Книга предназначена всем, интересующимся историей духовной культуры, исследованиями на исторические и лите­ратурные темы, символикой



жүктеу 2.02 Mb.
бет1/12
Дата18.04.2016
өлшемі2.02 Mb.
түріКнига
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
: users files -> books
books -> Что такое быть веганом
books -> Это вы – неповторимый и единственный Ген, определяющий группу крови
books -> Святые ислама
books -> А. М. Тартак Золотая книга-4, или здоровье без лекарств
books -> Благодарность
books -> Джек Керуак. Бродяги Дхармы
books -> Книгах об "Оккультной Философии"
books -> Поэма шести ритмов (чха-дхала). Г. В. Гарин, перевод с хинди, 2007
books -> С. Чаттерджи и Д. Датта введение в индийскую философию
Долгин Ю.И.

ПИФАГОРИЯ
Мистериальные этюды.
М.: "Струна", - 1997. - 192 с. с иллюстрациями.
Обложка - художник Животягов В.Ф., картина "ИСИДА".
Автор книги-исследования "Пифагория", созданной на основе теории качественности чисел Пифагора, Ю.И. Долгин-пифагореец, поэт, математик. Реставрация Учения Пифагора - ­дело всей его жизни.

Впервые в подобном объеме мы можем познакомиться уникальным и по форме, и по сути произведением, в котором использован подход, основанный на синтезе аналитических научных методов, сакральной символике чисел, поэзии.

Книга предназначена всем, интересующимся историей духовной культуры, исследованиями на исторические и лите­ратурные темы, символикой.

ОГЛАВЛЕНИЕ
ПУТЬ В ПИФАГОРИЮ

ПРИТЧИ О ПИФАГОРЕ

БОГИ И ЧИСЛА

ТРИЛИАДА

ДАЛЬ "ФА"

ДРЕВНЕЙШИЙ УЧИТЕЛЬ МУДРОСТИ – ГЕРМЕС ТРИСМЕГИСТ

ЭЗОТЕРИЗМ ВОСЬМЕРИЧНОГО ПУТИ БУДДЫ

ЧЕЛОВЕК САТЬЯ ЮГИ

СИМВОЛИСТИЧЕСКИЕ ИСТОКИ ТВОРЧЕСТВА РЕРИХОВ

ФИЛОСОФИЯ ТАЙНОВЕДЕНИЯ РЕРИХОВ

ЛЕГЕНДА О ЖОНГЛЕРЕ БОГОМАТЕРИ

ИСТИННАЯ ИСТОРИЯ ДОН КИХОТА ЛАМАНЧЕСКОГО, САМОЗАБВЕННОГО БОРЦА С

ОЧЕВИДНОСТЬЮ РАДИ ТОРЖЕСТВА ДОБРА И СВЕТА, В САМОМ КРАТКОМ ИЗЛОЖЕНИИ

ДОН КИХОТ - ИДЕАЛ ГЕРОЯ

ШТРИХИ БИОГРАФИИ

ШКОЛА ЖИЗНИ

ПУТЬ В ПИФАГОРИЮ
"Человек нуждается в равновесии ума и сердца. Сотрудниче­ство есть подтверждение равновесия. Священное число Пифагора есть равновесие Красоты" [Агни Йога]. Именно равновесие ума и сердца заключает в себе данная книга. В ней - Священное число Пифагора и Красота...

Долгин Ю.И. (1918 г. рожд.) - исследователь в области истории духовной культуры, пифагореец, поэт, ученый.

Во время учебы на Литфаке ГПИ в конце 30-х создал вместе со своим другом, выдающимся поэтом Николаем Глазковым, новое ли­тературное направление - "небывализм", к сожалению, мало изучен­ное современными отечественными литературоведами.

Новаторство в поэзии не было для Долгина только "увлечением молодости", он всю жизнь идет "нехоженными путями", которые, однако, имеют глубочайшие духовные корни. Уже в 20 лет интуитивно проявились в его творчестве, тогда еще не осознанные, пифагорейские мотивы. Словно глубинные слои кармической памяти стали выплескиваться в его стихах, чтобы затем (в 60-х годах) стать основным направлением работы зрелого исследователя. А знакомство с трудами Е.П. Блаватской, Н.К. и Е.И. Рерихов, принятие Учения Живой Этики в 1976 г. как бы подтвердили, что это не случайность, но серьезная связь Долгина с пифагорейской традицией и с эзотериче­скими знаниями.

Собирая по крупицам данные из немногих дошедших до нас достоверных источников, изучая наследие Блаватской и Рерихов, Долгин возрождает Учение Пифагора - Великого Учителя и Мысли­теля Древности. Представляемая книга является результатом этого подвижнического труда мыслителя современного.

"Пифагория" представляет собой явление необычное и ориги­нальное в нашей современной литературе. Данный автором подзаго­ловок "мистериальные этюды" побуждает нас задуматься о мистери­альных истоках пифагорейства, а само название книги, чутко­ внимательно прочтенное, - "Пифагор-и-я" проявляет ту глубинную связь, о которой шла речь выше. Зная истинную скромность Юлиана Иосифовича, видишь здесь неожиданно-неслучайное подтверждение мироощущения автора, растворенность ученика в Учителе и его Уче­нии.

Книга состоит из разделов написанных в разные годы и в раз­личных жанрах: статьи, поэмы, короткие (иногда всего несколько фраз) пифагорейские притчи, стихи (весьма органично входящие в статьи и даже в примечания), автобиографические миниатюры. Как в ограненном и отполированном драгоценном камне отражается окру­жающий мир и просвечиваются внутренние красота и стройность, так в данном произведении отразились и философия Великого Грека, и многосторонность творческих интересов его последователя.

Открывают книгу пифагорейские миниатюры и притчи. Пока­зывая легендарного древнегреческого Математика и Мыслителя через некоторые ситуации, они постепенно вводят нас в огромное много­уровневое пространство Пифагории и начинают раскрывать грани таланта Ю.И. Долгина.

Определение поэт-математик не будет звучать странно и не вы­зовет вопросов, если проникнуться пониманием положения Пифагора о том, что "числа правит миром". Но, как слова состоят из букв, так числа - из цифр, каждая из которых отдельный Мир во всеобщем Мире... Герметизм поощряет анаграммный, т.е. буквенно-­перестановочный подход к слову для выявления его истинного значе­ния. В следующем четверостишии автор так анаграммно формулирует понятие "пифагорейцы":

Бог-Слово? Если присмотреться,

Бог-Буква. Вот поэта герб!

Вселенная - ПИФАГОРЕЙЦЫ

Учили - ЦИФРЫ АПОГЕЙ.

Развивая этот тезис, автор проводит параллель Боги - Числа в главах II-VI, составляющих второй раздел книги: "Боги и числа", "Даль "Фа", поэма "Трилиада", статьи о Гермесе и Будде.

Здесь присутствуют аналитические пифагорейско-­математические разработки, содержащие числовые и поэтические прозрения и некоторые открытия, касающиеся упомянутой выше параллели. Сделано это ярко и доказательно, в отличие от некоторых современных поверхностных изысканий, претендующих на роль син­теза "оккультных наук".

В "Трилиаде" Долгин, исходя из того, что число 3 является священным и имеет сущностную и понятийную многозначность, ис­пользует и его, и вообще буквосочетание "три", входящее в различ­ные слова, составляющие тезаурус поэмы. И здесь не механическое обыгрывание внешнего (симметрия, беллетристика, витрина и т.д.), но глубинное ощущение "неслучайности" вхождения слога "три" в кон­кретное слово, а также повод для некоторых исторических экскурсов и для анализа (краткого, метафоричного) современных событий.



И ныне "Три" "Три" иллюстрирует

Пестрит в витринах; Порядок мира,

Сидит внутри; Порой утрирует,

Летит с нейтрино. Так как сатира.

Соединение абсолютного слуха к звучанию слова с видением его внутреннего смысла дает возможность в поэтической форме кос­нуться и духовной мифологии, и математики, и известных литератур­ных сюжетов, и современных нравов.

Следующий раздел, состоящий из 3-х статей, посвящен твор­честву семьи Рерихов.

Говоря о философии тайноведения Рерихов (старших), об их поэтическом творчестве, автор сам поднимается до высот философского осмысления-обобщения, а тщательность и виртуозность примеров, подтверждающих положения статей, говорят о серьезном знании многих эзотерических, исторических и литературных источников, а также о присутствии той незримой области, которая уже приближает к несказуемости, того "нечто", что раскрывает глубинную память, способности, дает идеи и импульсы творчества.

К сожалению, объем данного издания не позволил включить полностью поэму "Данет", небольшой отрывок из которой вошел в одну из глав этого раздела.

Затем идет раздел литературно-философских исследований. Открывающая этот раздел поэма "Легенда о жонглере Богоматери" пересказывает средневековую легенду "на новый лад", но конечный вывод поэмы:



"Был жонглер поэт иль мистик,

Иль философ - до сих пор

Не разгадано. Но истин

До сих пор стоит Собор ", ­-

вневременен и не только определяет отношение автора к таким поня­тиям, как философ, мистик, поэт, но и помогает нам понять его са­мого и его творчество. В Живой Этике говорится: "В дни унижения женщины можно проследить появление Божьей Матери". Тема явле­ния Богоматери имеет истоками некоторые события из жизни автора.

В раздел входят и две работы о Дон Кихоте - персонаже весьма близком автору, начиная от внешне изобразительной линии и кончая сущностным миропониманием. Дон Кихота, который "воевал не с ветряными мельницами, а с очевидностью Майи"1, и выступал как "убежденный служитель и наставник Света, проповедующий Непре­ходящие Истины", автор тоже относит - как идеал героя - к тем, кого можно назвать человеком Сатья Юги.

Завершает книгу автобиографическая тема, которая только на первый взгляд составляет исключение из эзотерической. В поэме, "Школа жизни" автор, впрочем, говорит гораздо больше о своих друзьях и о событиях современности, чем о себе. И в этом отражается не только его скромность, но и принципиальное отношение к себе, к окружению, к жизни. К тому же, имея столь блестящих, талантливых друзей, невозможно умолчать о них, вспоминая прошедшие годы.

___________

1 "Именно борьба против очевидности. Реальность - не оче­видность. Очевидность по всем признакам не отвечает действитель­ности" [Община, 206].
Такой подход, а также обостренное внимание к некоторым со­бытиям- мистическим знакам "на дороге жизни", отразился и в"Штрихах биографии", в чем просматривается перекличка с отноше­нием Н.К.Рериха к "путевым вехам". "Так же точно и в человеческой жизни остаются вехи нестираемые. Обернешься назад и, как с холма, сразу видишь отметки на придорожных камнях. <...> мы оборачи­ваемся пристальнее и ищем, где же те добрые вехи, которые помогли сложить весь последующий путь. Естественно, что к этим добрым ве­хам, первым и поразительным, обращается наше особое внимание"2.

Думается, еще впереди воспоминания о знакомстве и переписке с такими людьми, как А.П. Хейдок - непосредственный ученик Рери­хов, писатель, Н.А.Уранов - автор теперь уже изданных книг" Огненный подвиг", "Жемчуг исканий", поэт Н. Глазков, астрофизики философ А. Зельманов, Л. Брик, А.Крученых. Ю. Тынянов и другими.

Поэт-исследователь, Ю.И. Долгин, возможно, единственный се­годня в нашей стране работающий в воссозданной нм пифагорейской традиции, основанной на теории качественности чисел как фундамен­те мироздания. Он считает, что "необходимо провести границу между Пифагорейским Учением и современной нумерологией, которая не понимает сути этого Учения - универсального единства Тетрады и Монады, выраженного в Клятве пифагорейцев".

Его глубокие, изящно отделанные, с внутренней логикой вы­строенные произведения печатаются во многих журналах и, без пре­увеличения, делают им честь. Так, в сборник вошли специально до­работанные для настоящего издания статьи, ранее напечатанные в журналах "Цигун и спорт"- "Боги и числа" (1993, 4) и "Дельфис" ­три первых новеллы о Пифагоре, "Человек Сатья Юги" (1994, 1), "Дон Кихот - идеал героя", "Древнейший Учитель мудрости -- Гер­мес Трисмегист", "Эзотеризм восьмеричного пути Будды" (1996, 1, 2, 3). Остальные про изведения печатаются впервые, а обширный творческий архив ждет своей очереди и благоприятных издательских воз­можностей.



Н.Е. Кравцева

_____________

2 Н.К.Рерих "Молодому другу". М., МЦР, 1993, с. 11.

Учитель

ПРИТЧИ О ПИФАГОРЕ
З2+42=52
Славлю гений Пифагора!

Славлю Мысли торжество!

Пифагор построил Город:
За основу взял всего

Камень прочный чисел целых.

Площадь в городе - КВАДРАТ;

Здания из КУБОВ сделал;
Крыш - из ТРЕХ УГЛОВ наряд...

Весь в модели самой ранней,

Но и вечной! На Земле

Вырос Град и стал бескрайним.

Мудрость, Мир, Мечта - в Числе.

О ПИФАГОРЕ И КЛЯТВЕ ПИФАГОРЕЙЦЕВ
Среди наиболее загадочных и легендарных великих людей античной эпохи выделяется фигура древнегреческого мыс­лителя и математика Пифагора, жившего в VI в. до н. э.

По преданию, он имел золотое бедро, как метку проис­хождения от солнечного Бога - Аполлона (в символике металлов золото - эмблема Солнца); помнил предыдущие свои во­площения на Земле (подарок Гермеса); путешествовал по Во­стоку, где получил от мудрецов Египта, Индии и Вавилона по­священие в таинства Мистерий; основал Союз пифагорейцев, девизом которого стало изречение Пифагора: "Числа правят миром".

"Тетраксис Пифагора" выражает: клятву Пифагорейцев: Тетрада (четверка чисел) составляет Декаду: 1 + 2 + 3 + 4 == 10, т.е. однозначные (числа первого порядка) - превращаются в двузначное число (первое число второго порядка) - происхо­дит восхождение на новую качественную ступень и возврат к Единому (Абсолюту).

Как основоположник современной теории чисел Пифа­гор приобрел репутацию преимущественно математика, а не философа. Между тем он является таким же Учителем Света, как Будда, Лао-Цзы, Конфуций, Платон, Иисус Христос, однако с тем различием, что учения их имели доступный экзотерический план, а идеи Пифагора принадлежали всецело эзоте­ризму.

О Пифагоре и значении чисел в герметической концеп­ции Мироздания свидетельствуют ведущие авторитеты, знато­ки Сокровенной Мудрости Древних.

"Период, начинающийся с Будды и Пифагора на од­ном конце, и оканчивающийся Нео-Платониками и Гноспш­ками на дpyгoм, является единственным фокусом, остав­ленным в иcтopиu, где соединяются в последний раз яркие лучи света, льющиеся от основ прошлых времен и неза­mемненные рукою ханжества и фанатизма" [Блаватская Е.П. Тайная Доктрина, т. I. Введение].
"Пифагорейцы утверждали, что учение о Числах, главнейшее в Эзотеризме, было открыто человеку Небес­ными Божествами" [Там же, т. I , ч. II, отдел ХII].

"Три мужских бога составляют триаду - Tpимypти, и вместе с добавленной Милитой - Арба или Четыре (тетраксис Пифагора) - эта coвoкynнocть совершенству­ет и символизирует ВСЕ" [Блаватская Е.П. Разоблаченная Изuда].

"Священное число Пифагора есть равновесие Красо­ты" [мир Огненный, II, 133].

"Самая близкая духу наука будет высшая матема­тика, если она понята nравильно" [Иерархия, 162].
ПИФАГОР В ЕГИПТЕ

Когда Пифагор пришел в Египет, чтобы приобщиться сокровенной мудрости египетских жрецов, ему пришлось пред­варительно выдержать экзамен по геометрии, астрономии и астрологии.

Он легко преодолел все трудности известных в то время наук. Испытания завершились двумя философскими вопроса­ми.

Первый вопрос: "Кто наибольший враг человека: зверь, злоумышленник, стихия или болезнь?"

Пифагор ответил: "Ни хищный зверь, ни коварный зло­умышленник, ни бурная стихия, ни изнурительная болезнь не способны причинить такой вред человеку, какой он может причинить и часто причиняет себе сам. Поэтому я отвечаю: наибольший враг человека - сам человек".

Тогда Пифагору предложили второй вопрос: "Кто наи­лучший друг человека?" Пифагор ответил: "Наибольший друг человека - зверь, злоумышленник, стихия и болезнь, потому что в борьбе с ними человек - от рождения самое беспомощное существо на свете - обретает разум и силу и становится в пери­од зрелости самым могущественным обитателем земли".

Египетские жрецы были восхищены проницательностью греческого мудреца и раскрыли перед ним врата Истины.
ПИФАГОР В ИНДИИ
Когда Пифагор пришел в Индию, то обратился к мудре­цам-йогам с просьбой научить его всему, чего он не знает.

- У кого ты учился? - спросил старейший йог.

- До Индии я посетил Египет. Жрецы Мемфиса и Фив были моими Учителями Мудрости.

- Что ты узнал от египетских жрецов?

- Значение и величие чисел.

- Величие чисел измеряется величием богов. Велики ли боги Египта?

- Богиня Изида имеет тысячу имен.

- Тысяча - очень небольшое число: всего лишь единица с тремя нулями. Одни сутки жизни младшего индийского бога Брахмы равны человеческим векам, число которых имеет единицу с девятью нулями; а сутки жизни нашего старшего бога Виранчаны измеряются числом человеческих веков, превы­шающих единицу с тремя десятками нулей. Можешь ли ты на­звать более великого бога, сочетаемого с превосходящим чис­лом?

- Могу. Бога моей родины - Эллады. Аполлон на колес­нице управляет четверкой коней. Это число четыре. Аполлона окружает свита из девяти муз - покровительниц искусств и наук.

А так как ведущий бог творчества - сам Аполлон, то вместе они составляют число десять. "Четыре" и "Десять" - ве­личайшие из всех чисел.

- Это шутка? – спросил старший йог.

- Нет. Это математика, - ответил Пифагор.


ПИФАГОР В ВАВИАОНЕ
Когда Пифагор пришел в Вавилон, то встретился там с халдейскими мудрецами-магами.

- Кто ты, пришелец? - спросил его верховный маг.

- Я Пифагор, уроженец греческого острова Самоса. Пу­тешествую в поисках истинной мудрости, посетил Египет, Ин­дию и пришел в Вавилон. Что я постиг:

мудрость Греции - Гармония и Красота;

мудрость Египта - Тайна и Число;

мудрость Индии - Время и Душа;

мудрость Вавилона - Звезды и Судьбы.

Я слышал: вы учите, что судьбы людей зависят от поло­жения звезд?

- Это поверхностное и потому превратное представление о нашем миропонимании. Если передать суть нашего учения несколькими словами, мы учим, что все сущее образует единое Кольцо и самое далекое связано с самым близким: мельчайшая песчинка на дне моря и неведомый мир в пучине космоса; оди­нокий человек на земле и зодиакальное содружество звезд на небе; любовь, согревающая сердце, и холодный хаос на другом конце Вселенной. В кольцо всего сущего равно входят камни, растения, животные, люди, боги, планеты, звезды, чувства и мысли. Приемлешь ли ты истину Кольца всего сущего, прише­лец?

- Приемлю. Но Кольцо всего сущего находится на ука­зующем персте Числа.


ЗАГДАКИ СФИНКСА
К Сфинксу явился неизвестный, сказал, что он матема­тик и готов разгадать все загадки.

- Я задаю одну-единственную загадку. Если ты не разга­даешь ее, то будешь растерзан мной Если разгадаешь - я бро­шусь в море. Устраивает тебя это условие?

- Нет. Разгадать только одну загадку мне неинтересно.

Согласен на четыре.

- Ты самонадеянный математик, - усмехнулся Сфинкс. ­Принимаю твое предложение, но пеняй на себя! Вот загадка по твоей специальности: кто такие числа?

- Правители мира.

- Допустим. В числах ты разбираешься. Проверим те­перь, хорошо ли разбираешься в мыслях: кто умнее всех людей?

- Сфинкс.

- Несомненно. Иначе не стоило бы мне называться Сфинксом. Даю третью загадку: кто умнее Сфинкса?

- Человек.

- От кого погибнет Сфинкс?

- От того, кто знает все обо всем и ничего о себе.

- Я проиграл, - изрек Сфинкс. - Но не могу покончить с собой, ибо должен погибнуть от человека, ничего не знающего о себе. Ты же знаешь себя достаточно. На прощанье назови мне имя твое, мудрый незнакомец.

- Пифагор, - ответил математик.


ТАЙНА ПРИРОДЫ

Однажды Пифагора спросили:

- Истина о строении природы проста или сложна?

Пифагор ответил:

- Все, что просто или сложно, - неистинно. Истина сложно-проста. Природа, как нагая Афродита, доступна для всех глаз. И, как Изида за Семью Покрывалами, непроницаема для очей.
ЯЗЫК ВСЕЛЕННОЙ
Ученики Пифагора знали, что их Учитель о чем-то раз­говаривает со Вселенной.

Однажды они набрались смелости и обратились к Нему с просьбой: "Учитель! Если Богами это дозволено, расскажи нам, что говорит тебе Вселенная."

Пифагор ответил: "Боги запрещают рассказывать о Них, но не о Вселенной. Вселенная же ничего не скрывает. Од­нако то, что Вселенная говорит человеку, так же отличается оттого, что человек рассказывает о Вселенной, как язык Вселен­ной отличается от языка человека. Прежде чем услышать и по­нять речь Вселенной, необходимо овладеть Ее языком".

ЧИСЛО МИРОВ
Один раз в жизни Пифагор не ответил на вопрос. У него спросили: "Сколько в Мироздании Миров?" Пифагор сказал: "Я мог бы назвать абсолютно точное число, но не хочу никого обманывать. Это не в моих правилах. В Мироздании столько Миров, сколько Миражей".
ЗАКОН ЗАГАДОЧНОСТИ

Однажды Пифагору сказали: "Истина должна быть одна. Почему же у каждого мудреца картина мира отличается от картин других мудрецов?"

Пифагор ответил: "Все мудрецы стремятся к максималь­но гармоничной картине мира. Но непрерывный процесс по­знания прекратился бы, если б кто-то нашел исчерпывающ гармоничную картину. Поэтому в Природе наряду с Законом Гармонии существует Закон Загадочности, по которому – чем выше Гармония, тем больше в ней загадочных неувязок. Именно Закон Загадочности обеспечивает беспредельность позна­ния".
ВСЕВЫШНИЙ ОБМАНЩИК

Два ученика Пифагора просили его решить спор.

Один утверждал, что Бога обмануть нельзя, а другой ­можно.

- Оба вы правы и не правы, - ответил Пифагор. – Бога можно обмануть, когда он желает быть обманутым.

- В каком случае Бог желает быть обманутым?

- Вот это Бог не позволяет знать никому.


ШАРАДА
При переводе с одного языка на другой непередаваема или малопередаваема игра слов.

Пифагор иногда ради формулативного выражения мыс­ли пользовался игрой слов.

Мы попытались найти русский эквивалент греческой игре словами.

Пифагора спросили:

- Почему на Земле добро и зло так переплелись, как в запутанной шараде? И почему так часто зло берет верх над добром?

- Потому, что земной шар пока еще шар ада, а не рая.


РОК И УРОК
Однажды человека, не замеченного ни в одном дурном поступке, поразила насмерть молния. Многих этот случай привел в недоумение и замешательство.

У Пифагора спросили:

- За что порядочного и добродетельного человека пока­рал Зевс?

Пифагор ответил:

- Человек сам кузнец своего счастья, но молот вручает ему рок. Почему происходит что-то непонятное людям? Пото­му, что оно понятно Богам. Сверху виднее.
ПИФАГОР О ДРУЖБЕ

Однажды у Пифагора спросили: "Может ли быть нерав­ноправная дружба?"

Пифагор ответил: "Дружба - это всегда неравноправие.

В натуральном числовом ряду нет двух равных чисел. Люди находятся на разных ступенях лестницы нравственного и ду­ховного развития. При взаимной симпатии тот, кто на более высокой ступени, спускается к тому, кто на ступени пониже. Поэтому дружба есть всегда снисхождение".


"ИЗУМРУДНАЯ СКРИЖАЛЬ" ТОТА

Некто, претендующий на ученость, побывал в Египет­ском царстве и, вернувшись в Грецию, специально по этому поводу посетил Пифагора.

- Великий Пифагор! Я был в храме Бога Тота и читал папирус с текстом его "Изумрудной скрижали". Изречения То­та содержат глубокую мудрость, но ничего неизвестного мне я там не нашел.

- Ты читал папирус построчно?

- Да. И ни единого иероглифа не пропустил.

- А между строк ты читал?

- Нет. Так читать я не умею.

- Тогда все понятно. Мысли, великоватые для иерогли­фов, пишутся между строк, но вместить их могут только про­сторные головы.



ИДЕАЛЬНАЯ ФИГУРА
У Пифагора был безнадежно бестолковый ученик, с ко­торым ему пришлось расстаться.

Один из доверенных пифагорейцев сказал Учителю:

- Ты поступил разумно. Но по-доброму ли? Ведь он про­падет без твоего руководства!

- Напротив - будет в выигрыше, - возразил Пифагор. ­

Я сделал доброе дело. Среди глупцов - а их подавляющее большинство - он окажется на своем месте. Шар – идеальное тело в пространстве; круглый дурак - идеальная фигура на Земле.
ДВУНОГИЙ ОСЕЛ

Однажды известный глупец Нелепий спросил у Пифаго­ра: правда ли, будто Пифагор учит, что добродетельные и ра­зумные существа могут быть пифагорейцами?

Пифагор подтвердил.

- А Боги?

Пифагор сказал, что Гермес Трисмегист, мудрейший из Богов, и Аполлон, наиболее гармоничный из Них, - высочай­шие примеры пифагорейских идеалов.

- А животные?

Пифагор объяснил, что хотя по видимости люди весьма отличаются от животных, в сущности все живое едино, ибо в любом организме находится бессмертный дух. Значит, добрые

и умные животные могут быть пифагорейцами.

- А ослы?

- И ослы тоже, не слишком упрямые и не чересчур само­любивые.

- Почему же я не могу быть пифагорейцем? Ведь все говорят, что я осел!

- Четвероногие ослы могут быть пифагорейцами, а дву­ногие - нет, - ответил Пифагор.


ПОСПЕШИШЬ - ЛЮДЕЙ НАСМЕШИШЬ

Однажды к Пифагору пришел юноша.

- Я хочу научиться мудрости, - сказал он, - но как мож­но скорее. У меня есть способности. Я уверен, что за 3-4 урока сумею стать пифагорейцем.

- Охотно верю, что у тебя есть способности, - ответил Пифагор, - но совместимы ли они с неторопливой мудростью, если ты стремишься достичь финиша с помощью поспешного бега? Уж очень ты прыткий. Быть тебе бегуном, а не мудрецом.


МАТЕМАТИКА И ЛЮБОВЬ
Одна из учениц Пифагора, не сумев сдержать свое вос­хищение Учителем, однажды воскликнула:

- Вы совершенство!

- Вы такое же совершенство, как я, - ответил Пифагор. Вне себя от радости, она осмелилась после лекций про­водить Пифагора.

Ученица провожала Учителя несколько раз, но стала за­мечать, что Он все реже и реже предоставляет ей эту возмож­ность.

- За что я заслужила Вашу немилость? - с огорчением спросила она.

- О какой немилости Вы говорите? – удивился он. - Я следую закономерности. Если бы Вы достаточно знали мате­матику, то не задали бы мне такого вопроса. Совершенные числа встречаются чем дальше, тем реже.


ПУСТАЯ ПОЛОВИНА ОРЕХА

Пифагор сказал ученику:

- Могу тебя обрадовать. Твоя формула решает половину задачи. И огорчить. Ты нисколько не приблизился к цели.

- Как это понять, Учитель? Ведь решение половины за­дачи наполовину приближает к полному решению?

- Половины бывают разные. Если зернышко ореха нахо­дится в одной его половине, то другая половина пустая.
ЛУЧШИЙ УЧЕНИК

Будущий лучший ученик Пифагора на вступительном экзамене отвечал Учителю.

- Сколько будет дважды два?

- Четыре.

- Трижды три?

- Девять.

- Четырежды четыре?

- Шестнадцать.

- Ты знаешь все. Зачем тебе учиться на пифагорейца?

- Чтобы понять, почему дважды два - не четыре, трижды три - не девять, а четьrpежды четыре - не шестнадцать.


ПОСЛЕДНИЙ ЭКЗАМЕН
В школе Пифагора проходили испытательный стаж два ученика: Недорий и Дарений.

Когда настал срок посвящения в пифагорейцы, Пифагор вызвал Недория.

- Ученик! Я не хочу огорчить тебя, но ты не можешь быть пифагорейцем. Прощай!

- Как?! - воскликнул Недорий. - Я за четыре года не пропустил ни одной лекции учителей, выполнил все задания, и ни разу не вступил в спор со старшими. Твое решение неспра­ведливо!

Пифагор молчал.

Не добившись от него ни единого слова, Недорий в пол­ном отчаянии ушел.

Потом Пифагор вызвал Дарения.

- Ученик! Я не хочу огорчить тебя, но ты не можешь быть пифагорейцем. Прощай! Дарений почтительно поклонился и направился к выхо­ду.

- Вернись! - сказал Пифагор. - Ты выдержал последний экзамен и принят в Союз пифагорейцев.
ПИФАГОР И РЕБЕНОК
Богач Никий устроил в честь Пифагора пир, на который пригласил всех замечательных граждан города Кротона.

Гости, желая угодить хозяину и произвести благоприят­ное впечатление на Пифагора, говорили знаменитому матема­тику и мыслителю только то, что, по их мнению, соответство­вало учению пифагорейцев.

Ненасытная куртизанка, менявшая мужчин 365 раз в го­ду, восторгалась добродетельной супружеской жизнью; пуза­тый чревоугодник, обжиравшийся с утра до вечера, доказывал преимущества умеренного питания и вегетарианского стола; алчный меняла, нажившийся на разорении доверившихся ему бедняков, заявлял себя сторонником общности имущества; беспринципный философ, руководствовавшийся в своих сообра­жениях нравом очередного тирана, при дворе которого он подвизался, выступал как убежденный приверженец независимости духа и т.д. и т.п.

Пифагор молча слушал и никак не реагировал на эти ре­чи.

Вдруг в пиршественный зал вбежал малый ребенок, при­влеченный шумом празднества. За ним - перепуганная рабыня, намеревавшаяся увести младенца. Но Пифагор спокойным же­стом руки остановил ее и подозвал малыша.

Ребенок подошел к столу. Тогда Пифагор снял с головы лавровый венок, взял пирожное со стола и предложил младен­цу: "Возьми то, что хочешь" малыш без колебания взял пи­рожное. Гости захохотали. "Чего вы смеетесь? - спросил Пи­фагор. - Все мы - младенцы перед лицом истины, но не каж­дый из нас способен честно признать, что предпочитает венку славы пирожное".


САЫШАЛ ЗВОН
До древнегреческого города Ахинеи дошел слух об Учителе Пифагора. Но никто из местных мыслителей толком не знал, в чем оно заключается. Дабы разобраться что к чему, от­рядили ахинейского мудреца в город Кротон, где Пифагор от­крыл школу.

Мудрец присутствовал на лекции Пифагора, однако ни­чего не понял. Он постыдился обратиться за разъяснением к великому Учителю и спросил его ученика, может ли тот в двух словах сформулировать суть Учения Пифагора?

Ученик ответил: "Музыка сфер".

Мудреца ответ не вполне удовлетворил.

Он спросил другого ученика и услышал: "Гармония ми­ров".

Третий сказал: "Созвучие чисел".

С тем мудрец и вернулся в Ахинею, а когда местные мыс­лители потребовали отчета, ограничился краткой репликой: "Учение Пифагора? Говоря одним словом - звон!" И удалился,

оставив всех в недоумении.

Вот откуда повелась поговорка: слышал звон, да не знает, откуда он.



ТЕОРЕМА ПИФАГОРА
Величайший мудрец древности, Пифагор, никогда не бросал слов на ветер. Каждое его слово имело явный для всех и предназначенный для посвященных философский, математический, поэтический и астрономический смысл. Поэтому ученик Пифагора Дарений, обнаружив как-то своего Учителя в оди­ночестве под деревом, был несказанно удивлен: Пифагор чер­тил палкой на земле прямоугольный треугольник и пел при этом что-то непонятное...

- Высокочтимый Учитель! - воскликнул Дарений. - Кого Вы обучаете геометрии, да еще песней? Ведь вокруг никого нет.

- Ты ошибаешься, - возразил Пифагор, - вокруг меня много всякой живности, видимой и невидимой на глаз. На зем­ле ползут букашки, в воздухе вьются мотыльки. А пою я пото­му, что им доступнее мелодия, чем речь. Теорема прямоуголь­ного треугольника не ограничивается геометрическим смыс­лом. Она всеохватна и постижима на трех уровнях бытия ­Божественном, Человеческом и Природном - разными педаго­гическими приемами.

На Природе я преподаю теорему приемлемым для Природе способом.



  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет