Мифы астрологов и гомеопатов (отрывок из главы седьмой)



жүктеу 186.92 Kb.
Дата02.05.2016
өлшемі186.92 Kb.
: biblos -> medik
biblos -> Феномен Нади Рушевой или семиуровневая структура и проблема ясновидения
biblos -> Кое-что об астрологии
biblos -> Индивидуальные аспекты гороскопа, истинный кармический аспект, аспекты и Таро
biblos -> Аспекты в средневековой астрологии Часть 1 Круги Света Роберт Хэнд
biblos -> Астрология и профессия. Письма астрологу Вероника Ткаченко
medik -> Медицинская астрология п. Глоба

Мифы астрологов и гомеопатов (отрывок из главы седьмой)


ПЕТР ПАЛАГИН

Надо очень не любить людей, чтобы сводить все многообразие личности к одной единственной точке, я имею ввиду гороскоп момента рождения. Методы астрологов слишком привязаны к точному нахождению момента рождения, на который и строится гороскоп. Если астрологу везет, и этот момент находится у клиента, то дальнейшая астрологическая работа может быть осуществлена автоматически (согласно любой астрологической доктрине) А если точный момент рождения не найден, то невозможна и работа. Здесь мы не сможем подробно обсудить нюансы поставленной проблемы, в том числе и самый главный нюанс "момента рождения" (который, вообще, может отсутствовать). Мы не сможем подробно обсудить технологию астрологической работы. Но мы захотим обратить внимание читате-

лей на то обстоятельство, что когда астролог не уверен в построенном гороскопе, то есть, когда момент рождения с той или иной степенью достоверности вычисляется исследователем, то астрология становится ничем иным, как языком интерпретации той лич-

ности, к которой по мнению астролога относится вычисленный гороскоп. А потому все то, что говорилось в этой книге про язык может быть отнесено к астрологии.

И даже тогда, когда момент рождения зафиксирован абсолютно точно и подтвержден документально, астрология чаще всего оказывается не более чем языком, так как она взята не с неба, а от других астрологов, особенности говорения которых формируют ин-

дивидуальный миф исследователя. Те методы, которые передаются астрологами друг другу - не более чем правила словообразования. Но слова придуманы безусловно не ими, а, наоборот, эти первичные астрологические слова задают правила игры для астрологов,

являющихся адептами очередного запредельного языка, запредельного по отношению к отдельно взятой личности (более подробно см. нашу статью "Контексты астрологии").

Итак! Мы видим перед собой листок бумаги, на котором неясными символами начертан образ сидящего перед нами человека. В нашем сознании стоит вопрос о первичной идентификации личности, отнесения ее к тому или иному типологическому классу. Мы пом-

ним, что каждый человек являет нам уникальную и неповторимую конституцию, но для того, чтобы полностью ее оценить, нам потребуются многие годы, в то время как мы имеем в своем распоряжении всего несколько десятков минут, редко часов, для того, чтобы

проинтерпретировать и по возможности вылечить сидящего перед нами человека. Пользование символическим языком позволяет нам экономить и время и силы, так как символический язык включает в себя и нас и сидящего перед нами больного. Уникальность больно-

го должна наложиться на нашу собственную уникальность, которая напрямую зависит от нашей квалификации, от нашего умения говорить на выбранном языке.

Символический образ пациента позволяет нам существенно сузить круг лекарственных средств, могущих быть использованными для него. Символический образ может быть составлен в терминах обыденного, научного, религиозного или любого другого языка.

Единственным условием должна быть достаточная степень адекватности этого образа нашим представлениям о мире, нашему индивидуальному мифу. И здесь мы не только не можем, но и не имеем права пользоваться чужими образами. Мы ответственны за свои, а не

за чужие действия. Но тем не менее - вынуждены прибегать к коллективным мифам, включаясь тем самым в порочный круг всечеловеческих болезней.

Астрологическая символика позволяет нам отключиться от иллюзий реальности, выделить отдаленную точку рассмотрения конкретной личности и человечества в целом, выйти за пределы (ну хоть в чем-то) собственного существования. Каждый из нас, будучи

земным человеком, имеет свой собственный гороскоп, который оказывает существенное влияние на выделение этой точки. "Сытый голодного не разумеет", здоровый больного не поймет. Но если в нас есть хоть какая-нибудь болезнь, то только тогда мы сможем ле-

чить не мнимых, а реальных больных. И пусть нашей болезнью станет наш гороскоп. Наш гороскоп задает нам нашу нормальную болезнь, нашу нормаль, нашу конституцию. Так что же такое астрологическая конституция?
Меняемся ли мы? Безусловно, ДА! Меняется ли наш гороскоп?.. Но если мы изменяемся, сменяя оттенок, форму и содержание собственной включенности в собственную же жизнь, то в чем и как меняется наш гороскоп. Должна существовать динамическая модель

человека, позволяющая не сводить все многообразие отдельной личности к одной единственной точке пространства-времени. Есть некоторая обусловленность в рамках глобального времени, но конкретная свобода в определении актуальной маски в одномоментном

стремлении быть тем, кем хочешь, но не тем, кем должно.

Врач видит пациента в его актуальном обличье, разглядывает ту маску, которая ему любезно предоставлена больным. Но перед глазами его лежит один единственный гороскоп, который должен содержать все маски, какие способен предъявить пациент, все

"болезни", сливающиеся в один единственный образ (в тот самый гороскоп).

Гороскоп составляет астролог, но пациент участвует в его построении ничуть не меньше. Можно построить гороскоп заочно (пользуясь таблицами или компьютерными программами), но окончательная ректификация, то есть установление точного "момента рож-

дения", происходит, как правило, при участии больного. Именно он вспоминает те или иные события, соглашается или не соглашается с их интерпретацией. Именно он выглядит так, как может выглядеть исключительно "хозяин" построенного гороскопа. Все это

вместе взятое позволяет астрологу "совершенно точно" определить восходящий градус гороскопа пациента и прочее, вытекающее из этого замечательного факта.

Но можете ли вы поручиться, что в другой момент времени или на фоне другой "болезни" пациент не припомнит каких-нибудь других жизненных событий и, при этом, не будет выглядеть по другому?

В конце концов, может так получится, что конкретной личности будет соответствовать любой гороскоп. Другими словами: человека можно лечить абсолютно любым лекарством. Заметим, правда, что эффект все время будет разный: от минимального до макси-

мального. Поэтому задачей исследователя или врача станет мгновенная пространственно-временная остановка (подобие гурджиевского "стоп-упражнения"), то есть такое схлопывание непрерывно меняющегося мира, которое в максимально концентрированном виде

явит нам некоторый законченный гештальт, например жизнь пришедшего к нам больного. Но зачем мы проделываем это упражнение, вопреки реальности, вопреки здравому смыслу? Для того и только для того, чтобы в процессе лечения самим не развалиться, не дать

поглотить себя гораздо более мощным энергетическим потоком живого и реального мира. Это упражнение позволяет низвести мир до самой простейшей одномерной проекции с точки зрения его существования. Таким образом наше диадичное или в большинстве случаев

монадичное сознание оказывается во всех смыслах выше, чем полученная проекция (или хотя бы адекватная при низком уровне функционирования сознания врача). Но проекция эта не случайна. Проекция эта осуществляется при помощи символического языка высоко-

го уровня, одного из многих, но дающего нам почти запредельные возможности. Эта проекция во всех смыслах отличается от любой другой случайной проекции именно тем, что она не случайна. Равно неслучайной будет любая другая проекция, отражающая опреде-

ленную аксиоматику или традицию: психологическая, медицинская, научная, религиозная и т.д. Как видите, мы снова и снова повторили нашу идею о важности выбора языка для адекватной работы в этом мире, сообразно нашим возможностям и уровню функциониро-

вания индивидуального сознания.

Таким образом ускользающие потенциальности мы искусственно свели к единственной актуальности, которая является кодом, моделью, образом, смыслом и значением, выбранной для исследования личности, но никак не самой личностью. Нам необходимо понять

эту нашу фразу (фразу и не более), для того, чтобы не впадать в иллюзию относительно нашей могущественности, нашей способности лечить... Любая модель неизбежно приводит к тому, что у каждого врача образуется свое кладбище. Последнее имеет смысл, от-

ражая степень включенности и уровень работы врача, но не в том смысле, что оно должно быть очень маленьким, а в том, что оно ВООБЩЕ есть (величина его зависит от везения). Это кладбище носит необратимый характер с точки зрения выбора способа деятель-

ности (лечения), и оно выше, чем обратимый первоначальный хаос "попугайного", но безответственного способа имитации и бессмысленного повторения.

Мы втиснули себя в рамки одномерности, получив взамен миф и другой мир. Мир, в котором нам предстоит теперь жить.

АСТРОЛОГИЧЕСКИЙ ВНЕШНИЙ ВИД.
Человек может выглядеть так, как хочет, но может так, как его видят. Проблема внешнего вида отражает решение проблемы первого и седьмого дома, Овна и Весов.

Мы имеем перед читателями преимущество, так как пользуемся уникальной компьютерной программой, позволяющей строить гороскопы и видеть наших пациентов в горизонтальной системе домов. Эта система равнодомная, ориентированная на горизонт, то есть

на конкретного индивида, родившего на определенной широте и долготе. Эта система домов ориентирована на реальное время и пространство. Ее особенностью является взаимонезависимое построение гороскопа по домам и по знакам, позволяющее совмещать две не-

зависимые проекции реальности: одну небесную (эклиптическую), другую земную (горизонтальную). На наш взгляд человек выглядит так, как "велит" ему горизонт. Все люди, родившиеся в один день на разных широтах и долготах, имеют почти одинаковое эклипти-

ческое расположение планет и аспекты (относительные расстояния) между ними. Но с точки зрения горизонта, в один и тот же день меняются относительные взаимоотношения между планетами, причем не чуть-чуть и не только для Луны, а для всех без исключения

планет. Мы можем иметь эклиптическое расстояние между Солнцем и Луной, равное 103 градусам, но по отношению к горизонту в определенное время суток это расстояние растянется до 120 градусов, а в другое время - сузится до 90 градусов. Если по эклиптике

мы не обнаружим ни квадратуры, ни тригона, то по горизонту между этими планетами в этот день может быть и квадрат и тригон. В дальнейшем мы увидим, как этим можно воспользоваться, но пока вернемся к внешнему виду.

Наша деятельность помогла нам вывести некоторые правила определения и идентификации (отнесения к той или иной планете) "внешнего вида" пациента (пока внешний вид напоминает нам конституцию, но не заменяет ее). Эти правила мы представим в виде

иерархически образованной последовательности отдельных признаков, иерархической по отношению к значимости этих признаков для исследователя.
Больной представляется нам той планетой, которая :
1/ Находиться в первом доме, ближе всего к асценденту (восходящему градусу горизонта или эклиптики без разницы)
2/ Находится в седьмом доме ближе всего к десценденту
3/ Находится ближе всего к асценденту (в любом доме)
4/ Находится ближе всего к десценденту (в любом доме)
5/ Находится в Овне ближе всего к нулевому градусу
6/ Находится в Весах ближе всего к нулевому градусу
7/ Делает точный аспект к асценденту
8/ Делает точный аспект к десценденту
9/ Находится ближе всего к нулевому градусу Овна
10/ Находится ближе всего к нулевому градусу Весов

Обилие пунктов не должно Вас особенно смущать. Во-первых потому, что даже если у больного нет планет в первом или седьмом доме, то ближайшая к асценденту или десценденту планета все же обращает на себя внимание своей проявленностью в облике па-

циента, из-за чего дальнейшее рассмотрение остальных шести пунктов становится необязательным (тем более, что всех пунктов все равно не упомнишь).

Во-вторых, большинство астрологов переводят планетарный внешний вид в Зодиакальный, рассматривая асцедентальный знак Зодиака (спроецированный на начало первого дома градус эклиптики) в качестве основного критерия для определения внешнего вида

пациента. А для пущей убедительности они делят каждый знак (30 градусов) на деканаты (по 10 градусов), а их еще делят, наделяя каждый градус эклиптики неповторимыми и строго определенными признаками. Они могли с таким же успехом проинтерпретировать

каждую минуту и даже секунду эклиптики. Мы не будем им мешать, определив для себя прикладной характер данных исследований. Наш же прикладной характер состоит в согласовании наших правил с правилами Ваннье. И потому мы будем акцентировать наше внима-

ние на планетах, помогающих нам выбрать тот или иной гомеопатический препарат.

У нас есть еще третье замечание относительно прописанных десяти пунктов. Мы с одной стороны держим в уме, вроде бы объективные и традиционные написанные правила, но в каждом конкретном субъективном случае нам приходиться "подгонять" под опреде-

ленный символический образ той или иной планеты нашего пациента, пользуясь при этом "объективными" критериями, вытекающими из астрологической парадигмы. Я имею в виду, что МЫ ВСЕ занимаемся подобными упражнениями, решая очевидное противоречие. Это

противоречие можно решить почти исключительно не тривиальным способом, так как любой тривиальный будет очевидно-пошлым. "Все девушки-Сатурны превращаются в старых дев" или все Марсы только и думают "где найти очередную сексуальную жертву" (кстати

Меркурии и Юпитеры тоже могут быть озабочены именно этим). Решение должно быть не тривиальным, но тем не менее все Сатурны в нашем представлении действительно должны быть похожи друг на друга. Эта похожесть (символический образ) может иметь много об-

щего с реальным живущим человеком, то есть быть приземленной (по Ваннье содержать в себе прототип Земли). Но образ может быть абстрактным, то есть не содержать обыденных понятий, быть минимально земным, тем самым давая исследователю определенную точ-

ку зрения, с которой видны многие детали, скрытые под "грубоватым земным" обличьем. Но в любом случае, то содержание, та терминология и те конкретные слова, которые наполнят этот образ (или эту схему), будут зависеть исключительно от представлений

исследователя и не могут быть навязаны извне. Не тривиальностью может стать не шаблонность и принципиальная не алгоритмизированность контекстуального поиска. Каждый пациент уникален и не повторим, но только вынужденная ситуация заставляет нас проеци-

ровать его на отработанные тысячелетиями символические образы и понятия.

И есть, наконец, последнее замечание. Внешний вид не есть конституция в том виде, в каком ее понимает Ваннье. Внешний вид есть лишь отражение конституции, наиболее яркое, но зачастую обманчивое. Хороший актер отличается от плохого тем, что в лю-

бой роли никогда не забывает себя, не забывает собственный первоначальный план бытия. Но мы чаще сталкиваемся с плохими "актерами", которых много больше чем хороших. Плохой актер настолько входит в роль, что забывает тот очевидный факт, что играет.

Играет с нами, играет со временем, играет сам с собой. Плохому актеру очень просто навязать абсолютный сценарий. Сценарий может ему не подходить, и тогда мы видим начало заболевании, проявляющееся в конфликте между потенциальностью и реальностью

(другими словами отражение астрологического противоречия, оппозиции первого и седьмого дома). Попутно мы сформулировали одну из причин конституциональных заболеваний (эссенциальная конституциональная болезнь), но цель наша пока состояла не в этом, а

в акценте на то обстоятельство, что внешность обманчива, и обманчива, как правило, бессознательно. Хороший актер живет по седьмому дому, плохой -по первому (или наоборот, исходя из представлений каждого об актерстве). Даже если это действительно нао-

борот (на 180 градусов), то кардинальная оппозиция сохранаяется, всего лишь перекрашивая свои полюса, но оставаясь тем не менее оппозицией первого и седьмого дома. Конституция может определятся этой оппозицией, если в гороскопе все планеты примерно

оппозиционны по первому и седьмому домам. Но конституция может быть много большей, если в гороскопе есть не только эта оппозиция. Современные западные астрологи пользуются преимущественно системой домов Плацидуса, в которой первый и седьмой дома

несколько больше чем остальные (имеется в виду общая тенденция). То есть вольно или невольно, но получилось так, что астрологи акцентировали свое внимание на разобранной нами оппозиции внешнего вида, оппозиции асцендента и десцендента.

Те же самые дома отражают межличностные отношения по принципу "нравишься - не нравишься" или "почему в шляпе?!"

Таким образом, мы хотим подчеркнуть, что дважды бессознательно создается фундаментальная ситуация, приводящая к тому, что астролог (или врач, так как подобные тенденции могут быть прослежены и в медицине) в "процессе лечения" пытается помочь ре-

шить проблемы внешнего вида понравившемуся (или нет) ему пациенту, бессознательно привязывая бессознательную игру плохого актера (пациента) к основной причине его болезни. Мы, с одной стороны, не хотели бы нарушать описанную традицию, так как от нас

и от вас потребовались бы необходимые запредельные усилия для трансформации сознания (см. предыдущий параграф), но, с другой,- мы вынуждены ее нарушить из-за ее видимого крена в указанном нами отношении. Мы выбрали компромиссный вариант, балансируя

на протяжении всей книги около "порога чувствительности", создавая рискованную ситуацию быть понятыми в одномерно-плоской обыденной проекции или, претендуя на несколько большее, как в плане собственных проекций, так и раскрытия новых смыслов перед

читателями, что бы в конце концов сделать тайное явным...
По идее мы уже получили достаточно простой алгоритм (для тех кто умеет строить гороскопы), согласно которому мы можем следовать типологическим Прототипам Ваннье. Естественно, что мы помним те четыре замечания относительной применимости указанно-

го алгоритма. Мы помним, что следуя традиции, приводящей конституцию к внешнему виду, которая имеет прикладной и технологической смыслы, мы получаем те самые сатурны, марсы, юпитеры, венеры, аполлоны, меркурии и луны, которые имел в виду Леон Ваннье,

блестяще развертывая перед читателем символические образы своих Прототипов.
Но мы зовем вас дальше...

АСТРОЛОГИЧЕСКИЙ ВНУТРЕННИЙ ВИД


Мы зовем Вас дальше, дорогой читатель, во внутренний астрологический вид. Под этим термином мы понимаем оппозицию четвертого и десятого дома. Это вторая составляющая конституции Ваннье, в равной степени участвующая в выборе гомеопатического пре-

парата. Правила выбора те же самые, что и в первом случае, с той лишь разницей, что вместо асцендента, десцендента, Овна и Весов надо подставить соответственно надир, зенит, Рака и Козерога.

Эта вторая оппозиция равнозначна первой во всех смыслах. По сути это оппозиция между Небом и Землей, между конкретным в человеке и абстрактным, между формой, которая, как ни странно, всегда буквальна (конкретна, материальна), отражает всю глуби-

ну четвертого дома, и содержанием, которое всегда абстрактно, то есть не привязано к материальному, духовно, отражает устремленность десятого дома.

Нулевая точка четвертого дома (надир) дает много смысла тому, кто ищет в любой болезни материальный субстрат, обзывая его псорой (или как-нибудь еще). По Ганнеману 85 процентов болезней есть псора, так что такое рассмотрение находится в прямой

связи с традицией. Надир - та точка, которую нельзя придумать. Это материнский архетип, материнская наследственность, обусловленный тип функционирования. Чем больше индивид привязан к матери, чем меньше его возраст, тем сильнее в нем выражена точка

надира. Дети в большинстве случаев являют нам материнский архетип и материнскую конституцию во всех смыслах этого слова, в том числе и в гомеопатическом ("смотрите на маму мамы ее мамы,- может посоветовать Вам опытный врач-гомеопат,- если она жива,

то Вы без труда определите болезнь дочери ее дочери ее внучки"). Нулевая точка четвертого дома дает козырную карту тем исследователям, которые лечат предпочтительно соматические симптомы и синдромы, тем, которые привыкли сверять свою деятельность с

данными лабораторных тестов и приборов. Планета надира окаэывает в этом смысле решающее значение на формирование в сознании такого исследователя символического образа пациента. Но в таком случае врач начинает лечить не ту маску, которая ему представ-

лена, а основанную на фундаментальном внутреннем ощущении глубинную материальность больного (флуорику, карбонику и фосфорику по Ганнеману). Вспомним про карбоничный Аполлон или фосфоричный Юпитер.

На вопрос: 3" 0Что главное для определения конституции :

асцендент или надир?", нет ни одного вразумительного ответа 3.  0может быть асцендент, а может быть надир (а может быть и то и другое вместе, но об этом дальше). В одних случаях одни врачи выбирают асцендент, в других случаях они же или другие врачи вы-

бирают надир. В этом смысле не обязательно знать астрологию, и здесь меньше всего идет речь про астрологические методы исследования больного. Мы хотим показать принципиальную разницу в терапевтических подходах, основанную на различии мировоззрений и

взглядов на жизнь. Одним важно видеть красные пятна на левой мочке уха, что будет являться для них гомеопатическим асцендентом, исходя из которого они будут строить стратегию лечения. Другие заметят признаки "врожденного сифилиса в третьем поколе-

нии". Одним важны маски и их динамика под воздействием последовательно назначаемых препаратов. Другим важны врожденные характеристики, независимо от актуального состояния. Одним важно поговорить, другим посмотреть. И то и другое справедливо и пра-

вильно, но еще не конституция.

Теперь обратимся к точке зенита, к нулевой точке десятого дома. Если в случае "лечения надира", врач пытается воздействовать на видимую материальность, то в случае противоположного решения оппозиции "зенит - надир", то есть в случае выбора за

отправную точку терапии, зенита, врач вынужден лечить невидимую духовность. Мы имеем ввиду не традиционное разделение симптомов на психические и соматические, об этом речь дальше. Мы имеем ввиду ту самую душу или духовную устремленность, о которых

так много написано, но никто никогда их не смог обнаружить. Зенит не есть аура или нимб. Зенит напоминает нам самую большую выдумку, в том смысле, что она слишком реальна, но всегда неуловима. Зенитом может быть предмет, вещь человек, Бог. Зенит - то

(или что) ради чего человек вообще что-то делает. Это могут быть деньги, дети, женщины, работа, наркотики, инопланетяне, астрология. Зенит с одной стороны реален, так именно с ним сверяет индивид все свои происки и решения. Но с другой стороны зенит

не существует, так как он никогда не может быть достигнут, его никогда нельзя как следует рассмотреть. Зенит это не мечта. Мечта манит, но зенит приказывает. Зенит есть сумасшествие каждого, но не в виде отдельного симптома. Зенит дает нам различия,

отличая одну частичку, пребывающую в непонятном и неупорядоченном броуновском движении, от другой такой же. Зенит постоянно манит нас из дому, из уюта и тепла, от любимых людей и приятных дел. Ведет на край света к нелюбимым и омерзительным вещам.

Так что же такое зенит?..

Врач, работающий с зенитом, попадает в самые неприятные ситуации, так как не может никому объяснить как и что он лечит. Поймав за хвост ускользающий зенит своего пациента, врач в состоянии объяснить что-же он поймал только ему, то есть пациенту.

Да и то не до конца и только в одном единственном актуальном смысле. "Терапия смыслом", как назвал ее Франкл. Терапия смыслом, которого нет. Или по другому : терапия зенита есть терапия в темной комнате, где жизненно необходимо для пациента ухватить

черную кошку, которая прячется в ней от Вас и шипит. Так как не хочет, чтобы ее поймали. Пациент не хочет, чтобы именно Вы его лечили до тех пор, пока Вы не поймаете его черную кошку.


Автору легко об этом писать, так как недалеко от зенита в его гороскопе находится Нептун, а потому в описаниях автора так много мистики, которой он и не стесняется. Правда мистики осознанной, пропущенный через фильтр сознания, а потому безвред-

ной (в отличии от порнухи и чернухи, которые вредны тем, что не осознанны).


Проблема зенита и надира - это проблема мужского и женского, которая в свою очередь тесно увязана с проблемой оппозиции первого и седьмого домов (то есть в наших терминах внешнего вида). Точки зенита и надира квадратичны (находятся на расстоянии

90 градусов), тем самым создавая ситуация конфликта внешнего вида. Надир требует выбора материнской материальной, устойчивой, женской, земной конституции. Зенит же навязывает нематериальную, неустойчивую, отцовскую, небесную конституцию. Между ними

оппозиция (внутреннее напряжение). Если ндивид имеет проблему надира (например тауквадрат или большой трин), то это автоматически приводит его к материнской болезни (или не болезни). Если индивид имеет аналогичную проблему зенита, то она также авто-

матически приводит его к отцовским болезням. Если индивид имеет проблему и зенита и надира..., то тогда он болеет болезнью того родителя, пол которого соответствует его полу. Если перед Вами женщина с проблемой зенита - не пытайтесь лечить ее женским

препаратом. Она его не примет, так она не женщина по психологическому статусу, по своей кардинальной конституции (с точки зрения первого, четвертого, седьмого, десятого домов). Врач, тривиально понимающий "женскую проблему", неизменно в 50 процентах

случаях будет проигрывать. В нашем понимании, "женская проблема" есть ничто иное, как отсутствие зенита, в результате чего пациентка теряет способность отождествлять себя с мужчиной, заявляя, что они не имеют никакого смысла (кроме разве что полово-

го). Равным образом отсутствие в гороскопе надира указывает нам на наличие "мужской проблемы", в результате которой пациент не может представить себя женщиной. Ну и как всегда цепочка следствий о том, кого и как надо лечить от маскулинности или от

фемининности. Но об этом в других книгах... Мы же исследуем эту проблему лишь для ответа на частные вопросы, относящиеся к конституциям.

Проблема зенита-надира может быть превращена в проблему жизни и смерти, или другими словами, в проблему необратимости времени. В предыдущей главе ("трансформация сознания") мы обращали ваше внимание на особенности деятельности врача, приводя в

пример наш график из второй главы. Но мы не указывали на те конкретные формы, где идея этого графика становится очевидной и неопровержимой. ВРЕМЯ, вот тот образ, который мы все время пытаемся воссоздать в нашем сознании и сознании читателя. В первой

главе мы указали на особенности функционирования нашего сознания, разделив мифы на индивидуальные и коллективные. Во второй главе мы усилили это разделение, начертив наш график и акцентировав в нем порог жизни и порог смерти, в третьей главе мы уста-

новили связь между первой и второй главами, подчеркнув мифологичность пространственно-временного континиума С четвертой по шестую главы, мы, пользуясь текстом знаменитого французского исследователя, гомеопата и типолога, Леона Ваннье дали представле-

ние о расколотости и мозаичности индивидуальной мифологии, которая косвенным образом (через образы планет) получена из самого распространенного коллективного мифа - из ВРЕМЕНИ. И вот, наконец. в этой главе, мы воссоздаем целостную картину "времявосп-

риятия".


Итак, оппозиция зенита и надира есть время. Надир - точка рождения, зенит - точка смерти (с оговоркой: если эти два понятия вообще можно привязать к точкам. Но вспомнив про различного вида проекции, в частности, про конституции, мы в определен-

ном смысле можем себе представить рождение и смерть как две отдельные точки). Ниже надира хаос не существования, в виде коллективных мифов, в виде материнской наследственности, в виде национальных и семейных традиций. Это хаос еще не рождения. Именно

хаос, так как индивид может выбрать себе любой надир, любую отправную точку, беспорядочно перебирая картотеку возможных рождений в возможных телах.

Выше зенита - тоже хаос, хаос смерти, хаос запредельных усилий, отцовские неиспользованные наказы, индивидуальный долг, индивидуальный миф, контекст. Этот хаос "послесмерти" аналогичен хаосу "нерождения", но с той лишь разницей, что в запасе в

первом случае есть уже иллюзорный опыт того, что уже умерло (после предыдущего рождения) и еще не родилось. Это - частичка, имеющая более упорядоченное движение, навязанное той выбранной однажды точкой рождения, которая вместе с точкой смерти образо-

вала прямую дальнейшего движения. На этом можно закончить нашу книгу, так как разобрав первый, четвертый, седьмой и десятый дома, мы добрались до сути гомеопатического лечения с точки зрения астрологического языка, согласовав индивидуальные и коллек-



тивные мифы астрологов и гомеопатов и выявив, что конституциональное лечение может быть отождествлено с астрологической кардинальностью. Но у нас остался один невыясненный маленький нюанс: что такое резонансное лечение, о котором мы намекнули во вто-

рой главе. Нас мучит совесть. Для избавления от мук которой мы продолжаем вплоть до последней главы, которая будет названа РЕЗОНАНС. Но пока другие важные главы...



©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет