Намкай Норбу Ринпоче. Дзогчен— состояние самосовершенства шанг-Шунг, с-пб, 2001


ЧАСТЬ ВТОРАЯ: КУКУШКА СОСТОЯНИЯ ПРИСУТСТВИЯ



бет4/7
Дата02.05.2016
өлшемі1.12 Mb.
1   2   3   4   5   6   7

ЧАСТЬ ВТОРАЯ:
КУКУШКА СОСТОЯНИЯ ПРИСУТСТВИЯ


Ваирочана


Введение


«Кукушка состояния присутствия» (Ригпэй кучуг: Rig-pa'i khu-byug) — это один из текстов Дзогчена, которые в древние времена принес в Тибет Вайроча­на. Такое название для текста Вайрочана придумал в качестве эпитета для «Шести ваджрных строк», при­надлежащих к категории текстов Дзогчена, которые называются лунг (lung). Лунг, представляющий собой часть учений, первоначально переданных Гарабом Дордже, содержит основные моменты одной или более тантр51. «Шесть ваджрных строк» названы так пото­му, что объясняют изначальное состояние человека, кратко излагая суть Основы, Пути и Плода Дзогчена.

Говорят, что Вайрочану, который к тому же был великим переводчиком, послал в Уддияну царь Три-сонг Децен, чтобы он получил там учения Дзогчена, ранее отсутствовавшие в Тибете. Падмасамбхава уже передавал учения Дзогчена своим тибетским учени­кам, но это были большей частью наставления, свя­занные с методами преображения Ану-йоги52.

В Уддияне Вайрочана встретился с учителем Шри-сингхой, который днем учил его Сутре и эзотерическим учениям, а ночью — Дзогчену, так как царь Уддияны наложил на учения Дзогчена запрет. Вайрочана также перевел несколько текстов вместе с Шрисингхой.

Говорят, чтобы сохранить их в тайне, он писал козьим молоком на белой ткани. Вернувшись на родину, он начал передавать учения Дзогчена царю и немногим избранным. Текст «Шести ваджрных строк» был пер­вым из текстов, которые он передал в Тибете, и поэто­му он дал ему название «Кукушка состояния присут­ствия, счастливый знак славы» (Трашипэй пал ршпэй куцуг: bKra-shis-pa'i dpal rig-pa'i khu-byug)53.

В Тибете кукушка считается символом удачи и процветания, потому что она возвещает приход весны. Когда тибетцы слышат песню кукушки, они знают, что долгая, холодная зима вот-вот закончится и природа снова пробудится. Поэтому Вайрочана сравнивает песню кукушки с пробуждением присутствия изна­чального состояния (ригпа: rig-pa), которое стало воз­можным после передачи учения Дзогчен в Тибете.

На протяжении столетий учение Дзогчен время от времени подвергалось критике и поношению со сто­роны некоторых тибетских ученых. В частности, пы­таясь доказать, что тексты Дзогчена не являются под­линными, они утверждали, будто в названиях многих тантр Дзогчена присутствуют ошибки в санскритской грамматике. Но этим хулители учений Дзогчена толь­ко демонстрировали свое невежество: они не знали о существовании языка Уддияны, с которого Вайрочана и другие учителя переводили тантры на тибетский язык. Однако люди, практикующие Дзогчен, никогда не стремились образовать какую-то секту или защи­щаться и спорить с другими, потому что главное в Дзогчене — состояние знания, которому нет дела до внешнего. Однако в наше время историческую подлинность текстов Дзогчена можно доказать благодаря некоторым текстам, обнаруженным среди рукописей Дуньхуана, которые все ученые признают оригиналь­ными и подлинными54.

В одной из этих рукописей содержится «Кукушка состояния присутствия», найденная вместе с коммен­тарием к ней, который, вероятно, принадлежал само­му Вайрочане. Эти тексты передают нам некоторые из самых древних учений Дзогчена, отражающих под­линный дух устной традиции, в частности, традиции раздела Природы Ума.

«Шесть ваджрных строк» — это не просто слова. Благодаря пониманию их глубокого смысла непре­рывная линия учителей, начиная со времен Гараба Дордже, проявляла знание изначального состояния. В трех частях этого текста, по две строки в каждой, так что всего получается шесть, заключены принципы Основы, Пути и Плода и одновременно дано объясне­ние образа видения, способа практики и способа пове­дения согласно учениям Дзогчена.

Основа — не есть что-то абстрактное. Это наше собственное состояние, когда мы его узнаём. То же самое верно и для образа видения практикующего Дзогчен, который представляет собой воззрение, неот­делимое от истинного знания. Путь — это метод раз­вития такого знания посредством различных практик. А Плод — это итог объединения поведения с состоя­нием присутствия, в результате чего созерцание и по­вседневная деятельность полностью сливаются. Бла­годаря пониманию «Шести ваджрных строк» мы мо­жем получить прямой доступ к сущности Дзогчена.

 


V. ШЕСТЬ ВАДЖРНЫХ СТРОК


Нацог рангжин миньи кьянг Чаше ньиду тро танг трал Чижинва те митог кьянг Нампар нанг дзэ Кунтусанг Синпэ цолвэй нэ панг те Лхунгьи нэпэ жагпа йин

sna-tshogs rang-bzhin mi gnyis kyang cha-shas nyid-du spros dang bral ji-bzhin-ba zhes mi-rtog kyang rnam-par snang mdzad Kun-tu-bzang zin-pas rtsol-ba'i nad spangs-te Ihun-gyis gnas-pas bzhag-pa yin

Хотя природа всего многообразия явлений недвойственна, Сами они непостижимы в своей неповторимости. Хотя тому, что именуется «как оно есть», невозможно дать определение,

Всё видимое проявляется как абсолютное благо. Всё уже свершено, а потому, одолев болезнь усилия, Пребывай в состоянии самосовершенства.


VI. ОСНОВА И ОБРАЗ ВИДЕНИЯ


Хотя природа всего многообразия явлений недвойственна, Сами они непостижимы в своей неповторимости.

Первые две строки «Шести ваджрных строк» объясняют состояние изначальной Основы и образ видения в учении Дзогчен, указывая, что, несмотря на видимое существование бесконечного числа вещей и явлений, их истинная природа одинакова. Мы можем, например, поразмышлять о том, как много существует разных народов и как много разных стран со своими особыми горами, реками и растительностью. Кроме того, мы можем представить, что помимо мира людей есть еще много разновидностей существ, и нам неиз­вестны ни их миры, ни то, что в них заключено. Все существа живут в окружении различных кармических видений, возникающих у них вследствие накопленных ими страстей. В сутрах описаны восемьдесят тысяч видов страстей, которые могут служить причиной воз­никновения такого же числа разновидностей бытия. Даже не воспринимая эти цифры буквально, мы, тем не менее, понимаем, что здесь имеется в виду: по­скольку существуют бесконечные виды страстей, то может существовать равное число проистекающих от них кармических следствий.

Учение объясняет, что существует три типа виде­ния: кармическое, или нечистое, видение обычного существа; видение-переживание, возникающее в про­цессе практики медитации; и чистое видение просвет­ленных существ. Кармическое видение — это иллю­зорное видение существ, находящихся в круговороте перерождений. Иллюзорным оно называется потому, что, в зависимости от нашей кармы, возникает вслед­ствие определенной причины. Коренными причинами существования шести миров считаются шесть основ­ных страстей. Привязанность, ревность, гордость, омраченность ума, жадность и гнев, соответственно, дают начало возникновению кармического видения богов, асуров, людей, животных, голодных духов (пре-тов) и обитателей ада. Эти измерения — вовсе не те миры, которые можно отыскать где-то во вселенной, — это кармические видения, проявляющие в соответ­ствии с преобладанием той или иной страсти.

Например, для людей мир ада не существует, но если в течение этой жизни мы накопим достаточно гневной кармы, то в следующей жизни вполне можем родиться среди кармического видения ада. То же са­мое верно и для других страстей, накопление которых служит причиной перерождения в виде существа дру­гого вида. Каждое из них обладает характерным кармическим видением, которое длится, пока не будет исчерпана породившая его карма. В качестве примера обычно приводят историю о том, как однажды у реки встретились шесть видов существ, каждое из которых видело реку по-своему. Небожителю река виделась как нектар, голодный дух видел раскаленную лаву, чело­век — чистую воду и так далее. Этот пример помогает понять, что не существует единого видения, объектив­но реального и конкретного для всех существ. Если бы нам пришлось предложить голодному духу стакан воды, то она, скорее всего, обожгла бы ему горло.

Под выражением «видение-переживание» имеется в виду проявление результатов практики. Например, благодаря практике медитации могут возникнуть при­знаки внутреннего высвобождения пяти элементов человека. Или же, если практиковать методы визуа­лизации, свойственные Тантре, можно получить виде­ние таких вещей, как мандала и божества. Поскольку у человека есть бесчисленное количество страстей и проявлений энергии, то при продвижении по пути это может дать начало бесконечному числу переживаний.

Когда же причины кармического видения полнос­тью очищены, видение не исчезает полностью, а про­является в чистой форме, как измерение просветлен­ных существ. В Тантре, например, конечным результа­том практики является преображение пяти страстей в пять мудростей. Так что страсти не устраняют и не уничтожают, а преображают так, что они могут прояв­ляться в своем чистом, или совершенном, аспекте. Это чистое видение просветленных существ не ограниче­но рамками пространства и времени.

Три типа видения, которые мы сейчас рассматри­вали, включают в себя все бесконечные возможности форм проявлений, но их внутренняя природа недвой­ственна. Эта природа есть Основа, наше коренное со­стояние, ясное, чистое и прозрачное, как способность зеркала отражать. И как в зависимости от вторичных причин в зеркале появляются различные отражения, так и истинное состояние бытия проявляется в различных обликах, чистых и нечистых, но их истинная природа неизменна. Вот почему говорят, что она не­двойственна.

«Недвойственность» — это термин, который в Дзогчене широко используют вместо термина «соедине­ние». Чтобы понять причину, нужно иметь в виду, что слово «соединение» подразумевает существование двух разных вещей, которые необходимо соединить, в то время как «недвойственность» означает, что с самого начала нет представления о двух отдельных вещах, нуждающихся в соединении. Таково объясне­ние Основы, но как же нам проникнуться ее истин­ным пониманием? Дело в том, что понять Основу умом невозможно. Даже если мы думаем, что ухва­тили смысл слова «недвойственность», на самом деле мы только обманываем самих себя, потому что наш ум всё еще пребывает в путах двойственности.

Ум по своей природе ограничен. Он существует на относительном уровне и не обладает способностью думать о двух вещах сразу. Когда мы думаем, что всё недвойственно, в действительности в этот момент нашим умом владеет представление <о недвойствен-ности>. Но под знанием недвойственного состояния имеется в виду вовсе не это. Интеллектуальное пони­мание и непосредственно переживаемое знание — это две совершенно разные вещи.

В Дзогчене есть различные методы практики, при­званные способствовать развитию переживаний — главных средств, позволяющих нам обрести состояние знания и преодолеть мешающие ему препятствия. Можно иметь бесконечное разнообразие связанных с практикой переживаний, но если они остаются на уровне рассудочного мышления, то не только не смо­гут привести к истинному знанию, но сами станут пре­пятствиями. Лишь обнаружив, что во всех этих разно­образных переживаниях есть одно и то же состояние присутствия, вы, действительно, начинаете понимать то, что пребывает за пределами двойственности.

Когда мы практикуем созерцание, у нас могут появляться различные переживания, но присутствие состояния созерцания никогда не меняется. Это не означает, что нужно стараться как-то отрицать или отвергать те переживания, которые могут возникнуть, — не надо лишь ошибочно принимать переживания за само состояние созерцания. Обычно говорят о трех видах переживаний: это блаженство, ясность и отсут­ствие мыслей55, что соответствует трем аспектам человека: телу, речи и уму.

Переживание отсутствия мыслей может подразу­мевать как действительное отсутствие мыслей, так и такое состояние, когда мысли, хотя и появляются, но не нарушают вашего состояния. Это переживание, которое мы можем также обозначить как «пустое» состояние ума, есть естественное проявление ума, свободного от напряжения. Переживание ясности свя­зано с нашей энергией, с аспектом речи и может прояв­ляться по-разному — или через ощущения, или через видения. Примером может служить чистое видение мандалы божества. Переживание блаженства связано с физическим уровнем человека, с телом. Если долго практиковать медитацию состояния покоя, можно, например, почувствовать, что тела больше нет, или ощутить огромное блаженство, словно находишься посреди облака высоко в небе.

Таковы примеры бесконечных переживаний, кото­рые могут проявиться благодаря практике. Пребыва­ние в состоянии созерцания означает полное раскре­пощение, так что если у вас появляется привязанность к приятным переживаниям или же вы впадаете в зави­симость от видения или состояния без мыслей, то это может иметь результат, обратный желаемому. Для того чтобы достичь раскрепощения, нельзя останавливать­ся на переживании, ошибочно принимая его за состо­яние созерцания и таким образом превращая в препят­ствие. Это может стать большой помехой на пути к реализации. Если практик день за днем поглощен состоянием блаженства или пустоты и не сохраняет присутствия созерцания, то это всё равно что уснуть, погрузившись в переживание. Такое случается, когда переживания ошибочно принимают за истинную цель.

Есть большая разница между ощущением блажен­ства и ощущением пустоты, но внутренняя природа обоих переживаний одна и та же. Когда мы находимся в состоянии пустоты и не теряем сознания, то здесь имеется непрерывное присутствие — точно такое же присутствие, как в переживании ощущения блажен­ства. Такое присутствие уникально и запредельно уму — это недвойственное состояние, основа всех беско­нечных форм проявления, и, чтобы обрести его, непре­менно требуется прямая передача от учителя.

Вторая строка «Шести ваджрных строк» — «Сами они непостижимы в своей неповторимости» — озна­чает, что, хотя природа бытия недвойственна, всё про­является индивидуально как энергия изначального со­стояния. В действительности истинное состояние каж­дой отдельной вещи, проявляющейся как объект, — вне всяких определений и понятий. В этой книге мы уже сравнивали аспект проявления нашей энергии дал с хрустальным шаром, потому что хрусталь про­зрачен и его природа ясна, чиста и незамутнена. Мы уже отмечали, как при наличии вторичной причины — солнечных лучей — из хрусталя распространяются бесчисленные лучи радужного света. Этот пример приводят, дабы указать, что и чистое видение просвет­ленных существ, проявляющееся в виде мандалы и божеств, и нечистое видение обычных существ, огра­ниченных двойственностью и кармой, проявляется из собственного состояния живого существа, как прояв­ляются лучи из хрусталя, когда на него падает солнеч­ный свет. И точно так же, как из хрусталя проявляют­ся тысячи форм и цветов, бесконечное многообразие явлений может возникать, исходя из нашего собствен­ного изначального состояния.

В Дзогчене говорят: «Плотные предметы чисты с самого начала» — это означает, что собственная при­рода любых зримых объектов пуста и в корне чиста. Например, если мы с помощью своего обычного кар­мического видения видим желтый шатер, то какое-то животное или совсем иное живое существо будут видеть тот же предмет по-другому, потому что у него нет причин кармического видения, свойственного че­ловеку. Так что единого видения вещей, конкретного, неизменного, одинакового для всех, не существует. Всё, что представляется нам как измерение объектов, в действительности есть проявление аспекта нашего собственного изначального состояния, а вовсе не что-то объективно существующее, конкретное. Поэтому истинную природу объектов определить невозможно, вот почему в «Шести ваджрных строках» говорится, что их природа «непостижима».

Когда мы по-настоящему оказываемся в этом не­двойственном состоянии, посреди проявления бес­численного множества всевозможных явлений, тогда можно сказать, что мы действительно начинаем рас­крепощаться. Пока мы по-настоящему не обнаружим это состояние, любое достигнутое нами раскрепоще­ние тела, речи и ума остается всего лишь временным явлением. Может быть, если мы ляжем, нам удастся расслабить тело, или, проделав дыхательную практи­ку, удастся высвободить энергию, но это всего лишь частичное раскрепощение, потому что для получения результата такие упражнения надо повторять каждый день. А затем нам снова не удастся расслабиться, несмотря на все наши старания, — так порой бывает, когда мы очень возбуждены, — потому что мы по-пре­жнему полностью зависим от всех разнообразных обстоятельств, связанных с нашей ситуацией.

В идеале каждый человек желал бы жить спокой­но и раскрепощенно. Даже люди, не придерживающи­еся никакой конкретной религиозной системы, кото­рые, скорее всего, могут сказать, что они вообще ни во что не верят, хотели бы жить спокойно. Так что уче­ние представляет интерес не только для тех, кто счи­тает себя «духовными» людьми, — на самом деле оно полезно всем, кто хотел бы жить более раскрепощен­но и благодаря этому легче решать свои повседневные проблемы.

Обычно у нас полно всяческих проблем и кон­фликтов: ведь сам Будда отмечал, что природа санса-ры есть страдание. Если мы приглядимся к своему состоянию в течение дня, недели или месяца, то на­верняка заметим, что никогда не бываем полностью свободны от страдания. И если мы не знаем, как снять напряжение, то положение становится еще хуже, по­тому что мы еще больше усугубляем его своим беспо­койством. Когда мы возбуждены, простейшие вещи становятся трудными, поэтому очень важно научить­ся снимать напряжение, но расслабление — это вовсе не самоцель. Когда мы находим состояние за рамками своей обычной напряженности, всё раскрепощается само собой. Ведь в истинном состоянии созерцания расслаблять нечего, потому что природа этого состоя­ния раскрепощена сама по себе.

Дзогчен можно определить как путь полного рас­крепощения. Это можно ясно понять из терминов, используемых для обозначения состояния созерца­ния, например: «оставить, как оно есть» (чогжаг: cog-bzhag), «рассекая, высвободить» (трегчод: khregs-chod), «без усилия» (цолтрал: rtsol-bral) и так далее. Некоторые ученые определяют Дзогчен как «прямой путь», сравнивая его с такими учениями, как дзэн, где это выражение используется очень часто. Однако в текстах Дзогчена выражение «прямой путь», или «непостепенный путь», (чигчар: cig-car) никогда не употребляется, потому что понятие «прямой путь» обязательно подразумевает, что, с одной стороны, должно быть место отправления, а с другой — место прибытия.

В Дзогчене же имеется один-единственный прин­цип — состояние знания, и если вы обладаете этим со­стоянием, то обнаруживаете, что вы с самого начала уже там, куда желаете прибыть. Поэтому о таком состоянии говорят, что оно самосовершенно (лхунд-руб: Ihun-grub).

В сутрах Махаяны говорится о десяти бхуми, или уровнях духовной реализации бодхисаттвы, посте­пенно подводящих к полному просветлению. Эти сту­пени реализации опираются на достигнутый практи­ком уровень очищения тонких препятствий к знанию. Но в недвойственном состоянии не существует ника­ких уровней или стадий реализации; с этой точки зре­ния имеется единственная бхуми — само состояние знания.

Состояние знания возникает и созревает благода­ря расслаблению напряжений, но под расслаблением вовсе не имеется в виду, что мы просто ничего не де­лаем. Иногда принцип Дзогчена — «ничего не исправ­лять» — понимают неправильно, забывая о необхо­димости присутствия. Но практика Дзогчена подразу­мевает, что надо научиться расслабляться, в то же время непрерывно сохраняя присутствие при любых обстоятельствах, в которые мы попадаем. Таким обра­зом, в состоянии полного совершенства сохраняются раскрепощенность и присутствие по отношению ко всем бесконечным проявлениям энергии, которые только могут возникнуть. Чтобы практиковать Дзогчен, совсем не обязательно изучать теорию религиоз­ной или философской традиции. Дзогчен можно пре­красно понять и без употребления множества слож­ных терминов и выражений. Например, мы пользуем­ся названием дзогчен, потому что оно подразумевает полную (чей) завершенность (дзог) состояния челове­ка, но не было бы никакой разницы, если бы мы ис­пользовали какой-то другой термин. В конце концов, истинный принцип заключается в передаче состояния знания, которое может раскрыть и пробудить челове­ка, а вовсе не в том, как мы называем данную духов­ную традицию.

Некоторые думают, что необязательно иметь учи­теля, и считают, что для практики достаточно указа­ний, которые можно найти в книгах. Но книга не толь­ко не может содержать живую передачу учения, но еще и не может предложить примеры и объяснения, которые подошли бы людям разного склада. Учитель, сотрудничая с учениками, помогает им обрести состо­яние созерцания, используя переживания, связанные с телом, речью и умом, учит их многим методам для развития состояния знания. Зная особенности каждо­го ученика, учитель может посоветовать, какой метод для него больше всего подходит.

В двух первых строках объясняется также образ видения в Дзогчене, потому что та недвойственная природа всех явлений, о которой в них говорится, — это в действительности не что-то внешнее по отноше­нию к человеку, но истинное состояние каждого суще­ства. Поэтому разве сможем мы когда-нибудь понять изначальное состояние, если будем упорно искать его вне самого себя? То, что сквозь пелену двойственнос­ти видится нам как внешнее, на деле является всего лишь следствием разделения на субъект и объект, созданного нами самими, нашим умом. Ведь именно наш ум служит причиной возникновения суждений, привязанностей, кармы. И чтобы понять, что такое не­двойственность, о которой говорится в «Шести ваджрных строках», нужно просто осознавать принцип: всё, воспринимаемое нами как видимое, на самом деле есть проявленная потенциальность нашего собственного изначального состояния.

В различных традициях тибетского буддизма под образом видения обычно подразумевается особая фи­лософская теория, лежащая в основе той или иной школы. Все школы тибетского буддизма признают, что труды Нагарджуны — вершина буддийской фило­софии Махаяны — заключают в себе высший образ видения, называемый Срединным Путем. Согласно этой философской системе, с точки зрения абсолют­ной реальности, природа которой — неподдающаяся описанию пустота, невозможно утверждать абсолют­ную истинность чего бы то ни было. Прибегнув к та­ким рассуждениям, Нагарджуна с беспощадной логи­кой опроверг все крайние воззрения других философ­ских школ своего времени.

Однако в ходе последующих столетий среди тибет­ских школ возникли расхождения в толковании фи­лософии Нагарджуны, что породило бесконечные теоретические дискуссии и диспуты. Опираясь на логику и философские спекуляции, каждая школа ста­ралась одержать верх и утвердить свой собственный образ видения. Но такой подход не имеет ничего общего с недвойственным образом видения, пребыва­ющим за пределами рассуждений и споров.

Буддийская философия в целом опирается на идею о двух истинах: относительной и абсолютной. Последняя соответствует абсолютному состоянию — состоянию пустоты и недвойственности, а первая соответствует всему тому, что возникает в относи­тельном состоянии бытия. Считается, что когда чело­век, сидя с прямой спиной, пребывает в медитации, то он в абсолютном состоянии. Но когда занятие меди­тацией окончено и человек приступает к повседнев­ным занятиям, то он в относительном состоянии. Эти две истины сравнивают с двумя ногами, без которых человек не может идти по пути к реализации, опре­деляемой как единство двух истин. Но в Дзогчене с самого начала нет такого представления о двух исти­нах, и в качестве основы как образа видения, так и практики берется недвойственное состояние.

В Дзогчене образ видения не должен напоминать взгляд через очки, направленный вовне. Хотя через их стекла можно ясно увидеть тысячи форм и цветов, направление вашего взгляда остается ошибочным. Поэтому в качестве примера берется зеркало: ведь, когда мы смотрим в зеркало, то видим собственное лицо, и, даже если нам не нравится, как оно выглядит, приходится принимать его таким, как оно есть. Таков единственный способ обнаружить что-то более глубо­кое и начать по-настоящему его понимать.

Образ видения может очень помочь в развитии правильного понимания Основы, но, тем не менее, вполне может статься, что наше знание не идет даль­ше теоретических представлений. Это весьма тонкое препятствие, которое трудно устранить, потому что зачастую мы его даже не замечаем. Вообще говоря, существует два вида препятствий, с которыми может столкнуться практик: препятствие страстей и препят­ствие знания. Препятствия страстей, неблагой кармы и т. д. обнаружить относительно легко. Но препят­ствия знания неуловимы, и они могут серьезно ме­шать даже самому опытному практику. Например, даже если вы преодолели привязанность и страсти и достигли определенного уровня устойчивости в меди­тации, до тех пор пока вы продолжаете оставаться в плену какой-либо идеи или представления о самом знании, вы тем самым перекрываете себе путь к реа­лизации. Таким образом, в Дзогчене очень важно то, как понимается Основа.

Некоторые люди, следуя за учителем, слепо верят всему, что он говорит, не удостоверяясь в этом на практике. Но есть и другие люди, полагающие, что всегда необходимо обо всем спорить и всё обсуждать. Истина же заключается в том, что в действительности вы никогда ничего не решите ни рассуждая обо всем, ни пассивно принимая всё, что говорит учитель, как будто он генерал, а вы солдат. Чтобы по-настоящему обнаружить в себе состояние знания, нужно только одно: «попробовать на вкус» то, о чем говорит учитель. Когда учитель что-то объясняет, он делает это не для того, чтобы выдвинуть собственную идею, а чтобы дать ученикам средство для понимания их природы.

Учитель объясняет, учит, помогает и т. д., но он не может сотворить чудо, просветлив или преобразив состояние другого человека. Некоторые люди убежде­ны, что существуют сверхъестественные учителя, спо­собные одарять других просветлением, но этого не может сделать ни один учитель. Во власти учителя объяснить и сделать что-то понятным, передавая со­стояние знания различными способами. Когда ученик, применяя практики, входит в состояние знания, то, действительно, можно сказать, что учитель сотворил чудо. Ведь сам Будда сказал: «Я могу указать тебе Путь, но Плод зависит от тебя самого».

Однако иногда нет возможности передать учение, потому что нет достаточных способностей или учас­тия со стороны тех, кто хочет его получить. Например, несколько лет назад я посетил область Непала, насе­ленную народностью шерпа. Многие шерпы пришли посмотреть на меня, потому что слышали обо мне как о воплощении другого учителя56. Придя ко мне, они поднесли мне рис, деньги и традиционный белый шарф — знак уважения. Затем они попросили у меня благословения и ушли. Ни один из них не попросил никакого учения, и это типичный случай того, что мы называем пассивным отношением к учению.

Будда сказал, что реализация зависит от нас самих. А ведь он был полностью просветленным, всеведу­щим, он был полон сострадания, он не был безразли­чен к страданиям других существ. Так почему бы ему не совершить чудо просветления всех блуждающих в сансаре существ, будь такое возможно? Истина в том, что, если такое не под силу даже Будде, сделать это не сможет никто. Поэтому необходимо самим проявлять активность по отношению к учениям, конкретно при­меняя их в своей жизни.

Чтобы войти в состояние созерцания и устойчиво оставаться в нем, получив таким образом возмож­ность объединять это состояние с любой повседнев­ной деятельностью, может понадобиться очень боль­шой опыт практики, но при этом не следует превра­щать это богатство методов в источник тревог или зависимости. Бывает, например, так, что, получив посвящение, человек дает обет делать практику каж­дый день. Может быть, в первые несколько дней он будет исполнять это обещание без труда, но пройдет немного времени, и у него могут начаться трудности, потому что из-за ограниченного представления о том, что практику нужно обязательно выполнять сидя, ему придется принуждать себя к этому каждый день, независимо от обстоятельств. В Дзогчене такой под­ход считается неблагоприятным для продвижения в практике, потому что, если слишком зависеть от ме­тодов учения, не удастся пожать их плод — сущность состояния раскрепощенности.

Например, у меня в шкафу много разной одежды, но это не означает, что каждый день я должен наде­вать всё сразу. Ведь можно выбрать одежду, наиболее подходящую к тем обстоятельствам, в которых я на­хожусь. Точно так же в учениях существуют тысячи методов, но если вы понимаете принцип созерцания, то можете выбрать любой из них.

Учения Дзогчена опираются на четыре момента, и первый из них — опора на истинный смысл, а не на условный. Условный смысл — это такой способ пере­дачи знания, когда учитывается склад ума и обычаи получающих его людей, — именно так поступал Буд­да, используя в своих проповедях понятия и пред­ставления, свойственные индийской культуре своего времени, несмотря на то, что он полностью осознавал иллюзорную природу всех понятий. Его проповеди имели единственную цель: передать состояние, пре­бывающее вне понятий, а это и есть истинный смысл, о котором идет речь в первом из четырех пунктов. О Дзогчене говорят, что он опирается на истинный смысл, потому что он с самого начала учит, как ока­заться в собственном естественном состоянии, не из­меняя и не переделывая его.

Второй пункт: опора на человека, а не на учения. На пути отречения человек подчинен учению. Не имея способности нести ответственность за самого себя, он принимает решение соблюдать определенные прави­ла, обещая, что не будет совершать те действия, кото­рые запрещены монашеским уставом. Дзогчен же опирается на самого человека, потому что в Дзогчене самое основное — понять свои способности и уметь использовать те методы, которые им наиболее соот­ветствуют.

Третий пункт: опора на изначальную мудрость, а не на ум. Ум — это оплот двойственности и всех наших противоречий, тогда как изначальная муд­рость — это природа состояния присутствия, того зна­ния, которое возникает в результате передачи от учи­теля и развивается в процессе практики созерцания.

Последний пункт: опора на смысл, а не на слова. Это означает, что следует стараться вникнуть в истин­ный смысл того, что говорит учитель, а не оставаться в плену буквального значения слов. Например, такой термин, как бодхичитта, имеет разный смысл в зави­симости от того, в каком контексте он употребляется: Сутры, Тантры или Дзогчена.

Принцип Основы имеется не только в учениях Дзогчена, но и во всех буддийских традициях. На уров­не Сутры Основа означает знание двух истин: относительной и абсолютной, которые соответствуют понятиям «ум» и «природа ума». Путь в Сутре — это два накопления: заслуг и мудрости. Первое из них связано с относительным состоянием, поскольку использует три составляющие человека: при помощи тела человек исполняет благие действия, при помощи речи читает мантры очищения, а при помощи ума порождает мысли о сострадании к другим. Благие дей­ствия способны уменьшать препятствия, создавая условия, необходимые для пути накопления мудрости.

Накопление мудрости подразумевает знание абсо­лютного состояния благодаря знанию состояния со­зерцания. Оно считается коренным путем даже в Сутре, и сам Будда отмечал: «Человек, пребывающий в созерцании в течение времени, за которое муравей может пробежать от кончика носа до лба, накопит гораздо больше мудрости, чем тот, кто всю жизнь ценой великого самопожертвования делает подноше­ния Будде и божествам». Тем не менее, в Сутре обыч­но считается, что, поскольку непосредственно понять и применять путь мудрости нелегко, на деле следует практиковать очищение и накопление заслуг.

Говорят, что когда Будда впервые попытался пере­дать своим ученикам состояние знания и никто его не понял, он сказал: «Я нашел путь к состоянию знания — он глубок и ясен, лежит вне понятий и вне всяких объяснений. Но когда я попытался его передать, ник­то не понял. Поэтому я уйду и буду уединенно жить в лесу, предаваясь созерцанию». Это показывает, как трудно передать путь мудрости, а в одном стихотвор­ном тексте Дзогчена57 говорится: «Даже язык Будды не в силах объяснить это состояние».


Каталог: media
media -> Эффективность применения коллоидной фитоформулы ангиомега комплекс в кардиологии
media -> Инструкция по настройке параметров Интернет и ммс на телефонах U8230
media -> Қазақстан Республикасы Ішкі істер министрлігінің ақпараттық жүйелерін «электрондық үкіметтің» шлюзімен біріктіру мүмкіндіктерін зерделеу жөніндегі жұмыс жоспары
media -> І. Жаңаөзен қалалық білім бөлімінің 2013 жылғы жұмысының қортындысы
media -> Күндізгі оқу түрі
media -> Қазақстан Республикасы Мәдениет және ақпарат министрлігінің кейбір мәселелері


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет