Контрольная работа по курсу «Политология»



Дата17.04.2016
өлшемі261.69 Kb.
түріКонтрольная работа
НЕГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

«СМОЛЕНСКИЙ ИНСТИТУТ БИЗНЕСА И ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА»

 

  

 



 

  

 



Контрольная работа по курсу

«Политология»

на тему: «Авторитарные режимы в современном мире»


Выполнил студент гр.

Проверил доц., КИН 

Летуновский Петр Васильевич

 

 



 
 

Смоленск, 2011 г.



СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ  3

1. Сущность, признаки и особенности авторитарного политического режима  5

2.Типы  авторитарных режимов  7

3. История существования авторитаризма в различных странах  11

4. Авторитарные режимы  в современном  мире.  16

ЗАКЛЮЧЕНИЕ  20

Список  литературы  21 
 

 

    



ВВЕДЕНИЕ


    Термин  «авторитаризм» был введён в научное обращение теоретиками Франкфуртской  школы, означал определенный набор  социальных характеристик, присущих как  политической культуре, так и массовому  сознанию в целом.

    Сейчас  под авторитаризмом понимается политический режим, при котором неограниченная власть сконцентрирована в руках одного человека или группы лиц. Такая власть не допускает политической оппозиции, но сохраняет автономию личности и общества во всех неполитических сферах.

    Сохраняются авторитарные режимы с помощью аппарата принуждения и насилия. Власть, подчинение и порядок ценятся при авторитарном режиме правления больше, чем свобода, согласие и участие народа в политической жизни. В таких условиях рядовые граждане вынуждены платить налоги, повиноваться законам без личного участия в их обсуждении.

    Слабые  стороны авторитаризма – полная зависимость политики от позиции  главы государства или группы высших руководителей, отсутствие у  граждан возможностей предотвращать  политические авантюры или произвол, ограниченность политического выражения  общественных интересов.

    Существующие  в авторитарных государствах демократические  институты реальной силы в обществе не имеют. Легализуется политическая монополия  одной партии, поддерживающей режим; исключается деятельность других политических партий и организаций. Отрицаются принципы конституционности и законности. Игнорируется разделение властей. Происходит строгая централизация всей государственной  власти. Главой государства и правительства  становится лидер правящей авторитарной партии. Представительные органы на всех уровнях превращаются в декорацию, прикрывающую авторитарную власть.

    Авторитарный  режим обеспечивает власть индивидуального  или коллективного диктата любыми средствами, в том числе прямым насилием. Вместе с тем авторитарная власть не вмешивается в те области жизни, которые непосредственно не связаны с политикой. Относительно независимыми могут оставаться экономика, культура, межличностные отношения, т.е. в ограниченных рамках функционируют институты гражданского общества.

    Достоинство авторитарного режима – высокая  способность обеспечивать политическую стабильность и общественный порядок, мобилизовать общественные ресурсы  на решение определенных задач, преодолевать сопротивление политических противников, а также способность решать прогрессивные  задачи, связанные с выходом страны из кризиса. Так, авторитаризм был желаемым режимом в ряде стран после  Второй мировой войны, на фоне существовавших в мире острых экономических и  социальных противоречий.

 

    



  1. Сущность, признаки и особенности авторитарного политического режима


    Признаки  авторитарного режима:

  • автократизм или небольшое число носителей власти (монарх, диктатор, военная хунта, олигархическая группа);

  • не подконтрольность власти народу, сужены или сведены на нет действия принципов выборности государственных органов и должностных лиц, подотчётность их населению;

  • игнорируется принцип разделения властей, глава государства, исполнительная власть доминируют, роль представительных органов ограничена;

  • монополизация власти и политики, недопущение реальной политической оппозиции и конкуренции (иногда отсутствие разнообразных политических институтов может быть следствием незрелости гражданского общества либо недоверия партиям со стороны населения);

  • отказ от тотального контроля над обществом, невмешательство или ограниченное вмешательство во внеполитические сферы, прежде всего в экономику;

  • в качестве методов государственного управления доминируют командные, административные, в то же время отсутствует террор, практически не применяются массовые репрессии;

  • права и свободы личности главным образом провозглашаются, но реально не обеспечиваются (прежде всего, в политической сфере);

  • личность лишена гарантий безопасности во взаимоотношениях с властью;

  • силовые структуры обществу практически неподконтрольны и используются подчас в политических целях. 1

    При этом отсутствие какого-либо признака не снимает с режима клеймо авторитарности, равно как и по одному признаку нельзя судить об авторитарном характере режима. По этой причине зачастую вопрос о политическом режиме в стране является спорным. Нет единых критериев авторитаризма.

    Автократия (от греч. autokrateia - самодержавие, самовластие) не требует демонстрации преданности со стороны населения, как при тоталитаризме, ей достаточно отсутствия открытого политического противостояния. Однако режим беспощаден к проявлениям реальной политической конкуренции за власть, к фактическому участию населения в принятии решений по важнейшим вопросам жизни общества. Авторитаризм подавляет основные гражданские права.

    Из  этого можно сделать вывод, что  авторитарный режим близок к тоталитарному по политическому признаку, а к демократии — по экономическому, т.е. люди, не имея политических прав, имеют всю полноту экономических прав.

    Для того, чтобы сохранить неограниченную власть в своих руках, авторитарный режим осуществляет циркуляцию элит не путем конкурентной борьбы кандидатов на выборах, а кооптацией (волевым  введением) их в руководящие структуры. В силу того, что процесс передачи власти в подобных режимах осуществляется не путем установленных законом процедур замены руководителей, а насильственно, эти режимы не являются легитимными. Однако, несмотря на отсутствие поддержки со стороны народа, автократии могут существовать длительное время и достаточно успешно. Они способны эффективно решать стратегические задачи, несмотря на свою нелегитимность. Примером подобных эффективных с точки зрения осуществления экономических и социальных реформ могут быть авторитарные режимы в Чили, Сингапуре, Южной Корее, Тайване, Аргентине, странах арабского Востока.

 

    


    2.Типы  авторитарных режимов


    Существуют  разные виды типологий авторитарных режимов. Но все они примерно схожи и изменяются в зависимости от выражения авторитаризма в .

    Одна  из типологий авторитарных режимов  принадлежит немецкому политологу Д. Берг-Шлоссеру. Он выделяет следующие разновидности авторитаризма.



  1. Традиционные абсолютистские монархии (примеры: Эфиопия до 1947 г., Непал до 2007 г., Марокко, Саудовская Аравия и другие).

    Традиционные  абсолютистские монархии - режимы, в которых отсутствуют разделение властей, политическая конкуренция, власть сконцентрирована в руках узкой группы лиц, господствует идеология аристократического класса.

  1. Традиционные авторитарные режимы олигархического типа. Характерны для стран  Латинской Америки  (примеры:  Гватемала,  Никарагуа до 1979 г. и другие). Как правило, экономическая и политическая власть при таких режимах сосредоточена в руках нескольких влиятельных семейств. Один лидер сменяет другого при помощи переворота или фальсификации итогов выборов. Элита тесно связана с церковью и военной верхушкой (например, режим в Гватемале).

  2. Гегемонистский авторитаризм новой олигархии создавался как режим, выражавший интересы компрадорской буржуазии, т.е. той части буржуазии экономически отсталых, зависимых стран, которая осуществляла посредничество между иностранным капиталом и национальным рынком. Такие режимы существовали при президентстве Маркоса на Филиппинах (1972 - 1985), в Тунисе, Камеруне и т.д.

  3. Страны «социалистической ориентации» со всеми особенностями восприятия социализма, его типов, эгалитаристских традиций собственной культуры и так далее (примеры: Алжир,  Бирма, Гвинея, Мозамбик, Венесуэла, Танзания, Беларусь и другие).

  4. Военные режимы (примеры: режим Г. А. Насера в Египте, Х. Перона в Аргентине, авторитарные режимы в Ираке, Перу и другие).

    Они бывают трех видов:

    а) обладающие строго диктаторской, террористической природой и персональным характером власти (например, режим И. Амина в Уганде);

    б) военные хунты, проводящие структурные реформы (например, режим генерала Пиночета в Чили);

    в) однопартийные режимы, существовавшие в Египте при Г. А. Насере, в Перу при X. Пероне, и т. д.

    Следует выделить в качестве еще одной  разновидности авторитаризма теократические режимы, при которых политическая власть концентрируется в руках духовных лиц. Примером такого типа может быть режим аятоллы Хомейни в Иране.

    Также существуют современные типы авторитарных режимов: военный, конкурентной олигархии, популистско-мобилизационный, авторитаризм «развития».

    Военные режимы – разновидность авторитарных, в которых власть принадлежит либо военным, либо в действительности осуществляется верхушкой военных за «фасадом» гражданского правительства. Характерной чертой военных режимов является сильная персонализация власти. Таковы режимы генерала Зия уль Хака в Пакистане, Амина в Уганде. Военные или «преторианские» режимы возникают чаще всего в результате государственных переворотов.

    Установление  военных диктатур, как правило, сопровождается отменой прежней конституции, роспуском  парламента, полным запретом любых  оппозиционных сил, концентрацией  законодательной и исполнительной власти в руках военного совета. Подобные режимы существовали во многих странах Африки, Востока, Латинской Америки. Отличительной чертой военных диктатур является широкий размах террористической деятельности, которая осуществляется армией, полицией и спецслужбами. Как правило, военные режимы оказываются не в состоянии обеспечить экономическую эффективность. Для них характерны хроническая инфляция, экономическая неуправляемость, политическая коррупция. Чаще всего военным режимам не удается мобилизовать массы на решение социальных проблем, обеспечить себе поддержку, решить проблемы, связанные с институционализацией и легитимацией власти. Политологи отмечают, что наиболее слабыми местами этого режима наряду с неэффективностью и нелегитимностью является административный стиль принятия решений.

    Разновидностью  военного режима считается авторитарно-бюрократический режим. Его особенности были подробно проанализированы Г. О’Доннеллом. С его точки зрения власть при авторитарном бюрократическом режиме осуществляется блоком, состоящим из трех политических сил: бюрократии, преобладающее место в которой занимают технократы; национальной буржуазии, контролирующей крупнейшие национальные компании и одновременно связанной с международным капиталом, и военных.

    Конкурентная  олигархия (современный олигархический режим) характеризуется достаточной открытостью и легитимностью при сохранении монополии на власть наиболее могущественных экономических кланов. Для него характерны такие политические институты, как парламент, выборы, партии. Однако за фасадом демократических институтов скрывается власть наиболее влиятельных национальных экономических групп, чьи интересы и учитывает в первую очередь политическая система. Примером современного олигархического режима может служить правление в Колумбии, где начиная с 1957 г. две партии – консервативная и либеральная – договаривались о распределении государственных постов и проведении на выборах определенной кандидатуры президента. Социальной основой современного олигархического режима являются социально и политически пассивные слои населения.

    Популистский, или мобилизационный, режим основывается на правлении единой партии, провозглашающей своей целью модернизацию. Такая партия, как правило, возглавляется харизматическим лидером. В отличие от тоталитаризма, популистский режим опирается не на идеологию, а на национализм. Он в большей степени опирается на этнические, чем на социальные группы. Для этого типа режима характерна мобилизация масс, направленная на поддержание общенационального лидера. Средствами легитимации власти, используемыми популистским режимом, являются: манипулирование плебисцитом; приобщение народа к политике через массовые манифестации, демонстрации, митинги поддержки; возвеличивание «маленьких людей»; сплочение общества перед лицом «международного империализма» и космополитического капитализма. Власть склонна искать поддержку в средних слоях, не испытывающих симпатии к олигархии. Специфическая черта популистского режима – усиление этатистских начал в экономической, социальной и духовной жизни – отражает патерналистские ожидания самых широких народных масс. Яркими примерами могут служить режимы Варгаса в Бразилии, Насера в Египте, Каддафи в Ливии.

    Многие  политологи в последнее время  стали выделять в качестве отдельной  разновидности авторитаризм развития, главными чертами которого являются, в отличие от «традиционного», не консервация существующих социальных отношений, а содействие и стимулирование социальной и экономической модернизации. Степень авторитарности определяется потребностью в сохранении единства и целостности общества при росте конфликтов, обусловленных модернизацией. Государство становится инициатором перемен в экономической и социальной жизни, происходящих под его контролем. Примером такого рода режима может быть современный Китай, Южная Корея 1970-1980-х гг., Таиланд и др.

 

    


    3. История существования авторитаризма в различных странах


    Исторически авторитаризм существовал в разных формах в самые разные эпохи и  в различных странах (например, античные греческие и восточные деспотии и тирании - Персия, Спарта, многие другие феодальные абсолютистские режимы и  т.д.). Его теория была впервые разработана  ультраконсервативными и реакционными теоретиками начала XIX в. как ответ на Французскую революцию и социалистические движения Ж. де Местром и Л. де Бональдом. С развитием индустриального общества идея авторитаризма стала принимать оттенки конструктивной политической идеологии. Контрреволюционная (у Ж. де Местра) идея порядка утратила монархическую ориентацию, отпала концепция абсолютистского авторитаризма: абсолютная и независимая от людей власть короля - это причина политики; его министры (аппарат власти) - это средства; общество подданных, которые повинуются, - это следствие (Л. де Бональд).

    Авторитаризм  стал в XIX веке постоянным и важным течением немецкой политической мысли и пополнился идеями национального и государственного единства, которые он предназначен реализовать. К концу века авторитаризм стал рассматриваться как средство мощной национальной и социальной мобилизации и управления сверху процессом государственного строительства (Г.Трайчке). Испанец Д. Кортес видел в авторитарном политическом порядке, обеспечивающем святость повиновения, условие сплоченности нации, государства и общества. О. Шпенглер также считал, что, в отличие от либерализма, порождающего анархию, авторитаризм воспитывает дисциплину и устанавливает в обществе необходимую иерархию. Многие ученые и политики рассматривают данный тип властвования (как, например, И. Ильин, в виде «авторитарно-воспитывающей диктатуры») в качестве наиболее оптимальной формы политического обеспечения перехода отсталых стран к современной демократии.

Характерная черта аграрного общества - долгосрочная устойчивость способов организации производства, расселения, занятости. Верность традициям, следование примеру отцов и дедов – основополагающий элемент их устройства. Перемены - это сожженные деревни, вытоптанные посевы. В аграрном обществе монархия, опирающаяся на многовековую традицию, с понятным порядком престолонаследия - естественная политическая организация.

М. Олсон писал, что при династическом наследовании власти вероятность того, что старший сын короля лучше всех способен выполнять обязанности правителя, невелика. Однако граждане тем не менее справедливо полагают, что они выиграют, если глава государства, передающий власть по наследству, будет руководствоваться пользой страны в долгосрочной перспективе, что согласие в вопросе о том, кто будет следующим правителем, выгодно для всех [Olson, 2000]. При стабильных монархиях редки кровопролитные, разоряющие крестьян войны за престолонаследие после кончины государя. Они случаются, но как исключение, а не правило. Устойчивость правящей династии заставляет государя рассматривать страну как достояние, которое будет принадлежать детям и внукам. Отсюда необходимость заботиться о сохранении достатка подданных, не изнурять их разорительными налогами. Стабильность политического устройства позволяет формировать нормы поведения, связанные с представлением о добродетельном государе, правителе, соблюдающем традиции, заботящемся о процветании страны. Конфуцианство - яркий пример идеологии, обосновывающей такое правление.

Правила перехода власти в аграрных обществах, роль, которую играют представительные органы (народные собрания, совещания знати) в определении порядка наследования после смерти монарха, различаются. И все же для большей части аграрного мира монархия, в которой наследник престола - старший сын правящего монарха, скорее правило, чем исключение.

Формирующаяся в европейских городах-государствах, затем в территориально интегрированных политических образованиях, не являющихся городами, система политических и экономических институтов, основанная на демократии налогоплательщиков, открывает дорогу беспрецедентному экономическому подъему. Это самый серьезный вызов традиционным монархиям за всю тысячелетнюю историю аграрного мира (подробнее см. [Гайдар, 2005, глава 7]). Изменения в экономике, образе жизни подрывают основу политической стабильности наследственной монархии - традиции.

Если для монархии и остается место - то в выполнении церемониальных функций, а не в том, что связано с управлением страной.

К началу XVIII в. образцом для подражания становятся наиболее экономически развитые страны Европы - Нидерланды, Англия - страны с сильными парламентами, контролирующими исполнительную власть. Именно туда едет Петр I, чтобы перенять передовой технологический опыт. Он, разумеется, не думает пересаживать на российскую почву голландские или английские институты, создавать авторитетный парламент. Но для него очевидно, где надо осваивать наиболее современные, полезные в военном деле технологии.

В странах Западной Европы, а также в некоторых их колониях опыт развитых государств с влиятельным парламентом (прежде всего Англии и Голландии) порождает сомнения в разумности монархического устройства политической системы. Для американского мыслителя и публициста конца XVIII в. Т. Пейна идея, что старший сын монарха - наилучший правитель, представляется комичной [Paine, 1783].

В континентальной Европе в XVII - XVIII вв. поднимается идеологическая волна, подрывающая веру в разумность абсолютистских монархий как способа политического устройства. В европейском общественном сознании укореняется парадигма, в рамках которой избранные парламенты - необходимый элемент рационального устройства политической системы; крепнет убеждение, что именно они должны устанавливать налоги, определять то, как будут расходоваться государственные финансовые ресурсы, формироваться исполнительная власть. Иные способы организации общества признаются не соответствующими здравому смыслу. Все это подготавливает масштабные изменения в политической жизни, Французскую революцию и восприятие ее идей в Европе.

Распространение этих представлений об устройстве общества, пусть более медленное, чем в северо-западной Европе, видно и на примере России, удаленной от центра европейского развития. Декабристы, например, были убеждены в том, что сохранение абсолютной монархии несовместимо с обретением статуса цивилизованной, развитой страны.

Подрыв легитимации институтов традиционной монархии не гарантирует, что демократические институты сразу же обретают устойчивость. Даже там, где парламенты имели вековую традицию, их роль была ограниченной: это периодически собирающиеся органы, принимающие решения по вопросам, относящимся к размеру налогообложения, расходованию государственных средств. В качестве таковых они - привычный, устоявшийся институт. Трансформация их в высший орган власти - разрыв с традицией. С таким переходом связаны смуты и беспорядки.

Когда монархические установления нелегитимны, а демократические еще не стабилизировались, возрастает вероятность того, что кандидат в правители, способный опереться на силу, может навязать свою волю обществу, не считаясь с тем, какое политическое устройство большинство граждан считает разумным и приемлемым. В этом политическая основа авторитарных режимов Европы, таких как режимы О. Кромвеля и Н. Бонапарта. Угроза такого развития событий в странах, вступивших в процесс современного экономического роста, сохраняется надолго. В Западной Европе с ее многовековой парламентской традицией последние авторитарные режимы были демонтированы и заменены демократическими лишь в середине 1970-х гг.

Восточная Европа отстала в этом отношении на полтора десятилетия.

Один из факторов, облегчавших приход авторитарных режимов к власти, - социальная дезорганизация, связанная с начальными этапами современного экономического роста. Трудность адаптации первого -

второго поколений мигрантов из деревни к жизни в городе, разрушение традиционных форм социальной поддержки при отсутствии новых, адекватных условиям урбанизированного общества, создает базу политической мобилизации низших по уровню доходов групп населения. К этому собственники, налогоплательщики, традиционно игравшие ключевые роли в европейском политическом процессе, как правило, не готовы.

Есть страны, продемонстрировавшие способность решить эти проблемы на пути развития демократических институтов. Например, английская политическая система оказалась гибкой и адаптивной, позволила без тяжелого кризиса, шаг за шагом включить все население в состав избирателей. Но так дело обстояло не везде. Страх перед тем, что политическая мобилизация рабочих и крестьян приведет к социалистическим экспериментам, переделу собственности, - важнейший фактор поддержки авторитарных режимов средним классом во второй половине XIX - первой половине XX в. [Huntington, 1993, p. 16 - 18].

В неевропейском мире, где нет продолжительной истории авторитетных парламентов и возможности опереться на античную традицию, обеспечение политической устойчивости на ранних этапах современного экономического роста - задача более сложная, чем в северо-западной Европе. Контраст военной слабости традиционных режимов и мощи ушедшего вперед Запада (военные поражения, навязанные договоры, превращающие неевропейские державы в колонии или полуколонии) разителен. Он делает подрыв базы легитимации традиционных монархий неизбежным. Для образованной части элиты очевидно, что заимствование европейских образцов, способов политической организации - необходимая предпосылка развития. Однако в обществе нет ни институтов, ни традиций, на которые можно опереться, чтобы провести такую трансформацию, нет унаследованных от средневековой Европы представлений о свободах отдельных групп населения, их праве на защиту от своеволия правителя, нет укоренившегося убеждения в законности сопротивления его произволу, сыгравшего немалую роль в становлении современной концепции свободного

общества.

В этом - причина длительного периода нестабильности, институционального кризиса. Легитимность традиционных установлений подорвана, а новые демократические способы организации политической жизни еще не обрели устойчивости. Это те условия, при которых прямое насилие (победа в гражданской войне, государственный переворот) открывает дорогу к власти.

В начале 1960-х гг., когда деколонизация привела к появлению десятков новых государств, многие исследователи считали неопровержимым то, что авторитарные формы правления для них оптимальны. Так, в 1959 г. К. Де Швейнитц написал, что для эконо мического роста необходимо ограничить участие общества в политических делах [De Schweinitz, 1959].

Обычно, как отмечалось выше, авторитарные режимы приходят к власти силовым путем. Бывают исключения. Иногда будущие автократы оказываются во главе государства благодаря демократической процедуре и затем используют власть для ограничения прав и свобод граждан. Они могут опираться на потенциал государственных структур или получают возможность применять насилие к оппонентам при отсутствии противодействия со стороны государства. А. Гитлер - пример политика, использовавшего и ту и другую стратегии.



Независимо от того, каким образом сформировался авторитарный режим, роль насилия в его устройстве высока. До тех пор, пока руководство государства, силовые структуры, общество убеждены, что для сохранения власти, подавления оппозиции правители могут применить силу по отношению к собственному народу, авторитарная власть способна поддерживать политическую стабильность. Если власть и общество в это верят, к репрессиям можно прибегать лишь ограниченно и избирательно. В противном случае их приходится делать массовыми. Но и это не помогает автократу надолго сохранить власть.

Авторитарные режимы  в современном  мире
К ним относится, во-первых, специфическая роль общины. Политический и культурный опыт стран Азии, Африки и в меньшей степени Латинской Америки не пронизан идеей самостоятельной ценности человеческой жизни, не содержит в себе представления о позитивном значении индивидуальности. Человек мыслится как часть целого, как член определенного общества, нормам которого он должен подчиняться и в мыслях, и в поведении, т.е. коллективное довлеет над личным. Велика и роль разного рода лидеров, которые берут на себя право толкования норм и воплощают в своем лице единство общины, клана и т.п.

Во-вторых, «в третьем мире» значительным весом обладает государство, поскольку гражданское общество еще не развито. Отсутствует мощный средний слой, способный стать опорой демократии и сильной гражданской власти. Возрастает роль исполнительной власти, являющейся консолидирующей силой общества, поскольку оно разделено многочисленными религиозными, этническими, сословными и иными перегородками и ни одна политическая сила в нем не может стать гегемоном. При таком положении дел только государство может мобилизовать все средства для модернизации и ускоренного развития.

Указанные моменты создают предпосылки для авторитарной власти. Почти все попытки приобщения стран «третьего мира», например стран Африки, к демократии путем копирования конституций и политических систем стран-метрополий оказались неудачными. Установившиеся там непрочные «демократии» не были результатом долгой и упорной борьбы самих народных масс за свои права, как это было в Европе.

Сегодня авторитарные режимы расшатывают демократию более совершенными и изощренными способами, получая на эти цели щедрое финансирование. Этот новый класс диктаторов представляет самую серьезную угрозу возникновению международной системы, основанной на власти закона, соблюдении прав человека и открытом выражении мнений.

Оглядываясь назад, понимаешь, насколько бурными и пьянящими были 90-е годы. Распался Советский Союз, и казалось, что демократия совершает свой победный марш. Затем, в начале этого десятилетия народные "цветные революции" ошеломили руководителей в ряде стран, продолжая и сегодня воодушевлять демократов от стран Центральной Азии до Ближнего Востока. Но, отвечая на вызов событий, диктаторы провели перегруппировку и в настоящее время совершенствуют свою тактику репрессий, приспосабливаясь к новым условиям.

Сегодня многие организации созывали экспертов, чтобы проанализировать те методы, при помощи которых пять влиятельных государств - Китай, Иран, Пакистан, Россия и Венесуэла препятствуют развитию демократии в своих странах и за их пределами. Результатом исследований стал новый доклад, носящий название "Подрыв демократии: диктаторы 21-го века". В нем проводится анализ общих черт этих режимов, а также того, каким образом они сумели в последние годы добиться определенного сокращения политических свобод во всем мире.

Эти страны очень напоминают традиционные авторитарные режимы своими действиями по подрыву демократии с использованием целого комплекса инструментов и приемов, включая манипулирование правовой системой, контроль над средствами массовой информации и прямое запугивание. Правящие группировки в каждой из стран защищают свою власть, вознаграждая приверженцев и карая оппонентов безо всякого соблюдения норм права. Здесь нет ничего нового - диктатура как диктатура.

Однако эти случаи по-своему уникальны, представляя собой совершенно новое явление. Уникальность в инновационных подходах и в той изощренности, с которой они используют в своих подрывных целях дискуссии и общение на просторах Интернета. Когда им не удается контролировать доступ в Сеть, эти режимы бросают в бой целые армии комментаторов и провокаторов для увода в сторону и срыва вполне разумных и правомерных онлайновых дискуссий.

Эти режимы также приспособились к современному глобальному капитализму, используя рынок для усиления своего контроля. Китай, например, превратил цензуру как старых, так и новых средств массовой информации в источник прибыли. Что касается традиционных СМИ, то власти подталкивают журналистов и редакторов к написанию статей, которые пользуются популярностью и дают коммерческую выгоду - но одновременно отвлекают от политики. Китай идет в первых рядах тех, кто развивает тенденцию передачи цензуры "на внешний подряд" и все активнее осуществляет мониторинг силами частных компаний. Такого рода деятельность порождает сомнения в общепринятом мнении о том, что Интернет это инструмент демократии.

Новые авторитарные режимы также формируют международные ценности, используя самые передовые и хорошо финансируемые медийные предприятия. Кремль запустил телеканал Russia Today, который вещает на Северную Америку, Европу и Азию, потратив на это многомиллионные средства. Иран в 2007 году создал англоязычный спутниковый канал Press TV, в котором работает несколько сотен иностранных сотрудников. А Китай готов потратить огромные суммы на расширение деятельности своих средств массовой информации за рубежом в попытке улучшить международный имидж страны. Согласно поступающим сообщениям, Пекин выделил на эти цели как минимум 6 миллиардов долларов.

Тем временем, эти режимы не ограничиваются вложениями в СМИ. Распределяя безвозмездно многомиллиардную помощь другим странам, они мешают международным усилиям по совершенствованию государственного управления и снижению коррупции, которые реализуются через помощь, предоставляемую на определенных условиях. Китайские лидеры выдвинули доктрину беспроигрышных взаимоотношений с другими странами, подталкивая латиноамериканские, африканские, азиатские и арабские государства к созданию взаимовыгодных договоренностей с Пекином на основе принципа невмешательства. Китайская программа помощи весьма привлекательна для охочих до денег получателей. Согласно оценкам Всемирного банка, Китай в настоящее время является самым крупным кредитором в Африке. Россия, Иран и Венесуэла также используют свое нефтяное богатство для создания международных альянсов и финансирования зарубежных клиентов, особенно в своих собственных регионах.

В рамках масштабных усилий по экспорту авторитарного влияния данные режимы также прилагают массу усилий для подрыва деятельности международных организаций, действующих на основе установленных правил и выступающих в поддержку демократии и прав человека. Среди них Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе, Организация американских государств и Совет Европы. В Организации Объединенных Наций эти страны создают временные коалиции для подавления критики в свой адрес, выступают против принятия санкций и продвигают антидемократические меры.

Но новым для таких режимов является также кое-что из того, что они не делают.

Сегодняшние диктаторы признают и понимают, что полный контроль над информацией и экономической деятельностью невозможен, да и не нужен. Вместо этого они видоизменили свои традиционные механизмы принуждения, обогатив их более утонченными методами воздействия. Политический дискурс становится "управляемым", и в нем уже отсутствует явный диктат. Такая управляемость обеспечивается за счет избирательного замалчивания новостей и информации или их переделки. И хотя государство поглощает и прибирает к рукам самые важные промышленные и коммерческие предприятия, дни командной экономики уже не вернутся. Гражданам дозволено наслаждаться личными свободами, в том числе, поездками за рубеж и изобилием потребительских товаров, что было немыслимо в эпоху Мао и Брежнева.

Во времена "холодной войны" природа и цели авторитарных государств были видны более отчетливо. В отличие от того периода современные автократы представляют менее заметную опасность, влившись в глобальную экономику и принимая участие в работе многих авторитетных финансовых и политических институтов мира.

До настоящего времени политики и государственные деятели в демократических странах не сумели найти эффективный подход к устранению данных опасностей. Это вызывает особое беспокойство, потому что отсутствие такого четкого подхода совпадает по времени с усилением дебатов внутри Соединенных Штатов о включении во внешнюю политику США нового, четвертого измерения - демократии, которое должно действовать наряду с традиционными ее компонентами, такими как оборона, дипломатия и развитие. И новые диктаторы будут очень рады, если увидят, что такое четвертое измерение выпадает из геометрии американской внешней политики.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 
В современных условиях постсоциалистических стран “чистый” авторитаризм, не опирающийся на активную массовую поддержку и некоторые демократические институты, едва ли может быть инструментом прогрессивного реформирования общества и способен превратиться в криминальный диктаторский режим личной власти, не менее разрушительный для страны, чем тоталитаризм. Поэтому сочетание авторитарных и демократических элементов, сильной власти и её подконтрольность гражданам — важнейшая практическая задача на пути конструктивного реформирования общества.

Авторитаризм — государственный строй, при котором неограниченная власть находится у одного лица или группы лиц, не допускающих политическую оппозицию, но сохраняющую автономию личности и общества во внеполитических сферах.

Авторитаризм может быть представлен: монархией, деспотическим диктаторским режимом, военной хунтой и другими системами правления.

Список литературы

Авторитаризм и власть // Социально-политический журнал. 1997. №3.

Авторитаризм и демократия в развивающихся странах. – М., 1996.

Баранов Н.А. Эволюция взглядов на популизм в современной политической науке. – СПб., 2001.

Баранов Н.А. Популизм как политическая деятельность. – СПб., 2002.

Гаджиев К.С. Политическая наука: Учебное пособие. – М., 1995.

Курс политологии: Учебник. – 2-е изд., испр. и доп. – М., 2002.

Малько А.В. Политическая и правовая жизнь России: актуальные проблемы: Учебное пособие. – М., 2000.

Мухаев Р.Т. Политология: учебник для студентов юридических и гуманитарных факультетов. – М., 2000.

Основы политической науки. Учебное пособие для высших учебных заведений. Ч.2. – М., 1995.

Политология. Учебник для вузов / Под ред М.А.Василика. – М., 1999.

Политология. Энциклопедический словарь. - М., 1993.

Соловьев А.И. Политология: Политическая теория, политические технологии: Учебник для студентов вузов. – М., 2001.

Сумбатян Ю. Г. Политические режимы в современном мире: срав­нительный анализ. Учебно-методическое пособие. - М., 1999.

Фридрих К., Бжезинский З. Тоталитарная диктатура и автократия // Тоталитаризм: что это такое? Т.2 / Ред. кол. Л.Н. Верчёнов и др. - М., 1992.





Каталог: group
group -> ТӘуелсіздік жылдарынан кейінгі сыр өҢірі мерзімді басылымдар: бағыт-бағдары мен бет-бейнесі
group -> Қазақстан халқы Ассамблеясы” кафедрасының аға оқытушы ф.ғ. к. Есқараева Айгүл Дүйсенғалиқызы “абай жолы” эпопеясындағЫ Әйелдер бейнесі
group -> О. Сүлейменов және қазақ кино өнері
group -> Абай мен Пушкин шығармалары
group -> Темірбек жүргеновтің Өмірі мен қызметі (Қазақстан мұрағат құжаттары негізінде) Оразбақов Айтжан Жұмабайұлы
group -> Тақырыбы: Зейнетақы жүйесін жаңғырту 2013 жылғы 21 маусымда Қазақстан Республикасында «Қазақстан Республикасында зейнетақымен қамсыздандыру туралы»
group -> «Мәңгілік ел – ұлттық идеясының қазақ әдебиетінде көркемдік көрініс табу дәстүрі мен инновациялық жаңашылдық мәселелері» атты Қазақ хандығының 550 жылдығына арналған халықаралық ғылыми-теориялық конференция материалдары
group -> Қазақ стиль типологиясының Қалыптасуы қорқыт ата атындағы Қму доценті А. Е. Айтбаева
group -> Ш.Құдайбердіұлы және М.Әуезов шығармашылығындағы тұтастық Нұрланова Әсем Нұрланқызы
group -> Абай танымындағы сопылық


Достарыңызбен бөлісу:


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет