Методика диагностики основных параметров психического состояния тестом люшера



жүктеу 0.8 Mb.
бет3/5
Дата31.03.2016
өлшемі0.8 Mb.
1   2   3   4   5
: repository -> history
history -> Тұрсын Жұртбай: Қазақ әдебиеті «Абай жолы» романынсыз қалар еді
history -> Ііі том: талқЫ Үшін пайдаланылған әдебиеттер тізімі
history -> Монография түркістан, 2010 жыл Пікір жазғандар: Ә. Жолдасбеков- педагогика ғылымдарының докторы,профессор
history -> Байғали Досымжанов
history -> Қазақстанды қуатты мемлекет ету барысында бүгінгі қазақ зиялысының да арқасында ауыр жүк тұрғаны анық. Осы тұрғыдан алғанда бүгінгі интеллигенция өзінің мойнына жүктелген ұлт сенімін қаншалықты ақтай алып отыр?
history -> Тұрсын ЖҰртбай «Ұраным алаш!»
history -> Абай мектетебі
history -> Файл: Абай жолы «Абай жолына» 70 жыл
history -> ҮШінші бөлім: «БҰзылған бесік » «Бізді аямасаң да жолыңда жатқан бесікті аясаң болмай ма?!»
history -> Абайдың шәкірттері туралы. 1951 жылы, 6-апрель күні Алматыда қорғалған «Абайдың әдебиет мектебі»
ГЛАВА 3. ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ.

3.1. Параметры психического состояния и категории "цель", "средство" и "результат".

По нашему мнению, ключом к пониманию ПС является категория деятельности: "Развиваясь и проявляясь в деятельности человека, психические состояния могут "продолжаться" за ее пределы и приводить к более или менее стойким сдвигам его функционирования, влияя на нормальное течение всех его жизненных процессов" [54, c.123]. Исходя из этого категория деятельности рассматривается на максимально высоком уровне: уровне жизнедеятельности (по Г.В. Суходольскому - [160, c.13]). В дальнейшем под словом деятельность мы всегда будем понимать именно жизнедеятельность, самостоятельное понятие, а не, как это иногда случается, действие, включенное во вторую сигнальную систему [127, c.467].

Важнейшими категориями, в координатах которых достаточно полно описывается деятельность, являются категории "цель", "средство" и "результат" [164]. В психологической литературе оперирование этими категориями не столь уж редко. Так А.К. Перов при рассмотрении ПС призывает строго дифференцировать процесс и результат психической жизни [122]. В.И. Чирков, считает, что "Основными факторами, определяющими сущность, качественное своеобразие и интенсивность состояний, являются векторы "мотив - цель" и "цель - результат". Эти векторы являются системообразующими как для всей ПСД [ психологическая система деятельности - А.К.], так и для мотивационно-эмоциональных состояний, в которых отражается личностный смысл, субъективная значимость выполняемой деятельности" [185, c.236]. Как уже упоминалось, А.И. Юрьев рассматривал праксические состояния в координатах: "осознание цели", "достаточность средств" и "очевидность результатов" [197]. Близким к базису ЦСР (цель - средство - результат) является выделение в структуре ПС трех компонент: эмоциональной, активационной и когнитивной [47]. Индивидуальный стиль деятельности также рассматривается по соотношению трех компонент (фаз): ориентировочной, исполнительной и контрольной (см. [76, c.30] и [78]). Используемая в рамках рационально-эмотивной терапии, АВС-методика также несомненно имеет отношение к ЦСР [110].

В философии категории ЦСР разрабатываются давно. Аристотель говорил, что "цель это то, ради чего, - например, цель гулянья - здоровье" [10, c.79]. Л. Фейербах определил цель как волевое представление, которое не должно остаться представлением [168, c.629]. О детерминирующей роли представления в целеобразовании говорил и В. Вундт [25, c.205]. В современной философии цель понимается как образ желаемого будущего [187, c.12]. О том, что "в истории возникновения мышления человека путь к цели идет через средство" говорит М.Г. Макаров [98, c.17]. О результатах часто говорится в отношении их несовпадения с целями: как и у Н.Н. Трубникова [164, c.3-8] так и у Гегеля, который в "Философии права" приводил пример несовпадения целей и результатов Великой Французской революции [33, c.264-265].

Порядок расположения категорий ЦСР не случаен: хотя, по словам И.В. Гете, "Решением всякой проблемы служит новая проблема" (цит. по [161]), но между результатом деятельности и целью деятельности лежит пропасть, несоизмеримо большая, нежели между целью и средством, средством и результатом. Если по цели деятельности можно судить о возможных средствах, и по средствам можно судить о результатах, то по результатам деятельности судить о дальнейшей цели деятельности практически невозможно. Именно здесь особенности деятельности находят наибольшее преломление через свойства личности, свойства субъекта деятельности и через самих себя: "Результат воздействия на любое тело обусловлен внутренней природой последнего, но взаимодействие с внешними влияниями приводит к изменению внутренних свойств внутренней природы тела, обусловленному откладывающимися в нем и сохраняющимися, но уже преобразованными внешними воздействиями" [18, c.265].

На психофизиологическом уровне цель деятельности определяет категория доминанты. По этому поводу А.А. Успенский говорил следующее: "Из следов протекшего вырастают доминанты и побуждения настоящего для того, чтобы предопределить будущее" [167, c.288]. Доминанта несет смыслообразующую функцию психическим процессам, "настраивает" их, и именно в этом смысле мы пользуемся термином "настроенность" для обозначения меры координированности психических процессов. Уровневая организация психических и психофизиологических функций обеспечивает экономию нервно-психических ресурсов при выборе средств деятельности - при достаточности средств исполнение деятельности происходит на более низком, экономичном уровне (см. Бернштейн Н.А. О построении движений. М., 1941), это явление мы называем спонтанность. При повышении порога раздражения по отношению к результатам деятельности (по К. Лоренцу [93, c.58-59]) мы говорим о ригидности.

Схематическое изображение связи между деятельностью и ПС, таким образом, можно обозначить так, как сделано на рис. 3.1.





Деятельность













цель




средство




результат










Настроенность -

Фрустрированность






Спонтанность -

Полезависимость






Ригидность -

Транс














Психическое состояние




Рис. 3.1. Связь психического состояния и деятельности.

3.2. Настроенность - фрустрированность.

Традиционно в отечественной психологии настроенность понимается как готовность к выполнению какой-либо деятельности: "Например, у заключенного, привыкшего начинать работу в одно и то же время, перед началом смены возникает оптимальная рабочая настроенность (психологическая мобилизованность по К.К. Платонову, готовность к труду - по Н.Д. Левитову), состояние уверенности и бодрости, он с первой же минуты входит в ритм труда" [36, c.16]. Если под настроением обычно понимается "устойчивое переживание каких-либо эмоций" [29, c.194], "длительное переживание некоторых не особенно сильных эмоций" [123, c.259], длительная, спокойно протекающая эмоция [53, c.146], "Среднее состояние таких однородных чувствительных тонов ощущений и представлений, существующих в пределах известной единицы времени" [180, c.220] - одним словом, как отметил Б.Д. Парыгин, "настроение может обладать сравнительно большой устойчивостью" [120, c.21], то настроенность - производная от настроения - и является одной из двух компонент (другая - аффективный фон) настроения, обеспечивающая устойчивость настроения во времени. Аналогичным образом, если под фрустрацией (как состоянием) обычно понимается "расстройство (планов), уничтожение (замыслов)" [89, c.118] плюс негативные эмоциональные реакции на фрустрацию: агрессия, досада, тревожность, подавленность, обесценивание цели или задачи [107], фрустрация имеет место в тех случаях, когда организм встречает более или менее непреодолимые препятствия или обструкции на пути к удовлетворению какой-либо жизненной потребности [208], то фрустрированность - производная от фрустрации - является одной из двух компонент (другая - аффективный фон) фрустрации, обеспечивающая сохранение фрустрации во времени, а также "приводит к дезорганизации сознания, деятельности и поведения человека" [202, c.17]. Следует отметить, что, хотя настроение и фрустрация антонимами не являются, настроенность и фрустрированность таковыми являются полностью.

Как мы уже отметили, настроенность - фрустрированность является мерой координированности психических процессов. Поскольку объектом нашего исследования является субъект деятельности, то наиболее важным для нас процессом является воля, а именно мотив и действие (см. [30, c.64]). В этом отношении нас интересуют две связи: координация мотивов и координация мотива и действия. Т. Рибо писал следующее: ":основным условием хотения является иерархическая координация, т.е. недостаточно того, чтобы рефлексы координировались с рефлексами, желания с желаниями, разумные наклонности с разумными наклонностями, но необходима также координация с соподчиненным, которая вся ведет к одному пункту - именно к той цели, которой надо достигнуть" [141, c.134]. В этом же смысле говорит Майер о нарушении избирательных процессов при фрустрации [206]. В прикладном аспекте иерархическая координация мотивов важна, к примеру, у спортсменов для саморегуляции "состояния психической готовности" [32, c.17]. С общих позиций требование к координации мотивов может быть только одно: достаточность иерархической координации.

":когда побуждение очень сильно и неожиданно, т.е. когда в нем соединяются все условия напряженности, то оно в большинстве случаев вызывает действие" [141, c.49] - по Т. Рибо между мотивом и действием находится процесс побуждения или хотения, сила которого и определяет выльется ли мотив в действие или нет. Исходя из этого в качестве требования к координации мотива и действия мы вводим напряженность побуждения.

Безусловно, без детального исследования, эмпирического подтверждения связи настроенности и психических процессов нельзя делать глубоких и основательных обобщений, но обзор имеющихся сведений в научной литературе позволяет делать некоторые, предварительные выводы. Так по отношению к эмоциям можно говорить о том, что эмоциональное напряжение мешает постановке цели [32, c.17] и поэтому в качестве меры координированности эмоций с мотивами и целью выступает эмоциональная устойчивость [1]. Согласно Е.Т. Соколовой "чем большей смыслообразующей силой обладает мотив, тем более значительные изменения претерпевает деятельность испытуемых, и соответственно, сам процесс восприятия" [154, c.81]. Исходя из этого, мы можем говорить о таком необходимом восприятию свойстве как активность восприятия. Существуют разнообразные фактические свидетельства тому, как зависимость мышления (навязанные посылки, нарушенные логические операции) пагубно сказывается на процесс целеобразования (по отношению к педагогическому процессу см. [59] и [201]; по отношению к спортивной деятельности см. [56]). Поэтому в отношении мышления мы можем говорить о его самостоятельности как необходимому фактору целеобразования.

Подводя итоги, мы можем сказать, что предположительно основными факторами настроенности - фрустрированности являются следующие:

1. Достаточность иерархической координации мотивов,

2. Напряженность побуждения,

3. Эмоциональная устойчивость,

4. Активность восприятия,

5. Самостоятельность мышления.

3.3. Спонтанность - полезависимость.

Спонтанейное в психологии по К.К. Платонову это "психические явления, вызываемые внутренними движущими силами, эндогенным самодвижением процессуального в психике" [125]. Применение термина спонтанность по отношению к деятельности связано с Б.В. Зейгарник, которая под спонтанностью деятельности понимала утерю возможности регулировать свои действия [61, c.124]. Хотя термин "полезависимость" в первую очередь ассоциируется с когнитивным стилем, но его появление в названии 2-го ОППС так же обязано Б.В. Зейгарник (как и ее учителю К. Левину). Указанные авторы описали нарушение деятельности, которое К. Левин называл ситуационным "полевым", а Б.В. Зейгарник аспонтанным поведением [204, 205, 61, 62]. Речь идет о повышенной откликаемости на внешний раздражитель, немотивированных действиях [62, c.52-53]: человек проходит мимо вешалки, на которой висит чужая шляпа, замечает ее и надевает; видит на столе книгу и, хотя в это время занят другой деятельностью, берет ее и начинает листать; замечает колокольчик - и у него возникает желание позвонить в него и т.д. По К. Левину "к основным единицам причинно-следственного анализа относятся, например, не раздражители, :а воспринимаемые субъектом особенности окружения, которые предоставляют ему различные возможности для действия" [175, т.1, c.182]. Если человек не пользуется этими "различными возможностями" для удовлетворения потребностей, а действует под влиянием ситуационных квазипотребностей, то такое поведение и будет "полевым". В норме "человек не просто реагирует на ту или иную ситуацию, но определяет ее, одновременно "определяя" себя в этой ситуации" [40, c.132]. Отклонения в ту или иную сторону и позволяют говорить либо о спонтанности, либо о полезависимости. По типу поведения человека допускается и разное описание ситуации: либо она "должна описываться скорее с позиций индивида, поведение которого исследуется" [192, c.51-52], либо через понятие ситуационного синдрома [171, c.21]. О существенном влиянии квазипотребностей на деятельность говорит хотя бы тот факт, что "Человек начинает пить из чисто ситуационных мотивов ("хотелось казаться взрослым", "алкоголь повышает активность", "становишься храбрым")" [60, c.46].

В некотором смысле, спонтанность близка агрессии субъектно-деятельностного уровня (по Т.Н. Курбатовой), которая проявляется в привычном стиле поведения и связана со стремлением к достижению успеха, цели и ответной реакцией на угрозу [84]. Как мы уже отмечали выше, спонтанность всегда связана с некоторой долей отрицания ситуации, психологического поля.

Как и все другие ОППС спонтанность является валовым показателем особенностей деятельности. Поэтому нельзя выявить в ней какого-то единственного, определяющего фактора. Мы попытаемся рассмотреть ее на нескольких уровнях.

На биохимическом уровне СП зависит, весьма, вероятно от соотношения в организме синтоксических и кататоксических веществ (по Г. Селье [148, c.47]).

На нейрофизиологическом уровне СП тесно связана с нарушениями деятельности лобных долей мозга [95, 145, 176].

На психофизиологическом уровне СП, как мы уже отмечали, связана с уровневым построением исполнения действия.

В разных ситуациях может иметь разную степень благотворного влияния та или иная степень выраженности СП. Иногда полезна активность, иногда пассивность [72, c.72-73].



3.4. Ригидность - транс.

Ригидность как ПС очень редко рассматриваться в психологии. Н.Д. Левитов под ригидностью понимал недостаточную "пластичность в психологической деятельности и поведении, трудность переключения на что-то новое, сопротивление изменениям, своего рода непроницаемость" [88, c.105]. В работе [89] он же ставил ригидность в ряд важнейших ПС: стресс, тревога, ригидность и фрустрация. Левитов понимал еще ригидность как "наклонность к персеверации [89, c.118]. Транс как ПС так же редко рассматривается в психологии. Чаще всего он рассматривается в спортивной психологии как "спортивный транс" - один из видов предстартового состояния, "переживание спортсменом измененного состояния сознания под влиянием оптимального боевого состояния готовности к соревнованиям" [147, c.7]. В психологии транс наряду с фугой и сомнамбулизмом относят к амбулаторному автоматизму, который в свою очередь относится к сумеречным состояниям сознания: "Транс также чаще всего длится недолго. Больной не выходит на нужный ему остановке, оказывается на другой улице. Однако иногда состояние транса оказывается более продолжительным, и больные в этом состоянии совершают дальние поездки" [55, c.71]. На этом примере хорошо иллюстрируется исконный смысл слова транс (лат. trans - сквозь, через), когда человек в своем сознании буквально "пронзает пространство и время". В этом смысле мы понимаем транс как резкий, "сквозной" переход человека в новое состояние сознания вне закономерностей функционирования нормальной, обычной психики, в результате чего человек оказывается там, куда совсем и не шел (в буквальном и переносном смысле).

Одним из главных факторов формирования транса является довольно длительное нарушение гомеостаза, неудовлетворение потребностей, неудовлетворенность результатами деятельности: "пока потребность человека не удовлетворена, он находится в состоянии недовольства своими потребностями, а стало быть, и самим собой" [101, c.378]. Манипуляции же своими потребностями через механизмы психологической защиты [71] всегда приводят к трансу в силу нарушения психологических законов: "в основе механизма влияния удовлетворенности выполняемой деятельностью на характер рабочего психического состояния человека лежит непроизвольная мотивационно-установочная саморегуляция его" [195, c.18]. Нарушение непроизвольности саморегуляции и служит основной причиной и следствием транса. Перспективным является установление связи между состоянием транса и шкалой "Психотизм" ПДТ (входят тоже вопросы как "Окружающее часто кажется мне нереальным", "У меня бывают необычные, мистические (таинственные) переживания", "Почти каждый день случается что-нибудь такое, что пугает меня" т.п.) [105].

Соотношение ригидности и транса просматривается и на примере индивидуального стиля деятельности. Существуют данные о связи ригидности (как когнитивного стиля) с преобладанием исполнительных действий над ориентировочными [5]. Наличие потребности в ориентации (по А.И. Юрьеву [196] для состояния транса не вызывает сомнений: "Недостаток (дефицит) информации при наличии большой потребности в ней у больного приводит к определенному психическому состоянию, которое характеризуется эмоциональной напряженностью, тревогой, преувеличением серьезности своей болезни, различными продуктивными нарушениями мышления - сверхценными и навязчивыми идеями, а иногда (при наличии патологической почвы) и к бреду по типу реактивного параноида" [90, c.110].

Существенное влияние на транс оказывает и биохимическое воздействие на мозг. Алкогольное и наркотическое опьянение, по всей видимости, так же можно классифицировать как транс. Так же понижает ригидность и восприятие разнообразных произведений искусств. Щербаков С.В. [193] выявил схожесть воздействия эстрадной музыки с действием психотропных веществ. Г.И. Россолимо считал. Что для глубокого музыкального восприятия музыки необходимо нарушение психического тонуса человека и обостренное внимание [143, c.26]. О силе музыкальной потребности и о ее воздействии на состояние и личность говорится в [100] и [162]. Не менее сильное влияние на человека оказывает кинематограф. К примеру концепция "отражение - уподобление" (Ощущение жизнеподобия героя на экране - Эффективное соучастие, уподобление герою - подражание герою после фильма) построена именно на резком изменении психики человека - трансе [188]. Есть данные, что до 63% осужденных в США при совершении преступления подражали киногероям [150, c.4]. Транс изменяет как поэта - так и читателя стихов [6, c.24-30]. Многие современные концепции психотерапии основаны на использовании транса. Активно используется это понятие в NLP. Также можно привести цитату К. Роджерса: "Постепенно сформировалась и была проверена гипотеза о том, что индивид обладает обширными ресурсами для понимания самого себя, для изменения своих установок, представлений о себе и своего поведения и что эти ресурсы могут быть использованы, если только будет создан определенный климат, соответствующие психологические установки" (цит. по [144, c.189]). Таким образом, мы можем выделить следующие факторы в формировании транса: манипуляция своими потребностями (нарушение непроизвольности саморегуляции), соотношение исполнительных и ориентировочных действий, биохимическое воздействие на мозг, воздействие произведений искусств, целенаправленное достижение этого состояния с помощью специальных приемов: медитация, гипноз, психотерапия и т.п.

3.5. Проблема динамики параметров психического состояния.

Данный параграф состоит только из гипотез, касающихся особенностей динамики ОППС, которые требуют дальнейшего подтверждения. Гипотезы получены на основе литературного обзора по проблеме.

Если рассмотреть динамику цветопредпочтения на протяжении человеческой жизни, то можно увидеть, что со временем человек начинает все больше предпочитать пастельные, ахроматические тона [3], что может свидетельствовать о сдвиге со временем параметра НФ к отрицательному полюсу. Использование нашей методики допустимо примерно с 17 лет, т.к. до этого периода цветовой спектр еще довольно грубо поделен на области "особенного" значения [24].

В дальнейшем мы будем рассматривать динамику ОППС по уровням ПС [31, c.8]: физиологический (нейрофизиология, физиологические функции, биохимия), психофизиологический (психомоторика, сенсорика, вегетативные реакции), психологический (психические функции, настроение), социально-психологический (деятельность, поведение, отношения).



Физиологический уровень. Содержание эндорфинов и энкефалинов в тканях мозга и крови сказывается положительно на все три ОППС [4, 16, 85].

Психофизиологический уровень. Наблюдается тесная связь между "психической саморегуляцией" и "психофизиологической реактивностью на словесное воздействие" [169, c.5]. Причиной аспонтанной, полезависимостной деятельности может быть состояние утомления ([61, c.117-118], [69]). Причиной транса может стать состояние монотонии [69].

Психологический уровень. Индикаторами транса могут служить кратковременные, но иногда очень существенные нарушения процесса восприятия [38], а также особенности фантазии (представления): наглядность, продуктивность и самопроизвольность [26, c.18]. В развернутом плане состояние транса может определятся "вектором депривации следующих системных потребностей человека: активности, открытости, автономии, системообразования, самоотражения и целостности, приобретающим специфические проекции в сферах личности, субъекта деятельности и индивида" [119, c.210]. Наиболее вероятным применение механизмов психологической защиты, а следовательно - появление состояния транса, происходит "в ситуациях, когда интенсивность потребности нарастает, а условия ее удовлетворения отсутствуют" [39, c.27]. Применение механизмов психологической защиты в некотором отношении сходно действию наркотиков - это применение попадает в замкнутый круг [20].

Социально-психологический уровень. Настроенность помогает выполнять целенаправленную деятельность - успешное выполнение деятельности через механизмы социальной поддержки закрепляет настроенность в системе типичных состояний личности; равно как и наоборот - по отношению к фрустрированности. Происходит как бы самоподкрепление [113]. Весьма вероятно, что с помощью проверки распределения значений НФ в популяции на нормальность можно судить о качестве механизмов социальной поддержки в популяции (о взаимовлиянии характеристик ПС, близких НФ, и свойствами личности через успех - неуспех деятельности см. [14]). В одних и тех же ситуациях напряженной деятельности у мужчин более вариабельным является вегетативный компонент реагирования (СП), у женщин же экспрессивный (РТ) [37, c.163]. Вероятно, что это связано с различными требованиями со стороны социума к женщинам и мужчинам на предмет внешнего выражения эмоций. Связь НФ с социальным окружением далеко не является явной, хотя есть данные о том, что фрустраторы имеют социальную природу и связаны с распадом и нарушением социальных связей личности, с изменением социального статуса и социальных ролей, с различными нравственными и социальными утратами [8].

Самой главной задачей на пути исследования динамики ОППС мы видим в сознании более точных методик их оценки, позволяющих многократно исследовать субъекта деятельности. Создание точных методик, весьма вероятно, поможет привлечь иные математические методы, к примеру, теорию катастроф [181], хотя существует и критический взгляд на использование теории катастроф в психологии. Но, как бы то ни было, без создания подобных методик вряд ли удастся углубиться в проблему динамики ПС.



1   2   3   4   5


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет