Конфликты в тропической африке



жүктеу 0.64 Mb.
бет1/8
Дата26.04.2016
өлшемі0.64 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8


МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ
Нижегородский государственный университет

им. Н.И. Лобачевского

О. А. Колобов

М. А. Осминина

КОНФЛИКТЫ В ТРОПИЧЕСКОЙ АФРИКЕ

Хрестоматия

Рекомендовано методической комиссией Института международных отношений и мировой истории для студентов ННГУ, обучающихся по направлениям подготовки: 41.03.05 «Международные отношения»

Нижний Новгород

2015

УДК 327.51



ББК 66.4
КОЛОБОВ О. А., ОСМИНИНА М. А. КОНФЛИКТЫ В ТРОПИЧЕСКОЙ АФРИКЕ. Хрестоматия. – Нижний Новгород: Нижегородский госуниверситет, 2015. – 45 с.

Рецензент: кандидат экономических наук, доцент кафедры экономики и управления Нижегородского государственного университета им. Н.А.Добролюбова Журба Михаил Васильевич


Хрестоматия представляет собой подборку текстов, посвященных современным проблемам африканистики и упражнений к ним, предназначенных для обучения студентов 3 курса навыкам анализа обработки информации и формирования общей картины африканского континента. Пособие может быть использовано как в аудиторной работе, так и для самостоятельной подготовки студентов.

УДК

327.1


ББК

66.4


© Нижегородский государственный

университет им. Н.И. Лобачевского, 2015
Содержание

Есть еще порох в пороховницах? 4

Война в Мали: путь в никуда 9

Вторжение в Мали: главное – не навредить 15

Независимый Азавад 19

Путч в Мали: причины и последствия 24

Государственный переворот в Гвинее-Бисау 30



Новые вызовы безопасности в Камеруне: терроризм как угроза
политической стабильности 38

Есть еще порох в пороховницах?



Никита Мендкович. Эксперт Центра изучения современного Афганистана, эксперт РСМД

После обострения ситуации в Мали появилось немало работ, посвященных геополитической и этнической составляющим конфликта. Однако канва чисто военных событий пока выпадает из поля зрения исследователей. Между тем французская военная операция в Мали – очень важный пример самостоятельного вооруженного вмешательства Евросоюза в политические процессы в странах «третьего мира».

В 2003 г. ЕС уже осуществлял миротворческую миссию в Конг и до сих пор поддерживает международные силы в Афганистане. Однако обе операции считались неудачными, что ставило под сомнение способность стран Западной Европы к ведению самостоятельной военной политики, без поддержки США, «главного локомотива» НАТО. Операция в Мали, проведенная Вооруженными силами Франции при ограниченной поддержке других стран, стала исключением.

Перемены в Азаваде

В последние десятилетия обстановка в Азаваде (северной части Мали) оставалась нестабильной из-за сепаратистских устремлений местных туарегов, организовавших серию национальных восстаний. Обострение ситуации произошло после гражданской войны в Ливии, которая вызвала массовую эмиграцию ливийских туарегов в Западную Африку. Вместе с потоком иммигрантов в Азавад попали запасы оружия, захваченного на ливийских военных складах.

В 2012 г. сепаратистское движение усилилось, причем подчиняющиеся Бамако войска все чаще оказывались не в состоянии эффективно ему противодействовать. К весне потери армии Мали в результате боев и дезертирства превысили тысячу человек при общей численности национальной армии – менее 8 тысяч. Повстанцам-туарегам удалось установить контроль над ключевыми городами севера страны, включая Гао и Тимбукту.

В середине 2012 г. произошли значительные перемены в самом Азаваде. Контроль над регионом перешел из рук относительно светского Национального движения за освобождение Азавада (НДОА) к группировке радикальных исламистов «Ансар ад-Дин», связанной с «Аль-Каидой». Исламистам удалось вытеснить отряды НДОА на периферию и стать основной военной силой в Азаваде. Их численность сегодня достигает 10–12 тыс. боевиков.

«Ансар ад-Дин» устанавливает собственный режим в северном Мали, причем он довольно близок к порядкам, введенным в Афганистане движением Талибан. На оккупированных территориях под запретом оказывается музыка, вводятся наказание отсечением конечностей и принципиально новые правила жизни. Судопроизводство провозглашается шариатским и ведется на арабском языке, которым не владеет большая часть населения Азавада.

Поход на Бамако

К январю 2013 г. ситуация стала критической. Азавадские исламисты развернули наступление на южные районы Мали, которое могло завершиться окончательным распадом страны и захватом неазавадских территорий с целью их включения в формирующийся «эмират». На Юг наступали две моторизованные колонны численностью 1200 боевиков. Им удалось захватить несколько городов, включая Диабали и Кону.По сообщениям прессы, отряды террористов скрытно проникали в населенные пункты с пассажирским транспортом до того, как основные силы наносили удар извне, что позволяло дезорганизовать правительственные войска.

Кризис в Мали представлял угрозу и для Франции, имевшей собственные экономические и геополитические интересы в этой стране. В связи с этим было принято решение направить в регион французский военный контингент, который мог бы поддержать правительство Мали. Конечно, текущий кризис во многом являлся результатом агрессии НАТО против Ливии, поддержанной предыдущим французским президентом, однако в январе 2013 г. официальному Парижу приходилось иметь дело с исторической данностью.

Ввод в страну до 5 тыс. французских военных при поддержке ВВС позволял кардинально изменить баланс сил в пользу официального Бамако и повлиять на весь ход войны. Ввести войска в Мали планировали и некоторые африканские государства. В ходе январских событий о готовности вмешаться заявили также Великобритания и Германия. Однако главную роль в разгроме боевиков сыграла именно Франция.



Французский блицкриг



Франция направила в Мали контингенты ВВС, морской пехоты и воздушно-десантных войск, причем большая часть подразделений имела большой опыт деятельности в Африке. В первый бой французам пришлось вступить в районе Кону, который пытались освободить малийские войска. Главную роль в боях сыграла французская авиация – «Миражи» и вертолеты «Газель». Два вертолета были подбиты боевиками, причем пилот одного из них погиб. В общей сложности в боях за этот городок погибли более 100 человек, большинство из которых были боевиками. По некоторым данным, французским десантникам пришлось участвовать и в наземных боях, однако подтверждений этой информации нет.

Затем французская авиация нанесла удары по складам и тренировочным лагерям террористов в Тимбукту и в окрестностях Гао. Точность ударов во многом была обеспеченауспехами разведок НАТО (преимущественно спутникового и воздушного наблюдения).

После этих событий сопротивление исламистов было сломлено. Их отряды стали выходить из крупных городов, что позволяло перешедшей в наступление французско-малийской коалиции брать их практически без боя. К концу января была освобождена большая часть Азавада. Последним пал город Кидал, о захвате которого объявило НДОА, попытавшееся войти в число победителей малийской войны. Однако основными силами, контролирующими Азавад, стали французская армия и поддерживаемые ею силовые структуры Мали.

Что дальше?

После вмешательства Франции активная фаза войны в Мали достаточно быстро завершилась. Но это не означает полного уничтожения сил исламистов, которые, видимо, учитывая афганский опыт, вывели свои мобильные отряды из-под удара наступающей французской группировки и начали подготовку к партизанской войне. По некоторым данным, подпольные базы боевиков уже созданы в окрестностях Кидала. Точная численность их обитателей неизвестна, но предположительно «Ансар ад-Дин» удалось сохранить в своих рядах, по крайней мере, тысячу боевиков, готовых к партизанским вылазкам против малийских и иностранных войск.

В феврале боевики осуществили серию террористических атак в районе Гао. Из других регионов поступает информация о подрывах военных экипажей, что можно расценить как началоминной войны. Власти Мали готовятся к партизанской войне, насколько это позволяет состояние государственных институтов. Силовики пытаются не допустить «расползания» боевиков по стране, введено патрулирование возможных маршрутов перемещений радикальных исламистов, открыты телефоны доверия для местных жителей.

Не исключено, что Бамако попытается использовать войну и террористическую угрозу для подавления сепаратистского движения на Севере. Уже в ходе боев официальная прессарассматривала «Ансар ад-Дин» и НДОА как союзные организации, хотя еще в самом начале войны НДОА заявило оподдержке французской интервенции. Некоторые опасные тенденции зафиксированына низовом уровне. Сообщается, что в Азаваде произошли стихийные расправы над этническими туарегами и арабами, в которых участвовали и военные, и местные жители.

Маловероятно, что в Мали повторятся печально памятные события, произошедшие в Руанде, однако гуманитарная ситуация после завершения активной фазы боев не может не внушать тревогу. Кроме того, важно не забывать афганский опыт, который свидетельствует о том, что массовые репрессии со стороны победителей и этнические гонения стимулируют вспышки партизанской войны против официальных властей и их иностранных союзников.

Промежуточный успех

Таким образом, операция в Мали опровергла давнее представление о низкой эффективности европейских армий. Несмотря на сокращения военных бюджетов и слабый боевой дух, продемонстрированный многими европейскими контингентами в Афганистане, конфликт в Азаваде свидетельствует о том, что страны Евросоюза умеют воевать, когда под угрозой оказывается традиционная зона их национальных интересов.

Оперативная переброска войск и техники в зону конфликта, умелая организация тылового обеспечения, низкие потери, эффективное использование авиации, позволившее быстро уничтожить основную тыловую инфраструктуру террористов, – все это является несомненной демонстрацией силы французской армии.

Показательно, что Франция во многом повторила стратегическую схему, примененную НАТО в Афганистане и Ливии, где главной функцией иностранных войск оставалась авиационная поддержка наземных союзников, взаимодействие с которыми обеспечивали группы спецназа, прикомандированные к наземным частям ненатовских союзников. Исключением могут служить бои за Кону.

Разумеется, война еще не закончена – это признал и французский президент Франсуа Олланд в ходе визита в Бамако. По его словам, Франция намерена продолжать свою работу в Мали, пока сами африканцы «не будут готовы ее заменить». Кроме чисто военной помощи, французы, скорее всего, будут инвестировать собственные средства в Азавад с целью улучшения социально-экономической ситуации в провинции. Стоит отметить, что здесь сосредоточены месторождения урана, фосфора, молибдена, меди и серебра, разработка которых может быть финансово привлекательной.

Успех в Азаваде, равно как и военная победа в Ливии, могут означать, что европейские державы собираются проводить все более активную политику в Африке, возможно, в чем-то копируя американские подходы к ситуации в Южной Америке – традиционной зоне влияния США.

Вместе с тем не следует забывать, что страна уже вступила в партизанскую фазу войны с терроризмом. В рамках этого этапа боевых действий французской армии и ее союзникам придется решать в Мали принципиально иные задачи, о сложности которых судить пока рано.

http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=1440#top-content
Задания

  1. В чем заключаются перемены в Азаваде?

  2. Каков ход и результаты похода на Бамако?

  3. Каков вклад Франции в военную операцию в Мали?

  4. Каковы прогнозы развития ситуации?

  5. Можно ли назвать военную операцию в Мали успешной и почему?





  1   2   3   4   5   6   7   8


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет