Лингвостилистическая специфика комического в литературной сказке



бет1/2
Дата28.04.2016
өлшемі344.47 Kb.
түріАвтореферат
  1   2



На правах рукописи


Цикушева Ирина Владимировна


Лингвостилистическая специфика комического в

литературной сказке (на материале русского и английского языков)

Специальность 10.02.19 – теория языка

Автореферат

Диссертации на соискание учёной степени

кандидата филологических наук

Майкоп


2010

Работа выполнена на кафедре общего языкознания ГОУ ВПО

«Адыгейский государственный университет»

Научный руководитель: доктор филологических наук, доцент

Макарова Людмила Сергеевна
Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

Сакиева Римма Сафраиловна

кандидат филологических наук, доцент



Тихонова Аза Петровна


Ведущая организация: Пятигорский государственный лингвистический

университет


Защита состоится «» __________2010 г. в _________ часов на заседании диссертационного совета К 212.001.01 при ГОУ ВПО «Адыгейский государственный университет» по адресу: 385000, г. Майкоп, ул. Первомайская, 208, конференц-зал.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке

Адыгейского государственного университета.

Автореферат разослан « 26 » января 2010 г.
Учёный секретарь

диссертационного совета

Доктор филологических наук, профессор А.Н. Абрегов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Реферируемая диссертация посвящена анализу феномена комического в сказочном тексте. В диссертации ставится и решается проблема выявления лингвостилистических средств, используемых для создания комического эффекта в русской и английской литературной сказке.

Категория комического занимает важное место среди прочих логико-философских и эстетических категорий и давно находится в поле зрения философов, литературоведов и филологов. Феномен комического в языке представляется сложным и неоднозначным. Само понятие «комическое» и его теоретическое осмысление привлекало внимание исследователей со времён античности и продолжает интересовать современных учёных.

Категория комического не является типообразующей для жанра сказки. Однако сказка представляет значительный интерес в плане выявления и анализа лингвистических средств выражения комического, изучения роли комического, закономерностей его функционирования в сказочном тексте.

До настоящего времени не было предпринято целенаправленного и систематического исследования лингвостилистических средств создания комического эффекта в текстах сказок. Между тем, комическое в сказке ориентировано именно на этот жанр и детерминировано апперцептивными характеристиками адресата (как правило, это детская аудитория), определяющими коммуникативно-прагматическую специфику языковых средств, которые используются для создания комического эффекта.

Комическое в сказке заложено, прежде всего, в её игровой фактуре. Восприятие сказки связано с осознанием игрового элемента как основы сюжета: автор «играет» с реальными и вымышленными предметами, создавая особый сверхъестественный мир, и читатель принимает условия игры. Не менее ярко игровое начало проявляется и в текстовой «ткани» сказок, в которую вплетены яркие, оригинальные образы, искромётный юмор и добродушная ирония. Введение комических элементов в тексты сказок усиливает присущий им игровой характер.

Актуальность диссертации обусловлена недостаточной исследованностью специфики лингвостилистических средств создания комического, отсутствием системного анализа и классификации лингвостилистических приёмов, характерных для жанра литературной сказки, неразработанностью способов передачи комических элементов вербально-художественной информации сказочных текстов в переводе.

Объектом исследования является феномен комического в литературной сказке для детей.

Предметом исследования стали лингвостилистические средства создания комического эффекта в текстах русских и английских литературных сказок.

Материалом исследования послужили комические фрагменты текстов литературных сказок для детей на русском и английском языках (произведения Н. Носова, Ю. Олеши, Э. Успенского, К. Чуковского, А. Милна, Д. Смита, П. Трэверса, Дж. Барри, Р. Киплинга, Л. Кэрролла, Дж.К. Роулинг). Общей выборке подверглись 3275 страниц печатного текста.

Целью диссертации является комплексное и системное выявление лингвистических средств создания комического эффекта в литературной сказке и разработка лингвостилистических приёмов, служащих для реализации комического потенциала сказочного текста.

Поставленная цель потребовала решения следующих задач:



  1. Произвести анализ феномена комического, определить понятие комического текста.

  2. Выявить специфику восприятия комического детской целевой аудиторией.

  3. Определить характерные признаки жанра сказки.

  4. Классифицировать лингвостилистические приёмы, используемые для реализации комического эффекта в литературной сказке для детей.

  5. Выявить особенности передачи комических элементов английских литературных сказок в переводе на русский язык.

Методологической основой исследования послужили положения теории комического (Аристотель, Платон, Цицерон, Т. Гоббс, Г. Хоум, И. Кант, Ф. Шеллинг, Г. Гегель, Л. Фейербах, А.Н. Лук, М.М. Бахтин, Ю.Б. Борев, Б. Дземидок, Л.В. Карасёв, В.Я. Пропп, В.П. Шестаков, Б. Кроче, А. Бергсон, Л.И. Болдина, С. Аттардо, В. Раскин, П.И. Ткачёв, П.Б. Коржева, С.И. Походня, В.Л. Пивоев, М.Р.Желтухина, М.М. Нестеров), теоретические основы жанровой типологии сказок (В.П. Аникина, А.С. Бушмина, Т.В. Зуева, В.А. Бахтина, В.Г. Базанова, И.П. Лупанова, М.Н. Липовецкий, В.Я. Пропп, А.Н. Афанасьев, Э.В. Померанцева), труды лингвистов-когнитологов и культурологов (И.П. Смирнов, А.М. Радаев, С.К. Милославская, З.Д. Попова), стилистические классификации, разработанные отечественными и зарубежными учёными (В.В. Виноградов, В. Гофман, Л.А. Булаховский, Г.О. Винокур, М.М. Бахтин, С.С. Ефимова, В.П. Григорьев, Е.Э. Биржакова, М.В. Китайгородская, Н.Н. Розанова, С.Ю. Капкова, Д. Кристал, Д. Дейви, П. Хагс, Д. Чьяро, М.А.К. Хеллидей, Р. Барт), а также работы по переводоведению (С. Влахов, С.В. Воронин, В.Н. Комиссаров, А. Попович, Я. Рецкер, Н.В. Чарынская, Р.О. Якобсон, Л.С. Маркина, Л.С. Макарова).

Методы исследования обусловлены его целями и задачами. Используются методы контекстуального и лингвостилистического анализа, приёмы сопоставительного переводоведческого анализа.

Научная новизна диссертации заключается в том, что в ней впервые разрабатываются особенности использования лингвостилистических средств создания комического эффекта, специфичных для сказочного жанра, с учётом восприятия детской целевой аудитории, выявляются лингвостилистические и лингвокультурологические характеристики, определяющие функционирование комических элементов вербально-художественной информации текстов сказок, определяются приёмы передачи комического потенциала сказочного текста в переводе.

Теоретическая значимость реферируемого исследования заключается в том, что оно вносит вклад в развитие лингвостилистики, на основе преемственности определяет функции языковой игры в сказочных текстах, расширяет представление о роли и месте комического в сказочном тексте.

Практическая значимость работы состоит в возможности использования содержащихся в ней материалов и выводов в курсах стилистики русского и английского языков, лингвокультурологии, анализа текста, теории и практики перевода.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Специфика средств создания комического эффекта в текстах литературных сказок обусловлена авторской установкой, учитывающей особенности восприятия комического целевой аудиторией.

  2. Морфологические, лексические и синтаксические ресурсы языка в их комплексе позволяют реализовать комический потенциал текста. Особое место в системе изобразительных средств комического в сказочном жанре принадлежит фонетическому, графическому и лексико-семантическому уровням языка. Наиболее ярко комический эффект реализуется в слове как основной единице лексико-семантического уровня языка.

  3. Основным источником для создания комического потенциала сказочного текста является языковая игра. Игровое начало ярко проявляется в текстах сказок, создавая их особую игровую фактуру. Широкое использование спунеризмов, метатезы, ономатопеи, аллитерации, а также алогизмов, каламбуров и пародирования детской речи определяется установкой автора на детскую аудиторию.

  4. Одним из наиболее важных компонентов комического потенциала сказочного текста является сказочный ономастикон. Ономастическая игра служит эффективным механизмом создания комического эффекта в сказке, реализуясь на различных уровнях сказочного текста (фонетическом, морфологическом и лексическом).

  5. Необходимость преобразования вербально-художественной информации оригинала сказок в переводе обусловлена не только объективными расхождениями в контактирующих языках, но и различиями в восприятии мира и расхождениями в анималистическом, фаунистическом, демонологическом кодах в исходной и принимающей культурах.

Апробация работы. Основные положения диссертации обсуждались на заседаниях кафедр общего языкознания и английской филологии АГУ и были апробированы на Всероссийской научной конференции: «Проблемы региональной ономастики» (Майкоп, 2008). Результаты исследования отражены в четырёх научных публикациях, включая три в изданиях, рекомендованных ВАК РФ для опубликования результатов кандидатских диссертаций.

Достоверность и обоснованность полученных результатов обеспечиваются достаточным объёмом проанализированного материала (свыше 200 п.л. проанализированных текстов русских и английских сказок), комплексной методикой исследования, тщательной проработкой теоретических источников информации (свыше 240 проанализированных трудов).

Структура диссертации. Диссертационное исследование состоит из введения, двух глав, заключения, библиографического списка.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во Введении обосновывается актуальность темы, определяются объект, предмет и материал исследования, указываются его цели, задачи, теоретические и методологические основы, отмечаются новизна, теоретическая и практическая значимость диссертационной работы, формулируются основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Основные положения теории комического» рассматриваются природа комического, его сущность и формы, смеховая культура и комическое как лингвокультурное явление, лингвокогнитивные особенности восприятия комического, специфика комического текста и проблема его понимания, общая характеристика лингвостилистических средств создания комического эффекта, особенности восприятия комического в детском возрасте.

Категория комического является объектом изучения различных наук, в числе которых эстетика, философия, психология, социология, литературоведение, лингвистика, когнитивистика и др. Эволюция философско-эстетических воззрений на комическое связана с постоянным поиском некоторой общей формулы, к которой можно было бы свести всё многообразие его проявлений. Существует немало исследований, рассматривающих сущность комического и его свойства (Платон, Цицерон, Квинтилиан, Аристотель, Т. Гоббс, М. Стендаль, И. Кант, Ф. Шеллинг, Г. Гегель, А. Шопенгауэр, Л. Фейербах, Г. Лессинг, А. Бергсон, А.М. Макарян, М.С. Каган, Ю.Б. Борев, Б. Дземидок, А. Лук, Л.В. Карасев, М.М. Бахтин, В.Я. Пропп, В.П. Шестаков, А.В. Уткина, Э. Обуэн, Ж. Шато, Р. Эскарпи, К. Гросс, Д. Чьяро, С. Аттардо, А. Кестлер, В. Раскин и др.).

Анализ основных положений теории комического в разных областях гуманитарного знания позволяет сделать вывод, что источником комического является отклонение от нормы (или от стереотипа) (Э. Обуэн, Ж. Шато, Р. Эскарпи, К. Грос, Я. Тшинадлевский, Б. Дземидок). В основе комического лежит алогизм, противоречие между формальным и аксиологическим планами ситуации (И. Кант, Г. Спенсер, Г. Гегель, А. Шопенгауэр).

Проблема определения комического с позиций лингвистического описания неразрывно связана с формами существования комического и создаваемыми в речи комическими эффектами. Преимущественно выделяются такие формы комического, как: юмор, ирония, сарказм, сатира (см., например, В.Я. Пропп, Ю. Борев).

Общие сущностные свойства юмора связаны с тем, что он осмеивает предмет или явление, но при этом подразумевает наличие положительных черт, соответствующих идеалу [Борев 1970].

К сущностным свойствам иронии можно отнести двуплановость, оценочность, отрицание осмеиваемого явления в форме «скрытой насмешки».

Типологические характеристики сарказма связаны с «нарочито обнажённой» двуплановостью контраста подразумеваемого и выражаемого [Макарян 1967: 57].

Сатира «отрицает, казнит несовершенство мира во имя его коренного преобразования в соответствии с идеалом» [Борев 1970: 89].

Комический эффект является следствием карнавального переворачивания принятых в данной этнокультуре норм поведения – моральных, утилитарных и субутилитарных [Бахтин 1986: 267]. Он положен в основу гедонистического потенциала таких литературных жанров, как сатира и памфлет. Для этих жанров наличие комического является определяющим (классифицирующим) признаком, что нельзя отнести к жанру сказки. Однако сказка представляет значительный интерес в плане выявления и анализа лингвистических средств выражения комического, изучения роли комического, закономерностей его функционирования в сказочном тексте.

Комическое относится к числу наиболее значимых культурных концептов поведения. Единицей лингвокультурного описания национальной картины мира является культурный концепт – сложное и многомерное ментальное образование, в котором выделяются образная, понятийная и ценностная составляющие [Карасик 2001: 7]. Важнейшим элементом межкультурного сопоставления служит ценностный компонент культурного концепта. Предметно-образную характеристику комического образует множество хранящихся в коллективной памяти ситуаций, сопряжённых с добродушно-насмешливой интенцией, иронической тональностью и соответствующими поведенческими образцами.

Реализацией эстетической категории «комическое» применительно к словесному произведению является смысл текста. Текст представляется как совокупность языковых средств для передачи задуманного в процессе общения [Коншина 2007: 26]. Наиболее распространенным является определение комического эффекта как «следствия отклонения от когнитивного и языкового стереотипа» [Панина 1996: 11]. Однако данный подход не отражает в полном объёме когнитивную и эстетическую специфику комического. Различные трансформации фреймовой структуры способны сопровождать также восприятие трагических или трагикомических текстов. Художественный мир настолько многообразен и условен, что он, по определению, разрушает фреймовые стереотипы и вовлекает читателя в сферу необычного, неожиданного, нереального. Поэтому комическое в художественной речи определяется в реферируемом исследовании через специфику вербально-художественной организации текста. С этой точки зрения, комический художественный текст трактуется как тематически связанный фрагмент целостной вербально-художественной информации, нацеленный на создание намеренного комического эффекта в соответствии с эстетической задачей автора. Построение комического текста осуществляется на основе использования речевых приёмов намеренного разрушения стилистических, словообразовательных, морфологических и синтаксических норм. Описанные нарушения порождают комический эффект вследствие их контекстуальной обусловленности и мотивированности, обеспечивающих создание намеренного комического эффекта и позволяющих рассматривать текст (или текстовый фрагмент) как комический.

В ряду стилистических функций комическая функция занимает особое место. Традиционно комическая функция считается отличительным признаком того или иного стилистического приёма. Так, В.В. Виноградов считает, что каламбур, или игра омонимами, прямым и переносным значением, - один из основных способов создания комического эффекта [Виноградов 1981: 137]. Согласно И.Р. Гальперину, важнейшим лингвостилистическим приёмом создания комического являются авторские окказионализмы, созданные писателем с помощью остроумного соединения разных слов [Гальперин 1991: 86]. И.В. Арнольд считает функцию комического особенностью многозначности и омонимии [Арнольд 1976: 103]. Д. Чьяро основным комическим приёмом считает алогизм [Chiaro 1992: 58]. Д. Кристал представляет целый «каскад» стилистических приёмов, создающих комический эффект: каламбур, синтаксическая омонимия, алогизм, авторские неологизмы [Crystal 1999: 25]. П. Хагс к основным лингвостилистическим средствам создания комического относит оксюморон [Hughes 1983: 47]. Н. Норрик считает, что каждый стилистический приём реализует все функции, хотя та или иная функция может быть доминирующей [Norrik 1993: 124]. В то же время В. Нэш утверждает, что наибольшим комическим потенциалом обладает «двусмысленность», т.е. игра со словом, которая разъясняется контекстом или ситуацией, в которых она фигурирует [Nash 1985: 241].

В настоящее время не разработана единая система, которая включала бы все лингвостилистические средства создания комического эффекта (далее – лингвостилистические ССК). Предпринятый в диссертационном исследовании анализ взглядов российских и зарубежных учёных (А.А. Потебня, В.В. Виноградов, В. Гофман, Л.А. Булаховский, Г.О. Винокур, М.М. Бахтин, С.С. Ефимова, В.П. Григорьев, Е.Э. Биржакова, Е.А. Земская, А.П. Гвоздёв, А.А. Щербина, М.Н. Кожина, М.В. Китайгородская, Н.Н. Розанова, И.Р. Гальперин, И.В. Арнольд, С.Ю. Капкова, Д. Чьяро, Д. Кристалл, П. Хагс, Н. Норрик, В. Нэш) позволяет прийти к выводу о том, что в основу создания комического эффекта положен весь арсенал лексико-грамматических ресурсов. Не существует отдельного стилистического средства, связанного исключительно с функцией создания комического эффекта.

В диссертации отмечается, что рассмотрение лингвостилистических ССК вне связи с определённым литературным жанром (и жанровым подтипом) выявляет универсальные подходы к типологии лингвостилистических ССК, однако в целом проблема комического не может быть решена без опоры на целевую аудиторию и учёта особенностей её восприятия.

Анализ лингвостилистических ССК должен исходить из чёткого понимания наиболее важных особенностей литературной коммуникации. Так, специфика комического в текстах литературных сказок для детей проявляется различным образом в авторском повествовании и в речи персонажей. Более того, сама сущность комического имеет в этом случае двоякую природу, позволяя увидеть художественную ситуацию глазами ребёнка и глазами взрослого.

Вышеизложенное позволило сформулировать рабочую гипотезу исследования, согласно которой особенности лингвостилистических ССК в литературной сказке следует рассматривать на основе учёта различных факторов, а именно: а) индивидуального стиля автора сказки (авторского идиолекта); б) принципиальной полифоничности вербально-художественной информации, роли подтекста и ассоциативного потенциала лингвостилистических ССК; в) особенностей сказочного мировосприятия (в том числе, особенностей восприятия детской целевой аудитории).

Восприятие комического детьми существенным образом отличается от восприятия комического взрослыми. Дети более восприимчивы к явным простым комическим несоответствиям [Shultz 1974: 503]. Комическое отождествляется в детском сознании с нелепостью поведения, нарушением знакомых детям норм: «Папа надевает ботинки на руки, собирает­ся есть суп молотком…» или «Некто отправ­ляется к сапожнику заказать пару башмаков для рук. Он ест и играет на ак­кордеоне. Воду называет хлебом. Это человек «наоборот» (Дж. Родари «Грамматика фантазии»). Шутки, основанные на фонологическом несоответствии, понимаются и оцениваются детьми легче, чем шутки, основанные на синтаксическом несоответствии. Дети остро реагируют на нелепицы, типа: «Ехала деревня мимо мужика, вдруг из-под собаки лают ворота» или «Выскочила палка с бабкою в руке», в которых наблюдается заполнение правильной синтаксической конструкции «неправильным» содержанием, что разрушает соответствие между семантической и синтаксической сочетаемостью слов. В частности, на этом приёме основаны сказки К.И. Чуковского («Долго-долго крокодил море синее тушил: пирогами, да блинами, да сушёными грибами»).

Конкретность и образность мышления детей определяет не только специфику вербальной информации сказочного текста, но и определённые элементы изобразительности в организации сказочного текста: нестандартное использование речевых клише, коверканная речь, буквализация значений, создание слов-перевёртышей, игра с языком [Пиаже 1969: 361].

Во второй главе «Лингвостилистические средства создания комического эффекта в сказке и проблема передачи комического в переводе» описывается жанровая типология сказок, разрабатывается феномен языковой игры, анализируется ономастическая языковая игра в сказочном тексте, даётся классификация средств создания комического эффекта в литературной сказке для детей, определяется специфика передачи комических элементов текста оригинала в переводе.

Проблема классификации сказок разрабатывалась многими учёными (В.П. Аникиной, А.С. Бушминой, Т.В. Зуевой, В.А. Бахтиной, В.Г. Базановой, И.П. Лупановой, М.Н. Липовецким, В.Я. Проппом, А.Н. Афанасьевым, Э.В. Померанцевой). Наиболее общим является разграничение сказок на фольклорные (закрепившиеся в культуре как созданные народом) и литературные (являющиеся произведениями определённых писателей).

В диссертации указывается, что именно фольклор является источником для литературной сказки. Однако, несмотря на некоторые общие черты, литературная сказка отличается от фольклорной по следующим параметрам: по генезису – литературная сказка создаётся одним автором, фольклорная же представляет собой результат коллективного творчества; по форме повествования – литературная сказка существует только в письменной форме, в одном строго зафиксированном варианте (фольклорная сказка изменяется даже тогда, когда она пересказывается одним и тем же рассказчиком); по содержанию – литературная сказка характеризуется большим разнообразием сюжетов, указывающих на её связь с реальной действительностью; по композиции – литературной сказке свойственны менее строгие правила построения по сравнению с фольклорной сказкой; по объёму – литературная сказка может быть как короткой по объёму, так и довольно длинной, тогда как фольклорная сказка, как правило, короткая; по языку – в литературной сказке редко используются традиционные сказочные формулы, для неё типичны сложный синтаксис, более разнообразная лексика и использование индивидуальных троп (вместо традиционных, характерных для фольклорной сказки).

Таким образом, литературную и фольклорную сказки следует рассматривать, несмотря на их взаимосвязь, как два самостоятельных жанра. К жанровым особенностям литературной сказки относятся: а) опора на фольклорные традиции; б) присутствие игрового начала; в) наличие «образа автора»; г) сочетание реального и фантастического.

Типологические характеристики сказки связаны со спецификой сюжета и композиции, наличием элементов сверхъестественного и фантастического. В сказке происходит размывание граней между чувственным и рациональным отражением действительности. Модус «фиктивности», определяющий динамику сказочного сюжета, допускает не только фантастическое, далёкое от реальности развитие сюжета, но и своеобразное манипулирование языковыми ресурсами. Алогизмы, каламбуры, бурлеск, окказиональное словообразование – яркие проявления оригинальной стилистики литературных сказок.

Сказка строится на игровых началах, подразумевая «игру» событийного и образно-эстетического характера. Содержанием языковой игры является закодированная информация, которая отражает картину мира говорящего в комической форме. Поскольку языковая игра реализуется в коммуникации и связывается с остроумным и целенаправленным манипулированием образными ресурсами языка, её следует рассматривать с позиций стратегий построения речи. Данный подход позволяет определить языковую игру как особую стратегию экспрессивизации речи (в том числе, художественной), связанную с порождением комического эффекта на основе осознанного нарушения функционально-семантических закономерностей использования языковых форм. Языковая игра также может пониматься как осознанное и целенаправленное манипулирование экспрессивными ресурсами речи, обусловленное установкой на реализацию комического эффекта. При этом важно отметить, что некоторые исследователи считают более правильным говорить о речевой игре, поскольку игра реализуется в речи с учётом ситуации и особенностей восприятия [Гридина 1999; Нухов 1997; Санников 1999].

Языковая игра как текстообразующий фактор характеризуется использованием уникальных авторских приёмов на различных уровнях функционирования сказочного текста. Наиболее ярко языковая игра проявляется в сказочной ономастике. Специфические именования сказочных персонажей и объектов не только подчёркивают условность создаваемого воображением автора мира, но и выражают важные смысловые оттенки и стилистические коннотации, например: Пончик, Молчун, Ворчун, Знайка, Смекашо, Хапс, Гадкинс, Жадингс (Н. Носов), Mr Smarty (Мистер Красавчик) (П. Треверс), Curly (Кудряшка), Mr and Mrs Dearly (Мистер и Миссис Дорогуши) (Дж. Барри).

Ономастическая языковая игра в сказке может реализовываться на различных уровнях: фонетическом, морфологическом, лексико-семантическом.

На фонетическом уровне языковая игра реализуется с помощью таких приемов, как: а) анаграмма (например: «WOL» вместо «OWL»). Дж.К. Роулинг широко использует подобную словообразовательную игру. Имя ТОМ MARVOLO RIDDLE превращается в I AM VOLAND DEMORT, что созвучно словам ‘volant’ - летящий; demon’ – дьявол; mortal’ - смертный (т.е. Я НАДВИГАЮЩАЯСЯ СМЕРТЬ); б) аллитерация: Мама Римма, Match-Man, Little Lamp, Dainty David, Where Wozzle wasnt, Jolly Roger; в) спунеризм (например: the Wolery (=owlery) - «обиталище сов», «помещение для сов», а также в переносном смысле «глупость, чванство»); г) ономатопея (игровые моменты в этом случае могут быть связаны с изобретением «авторских» ономатопей). Так, окказионализм Woozle (Бука) основан на ассоциации по созвучию, так как возглас Woo звучит устрашающе для детей. Данный возглас (ономатопея) положен в основу имени пугающего неизвестного существа Woozle в сказке А. Милна «Винни-Пух». Слово Woozle, которое ничего не значит, обладает тем не менее богатой коннотативной сферой. Это прежде всего puzzle (загадка): weasel (ласка - животное); bamboozle (обманывать, мистифицировать); waddle (ходить, переваливаться); waul (кричать, мяукать); whale (нечто огромное, колоссальное); wheeze (тяжелое дыхание, хрип); whelp (детеныш, отродье); wild (дикий, буйный); wool (шерсть). В сумме эти семантические составляющие образуют "нечто загадочное, обманчивое, ходящее вразвалочку, с тяжелым дыханием; огромное, кричащее или мяукающие, покрытое шерстью; дикое; может быть детенышем волка или ласки". Этот вид языковой игры в наибольшей степени свойствен английской сказке, т.к. именно Англия считается родиной фольклорных небылиц-перевёртышей, игровых песен и нонсенса [Аутлева 2008: 123].

На морфологическом уровне ономастическая языковая игра проявляется в таких словообразовательных способах, как: а) суффиксация: Кис Кисыч (Э. Успенский), Сахарин Сахариныч Сиропчик (Н. Носов); б) префиксация: Несидоров (Э. Успенский); в) словосложение, например: медаль "За Двадцатилетие Трактороэкспорта", словари "Охотничье-собачий, "Корово-пастушачий", ''Русско-кошачий", Roosbreakfast (Рузавтрак); г) аббревиация: ''Митя "(название трактора в сказке Э. Успенского "Дядя Федор, Пес и Кот") - аббревиатура к полному названию: ''Модель Инженера Тяпкина".

На лексико-семантическом уровне можно выделить следующие разновидности лексической языковой игры: а) обыгрывание внутренней формы имени собственного: Тяпкин (инженер в сказке Э. Успенского), Дубс и Тупс (Н. Носов); б) обыгрывание коннотативного значения имен собственных: Иван Иванович (на протяжении многих десятилетий данное имя идентифицируется в сознании русских людей с именем бюрократа). Персонаж сказки Э. Успенского полностью соответствует данному описанию, ср.: «Иван Иванович сидел в большом светлом кабинете за столом и работал. Из большой кучи бумаг он брал одну, писал на ней: «Разрешить. Иван Иванович» - и откладывал в левую сторону. Затем брал следующую бумажку, писал на ней: «Не разрешить. Иван Иванович» - и откладывал в правую сторону». В английском языке функционирует большое количество составных наименований с коннотативным онимом. Оним Nanny Butler (Д. Смит «Сто один далматинец») производит комический эффект вследствие того, что Butler (дворецкий) ассоциируется с мужским полом, а Nanny (няня) - с женским; в) стилизация имени собственного: фольклорная сказка: Макарка Счастливый, Кузьма Скоробогатый, Ераско Поспешай, Иван-дурак, Емеля-дурак, Old Jacob, Silly Billy; литературная сказка: Трусливый Лев (А. Волков), Cruella de Vil (Мерзела Д’Яволь), Mr Dearly (Мистер Милоу), Saul и Jasper Baddum (Саул и Джаспер Паршивенсы) (Д. Смит).

Предпринятый в диссертации анализ лингвостилистических ССК, позволил произвести классификацию в соответствии с тремя условно выделяемыми языковыми уровнями: фонетическим, графическим и лексико-семантическим.

На фонетическом уровне к основным лингвостилистическим ССК, используемым в литературной сказке, относятся:




Достарыңызбен бөлісу:
  1   2


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет