнакомца, закрытое тенью от капюшона.

- Брось, Игнис! Все знают о твоём таланте! Он принесёт тебе целую кучу маленького круглого блестящего счастья!!!

- Уволь, - небрежно бросил юноша, сделав привычный жест трактирщику – неужели ты считаешь, что счастье в деньгах?

- А в чём же, если не в них? Вот ты каждый вечер приходишь сюда с целым мешком золота, а всё почему? Потому что ты наделён талантом его добывать! Это ведь для тебя так, раз плюнуть! – С этими словами трактирщик ловко перебросил кружки из руки в руку и плеснул своему постоянному посетителю ещё одну порцию горячей жидкости. Это твой дар!

- Брось, люди никогда не меняются! Привези им трёхголового пса, так они будут любоваться на него, наполняя карманы счастливого пленителя этого несчастного животного, пока им не надоест смотреть на эдакую диковинку. А потом – плевать им на него станет, и разорится, по твоим меркам счастливый, хозяин, и где же его счастье? – юноша залпом прикончил кружку рома.

- Нет, вот тут ты не прав, сравнивая себя с каким-то шелудивым псом, будь он хоть с десятью, чёрт их побери, головами! Ты иной! Я тут такие байки о тебе слышал, такого народ рассказывал! Слухи ползли, будто бы ты есть сам Дьявол во плоти, и тебя на нашу грешную землю отправила сама Бездна, дабы рождать порок в сердцах людей! Какая же это слава, Игнис, подумай только! Тебя боятся даже там! (Трактирщик с опаской указал пальцем в стену себе за спину).

- Прекрати нести бред! Из меня такой же Дьявол, как из тебя! Эти пьянчуги ещё и не такого тебе расскажут, а ты знай уши развесишь, и рад стараться! И очень сомневаюсь, что на королевском дворе не то что меня боятся, у них других забот хватает, чем даже мысль в мою сторону направить! Уверяю тебя.

Внезапно дверь в таверну распахнулась, и под восторженные аплодисменты и свист толпы, с поклоном внутрь вошёл всему королевству известный бард Дил. Кивнув трактирщику он удалился вглубь таверны порадовать посетителей новой песней.

- Посмотри на них! Я же говорил тебе! – Буркнул Игнис – они никогда не изменятся, стоит кому-то новому появиться здесь, как они сразу же сбегутся за расспросами, песней или зрелищами. А ты мне говоришь о какой-то славе! Разве это слава - под восторженные крики ублажать толпу зевак, туша факел голыми руками, или зажигая взглядом свечи?

- Какая, к чертям, разница, оно ведь приносит деньги?

- Опять ты за своё? Нет, сегодня я не в силах с тобой спорить! – С этими словами он бросил счастливому трактирщику увесистую горсть золотых монет, сегодня особенно щедрую, и крикнул ему с порога: «Мне сегодня 23 исполняется, угости всех посетителей за мой счёт!», и усмехнувшись толпе, хлынувшей к стойке, вмиг забывшей ошарашенного барда ради бесплатной выпивки, вышел на улицу.

В лицо подул ночной ветерок, отбросив капюшон на спину, и открыв лунному свету довольно красивое лицо молодого скитальца. Его огненно-карие глаза чётко подчёркивали чёрные, как смоль волосы до плеч. Хоть он и не мог похвастаться наличием толп поклонниц, бегавших за ним хвостом, но часто ловил на себе смущённые девичьи взгляды, тихий шёпот и смех за спиной. Бросив несколько монет нищим около таверны, он двинулся по давно знакомой тропе к своему маленькому домику, оставшемуся после недавней кончины отца лишь на него. В окошках свет не горел, никто не ждал его прихода. Да и кому было ждать? Со смерти родителей единственными гостями юноши были лишь бродячие собаки, которым некуда было идти, всегда находившие приют и желанную косточку у Игниса дома. Но в последнее время, даже собаки забыли юношу. Говорили, что в лесах завелись огромные чёрные волки, которые погрызли всех собак, но мало ли что порасскажут зеваки в таверне. Молодой человек жил на утёсе над деревней, как уже писалось выше, в маленьком одиноком домике. Игнис признавался сам себе порой, что это одиночество ему даже нравится, никто и ничто не мешает ему сесть у окна, разжечь щелчком пальцев свечу и смотреть сквозь окно на далёкие звёзды. Но не сегодня.

- Сегодня мне 23! Сказал юноша огню в камине, и тот приветливо фыркнув, начал кружиться, как будто танцуя на каменном днище. Улыбнувшись, Игнис, достал из-за пазухи краюху хлеба и красивую бутыль. Разломив краюху пополам, он швырнул половину в камин, плеснул туда крепкого рома. И под радостный треск огня поужинал и сам. Затем, хлопнув в ладоши, погасил весь огонь, улёгся на кровать и закрыл глаза.



Глава 2. Звездопад.

Какая сегодня прекрасная ночь. В такие ночи обычно звёзды падают с неба, весело скатываясь по ночному полотну. В небе ни тучки, ни облачка. Только месяц улыбается своей острой улыбкой, как - будто указывая на что-то далеко за небесами. В такую ночь частенько встретишь в садах и бульварах гуляющие влюблённые парочки, идущие в обнимку по аллеям, глазеющие на звёзды. Частенько тишину в тот час прорежет смех девиц, увидевших, как звёздочка, подмигнув, полетела вниз, спешащих крикнуть своему избраннику: «Ты видел, видел, видел это? Я успела желание загадать!!!» Молодые люди, усмехнувшись себе под нос, наблюдают за резвящимися, как дети, любимыми, и лишь крепче обнимают их.

В такие ночи ей хотелось деться куда-нибудь подальше. Рэй сама не понимала, почему всё происходит именно так, но ей издавна, ещё с детства была в тягость вся эта никчёмная радость. А может быть, просто она была одинока, и в такие ночи на неё накатывала тоска. И каждую такую ночь, она приходила к морю, садилась на камень и тихо пела, пела песни прибрежным волнам. Мать наградила её красивым высоким голосом, и она с детства была желанной гостьей у всех любителей музыки, родители даже хотели отдать её певчей в церковный хор и отправить в Королевство, но она отказалась. У неё была совершенно другая, гораздо более туманная мечта. Ей хотелось в море. Хоть она и жила в портовой деревне, основным промыслом которой была рыбалка, она редко выходила в море, так как её отец рано оставил их семью, заболев какой-то заморской лихорадкой. И вот, она снова пришла сюда, к берегу моря. Рэй села на камень, и запела свою самую любимую песню:
Есть где-то остров вдалеке,

Где дивный замок на песке.

И он стоит сто тысяч лет,

В его окошках яркий свет.
И он зовёт, к себе влечёт,

Но рек к нему уж не течёт.

К нему не ходят корабли,

На самый край святой земли.
Казалось, даже волны бились о берег как можно тише, заслушавшись этим дивным пением. Эту песню девушка знала наизусть, часто в детстве мама пела ей её перед сном. Говорят, её муж, довольно известный в прошлом капитан, привёз песню из дальнего плавания, где ему её напел какой-то старый капитан в таверне. Неизвестно впрочем, кто её автор, и сколько этой песне веков, да это уже и неважно за пеленой лет.
Он ночью мой тревожит сон,

Мне снится тот волшебный трон.

И я мечтаю по волнам

Туда умчаться без следа...
Пропев эти строки, она осторожно взглянула на ночное небо, как будто боялась бросить на него взгляд. И тут, прямо у неё на глазах, одна из самых ярких звёзд мигнула, и сначала нехотя, а затем игриво набирая скорость скатилась с небосклона за горизонт.

- Она услышала твоё желание, дитя! Оно обязательно исполнится! – девушка вскочила с камня, как ошпаренная.

- Прости, что напугал, дитя, я боялся потревожить твоё пение, поэтому ты не заметила, как я подошёл…

Сквозь ночную темноту Рэй увидела старика в длинной мантии, сильно хромавшего на левую ногу. Лицо его было увенчано вековыми морщинами, что выдавало в госте довольно мудрого человека. Несмотря на неопрятное одеяние, длинная седая борода старика была прилежно причёсана.

- Здравствуйте! – довольно дружелюбно бросила Рэй, но сердце её ещё не перестало учащённо биться, поэтому получилось как-то резковато.

- Такого чудного голоса я не слышал очень давно, а такого дивного исполнения своей любимой песни никогда в жизни! – старик, казалось, проигнорировал приветствие, и весь его вид говорил о том, что его голову занимают куда более важные дела и мысли, чем трата времени на пустые приветствия.

- Вы знаете эту песню? – девушка была ошарашена.

- Скажу тебе больше, я знаком с её автором. Жизнь подарила мне довольно долгий век, как ты можешь видеть. Увы, он давно уже простился с этим миром. Старик был бы вне себя от счастья, если бы услышал, как ты поёшь эту песню! Да что там он, даже я пустил слезу. – девушка, залившись краской, отвернулась к морю. – Главное, запомни, что я тебе сказал сегодня. Всё - не случайно. Твоё желание исполнится! Сама Паллида упала с неба за его осуществление.

- Спасибо Вам, но что привело Вас сюда так поздно? - Девушка повернулась обратно к незнакомцу, но обнаружила, что на пляже так же пусто и одиноко, как и час назад.


Глава 3. Знамя Дракона.

В прочном пластинчатом доспехе и с верным оружием на поясе в пути гораздо безопаснее. Тем более в это беспокойное время. Слухи идут, будто волки в лесах совсем одичали, бросаются на всё что движется, да и разбойников развелось, глядишь – за деревом тень мелькнула, так готовь свой клинок, или скачи во весь опор. Конечно, если ты путешествуешь не один, а с компанией верных друзей, всё гораздо безопаснее, а если у тебя хватит денег на пару наёмных солдат, то можешь быть спокоен за свою жизнь. Лорд Вент в серебристо-белом доспехе Ордена Дракона скакал по поручению Высокого Лорда в деревню Азер. Задание было простым до безобразия: конвоировать очередной артефакт, принадлежавший Ордену в глубины монастыря на пожизненное хранение. Деревня находилась прямо на границе, окружённая глубокими лесами почти со всех сторон, лишь с севера к ней вплотную прижимались горы. На деревню мрачной тенью надвигался утёс, который, казалось, вот-вот обрушится. На утёсе Вент заметил маленький домик, довольно старый, но вполне уверенно державшийся. Но до деревни было ещё далековато, и рыцарь остановил скакуна, чтобы отдохнуть. Повсюду пели птицы, солнце ласково припекало, отражаясь сотней солнечных зайчиков от зеркально чистой брони.

Вент приклонил колено перед рекой, чтобы напиться с дальней дороги. Плащ неспешно опустился на землю. Серый плащ с изображением огромного Дракона – символа Ордена, был обязательным элементом униформы любого его члена, прошедшего посвящение. Хоть рыцари давно уже не верили в существование этих великолепных существ, облик огнедышащего Дракона не раз всеял страх в сердца их противников. Именно Дракон стал воплощением силы, отваги и мудрости великих воинов короля.

Достав из походной сумки золотую чашу, украшенную алмазной гравировкой, он оглядел её со всех сторон. Действительно, вещица стоит немало. Становится понятно, почему на такое пустяковое задание отправили Лорда Ордена, а ни какого-нибудь мальчишку-сквайра. Хотя Высокие Лорды и говорили о безграничной преданности и вере каждому воину, они отправили везти столь ценный груз проверенного человека, который не скроется с чашей при первой удобной возможности.

- Интересно, сколько, эта штуковина стоит? – бросил Вент в сторону своего скакуна, как будто тот мог назвать ему цену вплоть до монетки. Рыцарь представил, сколько же лет он смог бы жить счастливо со своей возлюбленной Литой далеко-далеко отсюда, и ему сразу стали понятны причины столь сурового отбора на роль кандидата в перевозчики артефакта. Не успел он погрузиться в свои мысли, как воздух в нескольких сантиметрах от его виска прорезала тонкая стрела. Бродячий разбойник явно недооценил свою жертву. Закалённому в боях Венту хватило секунды, чтобы сориентироваться, откуда был произведён выстрел, ещё пары секунд, чтобы прицелиться, и лесную тишину прорезал жалобный стон нападавшего. Короткий кинжал, что всегда был на поясе у рыцаря, всегда служил ему верой и правдой. И вот сейчас, он снова спас ему жизнь. Пройдя сквозь заросли на стон, воин увидел распластавшегося на земле разбойника. Из свежей раны на локте сочилась алая кровь. Кинжал он уже успел вырвать, но рана, по- видимому, была глубокой, и рукой он шевельнуть практически не мог. Воину Ордена хватило беглого взгляда, чтобы понять, что это не наёмный убийца, а всего лишь разбойник, не понявший сам, на кого взвёл лук. Подобрав с земли свой верный клинок, рыцарь удалился. По закону, ему стоило отвезти разбойника для суда, а по закону здешних мест и вовсе прикончить его на месте, но рыцарь посчитал, что бедняга уже получил по заслугам и впредь будет поосторожнее.

Вскочив на своего скакуна, Вент галопом понесся в Азер, где он появился ещё до темноты. Передав чашу стражнику на посту, он, приняв условленную плату в сотню монет серебром, поскакал обратно через лес на встречу ночи. Впрочем, ночь не столь занимала его, как предвкушение скорой встречи со своей любимой, и устало улыбнувшись, он пришпорил своего скакуна. Дракон на сером плаще встрепенулся, и полетел за его спиной.




Глава 4. Воры Великих Лесов.

Довольно редко ночью в непроглядной тьме Великих Лесов можно увидеть свет костров. Дикие звери достаточно опасны для путешествий по нему бродяг, а опытным воинам и нечего забираться в глушь, чтобы посидеть у костра. Но если был замечен костёр, разбойники, воры, бандиты, коих здесь насчитывалось не меньше, чем зверей, слетались к нему, как мотыльки. Обычно, именно таким образом здесь собирались воровские сходки. Ничего хорошего, обычно, в таких местах, как вы понимаете, не обсуждалось, но назначались неплохие цены за головы определённых людей или за украденный предмет. Именно в эту ночь состоялась такая сходка, и Фар, давно уставший от мелких денежных краж и взломов в Азере, спешил туда со всех ног. Быть может, именно в эту ночь он получит работу, которую будет интересно выполнять, да и получит ко всему прочему за неё увесистый мешочек с золотом. В свои 20 лет, Фар успел зарекомендовать себя, как отличный взломщик, почти бесшумный вор и прекрасный стрелок, и многие авторитетные воры обращали на него внимание. Сегодня у костра собралось довольно много молодых и неопытных личностей, как прикинул Фар, старые воры должны опоздать, чтобы показать молодым, что у них много дел, помимо того, чтобы сидеть у костра с новичками, а с заданиями они могли бы справиться и сами.

Но нет, юноша ошибся. Подойдя поближе, он разглядел недалеко от костра, стоявших в тени троих воров довольно высокого ранга, известных своими преступлениями даже за стенами королевского замка. Фар редко видел их на подобного рода сходках, он больше узнавал о их похождениях от очевидцев в трактире. Хотя эти рассказы частенько содержали больше вымысла, из них следовало выделить очень много правды. Чуть поодаль от них, держась за перебинтованную руку, сидел молодой воришка в потрепанной одежде. Весь его вид говорил о том, что он ошибся в выборе жертвы, и эта ошибка ему дорого обошлась. Причём не столько физически, сколько морально. Ему ещё долго придётся слышать насмешки со стороны других воров, от мала до велика, но судьба его не волновала Фара. Скорее волновало расположение неудачника рядом с бывалыми опытными ворами, по которым было видно, что предмет их беседы связан именно с ним. Недолго колебавшись, юноша подошёл к бедолаге и получив утвердительный кивок, присел рядом с ним на корточки.

- Фар! – юноша было протянул руку, но вовремя вспомнил о перебинтованной руке незнакомца.

- Девид – отозвался вор.

- Скажи, кто посмел поднять руку на вора Великих Лесов? – (с красноречием Фар никогда не испытывал проблем).

- Понимаешь, брат – (молодой вор улыбнулся, что было признаком того, что мышеловка красноречия захлопнута, а если бы вы видели сейчас его со стороны, то решили бы, что он улыбается старому другу, с которым не виделся долгие годы), - не по себе я добычу выбрал. Но слишком велико было искушение. Сегодня в лесу днём я увидел рыцаря. Он что-то плёл про какой-то Орден Дракона, - Фар удивлённо приподнял брови, ведь он много был наслышан об этом Ордене, одном из самых могущественных в королевстве. Вор только подивился, как бедняге повезло выжить, - но самое главное – в сумке у него лежала огромная золотая чаша, цены, я полагаю, немалой. Хотел я сорвать самый большой в жизни куш, да не по зубам мне оказался незнакомец. Ему хватило пары секунд, чтобы меня обезоружить, и, вскочив на коня, умчаться дальше в Азер.

Фар представил довольно ярко, сколько может стоить та самая Чаша, если воришка ради неё не пожалев жизни напал на рыцаря из Ордена. Вот оно! Дело! Уничтожив рыцаря и забрав Чашу, он станет одним из самых уважаемых воров в Великих Лесах, а продав её, сможет выручить немалое состояние!

- Скажи друг, кто ещё знает эту историю кроме нас двоих?

- Вон те, трое, в тени. Они очень заинтересовались этой чашей, расспрашивали меня о ней и её местонахождении. Я бы не прочь рассказать, да вот сам почти ничего о ней не знаю.

- Спасибо тебе! – Фар, забыв о ране, хлопнул беднягу по плечу и тот скорчился от боли. – Извини! Ещё увидимся. Запомни моё имя, друг. Возможно, скоро оно будет звучать в голосах всего королевства, столь звонко, сколь звонко не поёт ни одна птица в Великих Лесах. До встречи!

Юноша не мог допустить, чтобы его Чаша была найдена эти тремя ворами раньше, чем им. Кивнув паре своих здешних знакомых, и получив ответный кивок, он незаметно скрылся во тьме лесов.




Глава 5. Таверна.

- Эй, Дил, старый друг, выпей за мой счёт! – Трактирщик был сегодня явно в духе. Ещё бы, не каждый день тебе в руки валится такой подарок – мешочек, до отказа наполненный золотом. Хоть мешочек был и не велик, но Игнис не поскупился на то, что сам имел. Золото для него практически не имело значения, ведь он жил один в своём маленьком доме, но всегда мог рассчитывать на обед у своего приятеля трактирщика. По большому счёту, Дил не видел, чтобы этот молодой человек общался с кем-то ещё во всём Азере. Он, конечно, не был изгоем, многие знали его, и его семью (земля им пухом), и даже уважали, редкий прохожий с ним не здоровался, но у него не было настоящих друзей, с которыми он бы часто проводил время.

- Спасибо, старик, но я сегодня, пожалуй, пропущу. Налей-ка мне лучше чайку. – Дил был явно не в настроении пить в довольно неплохой денёк, да и толпа посетителей то и дело выкрикивала просьбы спеть что-нибудь, так что барду ничего не оставалось, как вылив в горло половину кружки крепкого чаю, вернуться к своим слушателям. Конечно, Дил мог собрать куда большую аудиторию, чем завсегдатаи старой таверны, но он был счастлив любому своему выступлению, и с одинаковой радостью играл под дождём на портовом помосте и в королевских замках. Все разговоры в таверне вмиг прекратились и юноша, бережно обняв пальцами гриф, будто обнимал любимую женщину, ударил по струнам.

Очаг давно горит,

Бокалы полны вина.

И стол накрыт,

Сегодня не до сна.
Поешь и отдохни,

Мой воин молодой,

Спаси и сохрани

Тебя Господь, ведь завтра снова в бой
Песня была знакома каждому посетителю таверны, и на припеве голоса толпы заглушали даже звон гитары:
Через горы высокие,

Сквозь степи далёкие,

Реками быстрыми,

Лесами тенистыми...

Доиграв песню до конца, Дил отвесил поклон под овации публики, и двинулся к своему столику в углу таверны. Тут он заметил человека в чёрном балахоне, стоящего в проёме двери и аплодирующего. Как только юноша уселся, этот человек подошёл и сел возле стойки, поближе к владельцу таверны. Бард появление таких людей в таверне обычно ни к чему хорошему не приводит. Скорее всего, это означает, что воры из Великих Лесов снова что-то вынюхивают в Азере. Быть может, именно сегодня совершится преступление, которое никто и не захочет остановить. Да и кому в такой маленькой спокойной деревеньке нужны проблемы себе на голову? Население давно смирилось с такими расспросами, а у рыцарей королевских Орденов хватало других дел, кроме как гонять воров по лесам. Тем более, что ворам почти нечего было взять в Азере, люди здесь были не слишком богаты, по сравнению с деревнями, расположенными ближе к замкам. Убивать по заказу здесь было и не кого особенно, поэтому поселенцы даже привыкли к этим людям-теням, бесшумно проходящим из лесу к таверне, и обратно в лес. Некоторые частенько появлялись здесь, говорят, многие воры даже жили здесь, в деревне, но никто точно не знал, кто принадлежит к этому тайному сообществу. В любом случае, Дил опасался прихода этих людей в свою родную деревню, и поэтому поспешил скорее покинуть таверну. Открыв дверь, бард чуть не сбил стражника, шедшего в таверну с совершенно счастливым видом. Судя по тому, как он прижимал к себе походную сумку, там было неплохое количество золотых монет, или что-то ещё более ценное для него. Извинившись, юноша забросил чехол обратно за спину и двинулся к дому. Спешить ему было некуда, да и ночь была удивительно тёплой. Поэтому он решил обойти вокруг всей деревни. Окошки в домах приветливо горели, с неба светила огромная луна, и россыпь звёзд как - будто звала к себе, на небо. Говорят, скоро должен быть звездопад. Дил за свои 20 лет никогда не видел, как падают звёзды. Говорят, отсюда звездопада почти не видно, а вот на юге, далеко за Великими Лесами, ближе к морю, их видно лучше всего. Задумавшись над этим, музыкант посмотрел на утёс. В это время тусклый огонёк в доме Игниса погас.



Глава 6. Пират.

- Резвее, черти! – ревел канонир, - Зарядить картечью! Бейте по парусам! Пушечные залпы прорезали воздух. В парусах фрегата королевского флота образовалась целая россыпь рваных дыр.

- Огонь! Стреляйте книппелями, сбейте им мачты! Мы должны уйти!

- Отставить книппели, канонир. Отставить пушки. Мы идём на абордаж. - Из трюма на палубу шагнул капитан. Крики матросов вмиг растаяли в воздухе, и они вытянулись, чуть ли не по струнке.

- Но капитан, мы не выстоим против целого фрегата этих королевских крыс! Нас слишком мало! И наши люди… - В этот миг капитанская шпага рассекла воздух и оказалась у горла канонира.

- Ваша жизнь в моих руках. И если вы погибнете, то сделаете это как бойцы, чёрт побери! Я сказал, НА АБОРДАЖ!

Фрегат медленно остановился, позволив кораблю королевского флота поравняться с ним. Залп крюками на толстых канатах застал врага врасплох. Неудачливые матросы, стоявшие возле борта не успели увернуться, и огромные железные якоря уничтожили немалую часть солдат. Зацепившись крюками, пираты хлынули на борт королевского флота. Звон металла, предсмертные крики и боевые кличи наполнили морской воздух. Капитан медленным шагом двинулся в капитанскую каюту королевского фрегата. Он обезоруживал рыцарей одного за другим за пару секунд и убивал их. Казалось, сама смерть неспешно катилась по кораблю. В глазах человека, которому любой встречный не дал бы и 25 лет, была такая мёртвая пустота, что казалось, посмотревший в эти глаза превращался в камень от страха. Выражение его лица совершенно не менялось, когда он убивал человека за человеком. Выбив дверь, он вошёл в капитанскую рубку. Старый рыцарь поднял глаза на своего убийцу, и похолодел. Его взгляд застыл при виде его мёртвых глаз. Но недолго ему удалось смотреть в них. Тоненький свист шпаги, и его жизнь оборвалась, как тоненькая ниточка. Развернувшись, капитан вышел на палубу.

- Пленных не брать. Связать, и в трюмы, вместе с трупами. У вас есть ровно пять минут на то, чтобы выгрести отсюда всё ценное, что вам понравится. Затем, предать этот корабль огню. Мы отплываем.

Под восторженные крики пиратов, капитан вернулся в свою каюту и заперся в ней. Его не интересовала судьба ни моряков, ни золота, ни своих людей. Лишь ночью он вышел оттуда.

- Капитан! – Канонир, по-видимому, был уже навеселе. Королевский ром славился своей крепостью во всех морях. – Это было отлично, как и всегда! Полная победа! Мы потеряли всего 5 человек! Их тела сейчас в трюме, это были отличные воины.

- Выбросить за борт.

- Что? – канонир трижды переменился в лице?

- Я не должен повторять тебе дважды! Нам не нужен лишний груз на корабле. Выполнять.

В ту ночь, долго слышались пиратские песни, и ром тёк рекой. Лишь один капитан в ту ночь был, как и всегда мрачен и молчалив.





  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет