Lollapalooza tour journal (Henry Rollins, “Do I come Here Often?”, 1998) 17. 07. 1991, 14: 30. По дороге в Феникс, Аризона



жүктеу 359.52 Kb.
бет1/3
Дата01.05.2016
өлшемі359.52 Kb.
  1   2   3
: wp-content -> uploads
uploads -> Приложение к части а1
uploads -> Рабочий проект
uploads -> Сабақтың тақырыбы: Спорттық ойын волейбол ойынға қосылған допты жоғарыдан немесе төменнен қабылдау
uploads -> С. Ж. Асфендияров атындағЫ
uploads -> Электив курс бойынша «аив-инфекциясының эпидемиологиясы, емдеуі және алдын алу» мпф қоғамдық денсаулық сақтау мамандығының 5 Курс студенттеріне 2011-2012 оқу жылына емтихан тест сұрақтары
uploads -> Жылдарга “Кургак учук-iv” программасы
uploads -> Қорытынды Пайдаланылған әдебиеттер
LOLLAPALOOZA TOUR JOURNAL

(Henry Rollins, “Do I Come Here Often?”, 1998)
17.07.1991, 14:30. По дороге в Феникс, Аризона. Последние несколько дней были загруженными, если не сказать больше. В воскресенье мы играли в Принстоне с Уином. Вход был свободным. Хорошо отыграть шоу прежде, чем отправляться в тур. Было бы даже лучше отыграть неделю концертов. После шоу мы обнаружили, что пока мы играли, некто открыл капот нашего фургона и повыдёргивал все провода вокруг двигателя. Спасибо Микки Уину – мы собрали их снова. После этого я и Хаскетт вынуждены были тащить эту хрень в место проката в Нью-Йорке. Вернулись домой только поздно вечером.

Встреча с Аланом Вегой у него в Нью-Йорке. Это было отлично. Он очень классный человек. Мы проговорили несколько часов у него в гостиной, он дал мне копию его нового компакт-диска. Конечно, он не может иметь никаких дел в этой стране – как это типично. У него есть в запасе пара интересных историй. Сказал, что концерт The Stooges было самым сильным музыкальным действом в его жизни. Дал мне книгу его картин и сочинений, вышедшую в Японии – сделано превосходно, по-настоящему круто. Говорил мне о создании второго альбома Suicide и о том, как Брюс Спрингстин признался, что является большим поклонником группы. Алан переживал нелегкие времена последние несколько лет, если говорить о продаже его записей. Люди, делавшие с ним сольные альбомы, сидели кучей в его гостиной рядом с его стереосистемой. Что за поездка!

23:16. В отеле в Фениксе. Позанимался здесь в спортзале. Завтра на концерте ожидается 106 градусов. Я не могу ждать, пока столкнусь с этим позже. Я иду навстречу этому прямо сейчас.
18.07.1991, 15:00. Феникс, Аризона. Мы выходили на сцену на саундчек в 10 утра, и это было уже в девяностые. Шоу прошло хорошо. Когда мы вышли на сцену, было жарко как в аду. Первую часть первой песни микрофон не работал, но она всё равно прошла успешно. Я, наверное, выглядел смешно, когда пел, смотрел на всех и в итоге не издавал ни звука. Отличный момент для начала нового тура. Я дал интервью парню с MTV. Эх, старое доброе время. Я просто выдал ему всё дерьмо, которое носил в себе, и он не смог его принять. Джо заснял всё.

Когда Nine Inch Nails были на сцене, с их оборудованием возникли какие-то неполадки, и группа вышла из себя и поломала кое-что из инструментов. Мы в это время были в раздевалке с ребятами из Jane’s Addiction и просто ухохатывались над их поведением. Я встретил Ice-T и Vernon Reid – они угарные. Эта поездка должна быть клёвой.

Я возвращаюсь обратно в Лос-Анджелес сегодня вечером, так как завтра у меня выходной.
21.07.1991, 12:10. Лос-Анджелес, Калифорния. Сегодня играли в Сан-Диего. Играли там же, где я смотрел концерт Dead в 1985 году. Сегодня было мощно. Воздух был прохладным, были специальные места для нас, поэтому каждый мог сидеть впереди и смотреть концерт. Ice-T посмотрел всё. Он и остальные парни из Syndicate прикольные. Я должен был дать несколько интервью и встретиться с безликими людьми с радио, которые обычно говорят тебе, что встречались с тобой ранее трижды, и ты никогда не можешь этого вспомнить. Разговаривал с Гибби и Кингом из Butthole Surfers. Они рассказали мне о том, как зависали с Рокки Эриксоном в Остине, где они все жили, и поведали несколько интересных историй о нём. Рокки Эриксон отличный. До того я никогда не встречал людей, знакомых с ним.

Вернулись сюда, в Лос-Анджелес несколько часов назад. Сегодня утром надо было вставать и ехать в Ирвин на первый из трёх концертов. Ice-T сегодня был убийственен – хорошо, что мы отыграли до него, я имел возможность посмотреть, как он выступает и не думать о том, что будет дальше. Я устал от проделанной работы, от концерта и вообще от всего дня.


07.21.1991, 21:14, Лос-Анджелес, Калифорния. Только вернулся с первого из трёх намеченных в Ирвине шоу. Когда мы начали где-то в два часа дня, народу почти не было. Большинство публики находилось на расстоянии 50 ярдов в поле, на вершине холма. Было так, словно мы играли одни посреди автостоянки, но всё равно это было клёво. Очень печально было смотреть, как толпа народу собирается в течение 30 минут после того, как мы отыграли. Когда Айс вышел на сцену, было море народу. Он и его парни были великолепны – лучшее из их выступлений, которые были. Ice-T сказал тогда нечто забавное: «Генри Роллинз, поганейший засранец в мире был здесь и играл, и вы смотрели на него, будто бы он Боб Хоуп!»

Завтра выходной. Вечером Хьюберт Селби и Дон Байема появятся, и мы собираемся записать несколько часов устного выступления на мой магнитофон DAT. Это «Три человека в комнате» – идея, появившаяся у меня несколько недель назад. Мы трое сидим в комнате, каждый по очереди читает своё, что-то говорит или что-то ещё делает. Это представляется неплохой затеей – посмотрим, что из этого выйдет.

Я устал и пытаюсь собрать всё в голове воедино, поэтому я выберусь отсюда, чтобы на мне не висело всё дерьмо, которое висит. Мне хорошо в моей комнате. Странно приходить сюда после выступления группы. Я сегодня встал рано и работал на износ. Я довольно сильно задолбан.
23.07.1991, 01:14, Лос-Анджелес, Калифорния. Сегодня мы сделали запись. Селби пришёл, Дон прилетел из Сан-Франциско. Запись вышла стоящей, как мне кажется. Мы втроём сидели перед микрофоном и записывали всё в течение 95 минут или около того. Я прокрутил кое-что из записанного – вышло неплохо. Завтра надо вставать рано и начинать работать до того, как мы отправимся в Ирвин. По-настоящему не поспать до выходного в Сан-Франциско.

Я должен продолжать работать. Подхожу к завершению некоторых вещей, которые я начал делать несколько лет назад. Оставшуюся часть тура я должен быть стойким и полным сил. Я не должен бросать писать. Надо использовать каждый удобный момент для работы.


23.07.1991, 23:14, Лос-Анджелес, Калифорния. Второе шоу в Ирвине завершилось – лучше, чем вчерашнее. Мы как обычно играли другой сет. Как и раньше, западло играть для никого, но такова участь разогревающих групп. Мы – группа, которая играет, когда публика стоит в пробке или блюет себе на ботинки на стоянке. Ice-T, похоже, был в скверном настроении сегодня, когда вышел на сцену. Не знаю – может, он просто был тихим. Мы сделали пару фотоснимков для Rolling Stone. Парень завершил всё за две минуты. Я разговаривал с Алексом Уинтером, снявшим «Необычайные приключения Билла и Теда». Говорит, что продолжение делается. Взял интервью у Spin – оно длилось всего около 5 минут. Не думаю, что им хотелось говорить со мной. Проработал всё утро, завтра утром будет то же самое. Сегодняшняя ночь будет последней ночью, когда я провожу столько времени в своей постели. Я делаю столько записей, сколько могу, и так прошло уже несколько дней. Я жду момента, чтобы выбраться отсюда. Сколько раз я уже это говорил? Я знаю, что играю лучше, когда я далеко от дома. Не могу играть хорошо, пока не уберусь подальше от того места, где живу.

Будет интересно посмотреть, как группы будут играть через три недели. Я вижу, что некоторые просто выгорают. Например, я думаю, что парни из Nine Inch Nails не выдержат всего полностью. Не знаю, почему я это чувствую. Посмотрим, как будет играться завтра.


25.07.1991, 01:04, на пути в Маунтин Вью, Калифорния. Сегодня отыграли хорошо. Я отлично провёл время. Во время нашего сета не было никого. Ice-T познакомил меня вечером с парнями из Boo Ya Tribe. Они реально огромные парни, на самом деле классные. Выглядели так, словно могли раздавить машину. Я поговорил с Фли, когда мы смотрели Living Colour, – он рассказывал мне о поездке в Коста-Рику. Забавно было смотреть, как толпа реагирует на Living Colours. Похоже, она не знает, как себя с ними вести. Группа будет играть до конца, а толпа просто стоит.

Я хорошо поработал, пока мы ожидали отъезда. Хорошо брать вес, когда играют Siouxsie. Они вызывают во мне желание убивать, и это здорово. Тяжело быть за сценой, когда другие группы играют. Я вижу их, и мне хочется выйти и смести их со сцены, показать им, как надо. Позже, в те дни, когда играют большие группы, за сценой полно горячих женщин, смотрящих на меня с изумлением. Это не Бог весть что. Для меня они по любому ненастоящие. Никто из этих людей не сможет сделать ничего со мной и моим миром.


25.07.1991, 19:15, Маунтин Вью, Калифорния. Сегодня выходной. Мы выехали автобусом после шоу и приехали сюда рано утром. Я немного поспал и не помню, где я был. Провел сегодняшний день, делая свои записи и слушая музыку.

Коротко переговорил с нашим менеджером Гейлом. Завтра он придёт на концерт. Говорит, что ребята из группы имеют жалобы по поводу денег и проблемы с Энди Уоллосом (продюсером нашего следующего альбома). У басиста куча идей по поводу того, как всё должно быть сделано. Я видел его в работе. Он делает всё, используя свои шумные студийные зарисовки. Не хочу делать ещё один альбом, который звучал бы как Hard Volume. Это хорошая пластинка, но я хочу чего-то другого. Поэтому продюсер приглашён со стороны.

Иногда отношения внутри группы доводят меня до безумия. Это продолжается несколько дней, потом я это преодолеваю, но иногда я чувствую, что трясу их как наёмных работников. Я обидчив и не хочу эмоционально участвовать в их жизни. Это отнимает много времени и не всегда того стоит. Я чувствую: они думают, что я что-то затеял, или же хочу их обокрасть. Они хотят больше денег? Прекрасно. Я посмотрю, что я могу сделать. Они хотят, чтобы это было бизнесом? Я только за. Посмотрим, вынесут ли это они. Когда выйдет новая пластинка и мы будем играть каждый вечер, я не хочу от них ни одного сраного писка по поводу того, что они устали и т.д. Мне по хрену. Одна из причин, по которой возникают трения, это то, что я не музыкант и что мне лучше об этом помнить. Думаю, мне бы хотелось, чтобы иногда они были потвёрже. Некоторые вещи, которые они высказывают, ввергают меня в смех. Не думаю, что они могли бы позволить себе это в Black Flag. Как бы то ни было, всё это не имеет значения, не так ли?

Итак, сейчас вечер. Einsturzende Neubauten сегодня играют. Другие собираются играть, я – нет. Есть несколько людей на шоу, которых мне не следовало бы видеть. К тому же я собираюсь весь вечер работать. Это не очень хорошо – быть рядом с людьми, когда мне следует поработать. Многие парни из групп слишком мягки. Они вруны – хорошо выглядят перед камерой и дают свои маленькие концертики на сцене. Это так слабо. Никто из них не играет со вкусом крови на губах. Я не чувствую ничего общего почти ни с одним из этих ансамблей. Это лишь шоу-бизнес для них. Это никогда не станет реальным.


27.07.1991, 12:29, Маунтин Вью, Калифорния. Хорошо провели время на сцене. Место великолепное: Shoreline Amphitheater, принадлежащий Биллу Грэхэму. Он бегал вокруг весь день, убеждаясь, что все идёт хорошо. Еда была отменной. Снова никто не пришёл на нас смотреть, но такая сейчас у нас судьба.

Том Уэйтс был сегодня в раздевалке Jane’s Addiction. Я немного поболтал с ним. Что за классный мужик! Он говорил о том, какими «костяными машинами» бывают люди. Я устал от выступлений и от времени, проведённого вне сцены. Я буду писать больше, когда будет возможность.


28.07.1991, 11:07, где-то в Неваде. Мы выехали после шоу. Хорошо уехать из Калифорнии. Пару дней, пока мы едем в Канзас, концертов не будет. Это хорошо. Надеюсь, теперь турне начнёт становиться настоящим. Никаких хорошеньких девочек за сценой. Группы не будут окружать их друзья, целующие им задницы, и музыка будет говорить за всех. Посмотрим, кто достигнет цели, а кто отвалится.

Всё это пришло мне в голову с этой закулисной девкой в Сан-Франциско. Она подошла и стала говорить мне кучу какого-то дерьма, лапая меня и спрашивая о том, что я буду делать после концерта. Я сказал, что хотел бы отрезать ей голову и изобразить что-нибудь её кровью. Мы пошли смотреть выступление Banshees, и она пыталась затащить меня в дамскую комнату, чтобы я там с ней остался. Я не мог представить себя пытающимся трахнуть бабу в комнате, полной писающих женщин. Она дала мне свой номер и сказала звонить ей, когда бы я ни появился поблизости. Я выкинул номер. Меня забавляла мысль о том, насколько ей непросто было написать номер, тогда как я собирался всего лишь выкинуть его.

23:43. Всё ещё едем – не знаю, где. Передняя часть автобуса в порядке – хорошие кресла, хорошее освещение. Из динамиков – Elmore James. Неплохо.

Хорошо всё-таки уехать из Лос-Анджелеса. Хорошо быть подальше от девчонки, которую я увидел позже. У меня не было с ней проблем. Я просто знаю, что мне лучше уйти в себя, когда я не должен общаться с кем-то, не связанным с моей работой. Привязанности нет места, когда я на гастролях. Лучше всего, когда мне не нужно быть человеческим существом. Я ощущаю, что мне всё труднее и труднее общаться с людьми. Они постоянно меня обламывают. Не думаю, что я создан для близких отношений с женщиной. Когда всё подходит к какой-то определённой точке, я просто выключаю это. Пока не знаю, почему оно так.


29.07.1991, 23:02, Канзас-Сити, Канзас. Я проснулся утром около пяти с запахом серы в лёгких. В голове стучало, в ушах стоял звон. Воняло во всём автобусе. Как оказалось, батареи высохли, и газ пошёл в автобус через вентиляционную систему. Мы свернули на обочину. В батареи плеснули несколько галлонов воды. Я прилагал все усилия к тому, чтобы меня не стошнило от головной боли. Никто, кроме меня, пока не просыпался. Мы приехали сюда после полудня. Дэйв (водитель) ехал без сна почти сорок часов.

Через полчаса после того, как мы расселились, я дал несколько интервью по телефону. Один парень пытался меня достать, но я его уделал. Он сказал, что, отвечая на вопросы коротко, я ухожу от ответов. Я сказал, что мог бы наговорить ему кучу всяких вещей, которые бы ему понравились, и прочего такого дерьма, от которого его мозги бы вытекли, но вместо этого я давал ему прямые ответы. На хер этих людей.

После я пошел на радиостанцию и немного поговорил в эфире с ведущими. Они были клевыми, смешными до ужаса и позволили мне всё, что я хотел.

Теперь обратно в отель. Несколько детишек стоит в фойе. Вероятно, все номера в отеле заняты. Большинство занято детишками, проехавшими много миль, чтобы увидеть завтрашний концерт.

Крис куда-то ушёл, и я в комнате один. Это хорошо. Я думал о том, что собирался начать писать. Я убрал всё лишнее из текста, теперь время добраться до сути и постепенно доделывать оставшееся. Многое из того, что я пишу, будут ругать. Всё сводится к ярости и горечи. Правда – такая, какой я её вижу. Чистая смерть от начала и до конца. Хочу быть прям. Меня, возможно, будут ненавидеть за всё это, но мне плевать. Хорошо, что мы завтра играем. Не думаю, что меня хватило бы ещё на день в этом автобусе.
30.07.1991, 18:22, Канзас-Сити, Канзас. Я в раздевалке, собираюсь вместе с ребятами из Nine Inch Nails. Они настолько слабые, что это даже не смешно. Ice-T был сегодня великолепен. Мы не можем уехать уже несколько часов. Наш сет был неплох. Чувствовались выходные. Работать сегодня было тяжело – хочу продолжить чуть позже. Дал несколько интервью. Весьма жиденькие люди, которых ко мне посылают – такие слабые. Других тут просто нет. Плохо то, что после окончания нашего выступления всё звучит слабо, как саундчек. Вот когда Ice-T на сцене, мне хочется играть. В этом отношении тур будет обескураживающим. Сегодня мы едем в Сент-Пол, Миннесота. Завтра выходной. Я попробую убежать, когда мы там затеряемся. Очень скучный день сегодня, помимо сета ничего особо не было. На сцене было так жарко, что я не мог сконцентрироваться. Просто держался, чтобы меня не стошнило. Людям выступление, кажется, понравилось.
31.07.1991, 0:15, Сент-Пол, Миннесота. Покинул шоу прошлым вечером после того, как Jane’s Addiction закончили выступать.

Дерьмовая вещь приключилась вчера. Я стоял один, и эта девушка подошла и спросила, что я делаю. Желая предотвратить то, о чём я думал, я сказал ей, что я осветитель. Я думал, что она потеряет ко мне интерес и оставит меня в покое. Не сработало – она всё равно меня доставала. Я увёл её от этого разговора, посадил и решил поговорить с ней. Я сказал, что ей не стоит спать с парнями всякий раз только для того, чтобы они с ней дружили. Я сказал ей, что ей следует прекратить тратить себя таким образом. Она вроде бы согласилась.

Она казалась хорошей девушкой, простоватой, но очень красивой. После она была в трейлере и трахалась с людьми из некоторых групп. В итоге все они ушли, и она вышла, пошатываясь, вытирая рот курткой. Увидела меня и опустила глаза. Прошла через стоянку и исчезла.

Сегодня выходной в Сент-Поле. Не знаю, что буду делать без работы над книгами. Отель находится в нижней части города, рядом с тем местом, где мы будем играть. Усталости нет. Может, немного кофе не повредит.

01:42. Поговорил коротко с одним из менеджеров Jane’s Addiction. Слушая, как он говорит об их делах, я понимал, что никакой предпринимательской хватки у меня нет. Не могу сказать, что парень был каким-то грязным ублюдком, как это ни странно. Речь только лишь о том, как у них всё делается такими путями, о которых я никогда и не думал. Думая о том, насколько это известная и большая группа, я сейчас понимаю, что это гораздо больше, чем просто музыка – то, что сделало их теми, кем они являются. Очень много планирования и мудрых ходов. Согласование действий – ключевой момент здесь. У меня нет этого чувства вообще. Я просто считаю, что если ты продвигаешь что-то, сделанное тобой, выверни себя наружу, сделай всё, что сможешь, и всё будет нормально. В любом случае. Может быть, ты не станешь богатым, но всё будет хорошо. По крайней мере, ты будешь знать, что сделал всё, что мог. Нет ощущения, что Jane’s Addiction играют каждый концерт так, будто бы он последний. Я видел, как они просто проживают один концерт, или два. Большинство групп таковы. Неважно, что они делают. Важно, что я делаю максимум того, что могу, каждый день – неважно, чем именно я занимаюсь.
02.08.1991, 15:24. Приехали сюда несколько часов назад. Прошлой ночью мы покинули Сент-Пол. Я немного поспал. Проснулся и обнаружил, что у меня теперь большой список интервью, которые надо дать, после чего у меня меньше часа до того, как я поеду в Чикаго на свое устное выступление. Выходной в расписании тура, и я работаю. Мне хорошо. Что я буду делать с ночью выходного дня?

Мне не следовало спать, когда я приехал сюда. Это меня подкосило. Два интервью позади, а я всё ещё не пришёл в себя. Я тону в очередной депрессии. Иногда я не могу её преодолеть. Все мысли, которые я могу собрать в кучу, не могут её остановить. Иногда даже мышление в духе «полуживотное-полумашина» не помогает. Не знаю, что заставляет меня приезжать в этот штат. Всё, что я знаю – это что сегодня вечером у меня шоу, и всё, чего я хочу – это выстрелить себе в голову.

1:01, в отеле. Шоу прошло неплохо. Публика, как обычно, была великолепной. Я говорил о Джоне Мэсайасе. Говорил о моём товарище Луи, который недавно умер от передоза. Говорил о лос-анджелесских свиньях. Много было сказано против наркотиков. Вообще хорошо вечер прошёл. Я упускаю устные выступления. Я постараюсь делать их побольше, когда будет шанс. Со всей этой вознёй с группой так происходит, что я не подхожу к ним как следует. Сейчас я не чувствую депрессии так, как после шоу. Время спать. Новое шоу впереди. Всё, чего я хочу, это добить его.
03.08.1991, 19:07, Чикаго, Иллинойс. Сегодня я сетом недоволен. Он на самом деле не вставил. Не потому, что парни плохо играли и не ещё из-за чего-нибудь, просто иногда это не зажигает. Толпа стояла и не двигалась ни на дюйм. По сути, они выглядели скучающими. Круче всех были два человека в майках NIN, которые надо мной смеялись. Я представляю себе, что, наверное, выгляжу смешно для их фанатов.

NIN добавили ещё одного человека в их техническую команду, что означает ещё одного человека в автобусе. Он ничего, просто там и так не было места, а тут мы добавили ещё парня. Без вариантов.

Завтра концерт в Детройте. Мы посещали этот город с Jane’s Addiction раньше, так что это должно быть клёво. Хорошо будет выехать сегодня вечером и уехать отсюда. Видел сегодня Эла Йоргенсена, который прогуливался вокруг. Уверен, что он далеко пошёл. Я бы хотел вызвать его на драку. Это избавило бы меня от скуки, вышибло бы дерьмо из некоторых людей, особенно – из этого подонка.

Сегодня я дал слишком много интервью. Первое началось, когда я принимал душ в отеле. Я не особо хорошо себя чувствовал сегодня. Всё, о чем я говорил во время последнего интервью, был Тэд Банди. Я спросил женщину, которая действовала мне на нервы, есть ли у неё сёстры, и мог бы я разрезать их тела на куски. О да!


04.08.1991, 23.21, Детройт, Мичиган. В автобусе слушаю Monk. Сегодня отыграли хорошо. Выбили всё дерьмо. Я пошел стоять перед сценой и смотрел Ice-T и Body Count. Они были великолепны. Айс угорал. Он сказал одной девке поднять её жирную задницу, и все засмеялись. В один момент Айс увидел меня впереди и сказал толпе дать мне руку, и все просто охренели – было ощущение, что им дали команду действовать. Странное чувство. До того, как он это сказал, я забыл, что вокруг все эти люди. Я был настолько погружён в себя, что это меня испугало.

Много работал сегодня. Дал шесть интервью и встречался с людьми из BMG. Не помню, как их звали, но они мне понравились.

Утро было дерьмовым. Мы выехали прошлым вечером из Чикаго, а утром я проснулся на стоянке возле концерта менее чем за два часа до нашего выступления. Даже не знал, где нахожусь.
05.08.1991, 21:30, Кливленд, Огайо. Ещё один сильный концерт. Опять то же самое – проснулся на стоянке возле концерта и глазел вокруг, пытаясь понять, где же, черт побери, я нахожусь. Наверное, я выглядел как идиот. В итоге кто-то отвёл меня в раздевалку. Они дали нам и Butthole Surfers трейлеры сзади, возле передвижных туалетов. Ничто не сравнится с жизнью разогревающей группы.

Опять дал кучу интервью – не знаю, как я всё это вынес. Не помню, что говорил этим чудакам, но кажется, что всё было нормально. Видел ещё людей из BMG, они молодцы. Тут их наверняка полно вокруг.

Всё тело очень болит. Меня чуть лихорадило два дня. Едва ли мог расслабиться. Кажется, замёрз. Это случилось после сета и сейчас оно со мной. Завтра выходной в Канаде. Сегодня ночью большой переезд.

Я чувствую себя хорошо, если не считать этой боли. Я не одинок. Я не держу мысли, а они не держат меня. Живу настоящим. Я читал о кодексе самураев, и это заставило меня посмотреть на жизнь иначе. Они были помешаны на смерти и постоянно держали её в своей голове. Это одна из причин, почему они были столь жестокими воинами. Я могу использовать это, чтобы собраться и оставаться твёрдым. Это помогло мне справиться с одиночеством, которое я ощущал раньше в дороге. Мне надо уметь справляться с ним, потому что оно всегда присутствует в моей жизни. Даже когда я с женщиной, я одинок. Я пока ещё не освоил это всё, но я над этим работаю. Идти со смертью – значит переживать целую вечность каждую секунду. Теперь люди выглядят для меня иначе. Их голоса – ничто иное, как жужжание насекомых или шуршание листьев.

Иногда я представляю, что люди мертвы, когда я с ними говорю. Я не помню имён. Их жизни ничего не значат. Иногда, когда я смотрю на них, я представляю, как я убиваю их и ем что-нибудь, стоя над их телами.

Какой-то идиот из технической команды проходит мимо меня в заднюю часть автобуса. С ним какая-то тупая пьяная баба. Выстрелить каждому из них в лицо и выкинуть на стоянку. Жить без морали, уметь убивать как Тед Банди – это, наверное, странная сила. В конце концов, мы все будем мертвы. Насекомые.


06.08.1991, 20:57, Миссиссога, Канада. Приехали сюда рано утром. Я с трудом вспоминаю свои поездки по Канаде. Я поспал несколько часов и проснулся вовремя, чтобы дать пять интервью, о которых мне ничего не говорили. Когда они все закончились, было около шести. Выходной.

Парни пошли в город смотреть концерт. Я один в комнату слушаю новую запись Алана Веги. Она так хороша! Он не может иметь дел в США. Я очень хочу создать свой лейбл. Был бы рад издавать его пластинки здесь. Есть несколько пластинок, которые надо бы издать, и которые давно разошлись. Я хотел бы это изменить. У меня нет денег для создания лейбла, но мне это нужно. Знаю – предстоит много работы.

Скорей бы эта боль прошла. Не знаю, почему моё тело делает это со мной. Я думаю, я справлюсь с этим. Насрать, у меня есть силы пройти через это, как я всегда делаю.

22:32. Только что говорил с Гейлом по поводу создания лейбла. В понедельник встречаемся с Caroline. Кейт ничего не обещает, но сказал, что попробует с нами встретиться. После я отправил факс Алану Веге и его менеджеру. Сказал, что хочу выпустить четыре пластинки из их бэк-каталога, и рассказал обо всём, что хочу сделать в отношении лейбла. Я попросил его подумать и пообещал позвонить, когда буду в США.

Не помню сегодняшний день. Сейчас поздно, и я вымотан. Сегодняшний день проведён словно в коме – никак не могу собраться в кучу. Много чего есть в мыслях, и это меня сбивает с толку. Хочу поспать без снов. Я должен работать, оставаться занятым, иначе я сдамся. Надо идти вперёд, иначе всё пропало. Я знаю, что грань между обычным пропуском и провалом тонка как лезвие. Я не планирую всё это бросать.



  1   2   3


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет