Микоян Анастас Иванович (Ованесович) выдающийся советский государственный и политический деятель, Герой Социалистического Труда(1943)



жүктеу 111.45 Kb.
Дата28.04.2016
өлшемі111.45 Kb.
: files -> vyshgorod -> conference -> workshop41
files -> «Наркологиялық ұйымнан анықтама беру» мемлекеттік көрсетілетін қызмет стандарты Жалпы ережелер «Наркологиялық ұйымнан анықтама беру»
files -> Регламенті Жалпы ережелер 1 «Мұрағаттық анықтама беру»
files -> «бекітемін» Шығыс Қазақстан облысының тілдерді дамыту жөніндегі басқармасының басшысы А. Шаймарданов
files -> «бекітемін» Шығыс Қазақстан облысының тілдерді дамыту жөніндегі басқармасының бастығы А. Шаймарданов
files -> Шығыс Қазақстан облысының тілдерді дамыту жөніндегі басқармасының 2012 жылға арналған операциялық жоспары
files -> Тарбағатай ауданының ішкі саясат бөлімі 2011 жылдың 6 айында атқарылған жұмыс қорытындысы туралы І. АҚпараттық насихат жұмыстары
workshop41 -> Задача исследования: узнать, как Италия двигалась по пути европейской интеграции
conference -> Исследовательская работа ученицы 9 класса школы №119 города Казани Бабушкиной Ксении
conference -> Аристофан Лягушки Действующие лица
Микоян Анастас Иванович (Ованесович) – выдающийся советский государственный и политический деятель, Герой Социалистического Труда(1943). Анастас Микоян начал свою политическую деятельность при Ильиче Ленине и ушел в отставку лишь при Леониде Ильиче Брежневе.

Мемуары Микояна вышли в "Политиздате" в 70-е годы. В них содержатся рассказы о становлении советской власти, о налаживании торговых отношений с Западом в 30-е годы, о работе промышленности в годы войны, о Сталине и Берии, о Карибском кризисе и заговоре против Хрущева.

Мемуары Микояна интересны и полезны тем, что в них может содержаться информация о заговоре против Сталина, может быть и косвенная. Нас интересует последние годы жизни Сталина с 1946 по 1953гг. Хочется заметить, что в мемуарах есть две линии описания: одна линия описывает, что происходило в тот момент, а другая показывает оценку и отношение Микояна к тем событиям во время написания мемуаров.

В первой главе Микоян описывает 2 черты Сталина: фетишизм и его особое поведение, касающееся политики. Фетишизм проявляется в таких эпизодах как «электростанции», «зерновые проблемы», «мазут», «натуральный газ» и «золото». Микоян описывает все эти эпизоды с негативной оценкой. Но если посмотреть с другой стороны, то действия Сталина не кажутся такими уж странными. В преддверьях войны его действия кажутся вполне обоснованными.

Особое поведение Сталина в отношение политики для Микояна выражается в следующих эпизодах: «Капризное упрямство», «Банановое дело», «Кинокартины», «Иван Грозный и Гитлер», «отдых в Мюссерах». Так же как и с фетишизмом ситуация складывается разносторонняя: с одной стороны, на самом деле, такое отношение Сталина кажется странным, но с другой стороны все кажется логичным. Разберем эпизод «капризное упрямство». Суть эпизода заключается в том, что Сталин попросил всех членов Партии выдвинуть несколько кандидатов на их замену, когда партия решит, что их надо заменить. С одной стороны кажется странным, что значит заменить? Возможно Микоян считал, что это значит убрать из Партии совсем. Но с другой стороны если посмотреть, то замена может выражаться в том, что старых партийцев повысят по должности или же Сталин хотел воплотить какой-то проект относительно них. С политической точки зрения интересен эпизод «отдых в Мюссерах». За обедом у Сталина, Поскребышев заявил, что Микоян и Молотов американские шпионы. Сталин ( если смотреть на всю ситуации его глазами) имел полное право считать, что Микоян американский шпион так как Микоян ездил в Америку для заключения договора и менно этот договор послужил зацепкой для Сталина. Дело в том, что Сталину не понравились условия договора, по его мнению, Микоян составил более лояльные условия для США, нежели чем для СССР. Именно это подтолкнуло Сталина к вопросу о шпионаже Микояна.
Переходя к оцениванию Сталина Микояном можно сказать, что Микоян не может дать однозначной оценки Сталину т.к. считает, что Сталин сложная личность и ограничиваться одной оценкой не возможно. В разные периоды Сталин вел себя по-разному.

До 1934г. «Я не только разделял политическую линию партии, в определении которой Сталин играл большую роль, но и в методах и тактике работы был согласен с ним, хотя в отдельные моменты бывали у него срывы, которые мы замечали, но такие срывы были редки, поэтому не портили общего отношения и доверия. Я ему полностью доверял».

Отношения стали ухудшаться после убийства Кирова и массовых репрессий 1936-1940гг.

« Мне казалось, что те катастрофические срывы характера Сталина, которые имели место в годы репрессий, уже никогда не повторятся, что одержанная победа в Великой Отечественной войне, великий авторитет нашей страны в этот период, страны, которую до этого мало знали, - все это приведет к тому, что Сталин встанет на путь социалистической демократии, скажем, как это было в 20-х годах».

В целом Микоян отрицательно относиться к Сталину. Он не понимает психологии Сталина и зачем ему потребовалось убивать столько невинных людей.

Так же Микоян уделяет большое внимание к делам Вознесенского и Кузнецова.


Первая часть глава посвящена Н.А.Вознесенскому.

Микоян пишет, что первоначально отношения между Сталиным и Вознесенским были стабильными. Сталин предложил поручить Вознесенскому как председателю Госплана обеспечить такой рост, чтобы не было падения плана производства в первых кварталах против последних. Он составил проект такого плана. В нем не было падения производства в первом квартале, а намечалось даже какое-то повышение. Сталин был очень доволен. Но через месяца 2-3 Берия находит записку от заместителя председателя Госплана Вознесенскому, в которой описывается, что «мы правительству доложили, что план этого года в первом квартале превышает уровень IV квартала предыдущего года. Однако при изучении статистической отчетности выходит, что план первого квартала ниже того уровня производства, который был достигнут в четвертом квартале, поэтому картина оказалась такая же, что и в предыдущие годы». Вознесенский никому об этой записке не сказал, а Берия сразу же доложил об этом Сталину. После этого отношение Сталина к Вознесенскому ухудшается. Сначала Сталин не поверил в то, что Вознесенский мог так поступить, но после тщательной проверки выяснилось, что так оно и было. Было решено вывести Вознесенского из состава Политбюро и освободить от поста председателя Госплана СССР.

Все это время Вознесенский был в неведение. Сначала его хотели отправить в Среднюю Азию, потом в Томск. Вознесенский пытался дозвониться до Сталина, но тот игнорировал его. Микояну кажется, что именно в этот момент было составлено «дело Вознесенского». Вознесенскому было предъявлено обвинение во вредительстве и в антипартийной деятельности. В это же время были арестованы люди, проходящие по «ленинградскому делу». Жертвами «ленинградского дела» оказались Вознесенский, который до этого был членом Политбюро, Кузнецов – секретарь Ленинградского обкома партии, затем секретарь ЦК ВКП(б), Родионов – Председатель Правительства Российской Федерации, Попков – Председатель Ленинградского Совета депутатов трудящихся и другие.

Микоян не согласен с обвинениями этих людей, вот что он пишет: «Обвинение это ошибочно, потому что я лично хорошо знал этих руководителей, их сильные и слабые стороны и никогда не сомневался в их преданности партии, государству и лично Сталину».

Вторая часть главы посвящена рассказу о А.А. Кузнецове.

Кузнецов много сделал во время блокады Ленинграда. Он почти замещал Жданова, пока тот сидел в бомбоубежище. «Так или иначе, все мы в Москве знали, что основная фигура в Ленинграде Кузнецов, а не Жданов».

С 1946 г. Кузнецов стал секретарем ЦК ВКП(б) по кадрам. А вскоре Сталин ему поручил и контроль над работой МГБ, над Абакумовым.

Вскоре семьи Кузнецова и Микояна сблизились. Сын Микояна ухаживал за дочкой Кузнецова. Всех всё устраивало и Серго ( сын Микояна) предложил жениться Алле ( дочке Кузнецова). Как-то раз Сталин пригласил к себе на дачу на озере Рица. Там за обедом Сталин сказал, что вы члены Политбюро уже старые и, показав на Кузнецова, добавил, что будущие руководители должны быть молодыми (ему было 42 43 года), и вообще, вот такой человек может когда-нибудь стать его преемником по руководству партией и ЦК. Ни у кого не было сомнения что преемник будет русским, и фигура Молотова было очевидной. Но Сталин опасался Молотова, по словам Микояна.

Самый большой карьерист и интриган был Берия. Он стремился к власти, но ему нужна была русская фигура в качестве номинального лидера. Маленков идеально подходил для Берия. В 1948 году умирает Жданов и Сталин возвращает Маленкова. Берия и Маленков начинают плести интриги вокруг Кузнецова. В это же время Абакумов начал собирать компромат на Кузнецова. К концу 1948 г. в Политбюро стало известно, что Сталин согласился на то, чтобы снять Кузнецова с работы в ЦК. 15 февраля 1949 Кузнецова официально сняли с поста и в этот же день была назначена свадьба между Серго и Аллой. Микояну предлагали препятствовать свадьбе, но он отказался от этого. Все прошло удачно. Но в 1949 году в августе Кузнецова арестовывают. Микоян относится к этому событию так «Видимо, он понадобился для «ленинградского дела», которое должно было устранить сразу и Вознесенского и Кузнецова, хотя они никак не были связаны. Оба были уже сняты с высоких должностей, но кому то надо было исключить всякую возможность их возврата. Сам Сталин, говорили, ждал, что Кузнецов напишет ему покаянное письмо, но тот этого не сделал. «Значит, виноват», – заключил Сталин. Это не значит, что, если бы написал, что то обязательно бы изменилось: при болезненной недоверчивости Сталина, с письмом или без него, результат, скорее всего, был бы одинаковым. Сколько тысяч людей писали ему безрезультатно!»

Микоян рассказал о задержание Кузнецова его дочери и своему сыну. После рассказа Микояна его сын сказал, что «Тут даже нет серьезных обвинений в проступках. Одни мысли и намерения. К тому же мысли не его. Может быть, это написал следователь?» На что я ответил, что Кузнецовым подписана каждая страница. Серго не успокаивался: «Алексей Александрович с большим почтением относится к Сталину. Он хранит, как память, письмо Сталина, посланное ему в Ленинград в труднейшие месяцы блокады, и даже коробку папирос «Герцеговина Флор», полученную от Сталина. Я уверен, что дело прояснится и он вернется». Для Сталина уже были основания не доверять Микояну в вопросах по внешней политике, а этот эпизод дал основания не доверять и во внутренней политике. В те годы была группа людей, которая была за о, чтобы страной управляли только русские. То есть под угрозу существования ставились Сталин, Берия, Микоян и Хрущев. Сталин считал, что к этому делу причастен Кузнецов а весь этот эпизод показывает, что Микоян с Кузнецовым за одно, что могло послужить веской причиной для недоверия Микояну.

Для Микояна «Ленинградское дело» «вызвало большую тревогу, что может вновь вернуться время, подобное 1936 1938 гг., но только несколько в новой обстановке, несколько новыми методами, может быть. Одно было ясно, что Сталин хочет избавиться от тех руководящих кадров, которые решали судьбу всей страны после 1938 г., возглавляя хозяйственную работу, и которые вынесли на своих плечах все трудности войны».

Описывая последние дни Сталина, Микоян предполагает, что Сталин планировал осуществить построения коммунизма в стране и при этом он пишет, что вещь это была не осуществима.

Перед съездом Сталин решил не писать отчет, а поручил это дело Маленкову. Микоян был категорически против этого. Но на съезде Политбюро одобрило проект доклада Маленкова.

Дальше во главе описываются отношения к книге Сталина « Экономические проблемы социализма в СССР». Берия и Маленков хвали книгу, хотя и были не согласны с утверждениям, высказанными в этой книге, это видно из последующей политики партии после смерти Сталина. Молотов «что то мычал вроде бы в поддержку, но в таких выражениях и так неопределенно, что было ясно: он не убежден в правильности мыслей Сталина». Микоян был не согласен с высказываниями так же как и Молотов.

Микоян как и Хрущев пишет об изменах в составе президиума. Состав президиума уменьшался на 12 человек. В том числе Сталин убрал из президиума Микояна и Андреева, сославшись, что они не активны. Микоян считает, что его убрали из состава потому что он был не согласен с фактами, изложенными в книге. Микоян пишет о распределение ролей на съезде и пишет почему, по его мнению, такое распределение было.

«Я не сразу понял шахматную расстановку фигур, но потом стало ясно: Сталин хотел лишить активности членов Политбюро, ограничив их участие открытием и закрытием съезда, оглашением списка Программной комиссии, выступлением по проекту Устава партии, а нам двоим дать возможность выступить в прениях. Сталин не сомневался, что Берия будет хвалить все: и работу ЦК, и книгу Сталина. А меня, я так понял, хотел испытать. Он почему то не предложил выступить ни Андрееву, ни Косыгину (правда, Косыгин все таки выступил на съезде)».

«Мне было ясно одно: он хочет провести свой план для моего отстранения от руководства, но у него для этого нет основательного аргумента. Он увидел, что применение ко мне определения «неактивный член Политбюро» вызвало смех у членов Политбюро. Работники партии и министры тоже знали меня как одного из самых активных членов Политбюро и относились ко мне хорошо, особенно зная мою работу во время войны».

Микоян также пишет об изменениях в Политбюро. Микоян считает, что Сталин вносил изменения с какой-то целью.

«При таком широком составе Президиума, в случае необходимости, исчезновение неугодных Сталину членов Президиума было бы не так заметно. Если, скажем, из 25 человек от съезда до съезда исчезнут пять шесть человек, то это будет выглядеть как незначительное изменение. Если же эти 5 6 человек исчезли бы из числа девяти членов Политбюро, то это было бы более заметно. Думаю так потому, что приблизительно за год до съезда однажды за ужином, поздно ночью, после какого то моего острого спора со Сталиным, он, нападая на меня (обычно в такие моменты он стоял), будучи в возбужденном состоянии, что не часто с ним бывало, глядя на меня, но имея в виду многих, резко бросил: «Вы состарились, я вас всех заменю!»

Формирование Бюро Президиума.

В Бюро не вошли Молотов и Микоян. Сталин объяснил это тем, что они неверны партии. Молотов согласился с обвинениям Сталина, но Микоян считает, что Молотов поступил неправильно. Микоян после выступлений Молотова и Сталина тоже выступил свою защиту.

Микоян пишет, что понимал отрицательное отношение Берия и Маленкова к себе. Так же как и Хрущев, он замечает, что Сталин в последние дни свое жизни слабел и у него были проблемы с памятью (повышение цен на хлеб и дело Лозовского)

Хотя Микоян не был включен в Бюро, но он ходил на заседания. И вот на одном из заседаний был поднят вопрос о животноводстве. Было замечено, что было плачевное положение в производстве молока и мяса. Для улучшения ситуации, Сталин создал комиссию ( туда входили и Хрущев и Микоян). Все считали поручение Сталина о новых налогах на крестьянство без повышения закупочных цен невыполнимым.

День Рождение Сталина.

Микоян не мог решиться: идти ему или нет. С одной стороны Сталин к нему испытывает недоверие, а с другой стороны не придти к нему на День Рождение означало, что он изменил свое отношение к Сталину. Переговорив с Молотовым спросив совета у Хрущева Берии и Маленкова, они поехали к нему на ближнюю дачу. Все прошло нормально. Но потом Микоян то ли от Маленкова то ли от Хрущева узнал, что Сталин недоброжелательно говорил об их приезде на дачу и Микоян также узнал, что Сталин считает их американскими шпионами. Сначала Микоян не принял это всерьёз, но вспомнив дело Орджоникидзе, задумался. Стало ясно, что Сталин хочет расправиться с нами и речь идет не только о политическом, но и о физическом уничтожении. Микоян решил по возможности не пересекаться со Сталиным и у него это получилось. В марте 1953г. у Сталина был инсульт и он был парализован. У его кровати установили дежурство, Микоян пишет, что дежурство- это борьба за власть, в то время как умирал Сталин, Хрущев, Берия, Булганин, Маленков, Ворошилов, Каганович делили власть.

Анализ книги показал, что в целом Сталин показывает свое негативное отношение к Микояну и для этого у него есть причины. Сталин не может на него положиться ни во внешней, ни во внутренней политике. Анастас Иванович пытается держаться нейтральной позиции в период с 1946-1953гг. Но в тексте мемуаров явно прослеживается отрицательное отношение к действия Сталина.



Фетишизм Сталина.

  1. «Электростанции» - Сталин предлагал строить мелкие электростанции, а не крупные

  2. «Зерновые проблемы» - Сталин из всех видов зерна выделял только пшеницу и приказывал сеять ее даже там, где она могла не прижиться ( на пример Украина)

  3. «Мазут» - « и в его глазах мазут стал каким-то особо дорогим продуктом, каким-то фетишем. Он стал лично наблюдать, на что расходуется мазут у нас. И везде, где можно и нельзя, стали "ради экономии мазута" заменять его углем и торфом.»

  4. «Натуральный газ»- «Сталин не интересовался натуральным газом, но знал, что в Европе его применяют очень широко для бытовых нужд путем производства газа из угля способом коксования. И вот неожиданно Сталин увлекся идеей газификации углей. Откуда-то ему стало известно, что такие опыты как будто делаются в Европе. Он потребовал создать Комитет по газификации при Совмине СССР.

  5. «Золото» - «Особый фетишизм Сталин проявлял к золоту - прямой контраст тому, как подходил к нему Ленин. В моменты, когда нужно было покупать оборудование для индустриализации страны, для строительства новых заводов, в особенности тракторных, мы вывозили золото за границу для платежей. Мне казался естественным вывоз золота в каком-то количестве за границу как экспортного товара, поскольку наша страна - добывающая золото. Какой смысл из года в год добывать золото и все класть в кладовые, когда, превратив его в машины, можно двинуть вперед экономику?!»

Особенности поведения Сталина.

  1. «Капризное упрямство» - «в 1947 г. он выдвинул предложение, чтобы каждый из нас подготовил из среды своих работников пять-шесть человек, которые могли бы заменить нас самих, когда ЦК сочтет нужным это сделать. Он это настойчиво повторял несколько раз.

  2. «Банановое дело»

  3. «Кинокартины»- фильм про бандитскую группу. Картина напоминала про действия Сталина в 30-е годы и этим она Сталину нравилась.

  4. «Иван Грозный и Гитлер» Сталин восхищался некоторыми качествами этих двух персоналий.

  5. «отдых в Мюссерах»- Обедая у Сталина, Поскребышев вдруг заявил, что Молотов и Микоян состоят в заговоре против Сталина. Микоян отрицал свою причастность к этому но Молотов сидел весь бледный и молчал. Сталин поверил Микояну.




©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет