Мифологические предпосылки «шахнаме» фирдоуси



жүктеу 234.49 Kb.
Дата02.05.2016
өлшемі234.49 Kb.
түріАвтореферат
: download
download -> Оқушылардың орта буынға бейімделуі барысында жүргізген жұмыстар туралы анықтама. қазан 2014ж
download -> Построение таблиц истинности логических выражений
download -> Қазақстан республикасының білім және ғылым министрлігі қазақ инженерлік теникалық академиясы
download -> Правила соревнований международная Ассоциация Бокса [Преамбула]
download -> Қазақстан тарихы бойынша Ұбт шпаргалкалары а а. Иманов көтерiлiс отрядтарын қаруландыру үшiн – қару-жарақ шығаруды ұйымдастырды
download -> Бехаалотха Когда будешь зажигать Числа 8,1 12,16
download -> Мы молімся за вас жыццё Змяні сваё жыццё Захавайце наша жыццё! Мы любім вас Змяні сваё сэрца Змяні сваё харчаванне
download -> Загальна характеристика роботи

На правах рукописи

Бобоев Шоди Азимович
МИФОЛОГИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ

«ШАХНАМЕ» ФИРДОУСИ

(в мифологической и героической части)


Специальность:

10.01.03 - литература народов стран зарубежья

(таджикская литература)




А В Т О Р Е Ф Е Р А Т

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук
Душанбе - 2007

Работа выполнена на кафедре таджикской литературы Таджикского государственного педагогического университета им. С. Айни


Научный руководитель: доктор филологических наук,

профессор Сайфиев Наджми


Официальные оппоненты: доктор филологических наук,

профессор Абдусатторов Абдушукур

кандидат филологических наук,

доцент Рахмонов Мадислом


Ведущая организация: Худжандский государственный

университет им. академика Б. Гафурова


Зашита состоится «____» _____________ 2007г. в «___» часов на заседании диссертационного совета Д 737.004.03 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук при Таджикском государственном национальном университете (734025, г. Душанбе, пр. Рудаки, 17).

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Таджикского государственного национального университета (734025, г. Душанбе, пр. Рудаки, 17).


Автореферат разослан «____» __________2007г.
Учёный секретарь

диссертационного совета

доктор филологических наук Нагзибекова М. Б.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Научным исследованием «Шахнаме» Фирдоуси – гениального памятника всемирной культуры стали заниматься в конце XVIII и начала XIX века, исследование неизученных проблем, относящиеся к этому эпосу иранских народов продолжается и в наши дни. Многократные переводы «Шахнаме» иранскими разных стран и времен и исследования по нему, которые осуществлялись с конца XVIII века до наших дней свидетельствует об огромном интересе исследователей и читателей к великому творению Фирдоуси.

Шахнаме Фирдоуси представляет собою один из шедевров мировой цивилизации, в мифологических героях которого воплощены идеи любви к Отчизне, уважительное отношение к личности, высочайшая человеческая мораль, чистота помыслов и справедливость, добросовестность и честность, патриотизм и общечеловеческий гуманизм.

Следует отметить, что к воплощению мифологических образов и героев после Фирдоуси в течение 10 столетия обратились Абурайхон Беруни (род. в 973г), Асади Туси (род. в 1065-1066г.), Ибн ал-Балхи (род в 1119-1132г.) и другие известные поэты и писатели. В их произведениях мифологические образы и сказочные изображения, тесно взаимосвязанные между собой, ярко показывают исторические события древнего мира. Например, в «Осор-ул-бокия» Бируни даны ценные исторические сведения о Собилийцах, Харронийцах, Калдонийцах, Пешдодийцах и Сасанидах. Однако же в отличие от произведений названных выше авторов в мифологических изображениях “Шахнаме” Фирдоуси даются сравнительные сведения, что требует особого внимания.

Востоковедение располагает рядом ценных научных исследований, где рассмотрены Фирдоуси и место его “Шахнаме” в истории мифотворчества с достаточной полнотой. В их числе можно назвать капитальные труды Е.Э. Бертельса, М.Н.О. Османова, Г. Абрамяна1 и других учёных-востоковедов.

Методические и методологические проблемы изучения мифов, их поэтики, где “Шахнаме” уделено большое внимание, рассмотрены в трудах Я.Лосева, В.М. Мелетинского, О.М. Фрейденберга и других учёных2.

Однако, несмотря на многочисленные работы исследователей Европы, России, Ирана, Индии Таджикистана и других стран до сих пор остаются недостаточно изученными некоторые проблемы, относящиеся к источникам «Шахнаме». К таким важным и недостаточно изученным проблемам относится и определение мифологических источников «Шахнаме» Фирдоуси и выявление процесса проникновения мифологических и аллегорических образов в этом гениальном эпосе иранских народов.

Осмыслению места мифа и мифотворчества, в том числе мифологии «Шахнаме» в современной таджикской литературе, его жизнеспособности посвятил ряд трудов известный таджикский ученый Абдуджаббор Рахмонов3, успешно защитивший докторскую диссертацию4, в которой особое внимание уделено трансформации мифов и мифологических образов иранских народов в современной литературе. Труды А. Рахмонова помогают глубокому проникновению в поэтику мифологии «Шахнаме», в особенности роли и места мифов и сказок, легенд и преданий, пословиц и поговорок в мифотворчестве.

Тема нашего исследования представляет актуальной и по той простой причине, что человечество и общечеловеческая цивилизация переступили порог нового тысячелетия, в котором опыт прошлого приобретает большую актуальность, ибо не располагая правильным представлением о мифологии и легендах, о своей древней истории трудно дать объективную оценку современным событиям и явлениям.



Цель и задачи исследования. Мифология представляет собою не только мировоззрение людей древнего мира, отражение фантастических и сверхъестественных событий и явлений далекого прошлого, но и является отображением реальной действительности. Мифология дает возможность поверить вопреки своим желаниям в том, что кажется нам чуждым, принять за реальность те события и явления, в которых вряд ли можно поверить. По этой хотя бы причине изучение древнеиранской мифологии способствует решению многих проблем современного мира, в котором живет человек.

Следует подчеркнуть и то, что изучение и исследование мифологических и аллегорических образов «Шахнаме» давно привлекло внимание отечественного и зарубежного востоковедения.

Патриотизм и подвиги мифологических героев покорили наше воображение, стали объектом пристального внимания ещё в эпоху самого Фирдоуси. Проникая в различных формах и проявлениях в художественное мышление персоязычных народов мифологическое содержание и понятия с одной стороны способствовали повышению их значения, а с другой – создали предпосылки для познания сути древнейшей культуры.

С этими целями связано наше решение об изучении и исследовании мифологических и аллегорических образов в «Шахнаме» Фирдоуси. В связи с этим в диссертации предпринята нами попытка решения следующих задач:

а) изучение научно-литературных и теоретических точек зрения ученых древнего мира и средневековья о мифологии;

б) сравнительное исследование научно-теоретических взглядов ученых-востоковедов с определением места мифологических и аллегорических образов в «Шахнаме» Фирдоуси;

в) определение основных предпосылкой мифологических образов «Шахнаме»;

г) характеристика места и роли мифологических образов с исторической точки зрения;

д) выявление места ислама и его отношение к мифологическим образам.

Источники исследования. Основными источниками для проведения данного исследования явились «Авеста», произведения Гардези, Беруни, эпические поэмы из первой и второй частей (мифологическая и героическая) «Шахнаме» Фирдоуси и «Гаршаспнаме» Асади Туси. На основе сравнительного анализа мифов различных эпох автор уделяет основное внимание на общечеловеческую значимость мифологических и сказочных образов «Шахнаме», рассматривает эволюцию мифа с древнейших времен до появления эпоса Фирдоуси.

Не обойдены вниманием исследования выдающихся ученых ХХ века, такие как доктор Саид Нафиси, Муджтабо Минави Абулькасим Ширази, доктор Махмуд Рахим Поризи, Махмуд Али Джалолзода, доктор Исмоил Хокими и ряда других исследователей, в трудах которых затронуты актуальные проблемы мифа и миротворчества в “Шахнаме и мифы в нем в том числе.

Как подробно рассматривается в диссертации, начиная с середины 50-х годов прошлого столетия в иранском литературоведении появились отдельные конкретные статьи о поэмах “Шахнаме, о его мифологической части в том числе.

В 1956 году известный иранский ученый Мухамадали Ислами Нудушан опубликовал статью под названием “Судоба и Сиявуш в оценке Фирдоуси и Ж. Расина”. Эта статья прежде всего ценна тем, что исследователь, проведя типологический анализ сюжета поэмы о Сиявуше с трагическим сюжетом произведения французского драматурга Ж. Расина, выявляет их общность и особенности. Примечательно, что в следующих исследованиях Нудушана тема эта получает дальнейшее развитие. В рамках своих новых исследований о «Шахнаме», продолжая полемику о поэме о Сиявуше, он развивает свои прежние суждения, что делает его изыски еще более привлекательным для науки.

М.Нудушан в другом своем исследовании, посвященном анализу поэмы о Рустаме и Исфандияре, вновь возвращается к поэмы о Сиявуше. Теперь уже внимание ученого привлекает художественная концепция человека на примере Рустама и Сиявуша. Можно, пожалуй, сказать, что мысли и размышления Нудушана, выраженные им в его трудах, могут служить хорошим подспорьем к исследованию мифологических и аллегорических образов «Шахнаме».

Другой иранский исследователь Забехулла Сафа в своих трудах, посвященных возникновению и эволюции персидско-таджикского эпоса, довольно подробно останавливается на вопросах мифологических и аллегорических образов в доисламских письменных памятниках.



Необходимо отметить и факт о том, что начиная с первой половины 30-годов XX века советское востоковедение обратило серьезное внимание изучению жизни и творчества Фирдоуси. Велика роль в этом отношении Е.Э. Бертельса, И.С.Брагинского, В.В. Бартольда, М.Н.О.Османова и других ученых в исследовании данной проблемы на примере «Шахнаме».

Научная новизна исследования. Изучения и анализ мифологических и аллегорических образов «Шахнаме» Фирдоуси впервые стали объектом монографического постижения в нашей работе. В этой связи большой интерес представляет проведенная нами историко-сравнительная характеристика источников по теме. Хотя наука располагает рядом исследований, посвященных мифологическим и аллегорическим образам в «Шахнаме», в них не показано их отношение к историческим событиям. По этой причине нами впервые предпринята попытка исторической периодизации мифологических образов с последующим их анализом. В связи с тем, что героическая часть «Шахнаме» содержит мифологические поэмы и суждения об их героях, нами обращено особое внимание на мифологические особенности образов Рустама и Сиявуша. В процессе же анализа сказочных образов «Шахнаме» в центре внимания были поставлены два образа – образ Рахша и Симурга, которым в эпосе отведено значительное место.

Методологическое исследование: составляют сравнительно-исторический принцип и комплексный анализ художественного произведения. Автор при этом руководствуется принципами исторического литературоведения. В этом отношении принято во внимание место Фирдоуси в духовной и литературной жизни общества его времени. Вместе с тем автор при работе над темой руководствовался теоретическими выводами таких выдающихся исследователей, как Е.Э.Бертельс, И.С. Брагинский, В.В. Бартольд, М.Н.О. Османов, А.А. Стариков, Е.М. Мелетинский, А.Ф. Лосев, В.Н. Топоров, В.Я. Пропп, Забехулла Сафа, Х.Мирзозода, М.Шукуров и ряд других ученых, касающихся мифологических и аллегорических образов.

Теоретическая и практическая значимость работы. Настоящее исследование представляет собой первый труд, посвященный изучению роли и места мифологических героев в персидско-таджикской литературе IХ-Х веков. Материалы нашей работы призваны помочь разрешению многих вопросов, связанных с изучением мифологических и героических поэм и всего эпоса Фирдоуси. Результатами исследования могут пользоваться ученики средних общеобразовательных школ и их учителя, студенты средних специальных учебных заведений, техникумов, вузов и их преподаватели. Работа наша призвана дополнит также вспомогательным материалом существующие труды при создании коллективных исследований об истории литературы IX-X вв., комплексных трудов о “Шахнаме” в целом, об эпосе и мифологии народов мира в частности.

Апробация работы. Диссертация обсуждена на совместном заседании кафедр таджикской литературы и таджикского языка и литературы Таджикского государственного педагогического университета (ТГПУ) имени С.Айни (протокол №_5__от__10 июня______2005г.) и кафедра истории таджикской литературы Таджикского государственного национального университета (протокол №_7_от 13 марта 2007г.) и рекомендована к защите. Отдельные моменты диссертации освещены в научных докладах, прочитанных автором в традиционных конференциях профессорско-преподавательского состава ТГПУ им. С.Айни (2000-2007годы). По теме диссертации опубликовано 4 статей, список которых приводится в конце автореферата.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Введение посвящено вопросам обоснования актуальности избранной для диссертационного исследования темы, целям и задачам работы, методологии анализа, в нем рассмотрены также научная новизна и научно-практическая значимость исследования, говорится о её апробации.

Первая глава, названная «Возникновение иранской мифологии и её распространение в литературе» состоит из двух разделов.

В первом разделе этой главы – «Мифология и символические образы в литературе» - в контексте выявления и изучения различных взглядов о мифологических и аллегорических образах, рассмотрены вопросы их возникновения, проанализирована основная суть этих образов в сравнительном плане. Некоторые особенности мифологических типов, рассмотренных в трудах востоковедов Е.Э.Бертельса, И.С.Брагинского, А.А.Бартольда, дополнены в нашей работе конкретикой, проиллюстрированы собственными наблюдениями.

Как отмечается в этом разделе работы, научно постигая религиозные убеждения иранских народов, И.С.Брагинский приходит к выводу о том, что «с таким представлением о человеке и о значении активных действий людей связано почитание труда, его процесса и результатов разнообразных форм труда, а также многие древние этические воззрения, которых обнаруживается и в Авесте, и в дореволюционном быту”. (10,39)

Размышляя ученые говорят о том, что все без исключения мифологические и аллегорические образы обязаны появлению человека на земле, последовательному формирования понятий Добра и Зла в обществе. Как сказано в работе, формирование древней иранской мифологии связано с фольклором и письменной литературой, которое происходило под непосредственным влиянием религиозных верований Маздоясно, не имеющих к Исламу. Согласно мнению И.С. Брагинского, В.В.Бартольда, М.И. Дьяконова и ряда других ученых, тесная связь и взаимовлияние древней мифологии и древних фольклорных преданий произошли двумя путями. Это-

1) влияние древней мифологии на Ислам;

2) проникновение мифов каменного века в Ислам.

Согласно мнению востоковедов возникновение мифологических образов связано с эпохой и временем, в которых появился человек на земле. Хотя суждения об особенностях и сути трансформации мифологических образов нашли отражение в трудах средневековых историков, новые подходы представляют большой научно-практический интерес.

В этом разделе затронут также вопрос о едином центре мифологических образов, которым, как считает Мелитинский, является Средиземноморье (9,38). Как подтверждают исторические, к примеру, “Таърихи Систон” (“История Систана”) или “Таърихи Табари” (“История Табари”), персоязычные народы проживали в различных районах Европы и Азии небольшими племенами. Учитывая это обстоятельство, В.B Бартольд приходит к выводу о том, что “мифологические образы возникли именно на территории Центральной Азии” (4,38).

Обобщая различные мнения и взгляды, мы пришли к выводу о том, что мифологические образы в первые появились в Древней Греции, а потом распространились в Центральной Азии и Средиземноморье. Сведение о персонажах и древних мифологических образах люди в основном получали из уст образованных и просвещенных людей, народных сказителей, мудрецов и тех, кто знал методы и способы лечения недугов. В лице подобных образов полуфантастический изображены древние люди, богатыри и рыцари, настоящие вожди борцов против иноземных захватчиков, кочевых поработителей. Нельзя не согласиться с мнением И.C. Брагинского, высказанного им в результате основательнейших поисков о верованиях и религии персоязычных народов о том, что “если богатая мифология обязана своим появлением в определенной исторической эпохи как результат поклонения природе”, что “Это поэзия не только отражала борьбу с природой и исторические судьбы племен и их союзов, она призывала к развитию земледельческой культуры, поэтизировала трудовые процессы, воодушевляла воинов, воспевала богатырей и вождей, помогала упрочению союзов» (6,88). Жаль только, что И.С.Брагинский ничего не говорит о том, как, каким образом, благодаря какими силами появились мифы и богатая мифология. Он в своих исследованиях о мифологии и мифологических образах ограничивается общей характеристикой темы. По его мнению, коль скоро поклонение природе в определенном историческом этапе стало причиной появления богатой мифологии, то должны быть силы, которые стали возмутителем спокойствия, катализатором возникновения этих сверхъестественных сил. Все, что появляется в природе, возникает ни сам по себе, они появляются благодаря каким-то сверхъестественных силам.

«Древние философские взгляды иранских народностей, в том числе и таджиков, - пишет Е.Е. Полякова,- нашли свое отражение в противоборстве добрых и злых сил на земле и религиозных преданий (19,192), с чем нельзя не согласится. Мы выражаем ей полную солидарность, ибо абсолютное большинство населения этого региона приняли ислам и живут соблюдая законы этой религии.



Во втором разделе первой главы, который называется «Иранская мифология и герои «Шахнаме» Фирдоуси» по мере возможности нами рассмотрено место мифа и аллегорических образов в “Шахнаме” Фирдоуси.

В диссертации подробно рассказывается о том, что мифологические и аллегорические образы в “Шахнаме” имеют большое место, нежели в прежних мифологических произведениях. Скрупулезное изучение древних мифологических преданий помогло Фирдоуси, опираясь на древнейшие образы Хварни, Еми, Трайтиона, Тахмаурупи создать образы Хушанга, Джамшеда, Тахмураса и Фаридуна.

Хотя и изображены эти образы в “Шахнаме” как обычные люди, они не лишены все-таки элементов мифологического приукрашивания фантастики. Мифологические образы “Шахнаме” своим происхождением напоминают эпоху Хахаманишцев. Неспроста во многих случаях своей внешностью они напоминают мифологические образы или другими словами, они покрыты завесой мифологии. Мифологические сюжеты и предания вошли в “Шахнаме”, обеспечивая, с одной стороны, совершенство мифологических героев, а с другой – создали предпосылки возникновения и формирования древней культуры.

Другими словами, постижение древних преданий, нашедших отражение в “Шахнаме”, также своим происхождением обязаны сознанию и чувствам, а представление о них берут начало из социальной среды первобытного общества.

Как нам известно из истории возникновения мифологически образов каждый миф, вошедший в «Шахнаме» в обновленном виде, сначала прошел этап вымышленного, воображаемого развития, а потом - во втором этапе – эволюцию и совершенствование. По этой причине мифологические образы «Шахнаме» значительно отличаются от древнейших гатов «Авесты». Если в древних мифах нашла отражение фантастическая борьба между Ормуздом и Ахриманом, то в «Шахнаме» Фирдоуси она пришла в новом обличии. Иначе в «Шахнаме»борьба эта осуществляется между Добром и Злом, между отрицательными и положительными героями.

Вторая глава называется «Мифологические образы в «Шахнаме» Фирдоуси» и состоит из двух разделов.

В первом разделе под названием «Каюмарс и его родословного» речь идет о преданиях, благодаря которым развернут разговор о мифах. Развертывая же разговор о мифологических образах ««Шахнаме» в сравнительном плане, мы попытались пройти к необходимым выводам об исторических событиях эпохи, возродившей мифы и мифологические образы. Как отмечает историк А.Ф. Лосев, «древнейший период начинается с мифологии и завершается ею же. Это означает, что возникновение мифа связано с первобытным обществом и появлением человека на земле». (14,132). Мы попытались в первом разделе второй главы, рассмотрев образы Каюмарса и его родословной, как Хушанг, Джамшед, Фаридун и других, на основе высказываний востоковедов и других специалистов, провести их обобщение, отметить различие взглядов и точек зрения о них.

Как показали исторические источники, образы в «Шахнаме» берут начало из «Авесты», и далее связаны с «Шахнаме» Абумансури, «Худойнаме» и других исторических памятников. Однако следует отметить, что подобного рода предания заняли устойчивые позиции только в составе «Шахнаме» Фирдоуси. В мифе о Каюмарсе и его потомках, хотя и изображена первобытная жизнь первого человека, Фирдоуси сумел изобразит его реалистично. Как считает Мухаммад Ансор, «приведенные в форме сухих и бесцветных фактов, они бы не запоминались. Необходимо было придать те художественные краски, чтобы в форме героических рассказов и преданий, мифологических сказок они врезались в память, запомнились» (2,75,77). Фактически, если не приняла во внимание мнение исследователей об их смещении с мифологическими элементами и символикой, эти образы не полностью выбрали в себе сказочный облик исторической эпохи.

В этой главе, изображение Каюмарса и его родословной в исторических источниках рассмотрены нами в сравнительном плане с «Шахнаме» Фирдоуси. Одновременно в работе показаны роль и место мифологических преданий в эпосе. В диссертации подробно и выразительно сказано о том, что изучение и исследование образов Каюмарса и его родословной привели нас к следующим выводам:

а) в мифологических образах Каюмарса и его рода показано превосходство человеческого образа над древними мифическими образами;

б) несмотря на то, что древние мифологические образы типа Хварны, Еми, Трайтиона и других представляют собой отражение мира, они в сравнении с мифологическими героями «Шахнаме» нуждаются в совершенствовании, ибо они беспомощны. Герои эти лишены понимания путей борьбы за улучшение жизни, за лучшую жизнь.

в) в мифологических образах «Шахнаме» Фирдоуси образ человека показан как один из творцов бытия. Это означает, что только человек благодаря своему труду, может достичь этих успехов.



Во втором разделе второй главы, названном «Мифологические моменты в героических поэмах «Шахнаме», Фирдоуси по мере возможности рассмотрены героические образы Рустама и Сиявуша. Как становится очевидным в ходе исследования, в героических поэмах «Шахнаме» Фирдоуси взгляды и суждения, воплощённые в мифологических образах, рассмотрены в связи с доблестью, смелостью и героизмом людей. Во второй части «Шахнаме» автор эпоса мифологические образы показывает в сравнении с героическими поступками, используя при этом различные приемы и методы. Здесь, при таком показе, мифологические образы обеспечивают мирную жизнь и реальным героям, сохраняя при этом свое место, что не лишены жизненных основ. Мифологические изображения приобретают особые черты в образе Зала. Например, в семье Сома Гурда рождается сын с белыми волосами. Стыдясь этого явления, Сом прячет своё дитя у подножия горы Албурз. Сказочная птица Симург забирает его к высоким горам и занимается его воспитанием. Когда он вырастает, слава о нем распространяется по всему миру. Изображение воспитания Симургом человека, с одной стороны, показывает беспристрастное отношение человека и птиц между собой.

Позже мифологические черты достаточно выпукло показаны в образе Рустама со дня его рождения. Образ Рустама, воплотившего в себе героизм, мужество, доблесть и борьбу против нечистых и вредных сил, как див, джин и призраки, показывает непримиримую борьбу человека против приносящих зло и существ. Рустам во всех поэмах героической части «Шахнаме» является основным героем и все события в этой части происходят через посредство личности Рустама. Следует отметить и то, что неоднообразно показано участие Рустама в этих циклах поэм. Выступая из одной поэмы в другой в новых качествах, образах и оттенках он обретает новые краски и очертания, его героическая личность в каждой поэме получает новое развитие. Другими словами, в каждой поэме, благодаря изображению в них злободневных проблем эпохи и человека в нем, поэт Фирдоуси достигает высочайших вершин совершенства. Cловом, отражение Рустама в «Шахнаме» через художественное мышление Фирдоуси, поднято от народного героя до уровня вождя людей. Это – самое главное в понимании образа и место Рустама в системе героических образов «Шахнаме».

Говоря о мифологических качествах Сиявуша, как повествуют об этом источники, история возникновения этого мифа уходит своими корнями в далекие времена. Они отражают взгляды и суждения наших предков о природе, земледелии и урожае. Литературовед Ш.Асроров историю возникновения этого сказания делит на две части – на мифологически вымышленные источники и на этап совершенствования и эволюции. Он приходит к выводу о том, что сказание о Сиявуше своим происхождением не только обязано индийским и иранским мифам, но и не является также мифологической собственностью иранских народов в целом.(3,18-19).

В связи с суждениями Ш. Асророва и со ссылкой на позицию археологов бывшего Советского Союза С.М. Толстова, А.М. Беленицкого и других ученых и в споре с ними, пришли к мнению о том, что в действительности Сиявуш представляет собою один из первых образов наших предков – согдийцев и бактрийцев. Этому мифу наши предки поклонялись как богу умирающей и воскресающей вновь природы. С сожаление приходится отметить, что иcследование Ш.Асророва не могла отобразить все мифологические особенности этого образа. По этой причине мы сочли нужным высказать свои суждения по двум вопросам. Это: 1)воплощение образа Сиявуша среди народов иранского происхождения Центральной Азии как воображаемого вымышленного существа; и 2)изображение Сиявуша как мифологического героя.

В соответствии с этим замыслом предпринятая нами попытка определения места мифологического образа Сиявуша в «Шахнаме» Фирдоуси , привела к следующим результатам:

1) поэма о Сиявуше заметно отличается во всем эпосе Фирдоуси своими романтическими изображениями и вовлечением в ней (поэме) фантастических элементов;

2) образа Сиявуша в «Шахнаме» поднимает его на порядок выше других образов реалистичностью изображаемых в ней событии жизни или реалистичность и жизненность изображения этого образа гораздо ближе делает Сиявуша к земным реалиям;

3) романтические изображения и наличие в ней поэме о Сиявуше мифологических элементов, представляющие собой результат синтеза реальных жизненных событий эпохи поэта и мифологических преданий.



Третья глава«Аллегорическое значение в изображении героев «Шахнаме» посвящена наследованию двух аллегорических образов «Шахнаме» – Симурга и Рахша. В этой главе наш взор обращён, главным образом, на исследование двух аллегорических образов. Ими являются сказочная птица Симург и легендарный конь Рахш. Мифологические особенности этих образов раскрыты в диссертации с достаточно убедительной научной обоснованностью.

Создавая эти иносказательные, аллегорические образы, Фирдоуси исходит из исторического мировоззрения древнеиранских народов и на примере мифов показывает тем самым свой край, полный удивительных событий и приключений.

Рассматривая с этой художественно-аллегорической точки зрения миф, автор диссертации обнаруживает в нём проблемы человека и его судьбы. Например, через посредство образа Рахша Фирдоуси показывает любовь человека и животного с достаточной искренностью и убедительностью.

Изображение коня в эпосе занимает видное место от начала до конца. Как становится очевидным по нашей работе, цари преимущественно шли в бой именно на коне, т.е. воевали верхом. Конь, как отважное животное часто использовался ими, как опора и тактически выигрышное средство передвижения и успешного ведения боёв на полях сражений.

Мухаммад Ансор верно замечает, что Фаруд и Сиявуш, как символы иранских рыцарей, прекрасны в бою с Тусом и Гивом. Наблюдая с горных вершин иранское войско, направленное против Сиявуша, он принимает решение помочь в этом деле иранцам. Однако безрассудный Тус, посылает своего человека к Сиявушу, хочет заточить Фаруда в зиндан. Не помогут родство Бахрома и Гударза. В итоге Фаруд убивает сына и зятя Туса, после чего сам Тус ринется в бой с Фарудом. Воздержавшись от убийства главнокомандующего, Фаруд пускает стрелу в коня, ибо он знает, что Тус не вступит в бой без коня. И действительно, после того, как будет убит его конь, Тус не идёт в бой против Фаруда и возвращается к своему войску (2,29) .

По этим высказываниям учёного следует, что шахи и предводители испытывали большую любовь к коням. Таким образом, анализ образа Рахша, которому отведено в нашей диссертации большое место, привёл нас к следующим выводам:

1) в народных дастанах, характеристика которых приведена в работе и относится к сказочному водяному коню и морскому коню;

2) приведённый выше в сказочных преданиях этот образ рассмотрен несколько в разбросанном виде, изображения не отличаются своей последовательностью;

3) некоторые черты Рахша обнаруживаются в ирландских сказках, в арабских рассказах, в том числе в цикле «Тысяча и одна ночь»;

4) наблюдается безграничная любовь героя персоязычных сказок Рустама к коню, в соответствии с которой конь является животным, олицетворяющим в себе заботливого друга человека.

А в символическом же образе Симурга Фирдоуси, мастерски используя возможности художественного обрамления, показывает бесподобное место этой птицы в жизни человека. Эта загадочная в древнейшем памятнике таджикского народа «Авесте», конкретно в «Вандидаде» и «Яштах», изображена как «Синамург». Образ Синамурга является одним из древнейших образов, изображённых в снимках 6-5 веков до нашей эры. По утверждению М.М. Дьяконова, (см. снимок № 76). В нём Симург изображён на кувшине, где голова, уши и глаза напоминают эти же органы тела собаки, а ноги, руки и хвост похожи на те же части тела лисы (7, 334).

По этой причине Симург, как сказочная птица в мифах, сказках и преданиях, сказаниях и эпических дастанах иранских народностей и некоторых других народов Востока выступает в роли различных существ. Образ Симурга в «Шахнаме» выступает в целом, как символ дружбы, товарищества, миролюбия и доброты.

Исследование всех вопросов, как мы считаем, поднятых в связи с рассмотренной в диссертации темой, связанных с мифологическими и сказочными образами в «Шахнаме» Фирдоуси, привело нас к следующим

ВЫВОДАМ:

1) На основе мифологических образов, опираясь на прогрессивные литературные традиции прошлого, Фирдоуси создал замечательные художественные поэмы, благодаря которым он заложил основы создания в персидско-таджикской литературе выдающихся, великолепных мифологических образов. Совершенствуясь и развивая в последующих столетиях, они стали выражением народных мечтаний и символами надежд.

2) Мифологические образы, отображая важнейшие проблемы общечеловеческой значимости, теперь занимают достойное место не только в таджикско-персидской литературе, но и во всей мировой сокровищнице культуры. По своей значимости и выпуклости мифологические дастаны, прежде всего в плане постановки и художественного решения ряда злободневных философско-эстетических проблем, способны к разрешению общественно-политических вопросов глобального характера;

3) Мифологические образы, проблемы жизнедеятельности человека и общества в той или иной степени (например, счастье и благополучие, покой и дружба между народами, мир и безопасность, осуждение войны и кровопролития) составили основу и сущность изображения в них. Такой способ поэтического изображения, глубина идей и образов, составляя основную тематику и проблематику литературы, обеспечили величайшую общечеловеческую значимость творения Фирдоуси, продемонстрировали незаурядное мастерство этого гения слова в создании мифологических образов. Творение Фирдоуси способно в современном мире содействовать предотвращению различного рода нежелательных явлений и поступков (захватнические претензии, терроризм), оберегать человеческое общество от всякого рода несчастий;

4) Мифологические образы, через которые выражены высшие гуманистические идеи человечества, обладают большими ценностями в морально-этическом воспитании нынешних поколений людей в духе патриотизма, уважения и любви к родной земле, к родному Таджикистану, дружбе, братству и единству между народами;

5) Величайшие заслуги Фирдоуси заключается в том, что он на примере мифологических образов в персидско-таджикской литературе творчески сотворил активных личностей, облекая их физическую суть красивым духовным одеянием. Они призваны активно служить делу укрепления демократического государства, правового, светского и унитарного субъекта мирового сообщества в лице Таджикистана.

6) Именно в этом заключается величие слова Фирдоуси и его новаторский вклад в освежении и приумножении традиций, в этом заключена притягательная сила образов, созданных гением Фирдоуси.

7) Можно смело сказать о том, что мифологические образы, как Рустам и Сиявуш, занимают достойное место в ряду вечно живых и вековечных образов мировой культуры, воплощая в лучшие общечеловеческие черты и качества;



8) Своим шедевром и своим немеркнущим словом Фирдоуси дал уроки управления государством царям и правителям, показал человечеству, как лучше обустроить жизнь, чтобы жилось спокойно и мирно, чтобы было обеспечена динамика развития общества как единая семья.

ПРИМЕЧАНИЯ:

  1. Ансор М. Ба санг андарун гул бикорем њама. -Адаб, №6.Душанбе, 1992. – С.29-30 (на тадж.яз.)

  2. Ансор М. Чу дидед сармо, бањор оваред. -Садои Шарќ. №12. Душанбе, 1994. – С.75-77. (на тадж.яз.)

  3. Асроров Ш. «Достони Сиёвуш дар «Шоњнома»-и Фирдавсї. Рисолаи номзадї. Китобхонаи ДДМТ. – Душанбе, 1975. – 170 с. (на тадж.яз.)

  4. Бартольд В.В. Место домусульманского культа в Бухаре и её окрестностях. Соч., том. 11,часть 2. – Москва, 1964. 1020 с.

  5. Бертельс Е.Э. Абулкасим Фирдоуси. – Ленинград-Москва: Изд-во АН СССР, 1935. 71 с.

  6. Брагинский И.С. Из истории таджикской народной поэзии.-Москва: Изда-во АН СССР, 1956. 496 с.

  7. Дьяконов М. М. История Мидии от древнейших времен до конца IVв. до нашей эры. - Москва-Ленинград; 1956. 485 с.

  8. Лосев А. Ф. История античной эстетики: - Москва: Искусство, 1988. 766 с.

  9. Мелетинский Е. М. Поэтика мифа, 2-е издание. – Москва: Восточная литература, 1995. 407 с.

  10. Полякова Е.А. Влияние суфизма на изображение человека в персоязычных хрониках ХI-ХVI вв. – Москва: Наука, 1983.135 с.

  11. Рахмонов А. Мифологические истоки таджикской литературы первой половины XX века // Автореф. Дисс. докт. филол. н. -Душанбе, 1999. – с. 48

  12. Рањмонов А. Пиндорњои асотирї дар адабиёти тољикї. Душанбе: ДДМТ; Диловар, 1999. 196 с. (на тадж.яз.)

  13. Рањмонов. А. Назария ва сайри таърихии устурасозии форсї-точикї. -Душанбе: Дониш,1999. 220 с. (на тадж.яз.)


По теме диссертации опубликованы

следующие работы:

  1. Отношение Фирдоуси к Рахшу и Симурѓу. // Адаб. № 6. Душанбе. 1992. – С. 34-36. (на тадж. языке).

  2. Возникновение мифа и аллегорических образов в таджикско-персидкой литературе. Известия АН РТ, серия: востоковедение, история, филология. Душанбе. 2005, № 5. С.96-106. (на тадж. яз.).

  3. Мифологические моменты в героических поэмах «Шахнаме». // Вестник национального университета. – Серия филологии. Душанбе, 2007. - №3. – С.37-43. (на тадж. языке).

  4. Мифологические предпосылки образа Каюмарса и его родословный. // Известия АН РТ, серия: востоковедение, история, филология. –Душанбе. 2007, № 3. –С.71-79. (на тадж. языке).




1 .Бертельс Е.Э.Абулькасим Фирдоуси. Ленинград-Москва: Изд-во АН СССР, 1935; Османов М.Н.О. Фирдоуси, Жизнь и творчество-Москва: Изд-во восточной лит-ры,1959; Г.Абрамян, Фирдоуси и его “Шахнаме” -Москва, 1973 и др.

2 Мелетинский Е.М.Поэтика Мифа,2-е издание. -Москва: Восточная литература, 1995; Лосев А.Я.Античная мифология. -Москва: Государственное учебно-педагогическое издательство Министерства просвещения РСФСР, 1957; Фрейнденберг А.М. Миф и литература древности. -Москва: Наука, 1978;Рифтин Б.Л.От мифа к роману. -Москва: Наука, 1979; Лотман Ю.М.Литература и Мифология.// Труды по знаковым системам. Вып. XIII. Семотика культуры. -Тарту: Тарту с. гос. ун-т, 1981.

3 Рахмонов А.А. Назария ва сайри таърихии устурасозии форси-точики. - Душанбе: Дониш, 1999; его же: Пиндорхои асотири дар адабиети точики. -Душанбе: ДДМТ, Диловар 1999.

4 Рахмонов А.А.Мифологические истоки таджикской литературы первой половины XX века // Автореф. дисс. д. филол. н.-Душанбе, 1999.





©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет