Межведомственного стратиграфического комитета и его постоянных комиссий



жүктеу 2.12 Mb.
бет5/14
Дата31.03.2016
өлшемі2.12 Mb.
түріСборник
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
: bookfiles
bookfiles -> Курс лекций для студентов специальности I 51. 01. 01 «Геология и разведка месторождений полезных ископаемых»
bookfiles -> Геология россии
bookfiles -> Справочник для соседей по специальности
bookfiles -> Ааленский ярус — нижний ярус среднего отдела юрской системы (доггера). Однако некоторые геологи считают, что А. я. — самый верхний ярус лейаса, т е. нижнего отдела юрской системы. Абазинская свита
bookfiles -> Новосибирский государственный
bookfiles -> Л. И. Шабалин основы молекулярно-кинетической концепции рудо и магмообразования
bookfiles -> Лекция 1 Понятие о полезных ископаемых и их месторождениях Основная терминология
bookfiles -> Химия и физика нефти
bookfiles -> Учебное пособие Москва 2012 Содержание 2 Предисловие 4 метасоматические процессы, их значение 6

СИЛУРИЙСКАЯ СИСТЕМА

Общее стратиграфическое расчленение системы. Силур стал первой системой фанерозоя, для которой на основе единых принципов была создана Международная стратиграфическая шкала (МСШ) (M.G.Bassett, 1985; L.R.M.Cocks, 1985; C.H.Holland and M.G.Bassett, eds.,1989). Она включает четыре отдела (серии), три из них разделены на три (лландовери) или два (венлок, лудлов) яруса, верхний (пржидоли) – не имеет более дробного расчленения Двухчленное деление на нижнюю и верхнюю подсистемы официально не принято, хотя неформально подразделения «нижний» и «верхний» силур широко используются. Первый охватывает лландовери и венлок, второй - лудлов и пржидоли (Прил.4).

Быстрое восстановление биоразнообразия после массового вымирания, охватившего почти все группы фауны в результате крупного материкового оледенения в начале хирнанта, низкий уровень провинциализма фауны, относительно спокойный тектонический режим, закрытие океана Япетус, отчетливо распознаваемые эвстатические колебания уровня моря и глобально фиксируемые климатические флуктуации на фоне относительно стабильного гумидного теплого климата, создают благоприятную основу для межрегиональной и глобальной корреляции силурийских отложений. Традиционно биостратиграфическое расчленение и межрегиональная корреляция силурийских отложений опирались на последовательность британских, позднее также польских и чешских зон по граптолитам. В последние годы оказалось возможным создание надежного глобально распознаваемого биостратиграфического каркаса, в основе которого лежит стандартная последовательность граптолитовых зон (T.N.Koren et al., 1996). Эти подразделения сопоставлены с зональными шкалами по конодонтам, хитинозоям и позвоночным, что обеспечивает достаточно надежную корреляцию отложений в широком фациальном спектре для большинства интервалов силурийской последовательности (Silurian Times, 1995; Прил.4).

Глобальные стратотипы границ серий и ярусов силурийской системы, за исключением пржидоли, выбраны в Великобритании (Шотландия, Уэльс и Уэлшбордерленд); стратотип пржидольской границы находится в Баррандиене (C.H.Holland and M.G.Bassett, eds, 1989). Все подразделения МСШ силура определены точками глобальных стратотипов границ (ТГСГ), которые совпадают или коррелируются с границами стандартных граптолитовых зон.

В Общей стратиграфической шкале (ОСШ) силурийской системы, традиционно используемой на территории России (Постановления МСК, 1976, вып. 16; 2002, вып. 33), последовательность и номенклатура подразделений идентична международным, но они различаются по таксономическому рангу. Официально принято двухчленное деление системы на нижний и верхний отделы, а составляющие их международные серии используются в качестве ярусов, тогда как международные ярусы (рудданский, аэронский и другие) имеют ранг подъярусов.



Характеристика границ подразделений Нижняя граница силурийской системы, соответственно лландоверийского яруса и рудданского подъяруса определена в стратотипическом разрезе Линн Бран Тренч, Добс Линн, Южная Шотландия в 1.6 м выше подошвы сланцев Бирк Хилл (L.R.M.Соcks, 1985). При первоначальном определении считалось, что она совпадает с подошвой зоны Parakidograptus acuminatus. Последующие детальные исследования показали, что этот уровень в стратотипическом разрезе соответствует первому появлению граптолита Akidograptus ascensus и Parakidograptus praemarturus, которые определяют границу граптолитовых зон Normalograptus persculptus и A. ascensus. В разрезах пограничного интервала ордовика-силура различных регионов Мира этот уровень находится в нижней части трансгрессивной последовательности граптолитовых сланцев, тогда как начало обширной трансгрессии обычно датируется подошвой зоны N. persculptus верхов ордовика.

В разрезах пограничных отложений территории России этот уровень хорошо распознается в черносланцевых толщах с граптолитами. Они широко распространены в основных складчатых областях, где слагают разрезы открыто шельфовых и склоновых фаций в Сакмаро-Лемвинской зоне Уральского региона, на островах Российской Арктики, Таймыре, в Горном Алтае и в Колымо-Омолонском регионе. Граница лландоверийского яруса в подошве зоны Akidograptus ascensus наиболее надежно установлена в основании чалмакского горизонта на в разрезе по руч. Мирный, басс. р. Колыма (Т.Н.Корень, М.М.Орадовская и др., 1983, T.N.Koren’ and R.F.Sobolevskaya, 2008). Этот разрез предложен в качестве регионального стратотипа и точки границы силурийской системы в открыто шельфовых фациях (T.N.Koren and R.F.Sobolevskaya, 2008). В скважинах Балтийского моря подошва зоны A. ascensus также установлена в непрерывной последовательности граптолитовых сланцев выше зоны N. persculptus (Р.Ж.Ульст, 1992). В более мелководных шельфовых разрезах Горного Алтая, Колымо-Омолонского региона и западного склона Приполярного Урала (р. Кожим) дополнительными реперами границы служат исчезновение комплекса дальманитино-хирнантовой бентосной фауны и появление конодонтов зоны Oulodus? nathani (Т.М.Безносова, Т.В.Майдль, П.Мянник, 2006). Раковинная фауна низов лландоверийского яруса встречается редко и слабо изучена. Это в значительной степени обусловлено частыми перерывами в разрезах шельфовых фаций, документированными в скважинах Калининградской области, разрезах Приполярного и Северного Урала, Новой Земли и на Сибирской платформе. Находки бентосной фауны в зоне A. ascensus известны в карбонатно-сланцевой толще низов чалмакского горизонта (слои со Skenidioides) по руч. Мирный (Т.Н.Корень, М.М.Орадовская и др., 1983). В мелководно шельфовых разрезах с непрерывным карбонатным осадконакоплением (Тыва), нижняя граница силурийской системы определяется в значительной мере условно в низах алашского горизонта по смене комплексов кораллов и брахиопод, сопоставляемых с фауной других регионов.

Рудданские отложения с граптолитами (зоны A. ascensus-Coronograptus cyphus) редко слагают непрерывные разрезы и во многих регионах представлены лишь зонами Cystograptus vesiculosus и/или зоны C. cyphus. Мелководно шельфовые фации руддана с разнообразной бентосной фауной распространены в Урало-Новоземельской области (персейский и джагалский горизонты), на Сибирской платформе (мойероканский горизонт) и ее обрамлении (Прил. 4).

Граница аэронского подъяруса лландовери определена в стратотипическом разрезе Трефавр (Trefavr Track), на площади Лландовери в Южном Уэльсе на уровне появления граптолита Monograptus austerus sequens, который определяет зону Demirastrites triangulatus (M.G.Bassett, 1985; L.R.M.Cocks, 1989). Как показывает анализ находок граптолитов в стратотипическом и других разрезах Лландовери выбранная ТГСГ соответствует уровню в пределах пограничных отложений зон C. cyphus и D. triangulatus, но не обязательно самой зональной границе. В граптолитовых фациях на территории России, граница зоны D. triangulatus наиболее представительна в скважинах Калиниградской области (гривинскя свита) (T.N.Koren’ and A.A.Suyarkova, 2007), в разрезах Горного Алтая (чинетинский горизонт) и Пайхойско-Новоземельской складчатой области (Зональная стратиграфия…, 2006).

Аэронские отложения c граптолитами (D. triangulatus-Stimulograptus sedgwickii) широко распространены во всех складчатых регионах на территории России (Зональная стратиграфия…, 2006). Глинисто-карбонатные отложения открытой части шельфа с брахиоподами и остракодами вскрыты единичными скважинами на территории Московской синеклизы и Волгоградского Поволжья. Шельфовые, преимущественно карбонатные разрезы, достаточно полно охарактеризованы разнообразной бентосной фауной в верхней части мойероканского и хаастырском горизонтах Сибирской платформы (Ю.И.Тесаков, Н.Н.Предтеченский и др., 2000), а также в верхней части чалмакского горизонта Колымо-Омолонского региона, где они содержат зональные комплексы пентамерид (М.М.Орадовская, 1988). Вулканогенно-осадочные толщи с кораллами и брахиоподами лландовери и, возможно, венлока обнажены по р. Амур в центральной и восточной частях Монголо-Охотской области.



Граница теличского подъяруса определена в стратотипическом разрезе Сефн Сериг Роуд (Cefn Cerig Road), на площади Лландовери в Южном Уэльсе (L.R.M.Cocks et al., 1984, L.R.M.Сocks, 1989) на уровне выше последних находок брахиопод Eocoelia intermedia и ниже первого появления Eocоelia curtisi (M.G.Bassett, 1985). Этот уровень в результате косвенной корреляции рассматривался близким к подошве граптолитовой зоны Spirograptus guerichi (F.M.Gradstein et al., eds, 2004). На территории России в непрерывных разрезах граптолитовых фаций подошва телича надежно датируется зоной S. guerichi (Зональная стратиграфия…, 2006), тогда как находки диагностичных видов брахиопод рода Eocoelia не известны.

Теличские отложения с граптолитами (зоны S. guerichiCyrtograptus insectus) широко распространены на территории России и наиболее детально изучены в скважинах Калиниградской области (брюсовская свита), Сакмаро-Лемвинской зоны Уральско-Новоземельской области (харотская, оюская, сакмарская и другие свиты), в разрезах Таймыра (двойнинская толща), Горного Алтая (чинетинский горизонт), на Чукотке (путукунэйская свита) и Северном Кавказе (уллулахранская свита). Теличский стратиграфический интервал распознается в мелководно шельфовых терригенно-карбонатных разрезах Сибирской платформы (агидыйский горизонт) по брахиоподам и остракодам, а также по находкам конодонтов Pterospathodus amorphognathoides (Ю.И.Тесаков, Н.Н.Предтеченский и др., 2000). Брахиоподовая зона Pentamerus oblongus в пограничных отложениях аэрона-телича распознается на Новой Земле (персейский горизонт). В Колымо-Омолонском регионе (басс. р. Ясачной) карбонатные тощи телича (аникинский горизонт) содержат обильных табулят и брахиопод, в прослоях глинистых сланцев найдены граптолиты зон S. guerichi и O. spiralis (М.М.Орадовская, 1988).



Нижняя граница венлокского яруса и соответственно шейнвудского подъяруса определена в разрезе Хагли Брук (Hughley Brook), Уэлшбордерленд в пределах конодонтовой зоны Pterospathodus amorphognathoides между зоной 5 по акритархам и самыми высокими по разрезу находками P. amorphognathoides (M.G.Bassett et al., 1975). ТГСГ при определении была сопоставлена с подошвой граптолитовой зоны Cyrtograptus centrifugus. Полученные позднее биостратиграфические данные по граптолитам, хитинозоям и конодонтам в типовой площади показали неопределенность корреляции ТГСГ с граптолитовыми зонами пограничного теличско-шейнвудского интервала (C. centrifugus - C. murchisoni). Международная подкомиссия по стратиграфии силура пришла к выводу о том, что эта проблема требует специальных детальных исследований по выбору другого биостратиграфического маркера границы в прежнем стратотипе или поискам нового разреза для определения границы ТГСГ на уровне зоны C. centrifugus.

На территории России основание венлока с определенной долей достоверности установлено в граптолитовой последовательности харотской и сакмарской свит Западного склона Урала (устьдурнаюский горизонт) и в скважинах Калининградской области (брюсовская свита). В карбонатных разрезах западного склона Приполярного Урала границу венлока предложено проводить в подошве слоев со Spirinella nordensis (устьдурнаюский горизонт). Появление вида-индекса совпадает с исчезновением конодонтов рода Apsidognathus (Т.М.Безносова, П.Мянник, 2005). Венлокские осадочные отложения на восточном склоне Урала представлены массивными часто брекчиевидными рифогенными известняками елкинского горизонта с обильной бентосной фауной. На Сибирской платформе с основанием венлока коррелируется нижняя граница хакомского горизонта, сложенного известняковыми и доломитовыми толщами с коралловово-строматопоровыми биостромами и бигермами, (Ю.И.Тесаков, Н.Н.Предтеченский и др., 2000). В Колымо-Омолонском регионе этому уровню отвечает подошва сандуганского горизонта, в Тыве - предположительно основание акчалымского горизонта.



Шейнвудские отложения с граптолитами (C. murchisoni bohemicuisC. perneri) в последовательных разрезах документированы по скважинам Калининградской области (дубовская свита) (T.N.Koren’ and A.A.Suyarkova, 2007), фрагменты этой последовательности присутствуют в Зилаирском синклинории Восточного склона Урала.

Граница гомерского подъяруса определена по подошве граптолитовой зоны Cyrtograptus lundgreni в стратотипическом разрезе Витвелл Коппис (Whitwell Coppice) (M.G.Bassett et al., 1975). Разнообразный комплекс граптолитов этой зоны представлен во всех разрезах граптолитовых фаций на российской территории. Кровля этой зоны характеризуется одним из самых крупномасштабных вымираний силурийской граптолитовой фауны (событие lundgreni), за которым следует длительная фаза восстановления разнообразия в пределах всего гомерского времени (M.J.Melchin, T.N.Koren’ and P.Storch, 1998). Подошва и кровля зоны C. lundgreni служат надежными корреляционными уровнями в разрезах пелагических и гемипелагических фаций Пайхойско-Новоземельской области, Сакмаро-Лемвинской зоны Урала и на Таймыре. В карбонатных фациях с границей гомера, возможно, совпадает подошва остракодовой зоны Herrmannina insignis на юге Новой Земли (кленовский горизонт) и уровень появления брахиопод Hyattidina parva на Таймыре (андреевская свита), в Средней Сибири (хакомский горизонт) и на Северной Земле (самойловичская свита) (Р.Г.Матухин и др., 1997; Атлас палеозойской фауны Таймыра, 2003; Т.В.Лопушинская, 1976). Венлокский интервал разреза в Колымо-Омолонском регионе представлен в основном карбонатными, реже глинистыми породами с бентосной фауной и зональными граптолитами на разобщенных стратиграфических уровнях шейнвуда и верхнего гомера.

Граница лудловского яруса и соответственно горстийского подъяруса определена по подошве зоны Neodiversograptus nilssoni в стратотипическом разрезе Питч Коппис (Pitch Coppice), Шропшир (C.H.Holland et al., 1963). Эта граница является одним из хорошо распознаваемых уровней, так как определяется по появлению новой граптолитовой фауны после события массового вымирания позднего венлока. На территории России она прослеживается в граптолитовых фациях лудлова (горсти) в скважинах Калининградской области (ульяновская свита), разрезах Северного Кавказа (манглайская свита), Пайхойско-Новоземельской складчатой области, Сакмарской зоны Южного Урала, на севере Таймыра и в Колымо-Омолонском регионе (Зональная стратиграфия…, 2006). Однако в мелководных карбонатных отложениях хатанзейского и падимейтывисского горизонтов юга Новой Земли и Западного склона Урала эта граница выражена крайне нечетко как по палеонтологическим, так и по литологическим критериям. С этого уровня в разрезах в составе отложений увеличивается породообразующая роль фауны (скопления парастриатопор, стриатопор и строматопороидей). На Восточном склоне Урала лудловскому интервалу соответствуют органогенно-обломочные толщи с кораллами и прослоями ракушняков с пентамеридами исовского и банкового горизонтов. Корреляция этих отложений проводится по зональным комплексам пентамерид. Сходную биостратиграфическую характеристику имеют мелководно шельфовые карбонатные разрезы бизонского горизонта Колымо-Омолонского региона. На Центральном Таймыре в карбонатном типе разреза пограничные отложения венлока-лудлова не имеют надежной палеонтологической характеристики. В разрезах шельфовых фаций Сибирской платформы этот уровень совмещается с подошвой тукальского горизонта, где происходит смена кораллово-строматопоровой толщи доломитовыми отложениями с массовым развитием водорослевых образований (Ю.И.Тесаков, Н.Н.Предтеченский и др., 2000). Мелководно шельфовые терригенно-карбонатные толщи лудлова с кораллово-брахиоподовой фауной также распространены на северных и южных окраинах Сибирской платформы (Северная Земля, Горный Алтай, Тыва).

Нижняя граница лудфордского подъяруса в стратотипическом разрезе Саннихил (Sunnyhill), Шропшир совмещена с границей верхнебринджвудской и нижнелейнтвардинской свит. Ее соответствие подошве граптолитовой зоны Saetograptus leintwardinensis предполагается только в результате косвенной корреляции (С.Н.Holland et al., 1963). На территории России подошва этой зоны является надежным корреляционным уровнем в разрезах граптолитовых фаций Калиниградской области, на северном о-ве Новой Земли, на Южном Урале, в Центральном Таймыре, на юго-востоке Сибирской платформы и в средней части бизонского горизонта Колымо-Омолонского региона (Зональная стратиграфия…, 2006). В мелководно шельфовых фациях Приполярного Урала и южного острова Новой Земли этот уровень определяется по появлению Didymothyris didyma, одного из главных компонентов лудфордского комплекса брахиопод, хорошо диагностируемого в опорном разрезе силура на западе и юго-западе ВЕП.

Со среднелудфордским рубежом в разрезах Новоземельского и Западноуральского субрегионов совпадает нижняя граница гребенского надгоризонта, которая обоснована изменениями в таксономическом составе фауны. По телодонтам она датируется зоной Andreolepis hedei и сопоставляется с лудфордской граптолитовой зоной Neocuculograptus kozlowskii-Polonograptus podoliensis (Т.Л.Модзалевская, Т.Мярсс, 1991; T.L.Modzalevskaya, B.Wenzel, 1999). Это дает основание считать появление брахиопод C. canaliculata и табулят Striatoporella ramiferus в основании белушьинского горизонта надежным репером корреляции лудловских карбонатных отложений в пределах севера европейской России. К середине лудфорда в шельфовых разрезах Новоземельско-Уральского региона, Сибирской платформы и ее обрамления приурочена смена вещественного состава пород, и вышележащая верхнесилурийская последовательность имеет отчетливую регрессивную направленность.



Нижняя граница пржидольского яруса определена по первому появлению граптолита Monograptus parultimus в стратотипическом разрезе Пожары (Pоzáry), Баррандиен (F.Prantl, A.Pribyl, 1948; J.Křiz, 1989). Этот уровень в граптолитовых фациях маркируется полным исчезновением в разрезах неокукулограптовой фауны и монограптовых ассоциаций нижележащей зоны M. (Formosograptus) formosus. Пржидольские граптолитовые комплексы в разрезах верхнего силура на территории России известны лишь на отдельных стратиграфических уровнях в единичных местонахождениях на Пай-Хое, Полярном и Южном Урале. Основание пржидоли по граптолитам документировано в разрезах сакмарской свиты Южного Урала (Зональная стратиграфия…, 2006).

В мелководно шельфовых фациях Новой Земли и Западного склона Урала пржидольская граница проходит внутри гребенского надгоризонта и прослеживается нечетко, несмотря на то, что на этом уровне происходит обновление таксономического состава во многих группах бентосной фауны (остракоды, брахиоподы, табуляты). Этому уровню приблизительно соответствует основание бобровского горизонта Восточного склона Урала, представленного осадочно-вулканогенными породами с кораллами и брахиоподами. На Сибирской платформе нижняя граница пржидоли проводится с некоторой долей условности в нижней части постничного горизонта и практически не имеет палеонтологической характеристики (Ю.И.Тесаков, Н.Н.Предтеченский и др., 2000). Постничный горизонт представлен серыми доломитами со строматолитами или загипсованными зеленоцветными или пестроцветными доломитовыми мергелями с редкими перекристаллизованными гастроподами, эвриптеритами и двустворками. На южных окраинах Сибирской платформы пржидольские разрезы сложены пестроцветными и красноцветными терригенными отложениями с редкой фауной. Литологически близкие толщи характеризуют мирнинский горизонт Колымо-Омолонского региона. Граница горизонта характеризуется появлением брахиопод C. canaliculata и сопоставлена с конодонтовой зоной Zieglerodina remscheidensis (В.В.Баранов, Т.С.Альховик, 2006). Верхнесилурийские вулканогенно-карбонатные толщи вскрыты скважиной на территории юга Западной Сибири к западу от г. Томск. Пржидольский возраст отложений датируется находками конодонтов и брахиопод, сходными с комплексами гребенского и североуральского горизонтов Урала (С.А.Степанов, В.И.Краснов, Н.П.Кульков и др., 1985).



Основные задачи дальнейших исследований. Общая изученность палеонтологической характеристики и степень детальности биостратиграфического расчленения силурийских отложений территории России достаточно высока. Достигнуты значительные уточнения в межрегиональной корреляции в результате более тщательного распознавания и трассирования абиотических и биотических событийных уровней в разнофациальных силурийских разрезах (Использование событийно-стратиграфических уровней …, 2000). В целом, определены соответствия подразделений современной ОСШ системы и унифицированных подразделений, разработанных в большинстве крупных геологических регионов территории России. Остаются проблемы более достоверной корреляции границ ярусов и подъярусов ОСШ в основных складчатых и платформенных областях. Это в первую очередь касается определения положения границ горизонтов по отношению к ОСШ. Большинство региональных подразделений Западного и Восточного склонов Урала, Новой Земли, Сибирской платформы и Северо-Востока России традиционно были основаны на сравнительном биостратиграфическом анализе комплексов бентосной фауны, которые в результате относительно низкой степени провинциализма позволяли делать широкие региональные и межрегиональные сопоставления. Однако на современном этапе изучения все больше внимания уделяется точному определению границ подразделений и в этом направлении предстоят дальнейшие детальные биостратиграфические исследования по границе венлокского яруса на разрезах Новой Земли, Приполярного Урала, Сибирской платформы и Горного Алтая. Проблематичным остается положение пржидольской границы в карбонатно-терригенных отложениях гребенского надгоризонта Арктических островов Европейской России и Приполярного Урала. В дальнейшем при решении этих проблем в первую очередь необходимо обратить особое внимание на такие группы, как конодонты, хитинозои, акантоды и телодонты, мало известные в силурийских разрезах России. Имеются примеры существенных изменений в корреляции местных и региональных подразделений с ОСШ по результатам изучения конодонтов на Среднем Урале (К.С.Иванов, М.И.Снигирева, П.Мянник и др., 2004). Высокий корреляционный потенциал хитинозой к настоящему времени доказан международными исследованиями по платформенным пока ограничено лишь разрезами Сибирской платформы (Ю.И.Тесаков, Н.Н.Предтеченский и др., 2000).

По силурийским разрезам России практически не проводились специализированные хемостратиграфические исследования (изотопы ̀δ18O, δ13C и Sr), высокая разрешающая способность, которых многократно подтверждена на разрезах нижнего силура Южной Америки (M.V.Caputo, 1998), Балтии (D.Kaljo et al., 1998) и Канадской Арктики (M.J.Melchin and С.Holmden, 2000). По результатам этих работ были построены первые кривые изотопных и климатических трендов (M.J.Melchin et al., in F.M.Gradstein et al., 2004). Также определены основные глобально распознаваемые трансгрессивно-регрессивные последовательности и построены кривые эвстатических изменений уровня моря для платформенных карбонатных и бассейновых сланцевых последовательностей. Подобные детальные исследования по фациям, палеогеографии и эвстатическим колебаниям уровня моря, наряду с детальным биостратиграфическим расчленением были проведены лишь на территории Восточно-Сибирского осадочного бассейна (Ю.И.Тесаков, Н.Н.Предтеченский и др., 2000).

Председатель Комиссии по ордовикской и силурийской системам Т.Н. Корень Ученый секретарь Комиссии Т.Л.Модзалевская



1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет