Міністерство освіти І науки україни маріупольський державний університет рада з науково-дослідної роботи студентів, аспирантів, молодих вчених дебют збірник тез доповідей студентів



жүктеу 5.21 Mb.
бет14/37
Дата28.04.2016
өлшемі5.21 Mb.
түріПротокол
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   37
: Nauch
Nauch -> Геометрия в абстракции
Nauch -> Фитонимическое пространство в языковой картине мира: словообразовательный и мотивационный аспекты
Nauch -> Отчет о научной деятельности Учреждения Российской академии наук Уфимского научного центра ран за 2010 год
Nauch -> Технология глубокой очистки нефтесодержащих сточных вод объектов железнодорожного транспорта с использованием активированного алюмосиликатного адсорбента
Nauch -> Аворска справка за научните приноси по темата на конкурса на доц д-р Евгени Семков
Nauch -> Научное общество как форма организации проектной деятельности младших школьников в Менделеевской школе-саде
Nauch -> Научные сообщения Әож 62-523=512. 122
Nauch -> Лингвостилистическая специфика комического в литературной сказке
Nauch -> Творческая работа педагогов

Предмет исследования: символы и знаки в романе П. Коэльо «Алхимик».

Основными понятиями данной работы являются знак и символ.

Знак – некий овеществленный материально и воспринимаемый нами объект, который подразумевает нечто большее, чем то, что мы воспринимаем своими органами чувств, когда с этим знаком встречаемся. Знак может быть воплощен в предмете, звуке, рисунке, слове и т.д. Но это лишь его оболочка, в которую вкладывается некоторое более или менее определенное содержание.

Если знак понимается единообразно и совпадает с обычно принятым представлением о нем, то символ имеет в семиотике несколько значений. Во-первых, символ играет по отношению к знаку подчиненную роль. Любой символ – это еще и знак, но не любой знак – символ. Таким образом, знак в этой оппозиции является понятием родовым, а символ по отношению к нему – понятием видовым, имеющим несколько разветвлений. В семиотике принято определять символ как наиболее продвинутый по сложности и абстрактности вид знака. Символы – такие знаки, которые наряду с функцией обозначения придают своим референтам еще и идеологический смысл. Другими словами, в этом виде знаков, кроме обычной функции обозначения, проявляется еще и функция наделения референта более или менее идеологизированным содержанием (национальным, религиозным, политическим, мифологическим, культурологическим и пр.) [3].

ХХ в. – время атеизма, после войн, кризисов, безработицы люди перестали верить в Бога. Пауло Коэльо тонко прочувствовал особенность этой кризисной ситуации. «Многое будет зависеть от того, решаться ли люди предпринять серьезный и последовательный духовный поиск», - говорит он, соглашаясь с мнением Жозе Сарамаго, считающего, что в противном случае западную цивилизацию ожидает гибель [4, с.114]. При этом можно верить, что Коэльо не лукавит, доказательством чего является его первая книга («Паломничество», 1987), характерно автобиографическая, о движении по тропе ордена RAM, о желании человека открывать себя в созвучии чему-то высшему. Подмечено, что практически в каждой книге Коэльо найдутся фразы-заклинания, подталкивающие нашего современника переменить свою жизнь и двинуться к неким истинам, скрытым за горизонтом обыденности. В «Алхимике» (1988) загадочный Мельхиседек внушает пастуха Сантьяго: «Никогда не отказывайся от своей мечты. Следуй знакам» [5, с. 94].

Повествовательный конек писателя – это разговоры о мечте: о возможности обретения своего собственного пути в мире, о великом путешествии, «которое все мы должны предпринять, хотим мы того или нет» [1, с. 222]. Коэльо выходит к западному читателю в тот момент, когда люди двадцатого столетия, уставшие от тоталитаризма во всех его проявлениях, начинают искать перемен… «Каждый человек на земле, чем бы он ни занимался, играет главную роль в истории мира», - эти слова Алхимика замечательно звучат в конце ХХ века [5, с. 220].

Путешествие – это способ познания самого себя, способ освобождения от тех стен, которые мы возвели вокруг своей души. Человек от самого своего рождения до смерти следует по определенному жизненному пути («Своей Стезей»). В мифологическом мире большое значение предавалось пути. Так, Путь трактовался, как «движение, освоение пространства, перемещение от исходной точки к точке конечной, которая может быть и осознаваемой, и неосознаваемой, но предчувствуемой, предугадываемой. Прохождение пути всегда связано с преодолением препятствий, трудностей, поэтому путь также символизирует обряд посвящения, приобщения к прежде недоступному знанию, обретение мудрости, житейской или сакральной.

Условно путь можно поделить на: начало (отправная точка), мост, конец (конечная точка). Начало может быть материальным (дом), либо фигуральным (ощущение нехватки чего-то, стремление что-то изменить). Конечная точка – это приобщение к духовным ценностям. Мост – граница миров, на которой происходит полная потеря прежних качеств и приобретение новых, позволяющих продолжить и завершить путь.

Высшая сила посылает человеку знаки, благодаря которым он сможет либо повернуть на «Свою Стезю», либо прожить несчастную жизнь и жалеть о том, что не обращал внимания на знаки, посланные высшей силой. Для Сантьяго одним из первых знаков, направивших его на «Свою Стезю», был сон о сокровищах, на поиски которого он и отправился. Еще одним знаком явилась встреча со старым царем, который указал ему, где спрятано сокровище. В Египте, возле пирамид (пирамида – мировая гора, сакральный центр, олицетворение огня и божественного откровения. Основание пирамиды – земля, вершина – центр, в котором находятся все грани материала и все грани бытия. Египетские пирамиды, символы бессмертия фараонов [6]). Ты найдешь туда путь по тем знакам, которыми Господь отмечает путь каждого в этом мире. Надо только суметь прочесть то, что написано для тебя. Сантьяго еще не успел ответить, как между ним и стариком закружилась бабочка (бабочка – символ души, бессмертия, возрождения и воскресения, так как это крылатое небесное существо появляется на свет, преображаясь из мирской гусеницы. В связи с тем, что бабочка напоминает по форме обоюдоострый топор, она считается символом Великой Богини[6]).

На своем пути Сантьяго встретил англичанина, который хотел постичь тайны алхимии. Атрибутом алхимии является философский камень (философский камень – символ эликсира жизни, совершенной субстанции, которая способна завершить Великое Делание, превращение неблагородного металла в золото. Метафорически философский камень – высшая цель, предмет духовных исканий, непостижимый идеал) [6]. Таким образом, мы видим ориентир поисков Сантьяго и англичанина – самосовершенствование, постижение новых знаний, открытие новых возможностей и, самое важное, создание своей судьбы.

Англичанин пытается добыть золото, этот благородный металл на протяжении многих столетий был идеалом, эталоном. Само же золото символизирует эзотерическое знание, высшую ступень духовного развития. Как желтый металл, ассоциируется с солнцем и солнечным светом, огнем и мужским началом. В алхимии золото – символ внутренней трансформации, знак нетленности души, эмблема высшего, достойного славы, символ «четвертого состояния» после первых трех – черного (грех и раскаяние), белого (прощение и невинность) и красного (очищение и страсть) [6].

Даже, казалось бы, в самой безвыходной ситуации судьба, покорившись человеку, сама помогает ему справиться с трудностями, посылая очередные символы и знаки: «Юноша стоял на вершине и плакал, а когда посмотрел вниз, увидел: там, куда падали его слезы, ползет жук-скарабей. За время странствий по пустыне Сантьяго узнал, что в Египте это символ Бога. Еще один знак был подан ему, и юноша принялся копать» [5, с. 77] ( Жук-Скарабей – египетский солнечный символ, Голова скарабея в Древнем Египте – эмблема бога солнца Ра. Скарабей символизирует силу тела, воскрешение души, вечного и непостижимого творца в его аспекте повелителя солнца)[6]. Т.е. судьба послала Сантьяго еще один, последний «сигнал» отделяющий его от мечты.

Следуя знакам и символам, Сантьяго не только смог найти сокровища, но и встретил свою любовь, увидел мир, познакомился с удивительными людьми и сумел познать себя.

Как мы видим, творчество одного из самых загадочных и непредсказуемых писателей – Пауло Коэльо тесно перекликается с мифологическими мотивами и насыщено различными символами и знаками, что говорит об удивительном мастерстве художника в умении интерпретировать многовековые достижения человечества в духовной сфере в современных произведениях, создавая удивительный художественный мир.



Литература

  1. Ариас Х. Пауло Коэльо: Исповедь паломника / Х. Ариас. – М.: София, –2004. – 236 с.

  2. Бакушинская О. Отчего нынче моден писатель Коэльо? / О. Бакушинская // Комсомольская правда. – 2003. – 10 декабря. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://ruskline.ru/monitoring_smi/2003/11/10/otchego_nynche_moden_pisatel_koe_l_o/

  3. Соломоник А. «Знак и символ» [Электронний ресурс]. – Режим доступа: http://nounivers.narod.ru/pub/as_sym.htm

  4. Сарамаго Ж. Год смерти Рикардо Рейса / Ж. Сарамаго. – К.: Machaon, 2003. – 704 с.

  5. Коэльо П. Алхимик / П. Коэльо / Пер. А. Богдановского. – М.: София, 2004. – 222 с.

  6. Словарь символов.[Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://mirslovarei.com/sim_a#

УДК 821.111-31(043) Холманских Валерия Викторовна



ОБРАЗ ИРЭН ФОРСАЙТ В РОМАНЕ ДЖОНА ГОЛСУОРСИ

«САГА О ФОРСАЙТАХ»

Актуальность выбранной темы заключается в монументальности и основательности системы образов в классической литературе. Всё современное кажется суетливым, недолговечным и преходящим, а классика – это идеи на все времена, идеи которые будут актуальны всегда. И с классиками мы обычно не спорим. Для рассмотрения мы выбрали образ Ирэн Форсайт.

Ирэн Форсайт – героиня серии из нескольких произведений о жизни состоятельной английской семьи «Сага о Форсайтах» Джона Голсуорси. Её литературный образ довольно интересный и необычный, вызывающий противоречивые чувства, от полного восхищения до стойкого неприятия. Одно лишь можно утверждать – для своего времени Ирэн была довольно смела, не побоясь бросить вызов обществу и поступать так, как считает нужным для своего счастья, в том смысле, в каком она его понимает. Красота Ирэн, её изящество и умение преподнести себя лишь добавляют героине достоинств.

Один из ведущих писателей-реалистов в английской литературе XX в., сын крупного юриста и сам юрист, Голсуорси оставил эту профессию ради литературной работы. В романах, рассказах, пьесах, эссе Голсуорси ярко и правдиво изобразил лицемерие, эгоизм, снобизм и торжество предрассудка в частной и общественной жизни своих соотечественников. Особенно значительны его произведения, созданные до Первой мировой войны (например, роман «Собственник», 1906). Писатель постоянно работал над совершенствованием своего мастерства, изучал творчество французских и русских реалистов, считал себя учеником Тургенева, Л.Толстого, Чехова. Из его драматических произведений наиболее значительны «Серебряная коробка» (1906), «Мертвая хватка» (1920), «Верность» (1922). Признание и слава пришли к Голсуорси при жизни. Он много лет был президентом крупнейшего объединения писателей — Пен-клуба. В 1932 г. ему была присуждена Нобелевская премия [2, c. 29].



Целью данной работы является рассмотрение образа героини произведения Джона Голсуорси «Сага о Форсайтах».

Данное произведение – вершина творчества Голсуорси. Эта трилогия, как и ее продолжение — «Современная комедия», посвящена истории нескольких поколений английской буржуазной семьи Форсайтов. Книга состоит из романов «Собственник» (1906), «В тисках» (1920) и «Сдается внаем» (1921). Действие «Саги» начинается в 1886 г. и заканчивается в конце 20-х гг. XX в. В первой части трилогии — романе «Собственник» — Голсуорси дает развернутую характеристику многочисленной форсайтовской семьи, рисует яркие типы «викторианской» буржуазии с ее собственнической психологией, кастовостью и косным традиционализмом. Страсть, красота и искусство, глубоко чуждые прозаичным Форсайтам, вторгаются в их сплоченную семью вместе с женой Сомса Форсайта Ирэн и ее другом архитектором Босини. После смерти Босини Ирэн оставляет мужа — человека, наиболее последовательно воплотившего собственнический «форсайтизм» и в то же время особенно остро ощущающего кризис старой Англии. В трилогию входят и так называемые «интерлюдии» — новеллы, связывающие ее части. В интерлюдии «Последнее лето Форсайта» (1918) с глубоким психологизмом и тонкостью описано возвышенное чувство старого Джолиона Форсайта к покинувшей Сомса Ирэн. Эта интерлюдия — один из художественных шедевров писателя [2, c.102].

Джон Голсуорси в предисловии к трилогии «Сага о Форсайтах», написанном в 1922 г., определяя главную тему своей книги, говорит о «набегах Красоты и посягательствах Свободы на мир собственников» [2]. Образ Ирэн, по его мнению, и является «воплощением волнующей красоты, врывающейся в мир собственников» [1, с. 36]. Поэтому все чувственные акценты, к которым относятся колористические определения и светотеневые образы, подчинены упомянутому изображению Ирэн [3, c. 302].



Привыкнув видеть Ирэн, изображенной автором в пастельных тонах, читатель тем сильнее реагирует на появление нового, не совсем свойственного ей цвета. А происходит это в тот момент, когда Ирэн, вдруг замеченная Сомсом из окна, возвращается со свидания с Босини. Не только ее горящие щеки, «словно обожженные солнцем», ее губы, глаза выдают ее необычное состояние, но и ее «легкая розовая кофточка с широкими рукавами», которой «Сомс еще ни разу не видел на ней» [1, с. 275]. Все в тот момент было ярким, насыщенным, необыкновенным, «она горела точно в огне, такими яркими казались ее щеки, глаза, губы и эта незнакомая ему кофточка» [3, c. 302].

Если для внешности всех Форсайтов характерны серые глаза, хранящие, по выражению Голсуорси, «захватнический инстинкт», седые головы – «воплощение умеренности, порядка и любви к собственности», то Ирэн внешне изображена автором как нежный прекрасный цветок, как сама естественность во всей ее прелести. «Боги дали Ирэн темно-карие глаза и золотые волосы – своеобразное сочетание оттенков, которое привлекает взоры мужчин и, как говорят, свидетельствует о слабости характера. А ровная, мягкая белизна шеи и плеч, обрамленных золотистым платьем, придавала ей какую-то необычную прелесть» [1, с. 79]. Здесь, как и во многих других картинах, Голсуорси проявляет себя как колорист-психолог, раскрывая значение колористических художественных определений: темнокарие глаза – свидетельство «слабости характера», мягкая белизна плеч в сочетании с золотистым обрамлением придает ее внешности «необычную прелесть» и т. п. Поэтому закономерным может быть вывод о том, что колористические контрасты характерны для Голсуорси-художника [3, c. 303].

Обращает на себя внимание особое художественное использование серого цвета в процессе создания образа Ирэн. Если в начальных главах цветовое определение «серый» почти не встречается при изображении Ирэн (лишь изредка мы встречаем его в сочетаниях с другими цветовыми художественными определениями), то в интерлюдии «Последнее лето Форсайта» Ирэн предстает в ином колорите. Здесь он последовательно единый - в своей основе серый (сероватый, серебристый, серо-лиловый) [3, c. 303].

Таким образом, в «Саге о Форсайтах» цвет выступает как очень важная эстетическая чувственно-оценочная категория и вызывает различные эмоции и настроения. Цветовые микрообразы имеют самые разнообразные художественные и смысловые нагрузки. В частности, посредством цвета создается образ Ирэн, красота которой служит противовесом угрюмости, чопорности, мертвенности, а точнее, отталкивающей холодности, заложенной в Форсайтах. Дарованные природой черты и вкус Ирэн в общей композиции цикла утверждаются в качестве весьма активных противовесов характеру Форсайтов, их устоям и тому, как они выглядят [3, c. 305].



Литература

Голсуорси Дж. Собрание сочинений: В 16 т. / Пер. с англ.; Под ред. М. Лорие. М.: Правда, 1962. – Т. 1.:Сага о Форсайтах. –1962. – 612 с.

Тугушева М. Вечность премен : вступ. ст. / М. Тугушева // Голсуорси Дж. Сага о Форсайтах. – Т. 1. – М., 2003. – С. 7 – 20.

Ялышева Н.А. Образ красоты в романах «Саги о Форсайтах» Джона Голсуорси : [женские образы] / Н.А. Ялышева // Арзамасские филологические чтения - 2006. – Арзамас, 2007. – С. 193 –196.

УДК 82-31(043) Чернявська Маргарита Георгіївна



ОСОБЛИВОСТІ ЖІНОЧИХ ОБРАЗІВ У СУЧАСНІЙ ЖІНОЧІЙ ПРОЗІ

Проблема жіночої літератури, як і взагалі становище жінки в сучасному світі, викликає підвищений інтерес. Одні дослідники серйозно займаються цією проблемою, інші схильні вважати, що поняття «жіноча література» надумане і не має під собою жодних реальних підстав.

Специфіка жіночої прози пов'язана і з тим, що вона «вирішує цілий комплекс поставлених перед собою ідейно-естетичних завдань, таких як самоідентифікація, подолання сформованих культурно-ідеологічних стереотипів і власних комплексів, пошук, так званої, материнської мови та інше» [2, с. 33].

Таким чином, неоднозначність оцінки жіночої прози та множинність підходів до її вивчення підкреслюють актуальність обраної для дослідження теми.



Мета роботи – вивчення особливостей жіночих образів у сучасній жіночій прозі (на матеріалі творчості Діни Рубіної).

Творчість Діни Рубіної, яка увійшла в літературний процес в 1970-х роках, на очах сучасників з «російської прози сучасності» перетворилося на якийсь феномен, номінації якому різноманітні – залежно від смаку, ідеологічної ніші, обізнаності як читача, так і дослідника. «Російське зарубіжжя», «російськомовна творчість інонаціональних письменників», «російсько - ізраїльська література » і, нарешті, «транскультурна творчість» - всі ці номінації, так чи інакше, застосовні до творчості Д. Рубіної .

Світ, створений Рубіною в ізраїльський період творчості, має точку відліку, або повороту – це Земля іудеїв, Єрусалим як її символ. У прозі Діни Рубіної велике значення мають раритети матеріального чи нематеріального походження: старі і старовинні речі, перекази, байки, спогади. Рубінську героїню – оповідача притягують в антикварних крамницях старовинні речі, що залишилися без господарів: за кожною з них – людська доля, історія, епоха. Діну Рубіну приваблюють люди креативні, неординарні: герої-митці, «клоуни», яскраві особистості – існують майже в кожному її творі [2, с. 32 – 39].

Романи і повісті Діни Рубіної відрізняє багатогеройність, серед персонажів немає ні головних, ні другорядних. Тим не менше, ряд творів відрізняє присутність головних героїв.

Типи головних героїв:

• «Іудейська богиня»

• «Герой- трікстер»

• «Герой-митець: тема креативної особистості»



Герой - трікстер. Герої-трикстери вибиваються поведінкою, способом мислення із загальноприйнятого, традиційного, пов'язане з їх потенційної подвійністю – адже з моменту руйнування Храму, провидницький дар відібрано у пророків і переданий безумцям та дітям.

Дуже популярний в єврейському фольклорі герой-одинак, іменований Шлемиль, або шлемазл. У єврейському фольклорі можна виділити мотив опозиції розуму і дурості в силу пріоритетної ролі інтелекту у євреїв. Унікальна двополюсна парадигма (пророки і блазні), що прийшла з давньої єврейської словесності, присутній на одному майданчику в оповіданні Рубіної .



Герой-митець. Ймовірно, за індивідуально-авторської причини, у більшості Рубінських текстів присутній персонаж, який має пристрасть до мистецтва. Тема креативної особистості (з усіма відтінками «креативу»), таким чином, одна з головних у прозі Рубіної. Можливо, ще й тому, що в тексті Рубінської розповіді присутній Головний Творець, завідувач «небесним колійним відомством»: він «і квитки видає, і сам же їх компостує» [3, с. 48].

Значний інтерес серед читачів викликає роман Діни Рубіної «Почерк Леонардо», у якому письменниця зобразила неординарну особистість, яка не може знайти власне місце у сучасному світі.

«…Он уверял, что она – ангел. Смешно, конечно? Не в том смысле, что типа как с неба ангел, а, мол, природа ее родственна неким существам, которые в народном сознании фигурируют как ангелы-архангелы всякие… ну и прочая небесная братия. Что люди в них верят, потому что время от времени такие существа действительно появляются на земле среди людей…» - говорить Володимир про головну героїню Ганну.

Центром роману є дівчинка – дівчина – жінка Ганна, незаконна дочка незаконного сина легендарного Вольфа Мессінга. Вона лівша, подібно Леонардо да Вінчі. У неї особливий пристрій головного мозку (амбідекстр), при якому зручніше писати справа наліво так, що текст можна прочитати тільки за допомогою дзеркала – це і називається «дзеркальне письмо», або «почерк Леонардо».

У романі описується дитинство, юність і зрілість героїні. Оповідання ведеться нелінійно, але це дає можливість простежити життя героїні очима наскрізних персонажів, в туго закрученому часу роману. Геніальність героїні, передана через покоління, робить Ганну практично нездатною до нормального (точніше, людям звичного) контакту зі світом. Дівчина, переучена лівша, читає слова навпаки, з ходу запам'ятовує іноземні мови, науки. Існує в своєму перевернутому світі, пише дзеркальним почерком, як славний італієць Леонардо (звідси і загадкова назва роману), і все дивиться, дивиться в таємничу глибину дзеркал [4, с. 53 – 62].

Мова книги кольорова, ємна, цілісна, жива. Історію розповідають кілька оповідачів і автор, тому в романі звучить чудове багатоголосся (книга поліфонічна). «Кожен розділ символізує тип людського темпераменту чи особливість світогляду», «мить впізнавання себе в дзеркалі все життя був як затяжний стрибок з парашутом. Ніколи не могла злитися зі своїм відображенням ». А через кілька сторінок спотворений французький («Экскюзэ – муа, месье, пурье – ву бесэ сет мюзик дё мерд?», українська мова, цікавий суржик («Йды – но сюды!…Ликуваты тэбэ будэмо..Стий, не рухайся! …Трымай! Назад нэ поидэмо. От папанька у пъять з оспиталя прыйде, так у полпъятого и видщепну. Боженька терплячих полюбляе! А леваков проклятых боженька на дух нэ выносыть! Хочишь з бисом водытыся?», проста російська мова.

Діні Іллівні вдалося оживити міцні вербальні конструкції циркового закулісся, це самому покровителю гімнастів Аполлону і не снилося. Запах портвейну, кінського поту і російського мату перемежовуються з докладними описами трюків, які Ганна вибудовувала сама по кресленнях, влаштувавшись в цирк акробаткою.

Дуже своєрідна побудова роману. Авторська розповідь змінюється листом одного з героїв, лист також непомітно перетворюється на бесіду іншого героя з агентом Інтерполу. Ми дивимося на події з точки зору різних людей. Також присутні відступи автора, виділені в тексті книги курсивом (ліричні, інформативні та ін.). Побудова оповідання – нелінійне. Є такий прийом – рваний перемішаний виклад, наче шматочки розбитого дзеркала поступово стають на свої місця [1, с. 48 – 56].

Місце і час у романі являють собою постійно мінливий калейдоскоп. («Здійснюємо немислиму дугу: зі Жмеринки п'ятдесят другого в штат Канзас дев'яносто восьмого»). Оповідання географічно постійно переміщується – Київ, Маріуполь, Єйськ, Середній Захід, штат Канзас, Монреаль, Берлін, Франкфурт.

«Почерк Леонардо» був представлений як перший містичний роман Діни Рубіної. Містика тут є, безумовно, і головна колізія роману крутиться саме навколо надприродних здібностей головної героїні Анни. Роман є дуже цікавим з точки зору розглядання головної героїні, адже такий тип характеру демонструє асоціальність та незалежність героїні. «Почерк Леонардо» став рушійною силою для жіночої прози, тому що презентує фемінний тип погляду на сучасний світ та представляє героїню як геніальну та самостійну жінку, яка здатна мислити поза рамок суспільства [5, с. 65 – 71].



Можна зробити висновок, що для даного типу жіночої прози притаманний новий тип жінки, яка з жертви перетворюється в самодостатню особистість і йде шляхом руйнування традиційного образу жінки. Модерна жінка – складний психологічний тип, який постійно знаходиться в пошуку себе самого, свого місця в соціумі, призначення у житті.

Література

Батлер Д. Гендерное беспокойство//Антология гендерной теории: Сб. переводов / Составление, коммент. Е. И. Гаповой, А. Р. Усмановой. – Минск: Пропилеи, 2000. – с. 48 – 56.

Брандт Г.А. Современный феминизм: переворот в историко-философской антропологической традиции Западной Европы. Адам и Ева. Альманах гендерной истории. – Москва: ИВИ РАН, 2003. – с. 32 – 39.

Воронина О. Женское предназначение: миф, идеология, практика // Искусство кино. – 1991. – с. 43 – 51.

Зборовська Н. Перцепція феміністки у західноєвропейському дискурсі та українському письмі // Слово і Час. – 2005. – № 2. – с. 53 – 62.

Улюра Г. Коронована сила жіночої руки, або про тих, хто “пише іншу прозу”// Слово і Час. – 2005. – № 3. – с. 65 – 71.


УДК 821.133.1.09 (043) Шурянська Катерина Олександрівна


1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   37


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет