Москва Издательство "Республика"



жүктеу 19.45 Mb.
бет9/113
Дата17.04.2016
өлшемі19.45 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   113
: sites -> default -> files
files -> «Наркологиялық ұйымнан анықтама беру» мемлекеттік көрсетілетін қызмет стандарты Жалпы ережелер «Наркологиялық ұйымнан анықтама беру»
files -> ТӘуелсіздік жылдарынан кейінгі сыр өҢірі мерзімді басылымдар: бағыт-бағдары мен бет-бейнесі
files -> Ф 06-32 Қазақстан республикасының білім және ғылым министрлігі
files -> Т. Н. Кемайкина психологические аспекты социальной адаптации детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей методическое пособие
files -> Техническая характеристика ао «нак «Казатомпром»
files -> Үкіметтің 2013 жылға арналған Заң жобалау жұмыстары Жоспарының орындалуы бойынша ақпарат
files -> Ақтөбе облысының жұмыспен қамтуды үйлестіру және әлеуметтік бағдарламалар басқарма басшысының

Г

44

го психологического склада и исторического пути, соблазнился буржуазными началами зап. цивилизации (рационалистические и атеистические учения, включая марксизм). Россия стала местом, где происходит последнее испытание гуманизма. Б. выражал надежду на то, что в постсоветской России будет создан иной, более справедливый, чем просто буржуазный, строй и она сможет выполнить предназначенную ей миссию

— стать объединительницей вост. (религиозного) и зап. (гуманистического) начал истории.

Соч.: Собр. соч. Париж, 1983—1991. Т. 1.: Самопознание. Опыт философской автобиографии; Т. 2: Смысл творчества. Опыт оправдания человека; Т. 3: Типы религиозной мысли в России; Т. 4: Духовные основы русской революции: статьи 1917—1918 гг. Философия неравенства; Н. Бердяев о русской философии. Свердловск, 1991. Ч. 1—2: Судьба России. М., 1990; О назначении человека. М., 1993; Философия свободного духа. М., 1994: Царство Духа и царство Кесаря. Μ , 1995.

Лит.: Антонов Н. Р. Николай Александрович Бердяев и его религиозно-общественное миросозерцание. Спб., 1912; Полторацкий Н. П. Бердяев и Россия; Философия истории России у Н. А. Бердяева. Нью-Йорк, 1967; Кувакин В. А. Критика экзистенциализма Бердяева. М., 1976; Он .же. Религиозная философия в России: начало XX века. М., 1980; Ермичев А. А. Три свободы Николая Бердяева. М., 1990; Вадимов А. Жизнь Бердяева: Россия. Oakland, 1993; H. А. Бердяев: pro et contra. Антология. Кн. 1. [Русские мыслители о Н. А. Бердяеве]. Спб., 1994; Lowrie D.-A. Rebellious prophet. A life of Nicolas Berdyaev. N.Y., 1960; Segundo J.-L. Berdiaeff. Une reflexion chrétienne sur la personne. P., 1963: Stem H. Die GeseHschaftsphilosophie N. Berdjajews. Köln, 1966; Dietrich W. Provokation der Person. N. Berdjajew in dem Impulsen seines Denkens. Gelnhausen; В., 1974—1979 Bd. 1—5.

А. А. Ермичев

БЕРМАН Яков Александрович (1868—1933)

— юрист и философ. Окончил юридический ф-т Московского ун-та (1890); участник с.-д. движения — с кон. 80-х гг. XIX в., в годы революции 1905—1907 гг. примыкал сначала к меньшевикам, затем к большевикам; после Октября 1917 г. вступил в РКП(б), преподавал в вузах, был проф. Коммунистического ун-та им. Я. M Свердлова и Московского ун-та. В дооктябрьский период Б. — один из представителей философского направления в российской социал-демократии, пытавшегося соединить марксизм с махизмом. По утверждению Б., марксизм — это гл. обр. теория общественного развития, направление в обществознании, социологическое учение, "экономический материализм" и не зависит от к.-л. определенного философского учения, а диалектика К. Маркса и Ф. Энгельса является пережитком гегелевской идеалистической философии. Диалектику Б. признавал лишь как совпадающий с историческим взглядом на природу и историю метод исследования, согласно к-рому данные формы существующего являются только



Беспочвенность

звеном в длинной цепи изменений, подчиненных известной закономерности. Исходя из понимания философии как специальной теории познания, "теории головной работы", науки о деятельности нашего "духа", о наших представлениях и мыслях (Б. использовал при этом отдельные идеи И. Дицгена), он считал, что такая теория у Маркса и Энгельса отсутствует, что у них были разработаны лишь нек-рые философские предпосылки, совокупность методов, к-рые они называли диалектикой или диалектической философией. Б. призывал развить эти предпосылки с помощью учения Э. Маха, пред-· ставлявшего собой, по его мнению, чисто философское, гл. обр. гносеологическое учение. Как не имеющее ничего общего ни с идеализмом, ни с реализмом, ни с материализмом, оно не только ни в чем не противоречит философским предпосылкам марксизма, но даже совпадает с ними в главных тенденциях. Кроме махизма, Б. высоко ценил прагматизм за его решение проблемы познания. Философские работы Б. характерны значительными по объему и теоретически значимыми историко-философскими экскурсами (критика западноевропейских идеалистических течений XIX в., в частности философии Гегеля, анализ философии Дицгена, критика субстанци-ализма Плеханова и т. д.).

Соч.: Марксизм или махизм //Образование. Сп5.. 1906, № Па; Социал-демократическая философия //Вестник жизни. 1907. № 1; О диалектике// Очерки по философии марксизма: Философский сборник. Спб., 1908; Психология бездушия// Современный мир. 1907. №6- 7/8; Диалектика в свете современной теории познания. М, 1908; Сущность прагматизма. Новые течения в науке о мышлении. М., 1911.

Лит.: История философии в СССР. М., 1971. Т. 4.



В. Ф. Пустарнаков

БЕСПОЧВЕННОСТЬ — термин Шестова, обозначающий в качестве задачи философии избавление от власти "почвы", или многоликой необходимости. Синонимами "Б." у него являются "безосновность", "парадоксальность", "абсурд", "хаос", "произвол", "дерзновение", "бесстыдство", "каприз", "свобода", "живая жизнь", "адогматическое мышление". В раннем произв. Шестова "Шекспир и его критик Брандес" (1898) понятие "почва" связано с оторванностью от жизни и превращением ее в мертвую схему. Это разум, рефлексия, наука с их систематичностью, вниманием только к необходимости и игнорированием субъективности человека. Шестов противопоставляет им асистемное, ненаучное мышление, с помощью к-рого человек способен увидеть жизнь во всем ее объеме, выявлять осмысленность случайного, бессмысленного, ненужного. В кн. "Добро в учении гр. Толстого и Ф. Нитше (Философия и проповедь)" (1900) и "Достоевский и Нитше. Философия трагедии" (1903) он обрушивается на рационализм, нормативную мо-

45

Бестужев

раль, особенно мораль долга И. Канта, на христианское понимание Бога как Бога добра и любви. Б. для него — это поиск Бога, к-рый был бы выше сострадания и добра. Он восхищается гуманистической Б. Белинского и Достоевского, к-рые не принимают будущие "хрустальные дворцы", если они вырастут на зле и дисгармонии настоящего. Проблема Б. стала центральной в кн. Шестова "Апофеоз беспочвенности (Опыт адогматического мышления)" (1905). В ней Б. обретает черты радикального скептицизма, парадоксальности, развертывания "антимировоззренческого" мировоззрения, отрицания общепринятых ценностей. "Настоящий исследователь жизни" должен быть вне любых методологий и ограничений, вне обыденности, обладать "полнейшим внутренним хаосом". Автор призывает восхвалять безобразие, неудачу и предпочитать субъективное, непроверяемое, случайное. Такие приемы поиска истины и спасения не случайны, поскольку первым и существеннейшим условием жизни и творчества является, по Шестову, беззаконие. Отсюда вывод: "истин столько, сколько людей на свете". В произв. 1908—1910 гг. с Б. связан интерес Шестова к ужасу смерти, к-рый способен пробудить человека к творчеству, а также к вере. Ограниченности "микроскопов и логики" он противопоставляет чудесность мира, жизни, рождения людей. Переломной для него является кн. "Sola fide — Только верою" (1911—1914 (1916?), где осуществляется переход от антирационализма к религиозному экзистенциализму. Высшей Б. здесь оказывается вера, в к-рой все необъяснимо и фантастично, к-рая не допускает общего для всех выражения. Смысл и сущность веры в том и состоит, что она обходится без всякой "внешней опоры", даже без законов Священного писания, ибо они — "почва", уводящая от спасения. Беспочвенны и поиск веры, и "любовь к Невидимому", наконец, абсолютно беспочвен, парадоксален сам Бог, как угодно поступающий с законами мира и с человеком. Бог дает человеку абсолютную свободу, ничего от него не требуя, и поэтому естественна "парадоксальность окраинных людей", т. е. тех, кто идет к последним окраинам жизни в поисках совершенной жизни и Бога. В дальнейшем творчестве Шестова тема Б. получает новое развитие. "Произвол" Бога связывается с его принципиальной необъяснимостью, с его пребыванием по ту сторону добра и зла, истины и лжи. "Беспочвенность, — утверждает Шестов, — основная, самая завидная и наиболее для нас непостижимая привилегия божественного". Безосновность — это и неотъемлемая черта жизни, где действует не закон самосохранения, а скорее "закон полной безосновности". Она указывает на возможность мира, где царит "абсолютный хаос, в котором все равно возможно". Смерть и безумие — величайшее безосновности. В своем понимании бе-

зосновности Шестов заходит так далеко, что допускает отрицание существования Бога во имя пробуждения человека, к-рый при этом осознает все "безумие" своего существования. А человек, "пробудившийся к самому себе", не нуждается ни в какой почве и ни в какой опоре. Понятие безосновности в ряде своих исходных положений использовал также Бердяев. В работе "Смысл творчества" (1916) он говорит о свободе как "безосновной основе бытия", к-рая "глубже всякого бытия". Она напоминает ничто, но по сути является ничем не обусловленной и бездонной энергией, "мощью творить из ничего". В поздних произв. Бердяева свобода понимается как перво-лоно бытия, к-рое "первичнее Бога и вне Бога". "Внутренний экзистенциальный центр" человека ("личность") тоже безосновен и "первичнее бытия". Несводимы к основам также процессы творчества: "...понять творческий акт — значит признать его неизъяснимость и безосновность".

Лит.: Шестов Л. Апофеоз беспочвенности. Спб., 1905; Он же. Соч.: В 2 т. М., 1993; Бердяев Я. А. Философия свободы. Смысл творчества. М., 1989; Он же. О рабстве и свободе человека,/Бердяев Н. А. Царство Духа и царство Кесарх. М.. 1995; Зеньковский В. В. История рус. философии. Л., 1991. Т. 2, ч. 2 С. 59—92; Ерофеев В. Остается одно: произ-вол//Вопросы литературы. 1975. № 10; Курабцев В. Л. Иерусалим Льва Шестова/,'Веетних МГУ. Сер. Философия. 1991. № 5.



В. Л. Курабцев

БЕСТУЖЕВ Александр Феодосиевич (4.11 (25.12), 1761 — 20.03 (1.04). 1810, Петербург) — просветитель, автор работ по воспитанию и эстетике. Окончил Греч, гимназию при Артиллерийском кадетском корпусе в Петербурге. Был артиллеристом, после ранения женился на мещанке, отец 4 известных декабристов. В 1789 г. основал (вместе с Пниным) "Санкт-Петербургский журнал", где публиковались его переводы фр. просветителей. С 1800 г. Б. — правитель канцелярии Академии художеств. Сблизился с членами либерально-просветительского кружка будущих реформаторов первых лет царствования Александра I. В 1801 г. встречался с Радищевым. В напечатанной в "Санкт-Петербургском журнале" ст. "О воспитании военном относительно благородного юношества" (5 лет спустя вышла в виде книги) Б. сформулировал программу преобразований в сфере воспитания. Следуя М. Монтеню, фр. просветителям и особенно Дж. Локку, он признавал воспитание решающим фактором развития человека. Цель воспитания — готовить трудолюбивых и полезных об-ву граждан, умеющих подчинить личные интересы государственным. В связи с этим Б. критиковал нек-рые идеи Ж. Ж. Руссо о "естественном воспитании", а общественное воспитание предпочитал частному. Он придерживался мысли о природном равенстве людей и необходимости об-



Г

Бехтерев

46

разовательных учреждений. Одним из первых в рус. мысли Б. подчеркивал роль морали в формировании представлений о гражданских и семейных обязанностях. С этой целью он предлагал курс моральных наставлений; в них рекомендовались соответствующие практические упражнения. Б. считал, что "человек родится в невежестве, но не в заблуждении. Когда он в состоянии принять заблуждение, то в состоянии понять и истину" (Антология педагогической мысли России XVIII в. М., 1985. С. 427). Поскольку восприятие истины идет параллельно нравственному развитию, то он делал вывод, что человек рождается без расположенности к добру или злу, а цель воспитания — употребить его чувства, нужды, страсти на усовершенствование себя и об-ва. Б. был противником телесных наказаний, поощрял женское образование, ориентированное на "внутреннее украшение разума", а не на внешний блеск. Активно выступал против сословной спеси и предрассудков, противопоставляя им "естественные" законы и добродетели. В образовательных и воспитательных целях Б. считал необходимым обучать "той прекрасной метафизике, которую мы справедливо назовем грамматикою философическою" (Там же. С. 448). Философским духом проникнута и его военная публицистика, а также работы по эстетике.

Соч.: Опыт военного воспитания относительно благородного юношества. Спб., 1803; Чтение, нравственность и правила честного человека. Спб., 1807.

Лит.: Медынский Е. Н. Трактат отца декабристов А. Ф. Бестужева "О воспитании"// Советская педагогика. 1955. №11.



И. Е. Задорожнюк

БЕХТЕРЕВ Владимир Михайлович (20.01 (1.02).1857, Сорали Вятской губ. — 24.12.1927, Москва) — психолог и психиатр. В 1878 г. окончил Петербургскую медико-хирургическую академию. После защиты докторской диссертации был утвержден приват-доцентом академии, а с 1885 г. состоял проф. Казанского ун-та и зав. психиатрической клиникой окружной лечебницы в Казани, где была организована первая экспериментальная психофизическая лаборатория. По инициативе Б. в 1892 г. в Казани было создано также первое в России об-во психоневрологов, целью к-рого было содействие комплексному изучению психических процессов. С 1893 г. Б. возглавлял кафедру в Петербургской медико-хирургической (военно-медицинской) академии, откуда был вынужден уйти в 1913 г., сосредоточив свою исследовательскую и педагогическую деятельность в созданном им (1908) Психоневрологическом ин-те. В Петербурге он организовал об-во психоневрологов, а также об-во нормальной и экспериментальной психологии и научной организации труда. Под его редакцией издавались журн. "Обозрение психиатрии, неврологии

и экспериментальной психологии", "Изучение и воспитание личности", "Вопросы изучения труда" и др. Отличительной особенностью его научной программы была ее системность. Начав с рассмотрения психических основ, он перешел к исследованию мозга и нервной системы и уже на этой основе вновь обратился к анализу психических явлений, пытаясь определить место психики человека в общем ряду развития живой материи, найти формы ее связи с физическим миром. Главным в разработке проблем челове-кознания был для него неврологический подход, состоящий в признании основополагающей роли мозга и нервной системы в жизнедеятельности человека, в регуляции его взаимоотношений (Гмиром. С этих позиций он выступал против чистого ^"'психологизма" в анализе природы душевных расстройств. Стремясь избежать противопоставления физиологического и психического, он предлагал говорить не о душевных или психических процессах, а о процессах невроп-сихических, а термин "психика" заменить термином "невропсихика". При этом он не отождествлял психическое и физиологическое, а считал их различными формами проявления одной общей энергии — нематериальной, "скрытой" энергии нервной системы. Сознание Б. представлял как целостное явление, как то, что связывает все психические переживания человека и является субъективной стороной психики. Осн. признаком сознания он считал способность к самопознанию, к предвидению результатов наших действий, тем самым к регулированию своего поведения. Однако, стремясь построить естественно-научное психологическое учение, полностью основанное на объективных методах исследования (оно получило название рефлексологии), Б. в духе бихевиоризма считал предметом психологии изучение не сознания человека, а его поведения, понимаемого как совокупность врожденных и индивидуально приобретенных "сочетательных рефлексов" (аналогичных условным рефлексам И. П. Павлова). Рефлексология мыслилась им как особая наука, призванная заменить психологию. Осн. единицей анализа нервно-психической деятельности у него становится рефлекс, рассматриваемый как универсальный динамический механизм, лежащий в основе всех реакций человека. Механистический характер рефлексологии, попытки решать с позиций рефлекторной теории вопросы социального характера вызвали острую критику. Вместе с тем заслугой Б. является вклад в развитие разных отделов психологии. Он способствовал созданию отечественной общественной психологии, психологии труда, генетической психологии. Отстаиваемая им идея комплексного изучения психики человека была воплощена в создании Психоневрологического ин-та, а затем Ин-та мозга и психической деятельности.



47

мггская

Соч.: Избр. произ. (статьи и доклады). М., 1954; Внушение и воспитание. Пг., 1923; Коллективная рефлексология. Пг., 1921; Мозг и его деятельность. М.; Л., 1928; Объективная психология. М., 1991; Объективное изучение личности. Пг.; Берлин; М.. 1923. Вып. 1; Психика и жизнь. Спб., 1902; Психология, рефлексология и марксизм. Л., 1925; Общие основы рефлексологии человека. М.; Л., 1928.

Лит.: Мнсищее В. Н. Бехтерев — замечательный ученый, врач, педагог, общественный деятель. Киров, 1956; Гращенков Н. И. Вклад В. М. Бехтерева в учение о мозге и психике. М., 1958; Дмитриев В. Д. Выдающийся русский ученый В. М. Бехтерев. Чебоксары, I960.

Л. П. Гримак, В. M Пухир

БЛАВАТСКАЯ Елена Петровна (31.08(12.09). 1831, Екатеринослав, ныне Днепропетровск — 26.04(8.05). 1891, Лондон) — теософ, литератор, публицист. Род. в семье военного. Воспитывалась в православно-христианской вере, получила солидное домашнее образование. В течение 10 лет (с 1848) она путешествовала по различным странам Европы, побывала в Египте, Персии, Сирии, Канаде, Мексике, Индии, Сингапуре, США и др. В 1851 г. в Лондоне произошла встреча Б. с ее Учителем — Махатмой Мориа, потомком властителей Пенджаба в Индии, главой эзотерической (тайной) философской школы Белого братства одного из монастырей Тибета. С этого времени начался путь земного ученичества Б., необходимым условием к-рого было подчинение своей физической природы целям духовного совершенствования. После долгого периода испытаний, обязательного для всех учеников. Б., в возрасте 33 лет, была допущена в один из Ашрамов (Община философов-аскетов) Белого братства в Гималаях, где в течение 3 лет под руководством Учителей-Махатм проходила специальное обучение для раскрытия способностей к овладению Тайным знанием. В 1880 г. она получила посвящение в эзотерический (тайный) буддизм ("Доктрина Сердца"), к-рое состоялось в Галле, на Цейлоне. По поручению Махатм, Б. была первым вестником сокровенного знания на Западе. С этой целью она совместно с американцем Г. С. Олькоттом создала в 1875 г. в Нью-Йорке Теософическое об-во (см. Теософия), центр к-рого в 1879 г. был перенесен в Индию, сначала в Бомбей, а с 1882 г. в Адьяр (предместье Мадраса), где он находится до сих пор. Теософическое об-во ставило своей целью: 1) распространение принципов духовного единения человечества и всеобщего братства; 2) сравнительное изучение древн. религий и философии для воссоздания единой этической системы; 3) исследование психических феноменов с целью предотвратить распространение спиритизма. Развитие теософического движения встретило неприязнь со стороны клерикальных кругов об-ва, а также поклонников спиритизма. Б. обвинили в фальсификации психических феноменов, вызываемых ею для доказательства теософских идей.

В 1887 г. она переехала в Лондон, где в следующем году открыла Эзотерическую школу и типографию по изданию теософской литературы. Идеи эзотеризма были переданы Б. в кн.: "Разоблаченная Изида" (в 2 т., 1877), "Тайная Доктрина" (в 2 т., 1888), "Ключ к теософии" (1890) и др.; в статьях, опубликованных в журн. "Те-ософист", "Путь", "Лотос", "Люцифер [Носитель Света]". Изложение основ космогенезиса и антропогенезиса с т. зр. теософии дано в "Тайной Доктрине". Однако, по мнению Б., только часть переданного эзотерического знания доступна интеллектуальному осмыслению — "ключ повернут лишь один раз". Второй "поворот ключа" зависит от степени духовного развития человека и его способностей к интуитивному ("сердечному") познанию. Основу эзотерической доктрины Б. составляют следующие положения: 1) Существует единая, трансцендентная, не имеющая атрибутов безличная реальность, или Абсолют, к-рый беспределен во времени и в пространстве, включает в себя все и вся и не подлежит к.-л. описанию. В сфере объективности абсолютное единство проявляет себя Предвечной Космической субстанцией (Мулапракрити), а в мире метафизики — Духом Вселенной, Космической Мыслеосновой, или Логосом. Он составляет основу субъективной стороны проявленного бытия и является источником всех проявлений индивидуального сознания. "Логос

— это зеркало, отражающее Божественный Разум, Вселенная же является зеркалом Логоса". 2) В Космосе господствует иерархический принцип

— низшее подчиняется высшему. Логос, или Высшее Творческое Начало, представлен созидательными Иерархиями Космического Разума, к-рые направляют к совершенствованию проявленные формы Вселенной. 3) По сравнению с Абсолютом Вселенная является иллюзией, великой Майей, к-рая вместе с тем достаточно реальна сама по себе. 4) Субстанциальную основу Вселенной представляет единство Духо-Материи, к-рое сохраняется на всех уровнях дифференциации Космического Бытия. Сознание — это сублимированная материя, а материя — кристаллизованный дух. Сознание (дух, энергия) является всепроникающим жизненным принципом, к-рый, одухотворяя материю, дает импульс к ее проявлению. Т. обр., любая форма материи обладает жизнью, к-рая с уничтожением одной материальной формы переходит в др. Процесс дифференциации Духо-Материи осуществляется в соответствии с принципом семеричности, к-ро-му подчинено все сущее в природе. Во Вселенной семь планов Космического бытия. Каждый из них образован материей соответствующей плотности. Наиболее плотноматериальным признан физический план, по отношению к к-рому остальные миры, называемые тонкоматериальными, в восприятии человека являются различными со-



48

стояниями сознания. Все миры взаимопроникают друг в друга и образуют единое мироздание. Согласно закону аналогии ("вверху, как внизу";, метафизическая структура личности повторяет семеричное строение Вселенной и отражает существующие планы Космического бытия. Деятельность большинства людей проходит в трех низших мирах — физическом, астральном, ментальном, каждый из к-рых, в порядке перечисления, образован материей более высокого уровня вибраций. Следующие два плана Космического бытия или сознания — духовный (Буддхи) и нир-ванический (Атма) — достижимы для людей, опередивших в своем духовном развитии человечество. Остальные два Божественных плана — Анупадака (план высших существ, порожденных семью лучами Логоса) и Ада (план первого Логоса) — доступны пониманию только посвященных. 5) Космос находится в состоянии постоянного развития, изменения, к-рое имеет спиралеобразный цикловой характер. Эволюция Космоса — это постепенное раскрытие в вечности единой абсолютной реальности, к-рая обнаруживает себя в своих проявлениях. Закон эволюции предполагает вечное чередование Манвантар (периодов активного проявления Вселенной) и Пра-лай (периодов существования непроявленного Космоса). Каждое новое пробуждение Космоса после Пралайи начинается с воспроизведения состояния, достигнутого в конце предыдущей Ман-вантары, и продолжается как единый процесс. Творчество Вселенной осуществляется при помощи Монад, к-рые являются носителями единства бытия и по своей субстанциальной природе соответствуют лучу Абсолюта. Прежде чем начать эволюцию, Монада — луч Абсолюта, проходит через инволюцию — нисходит с высших космических планов бытия в низшие планы, ограничивая свое проявление материальными формами для обретения самосознания, тождественного условиям этого уровня бытия. Затем Монада, обогащенная полученным опытом, возвращается в высшие сферы существования, освобождаясь при этом от сковывающих ее плотноматериаль-ных форм и заменяя их тонкими состояниями. 6) Эволюция человека аналогична эволюции др. царств природы. До сих пор развитие человека осуществлялось в пяти Коренных Расах, к-рые эволюционировали вместе с планетой. В нисходящей ветви эволюции первых четырех Коренных Рас изменения происходили в сторону уплотнения эфирообразной формы и развития разума при ослаблении духовности. Большая часть совр. человечества заканчивает эволюцию в Пятой Коренной Расе и готовится вступить в Шестую. Она, как и следующая за ней Седьмая, будет более духовной по сравнению с Пятой Коренной Расой, в к-рой развитие земного рассудка достигло высшего проявления. В течение будущих трех Кругов эволюции (всего их семь)




1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   113


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет