Научно-практический журнал «Актуальные вопросы неврологии»


Өнеркәсіптік факторлардың зиянды әсерлері кезіндегі ЭЭГ – нің спектральды мінездемесі



бет31/36
Дата28.04.2016
өлшемі5.95 Mb.
1   ...   28   29   30   31   32   33   34   35   36

Өнеркәсіптік факторлардың зиянды әсерлері кезіндегі ЭЭГ – нің спектральды мінездемесі.

Мусина А.А., Алшынбекова Г.К.

Мақалада хром өндірісіндегі қауіпті топтағы жұмысшылардың ауысым динамикасындағы электроэнцефалографиялық көрсеткіштердің өзгеру дәрежесіне баға берілген. ОЖЖ жағдайына зиянды факторлардың әсер ету дәрежесін куәландыратын ЭЭГ жас және өтілдік ерекшеліктері анықталды.
Spectral characteristics of EEG exposures in industrial hazards.

Musina A.A., Alshynbekova G.K.

In the article gave estimation of the degree of changes of the electroencephalographic indices in the dynamics of change in the working of the group of the risk of chromium production. Are revealed age-qualification and special features EEG, which testify about the degree of the action of harmful factors on the state CNS.

ОЦЕНКА НАРУШЕНИЙ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ У ПОСТИНСУЛЬТНЫХ БОЛЬНЫХ С МЕТАБОЛИЧЕСКИМ СИНДРОМОМ И БЕЗ МЕТАБОЛИЧЕСКОГО СИНДРОМА.
Д.Н. Нурписова, А.С. Жусупова

Национальный научный медицинский центр, г. Астана



Нами проведена сравнительная оценка нарушений жизнедеятельности по индексу Бартела и шкале Рэнкин у больных, перенесших ишемический инсульт с метаболическим синдромом и без метаболического синдрома. Различий нарушений жизнедеятельности у больных с последствиями ишемического инсульта в зависимости от наличия метаболического синдрома не выявлено.

Ключевые слова: нарушения жизнедеятельности, метаболический синдром, ишемический инсульт.
Введение. Эксперты ВОЗ охарактеризовали метаболический синдром как "пандемию XXI века". Различные проявления МС при цереброваскулярной патологии широко дискутируются в современных научных публикациях [2,3]. Однако, нарушения жизнедеятельности у больных с метаболическим синдромом, перенесших ишемический инсульт практически не освещены.

Целью нашего исследования явилась сравнительная оценка нарушений жизнедеятельности у постинсультных больных с метаболическим синдромом и без метаболического синдрома.

Материал и методы. В исследование было включено 60 пациентов с последствиями перенесенного ишемического инсульта. В соответствии с критериями метаболического синдрома ВОЗ (2003г.) больные были разделены на 2 группы: группу больных с метаболическим синдромом (30 человек) со средним возрастом 59,37±7,42 лет и группу больных без метаболического синдрома (30 человек) со средним возрастом 55,17±11,05 лет. Для измерения нарушений жизнедеятельности оценивали независимость пациентов от посторонней помощи в повседневной жизни с помощью индекса Активностей Повседневной Жизни Бартела. Оценка расширенных функций повседневной жизнедеятельности производилась с помощью Шкалы Рэнкин [1].

Результаты. Индекс активностей повседневной жизни Бартела в группе с метаболическим синдромом составил 88,83±19,94 балла, в группе без метаболического синдрома составил 91,67± 13,21 балла. Различий по сумме баллов не выявлено (р>0,05), однако, сумма баллов в группе с метаболическим синдромом соответствует «умеренной зависимости», а в группе без метаболического синдрома «лёгкой зависимости».

Степень нарушения функций и выраженность нарушений жизнедеятельности по шкале Рэнкин в группе больных с метаболическим синдромом составили 3,06±0,52 балла и в группе больных без метаболического синдрома 3,00±0,53 балла, что соответствует умеренному нарушению жизнедеятельности; потребности в некоторой помощи, ходьбе без посторонней помощи. Соответственно, различий в исследуемых группах по шкале Рэнкин выявлено не было (р>0,5).



Заключение. Таким образом, по результатам оценки индекса Бартела и шкалы Рэнкин различий нарушения функций и выраженность нарушений жизнедеятельности в исследуемых группах не выявлено.

Литература:

  1. Белова А.Н., Щепетова О.Н. Шкалы, тесты и опросники в медицинской реабилитации. Руководство для врачей и научных работников - Москва, «Антидор», 2002. - 440с.

  2. Перова Н.В., Метельская В.А., Оганов Р.Г. Метаболический синдром: патогенестические взаимосвязи и направления коррекции // Кардиология - №3 - 2001- С. 42-48.

  3. Перова Н.В., Метельская В.А., Оганов Р.Г. Патогенетические основы метаболического синдрома как состояния высокого риска атеросклеротических заболеваний. //Международный медицинский журнал 2001 - 7(3) - С. 6-10.


Ишемиялық инсультқа шалдыққан метаболикалық синдром бар науқастардың мен метаболикалық синдром жоқ науқастардың тіршілік бұзылыстарды бағалау.

Д. Н. Нүрписова, А.С. Жусупова.

Біз Бартел индекс арқылы және Рэнкин шкала арқылы ишемиялық инсультқа шалдыққан метаболикалық синдром бар науқастардың мен метаболикалық синдром жоқ науқастардың тіршілік бұзылыстарды бағаладық. Нәтижесінде ишемиялық инсультқа шалдыққан науқастарда метаболикалық синдроммен байланыс айырмашылықтар анықталған жоқ.

Негізгі сөздер: метаболикалык синдром ишемиялық инсульт.


Estimation vital activity derangements in patients with metabolic syndrome and without metabolic syndrome after ischemic stroke.

D.N. Nurpisova, A.S. Zhusupova.

We studied vital activity derangements with Bartel index and Renkin scale in patients with metabolic syndrome and without metabolic syndrome after ischemic stroke. The difference in vital activity derangements in patients after ischemic stroke dependended with metabolic syndrome not expose.

Key words: vital activity derangements, metabolic syndrome, ischemic stroke.


зАБОЛЕВАЕМОСТЬ профессиональныМИ вертеброгенныМИ ЗАБОЛЕВАНИЯМИ В кАЗАХСТАНЕ И ИХ Профилактика
С.Е. Мухаметжанова

Национальный центр гигиены труда и профзаболеваний МЗ РК, Караганда


В статье приведены данные анализа профессиональной заболеваемости за последние 8 лет, свидетельствующие о преобладании хронических профессиональных радикулопатии, причины выявления в запущенной форме. Указаны меры по профилактике профессиональных вертеброгенных нарушений.

Среди заболеваний профессионального генеза одно из ведущих мест в настоящее время занимают хронические профессиональные радикулопатии (ХПР). В их развитии основную роль играют факторы труда и трудового процесса [3,1,5], основной из которых - физическая работа статического (длительное сидение, стояние или наклоны туловища, фиксированная рабочая поза) и динамического (перекладывание и/или поднятие тяжести руками; перенос тяжести со сгибанием, ротацией туловища, выполнением рывковых движений) характера. Наряду с указанными причинами существенным фактором риска может быть вибрация рабочих мест в сочетании с неблагоприятными микроклиматическими условиями [2, 4].

При длительном (более 5 – 10 лет) контакте с вредными или опасными факторами трудового процесса, характеризующими его тяжесть, у работников постепенно формируются функциональные изменения нагружаемых отделов позвоночника, которые затем перерастают в дистрофические повреждения связочного и нервно-мышечного аппарата, нарушению иннервации и кровоснабжения позвоночного двигательного сегмента [2,1].

По данным анализа профессиональной заболеваемости за последние 8 лет отмечается увеличение удельного веса профессиональных заболеваний (ПЗ), связанных с функциональными перенапряжениями и перегрузками отдельных органов и систем, среди которых основную часть составляют ХПР - от 17,6 до 38,4% (табл. 1). Выявление данной патологии преобладает в Карагандинской и Восточно-Казахстанской областях, хотя вредные условия труда (ВУТ), связанные с тяжелым физическим трудом, стато-динамическими нагрузками сохраняются на многих промышленных предприятиях других областей, а результаты анализа заболеваемости с ВУТ свидетельствуют о компрессионных веретеброгенных поражениях. Следует отметить, что выявление ХПР чаще происходит на поздней стадии, когда развивается стойкая утрата профессиональной трудоспособности и признаки инвалидности. Анализ удельного веса данной категории больных демонстрирует высокий удельный вес запущенных случаев за последние три года - с 50 % в 2007 году до 59,7 % в 2009 году.


Таблица 1 - Удельный вес впервые установленной ХПР в РК

Годы

Первичные ПЗ

Заболевания, связанные с функциональным перенапря-жением и перегрузками отдельных органов и систем:

ХПР

абс.

%

абс.

%

абс.

%

2002

341

100

86

25,2

60

17,6

2003

319

100

80

25,1

59

18,5

2004

486

100

177

36,4

104

21,4

2005

441

100

150

34,0

84

19,0

2006

475

100

197

41,4

98

20,6

2007

550

100

246

44,7

169

30,7

2008

538

100

221

41,2

183

34,0

2009

632

100

279

44,1

243

38,4

Медицинские организации, проводящие обязательные профилактические медицинские осмотры (ПМО), не обеспечивают надлежащее качество медицинского освидетельствования. Это, очевидно, связано с тем, что ПМО проводятся часто медицинскими специалистами, не имеющими должной квалификации по профпатологии; недостаточной материальной базой для проведения комплекса регламентированных обследований; незаинтересованностью работодателя в выявлении ПЗ в связи с перспективами увеличения страховых выплат; сокрытием работником ранних признаков ПЗ, приводящего со временем к формированию стойкой утраты трудоспособности. Очевидно, что основная часть ПЗ вертеброневрологической природы до определенного времени маскируются в структуре общей заболеваемости, поэтому работники с нарушениями здоровья, возникшими в процессе труда, не получают надлежащего медицинского обслуживания и соответствующих социальных компенсаций за утрату здоровья.

Профилактика профессиональных вертеброгенных нарушений должна включать: технические, физиолого-эргономические мероприятия, механизацию трудового процесса и создание безопасных условий труда; строгий отбор работников на этапе предварительного медицинского осмотра в профессии, связанные с воздействием неблагоприятных факторов труда; раннюю диагностику ХПР при проведении ПМО работающих во вредных условиях; использование современных медицинских, информационных технологий при оказании диагностической и лечебно-профилактической помощи; формирование группы риска по ХПР на этапе периодического медицинского осмотра с проведением своевременных мер по медицинской реабилитации; развитие кадровых ресурсов в области гигиены труда и профпатологии; постдипломное обучение специалистов, подготовку профпатологов на уровне ПМСП; совершенствование нормативной базы по охране труда, модернизацию государственных нормативных требований охраны труда, создание методических руководств, правил и инструкций, введение в Кодекс Казахстана об административных правонарушениях и в Уголовный кодекс Казахстана норм законодательства, предполагающих уголовную и административную ответственность субъектов трудовых отношений за нарушения законодательства об охране труда.

Литература:

1. Лагутина Г.Н. Тарасова Л.А., Суворов Г.А. Влияние факторов труда на развитие вертеброневрологических нарушений. // Медицина труда и пром. экология. - 1994.- № 10. - 3-6.

2. Лагутина Г.Н. Факторы риска развития болезней спины// Профессиональный риск для здоровья работников: руководство / под ред. Н.Ф. Измерова, Э.И. Денисова. - М.: Тровант, 2003. - 315-320.

3. Попелянский Я.Ю., Веселовский В.П. и др. Миофиксации в пато- и саногенезе поясничного остеохондроза // Ж. невропатол. и психиатр.- 1984.- Т.84.- №4.- С.503-507.

4. Суворов Г.А., Старожук И.А., Лагутина Г.Н. Общая вибрация и риск вибрационных нарушений // Профессиональный риск для здоровья работников: руководство / под ред. Н.Ф. Измерова, Э.И. Денисова.-М.: Тровант, 2003. - 134-142.

5. Novak, C.B. Multilevel nerve compression and muscle imbalance in work-related neuromuscular disorders Text. / C.B. Novak, S.E. Mackinnon // Am. J. Ind. Med. - 2002. - Vol. 41, № 5. - P. 343-352.


Қазақстандағы кәсіби вертеброгенді аурудың аурушаңдығы және оларды алдына алу.

С.Е. Мухаметжанова

Мақалада, асқынған формада анықталуы себебінен, созылмалы кәсіби радикулопатияның басым болуы туралы куәландыратын, ақырғы 8 жылдағы кәсіби аурушаңдық талдамасының мәліметтері келтірілген. Кәсіби вертеброгенді бұзылуларды алдына алу бойынша шаралар көрсетілген.
Sickness rate of occupational verbal deseases in Kazakhstan and their prophylaxis.

S.E.Muhametzhanova

The article deals with the analysis data of occupational deseases in the past 8 years. They are the evidence of chronic occupational radiculopathy predominance. It also reveals causes of neglected cases. The article points out preventive measures of occupational vertebral abnormality.


ВОПРОСЫ КЛАССИФИКАЦИИ МИАСТЕНИИ

С.Т. Кожаканова

Национальный научный медицинский центр, г. Астана


Миастения гравис (МГ) – является одним из наиболее распространенных классических органоспецифических аутоиммунных заболеваний нервно-мышечной передачи. Так называемая «антительная болезнь рецепторов» имеет прогрессирующее течение и часто приводит к инвалидизации пациентов трудоспособного возраста [1,2,3,4,5,13,24,30].

Первое описание миастении относится к 17 веку (Т. Willis, 1672), но как отдельная нозологическая форма она описана в конце XIX века в работах W. Wilks (1877), W. Erb (1879), S. Goldflam (1893), F. Jolly (1985), J.Campbell и P.Bromwell (1900) [6]. Антитела при миастении впервые были выделены Strauss в 1960 году [11,23]. Окончательно аутоиммунное происхождение болезни было доказано Patrick и Lindstrom в опыте на кроликах, иммунизированных Torpedo californica AChR, у которых появились признаки миастении [28,31,30]. В последующем D.Drachman (1978), A.Vincent (1980) обнаружили в сыворотке крови больных миастенией повышенное количество аутоантител к ацетилхолиновому рецептору (АХР), данный факт ознаменовался как основной лабораторный тест для подтверждения диагноза [7,14,16,27].

В изучении различных аспектов данной патологии в течение более 300 лет были достигнуты значительные успехи в представлении эпидемиологии, патогенеза миастении, методов диагностики и лечения, хотя этиология её до сих пор неясна.

Наряду с более детальным изучением природы заболевания модифицировались и классификации миастении. Так, наиболее распространена в мире классификация миастении по К. Оссерману, которая была принята как международная в 1958 г. в Лос-Анджелесе [1,8,11,15,17,29]. Затем в нее были внесены некоторые изменения совместно с G. Genkins 1971г. [4,8,18]. Она предусматривает выделение форм миастении гравис по возрасту, скорости прогрессирования, распространенности и локализации мышечной слабости. [5,7,8]. Согласно данной классификации выделяют следующие формы:

- Генерализованная миастения

- Миастения новорожденных

- Врожденная миастения

- Доброкачественная с офтальмопарезом или офтальмоплегией

- Семейная детская

- Юношеская миастения

- Генерализованная миастения взрослых

Говоря о генерализованной миастении взрослых авторы выделяют стадии болезни: 0 - асимптоматическая, I - глазная миастения, IIа - легкая степень генерализованной миастении, IIв - средняя степень тяжести генерализованной миастении, III – тяжелая быстро прогрессирующая генерализованная миастения, IV- поздняя тяжелая генерализованная миастения.

Многие отечественные авторы основой классификации определяли характер течения и локализация патологического процесса. Так, Лобзиным B.C. и соавторами были предложены две классификации миастении [9,22,31].

Первая классификация (1960 г.) по течению:

1. острое начало с быстрым развитием симптомокомплекса и в дальнейшем медленное прогрессирование;

2. острое начало, более длительное (от 3 месяцев до 1 года) развитие синдрома, течение с ремиссиями, но неуклонным прогрессированием;

3. постепенное начало, медленное развитие на протяжении нескольких лет и последующее медленно прогрессирующее течение;

4. начало с ограниченной группы мышц и медленное прогрессирование.

Вторая классификация (1965г.) по локализации патологического процесса с учетом нарушения витальных функций:

1. генерализованная:

а) без висцеральных расстройств;

б) с нарушениями дыхания и сердечной деятельности

2. локальная:

а) лицевая форма (глазная, глоточно-лицевая);

б) скелетно-мышечная форма (без нарушений дыхания, с нарушениями дыхания).

По мнению многих авторов наиболее удобной в практической медицине является классификация, предложенная в 1965 году Б.М. Гехтом. (модифицирована в 1982, 2005г.) [8,9,10,11,15,17,26,27]. Отличительной особенностью её является то, что в данной классификации учитывается характер течения заболевания, степень генерализации миастенического процесса, тяжесть двигательных расстройств и степень их компенсации на АХЭР препаратах, что помогает достаточно полно и точно сформулировать диагноз [7,9,11].

По степени генерализации двигательных расстройств выделяют локальную (глазная, бульбарная, туловищная, мимическая) и генерализованную формы. По тяжести двигательных расстройств выделяют легкую, средней тяжести и тяжелую форму заболевания. По характеру течения патологического процесса выделяют: миастенические эпизоды, миастенические состояния, стационарное течение заболевания, прогрессирующее течение, злокачественную форму заболевания. По степени компенсации двигательных нарушений на фоне АХЭР препаратов: полная, достаточная и недостаточная (плохая) [1,6,25,26,27].

С 2000г начато внедрение международной клинической классификации, разработанной Американской академией неврологии. (Barohn R.J. et al., 1998г) [12,24,29,31]. Согласно данной классификации выделено 5 классов болезни с учетом клинических проявлении и тяжести течения:



  1. изолированная слабость только окулярных мышц, во всех других мышцах сила нормальная;

  2. легкая слабость мышц туловища, проксимальных отделов конечностей, а также вовлечение в процесс орофарингеальных мышц;

  3. умеренная слабость мышц туловища, проксимальных отделов конечностей, а также вовлечение в процесс орофарингеальных и дыхательных мышц;

  4. выраженная слабость мышц туловища, проксимальных отделов конечностей, а также вовлечение в процесс орофарингеальных и дыхательных мышц;

  5. интубация, или нахождение пациента на искусственной вентиляции легких.

А- отсутствие бульбарных нарушений;

В- наличие бульбарных нарушений.

Очевидно, что в характеристике вышеуказанных классификации объединяющими звеньями оставались возраст, характер течения и локализация патологической мышечной утомляемости.

Таким образом, изучение мнений авторов по вопросам классификации МГ позволило сделать выводы о том, что, несмотря на отсутствие единой общепринятой классификации в ранее предложенных классификациях ведущими направлениями остаются характер течения, возраст и локализация патологического процесса.



Литература:

  1. Гехт Б.М., Ильина Н.А. Нервно-мышечные болезни. – М., 1982. – 325 с.

  2. Кузин М.И., Гехт Б.М. Миастения. – М., Медицина, 1996. – 224 с.

  3. Лайсек Р.П., Барчи Р.Л. Миастения. – М., Медицина, 1984. – 272с.

  4. Drachman D.B. Myastenia gravis // N. Engl. J. Med. – 1994. – Vol.330. – P.1797-1810.

  5. Osserman K.E. Myastenia gravis.- New York., Grune and Stratton, 1958. – p.340.

  6. Willis T. De Anima Brutorum. – Oxford, England: Theatro Sheldoniano, 1672. – Р. 404-406.

  7. Пономарева Е.Н., Синевич П.А., Пономарев В.В., Солодовникова С.А. // Журнал. Медицинские новости. 1998. №9.

  8. Кузин М.И., Гехт Б.М. Миастения. – М.: Медицина, 1996. – 224стр.

  9. Гехт Б.М., Ланцова В.Б., Сепп Е.К. роль аутоантител к ацетилхолновому рецептору в диагностике и патогенезе миастении //Неврологический журнал. – 2003. – Т.8. – Приложение 1. – стр 35-37.

  10. Гехт Б.М., Коломенская Е.А., Шагал Д.И. и др. Стратегия применения глюкокортикоидных препаратов при нервно-мышечных заболеваниях //Журн. невропатологии и психиатрии. – 1985. – Т.85, №2. – С.1651-1658.

  11. Мальберг С.А. Нервно- мышечные заболевания //В кн.: Болезни нервной системы. – М.:Медицина, 2001. – С. 615-622.

  12. М.Л. Чухловина, Н.П. Шабалов, Н.В. Цинзирлинг. Особенности патогенеза, клиники и диагностики миастении в детском возрасте // Журнал Педиатрия, 2005. – С. 90-93.

  13. Гехт Б.М., Касаткина Л.Ф., Гильванова О.В. Синдром хронической усталости. //Неврологический журнал.- 2003. – Т.8, №1. – С. 52-55.

  14. Санадзе А.Г., Сиднев Д.В., И.Х. Ипполитов, Ю.И. Гурфинкель, Д.М. Меркулова, Н.И. Щербакова и др. Лечение кризов при миастении //методическое руководство/ Под ред.Б.М.Гехта. – М.: - 2000. -26с.

  15. Сепп Е.К., Ланцова В.Б., Миастения. Клиника, диагностика, лечение и патофизиология. М.-2002. – 65с.

  16. Гехт Б.М., Санадзе А.Г. Миастения: диагностика и лечение //Неврологический журнал. – 2003. – Т.8. – Приложение 1. – С.8-12.

  17. Касаткина Л.Ф., Санадзе А.Г., Гильванова О.В., Щербакова Н.И. Два случая сочетания постполиомиелитического синдрома с миастенией // Неврологический журнал. – 2003. – Т.8. – Приложение 1. – С.37-41.

  18. Гехт Б.М., Касаткина Л.Ф., Самойлов М.И., Санадзе А.Г., Электромиография в диагностике нервно-мышечных заболеваний. – Таганрог: 1997. – 370с.

  19. Санадзе А.Г., Сиднев Д.В., Ветшев П.С., Ипполитов Л.И.. Титин, тимома и миастения //Нейроиммунология. -2006. – Т.4. - №3-4. – С24-27.

  20. Санадзе А.Г., Сиднев Д.В., Карганов М.Ю., Щербакова Н.И. Миастенический синдром Ламберта-Итона // Журнал неврологии и психиатрии имени С.С.Корсакова. – 2006. – Т.106. - №3 – С.10-14.

  21. Лосева Т.Н. Синаптическая передача// В кн.: Физиология. Основы и функциональные системы: курс лекции., под ред. К.В.Судакова. – М.:Медицина, 2000. – С.77-94.

  22. Лобзин В.С. Миастения. – М.: Медгиз., 1960. – 156с.

  23. Пономарева Е.Н. Миастения: клиника, патогенез, дифференциальная диагностика, тактика веедния. – Минск.: «МЕТ», 2002.- 78с.

  24. Иммунология // Под ред.Р.В.Петрова. – М.: Медицина, 1987. – С.90-92.

  25. Гехт Б.М., Меркулова Д.М. Лечение миастенических кризов: методические рекомендации для врачей//М., 2000. – С.53.

  26. Гехт Б.М. Лечение миастении //Неврологический журнал. – 2000. - №1. – С.4-9.

  27. Гехт Б.М. Синдромы патологической мышечной утомляемости. – М.: Медицина, 1974. – 200с.

  28. Гехт Б.М. Теоритическая и клиническая электромиография. – Л.: Наука, 1990. – 230с.

  29. Бадалян Л.О., скворцов И.А. Клиническая электрмиография. – М.:Медицина, 1986. 368с.

  30. Неретин В.Я., Агафонов Б.В., Сидоров О.П. Медико-генетическое консультирование при наследственных и врожденных болезнях нервной системы. – М.: Медицина, - 2004. – 224с.

  31. Сиднев Д.В. Клиническая и электромиографическая характеристика состояния нервно-мышечной передачи у больных миастенией // Автореферат дис…канд.мед.наук. – М., - 1999. – 24с.

  32. Ветшев П.С., Шкроб О.С., Ипполитов И.Х., Заратьянц О.В., Понамарев А.Б., Мясников Г.М. Опухоли тимуса у больных миастенией // Неврологический журнал. – 1998. - №4. – С.15-20.

  33. Ланцова В.Б., Сепп Е.К. Иммунобиохимические особенности тимуса при миастении // Неврологический журнал. – 2003. – Т.8. – Приложение 1. – С. 52-55.


Миастения жіктелуінің өзекті сауалдары

С.Т. Қожақанова

Ұлттық ғылыми медициналық орталық, Астана қаласы

Мақалада хронологиялық жүйеде миастения жіктелулерінің қысқаша сипаттамасымен қатар, отандық және шетелдік авторлардың әртүрлі жіктеулері бойынша ғылыми басылымдардың шолуы келтірілген. Сондай-ақ, дерттің таралуын зерттеудегі, патогенезі, ағымы, диагностикасындағы елеулі жетістіктер аталып өтеді. Осы шолу аталмыш нозология бойынша біріңғай халықаралық жіктелудің жоқтығына қарамастан, аталған жіктелулердің жалпы ұқсастығына көз жеткізуге мұрша берді.



Негізгі сөздер: миастения, жіктелуі, нерв-бұлшықет таралуының аутоиммунды ауруы.
Questions of myasthenia classification

S.T. Kozhakanova

In article showed leatriche review of myasthenia classification of national and international authors with short characteristic in time. The mains of epidemiology, pathogenesis, clinical course, diagnosis of disease was studied. This review showed common classification in without one international myasthenia classification.

Key words myasthenia, classification, autoimmune neuromuscular disease.

ОПЫТ ПРИМЕНЕНИЯ ПРЕПАРАТА ГАЛИДОР В ПОЛИКЛИНИЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ
Володин А.П.
ЧНУ «Денсаулык» г. Петропавловск СКО.
В статье проведен анализ результатов лечения 28 пациентов с хронической недостаточностью мозгового кровообращения с использованием препарата Галидор в амбулаторных условиях. Получены данные сведетельствующие об эффективности использованной терапии для улучшения качества жизни пациентов с данной патологией.

ВВЕДЕНИЕ. Хроническая недостаточность мозгового кровообращения (ХНМК) одна из наиболее часто встречающихся цереброваскулярных патологий. Возникает она обычно на фоне вегето-сосудистой дистонии, атеросклероза, гипертонической болезни, сахарного диабета и их сочетаний. Различают начальные проявления недостаточности мозгового кровообращения, что является ранней стадией ХНМК и следующую стадию - дисциркуляторную энцефалопатию. Энцефалопатия – мультифокальное поражение мозга, при котором имеются не только субъективные жалобы на головную боль, утомляемость, снижение памяти и т.п., но и объективные признаки многоочаговой или диффузной органической мозговой патологии. Ведение пациентов с ХНМК является порой одной из наиболее сложных проблем в практике врача поликлиники. Пациенты этой группы – преимущественно пожилого возраста, для которых характерно сочетание нескольких заболеваний. Это неизбежно ведет за собой необходимость в комплексной терапии, что способствует полиграмазии и риску развития лекарственной болезни. Таким пациентам назначается 2-5, а то и 10 препаратов, которые могут дать нежелательное взаимодействие. В лечении ХНМК возникает необходимость в препарате с широким спектром действия, обеспечивающим улучшение микроциркуляции и метаболизма мозговой ткани, антиоксидантное и антиагрегантное действие.

Галидор (Бенциклан) – препарат многонаправленного действия, он тормозит агрегацию и адгезию тромбоцитов, препятствует агрегации и адгезии эритроцитов, повышает эластичность и осмотическую резистентность последних. Галидор снижает вязкость крови, нормализует внутриклеточный метаболизм глюкозы, аденозинтрифосфата, действие фосфокиназы, лактатдегидрогеназы, усиливает оксигенацию тканей.

Нами в лечении пациентов с ХНМК в условиях поликлиники и дневного стационара был использован Галидор.



Цель: изучить эффективность и совместимость препарата Галидор в комплексном лечении больных с ХНМК.

Материал и методы. Под наблюдением находилось 28 больных с ХНМК легкой и средней степени. В исследование были включены пациенты с артериальной гипертонией и атеросклерозом и их сочетанием. Возраст колебался от 45 лет до 60 лет, из них мужчины 9 человек женщины 19 человек. Диагноз гипертензионная энцефалопатия и атеросклеротическая энцефалопатия базировался на данных общеклинического и неврологического исследования, данных РЭГ, МРТ. Длительность заболевания колебалось от 5 до 14 лет. Основными жалобами больных были: головная боль, головокружение, шум в голове, снижение работоспособности, нарушение сна, склонность к смене настроения и депрессии. Больным ХНМК назначалось комплексное лечение, включающее: гипотензивные препараты, ноотропы, витамины, физиолечение.

Препарат Галидор назначался по 400 мг в/в капельно в течение 10 дней, затем по 1 таблетке (100 мг) 3 раза в день в течение 2 месяцев. Действие препарата оценивалось по шкале выраженности субъективных симптомов и краткой шкале оценки психического статуса, по результатам была создана таблица:





Симптомы

До лечения

Через 10 дней.

Через 2 месяца.

1.

Головная боль.

28 (100%)

18 (64%)

8 (29%)

2.

Головокружение.

26 (93%)

12 (43%)

4 (14%)

3.

Шум в ушах.

22 (79%)

16 (57%)

8 (29%)

4.

Неврастенический и астенический синдром.

12 (43%)

10 (36%)

6 (21%)

5.

Снижение когнитивных функций.

18 (64%)

8 (29%)

6 (21%)

6.

Вегетативные расстройства.

18 (64%)

12 (43%)

8 (29%)

В процессе лечения препаратом Галидор были побочные действия в виде: дрожание рук 2 (7%), сухость во рту 3 (11%), которые исчезли самопроизвольно без изменения дозы препарата.

Выводы:

1. Применение препарата Галидор в комплексном лечении ХНМК значительно улучшает неврологический и психический статус пациентов, что улучшает их качество жизни.

2. Помогает избежать явления полиграмазии и возможного развития лекарственной болезни.

3. Минимальное количество побочных эффектов позволяет рекомендовать данный препарат для применения в условиях дневного стационара поликлиники.



Литература:

  1. В.Шмырев А.Васильев «Препарат Галидор в неврологической практике». Журнал « Врач» №9 2009 стр.46-48.

  2. Г.Ж.Сакенова, Л.Р.Канафина, А.Д.Мотовилов, А.Т.Иманжаева, Ш.Г.Айтжанова, А.М.Махмутова, Б.А.Альмухамбетова. «Опыт применения препарата Галидор в острый период Ишемического инсульта». Журнал «Терапевтический вестник». 2009 стр.46-48.

  3. А.М.Вейн, Е.Г.Филатова, Н.А.Суркова. Галидор в лечении больных хронической цереброваскулярной недостаточностью. /Лечение нервных болезней/ 2003 №4 стр.25-26.


Емхана жағдайында Галидор препаратын қолдану тәжірибесі.

Володин А.П.

Мақалада бас миы қанайналымының созылмалы жеткіліксіздігімен ауыратын 28 науқасты емхана жағдайында Галидор препаратымен емдеу нәтижесіне сараптама жүргізілген. Жүргізілген терапияның осы патологиясы бар науқастардың өмір сапасын жақсартудағы эффективтілігін дәлелдейтін көрсеткіштер алынған.
The experience of using Galidor in outpatient practice.

Volodin A.P.

In this article it is examined results of using Galidor in 28 patients with chronic insufficiency of cerebral blood circulation on outpatient condition. Received data indicates on efficiency of using therapy to improve quality of life of such patients.

СОВРЕМЕННЫЕ ПОДХОДЫ К КОЛИЧЕСТВЕННОЙ ОЦЕНКЕ ОГРАНИЧЕНИЙ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ У БОЛЬНЫХ С ПСИХООРГАНИЧЕСКИМ СИНДРОМОМ.
Газалиева Ш. М.
Управление медико-социальной экспертизы Департамента по контролю и социальной защите по Карагандинской области, г. Караганда,

Республика Казахстан


Представлена методика применения функционального класса ограничения жизнедеятельности при проведении медико-социальной экспертизы у больных неврологического профиля с преобладающим в клинической картине психоорганическим синдромом.
Введение. Повышению качества жизни человека, снижению барьеров и организации жизнедеятельности в немалой степени способствуют медицинская реабилитация и медико-социальная экспертиза. Однако до сегодняшнего времени в Республике отсутствуют научно-обоснованные подходы к количественной оценке степени ограничения жизнедеятельности (ОЖД) при заболеваниях нервной системы, согласно Международной классификации функционирования, утвержденной ВОЗ в 2001 г. [1].

Цель. Функциональный класс (ФК) предложен нами как интегральный показатель, позволяющий оценить последствия болезни на органном, организменном и социальном уровнях, для количественной оценки степени ОЖД у больных с заболеваниями нервной системы, у которых ведущим в клинической картине является психоорганический синдром.

Методы. ФК ранжирован по 5-ти бальной шкале, принятой за 100%, со следующей градацией: ФК-0 характеризует нормальное состояние функций; ФК-1 - легкое нарушение функций и ограничения жизнедеятельности - до 25%; ФК-2 - умеренное нарушение (от 26 до 50%); ФК-3 - значительное нарушение (от 51 до 75%); ФК-4 - резко выраженное нарушение (от 76 до 100%).

Результаты. Количественная оценка ограничений жизнедеятельности у больных с психоорганическим синдромом.

ФК 1 (0-25%) - легкое снижение способности адекватно вести себя из-за снижения способности к обучению, участию в трудовой деятельности. Противопоказаны работы со значительным психоэмоциональным напряжением. Снижение способности общаться с окружающими из-за невозможности участия во всех видах общественной деятельности.

Ограничения жизнедеятельности: способность к обучению ФК 0-1, способность к трудовой деятельности ФК 0-1.

ФК 2 (26-50%) - умеренный психоорганический синдром – умеренное снижение способности адекватно вести себя из-за снижения способности к обучению, умеренное ограничение участия в трудовой деятельности, требуется изменение профессии или объема трудовой деятельности, умеренные ограничения общения с окружающими.

Ограничения жизнедеятельности: участие в трудовой деятельности – ФК 2, способность к обучению ФК 1-2, контроль за своим поведением ФК 1-2

ФК 3 (51-75%) - выраженный психоорганический синдром – выраженное снижение способности адекватно вести себя, общаться с окружающими, ухаживать за собой. Значительно выраженное ограничение мобильности, способности заниматься обычной деятельностью, невозможность участия в трудовой деятельности и получения образования, выраженное ограничение экономической независимости, интеграции в общество.

Ограничения жизнедеятельности: участие в трудовой деятельности – ФК 3, обучение – ФК 3, контроль за своим поведением ФК 3, передвижение – ФК 2-3, самообслуживание – ФК 3.

ФК 4 (76-100%) - резко выраженный психоорганический синдром – резко выраженное снижение способности адекватно вести себя, общаться с окружающими, ухаживать за собой, резко выражены ограничение мобильности, способность заниматься обычной деятельностью, невозможность получения образования, участия в трудовой деятельности, резко выраженное ограничение экономической самостоятельности, интеграции в общество.

Ограничения жизнедеятельности: передвижение – ФК 4, самообслуживание – ФК 4, участие в трудовой деятельности – ФК 4, обучение – ФК 4, контроль за своим поведением ФК 4 [2].

Выводы: правильное принятие экспертного решения с учетом функционального класса позволяет провести своевременную клинико-экспертную диагностику и реализацию индивидуальной программы реабилитации инвалидов. А это, в свою очередь, является фактором не ограничения жизнедеятельности, а наоборот, социальной помощи и социальной реинтеграции человека в общество.

Литература:

        1. Международная номенклатура нарушений, ограничений жизнедеятельности и социальной недостаточности //Русское издание. – Москва, 1995. – 106 с.

        2. Отчет о научно-исследовательской работе по теме: «Совершенствование методологических основ медико-социальной экспертизы и реабилитации при болезнях нервной системы (заболевания периферической нервной системы, сосудистые заболевания головного мозга, эпилепсия) среди взрослого населения» // КГМА, Караганда – 2006, 139.


Психоорганикалық синдромы бар науқастардағы өмір сүру қабілетінің төмендеуін сандық бағалаудың заманға сай талаптары.

Ш. М. Газалиева

Тiршiлiк ету әрекетiн шектеудi функционалдық cыныптың қолдануын әдiстеме елестеткен медициналық-әлеуметтiк сарапталар өткiзуде неврологиялық профильнiң ауруларында өте ие бол клиникалық суретте психоорганик синдроммен.
Up-to-date approaches to quantitative evaluation of restricted activities of patients with psycho-organic syndromes.

Sh.M. Gazalieva

The technique of application of a functional class of restriction of ability to live Is presented at carrying out of mediko-social examination at patients of a neurologic profile with a psychoorganic syndrome prevailing in a clinical picture.

ЗАБОЛЕВАЕМОСТЬ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫМИ ВЕРТЕБРОГЕННЫМИ ЗАБОЛЕВАНИЯМИ В КАЗАХСТАНЕ И ИХ ПРОФИЛАКТИКА
С.Е. Мухаметжанова
Национальный центр гигиены труда и профзаболеваний МЗ РК, Караганда
Статья посвящена анализу данных профессиональных заболеваний в течение последних 8 лет. Они свидетельствуют о преобладании хронических профессиональных радикулопатий с указанием причины в запущенных случаях. Представлены профилактические мероприятия профессиональных вертеброгенных расстройств.
Среди заболеваний профессионального генеза одно из ведущих мест в настоящее время занимают хронические профессиональные радикулопатии (ХПР). В их развитии основную роль играют факторы труда и трудового процесса [3,1,5], основной из которых - физическая работа статического (длительное сидение, стояние или наклоны туловища, фиксированная рабочая поза) и динамического (перекладывание и/или поднятие тяжести руками; перенос тяжести со сгибанием, ротацией туловища, выполнением рывковых движений) характера. Наряду с указанными причинами существенным фактором риска может быть вибрация рабочих мест в сочетании с неблагоприятными микроклиматическими условиями [2, 4].

При длительном (более 5 – 10 лет) контакте с вредными или опасными факторами трудового процесса, характеризующими его тяжесть, у работников постепенно формируются функциональные изменения нагружаемых отделов позвоночника, которые затем перерастают в дистрофические, повреждение связочного и нервно-мышечного аппарата, нарушению иннервации и кровоснабжения позвоночного двигательного сегмента [2,1].



По данным анализа профессиональной заболеваемости за последние 8 лет отмечается увеличение удельного веса профессиональных заболеваний (ПЗ), связанных с функциональным перенапряжениями и перегрузками отдельных органов и систем, среди которых основную часть составляют ХПР - от 17,6 до 38,4% (табл. 1). Выявление данной патологии преобладает в Карагандинской и Восточно-Казахстанской областях, хотя вредные условия труда, связанные с тяжелым физическим трудом, стато-динамическими нагрузками сохраняются на многих промышленных предприятиях других областей, а результаты анализа заболеваемости с ВУТ свидетельствуют о компрессионных веретеброгенных поражениях. Следует отметить, что выявление ХПР чаще происходит на поздней стадии, когда развивается стойкая утрата профессиональной трудоспособности и признаки инвалидности. Анализ удельного веса данной категории больных демонстрирует высокий удельный вес запущенных случаев за последние три года - с 50 % в 2007 году до 59,7 % в 2009 году.
Таблица 1 - Удельный вес впервые установленной ХПР в РК


Годы

Первичные ПЗ

Заболевания, связанные с функциональным перенапря-жением и перегрузками отдельных органов и систем:

ХПР

абс.

%

абс.

%

абс.

%

2002

341

100

86

25,2

60

17,6

2003

319

100

80

25,1

59

18,5

2004

486

100

177

36,4

104

21,4

2005

441

100

150

34,0

84

19,0

2006

475

100

197

41,4

98

20,6

2007

550

100

246

44,7

169

30,7

2008

538

100

221

41,2

183

34,0

2009

632

100

279

44,1

243

38,4

Медицинские организации, проводящие обязательные профилактические медицинские осмотры (ПМО), не обеспечивают надлежащее качество медицинского освидетельствования. Это, очевидно, связано с тем, что ПМО проводятся часто медицинскими специалистами, не имеющими должной квалификации по профпатологии; недостаточной материальной базой для проведения комплекса регламентированных обследований; незаинтересованностью работодателя в выявлении ПЗ в связи с перспективами увеличения страховых выплат; сокрытием работником ранних признаков ПЗ, приводящего со временем к формированию стойкой утраты трудоспособности. Очевидно, что основная часть ПЗ вертеброневрологической природы до определенного времени маскируются в структуре общей заболеваемости, поэтому работники с нарушениями здоровья, возникшими в процессе труда, не получают надлежащего медицинского обслуживания и соответствующих социальных компенсаций за утрату здоровья.

Профилактика профессиональных вертеброгенных нарушений должна включать: технические, физиолого-эргономические мероприятия, механизацию трудового процесса и создание безопасных условий труда; строгий отбор работников на этапе предварительного медицинского осмотра в профессии, связанные с воздействием неблагоприятных факторов труда; раннюю диагностику ХПР при проведении ПМО работающих во вредных условиях; использование современных медицинских, информационных технологий при оказании диагностической и лечебно-профилактической помощи; формирование группы риска по ХПР на этапе периодического медицинского осмотра с проведением своевременных мер по медицинской реабилитации; развитие кадровых ресурсов в области гигиены труда и профпатологии; постдипломное обучение специалистов, подготовку профпатологов на уровне ПМСП; совершенствование нормативной базы по охране труда, модернизацию государственных нормативных требований охраны труда, создание методических руководств, правил и инструкций, введение в Кодекс Казахстана об административных правонарушениях и в Уголовный кодекс Казахстана норм законодательства, предполагающих уголовную и административную ответственность субъектов трудовых отношений за нарушения законодательства об охране труда.

Литература:

1. Лагутина, Г.Н. Влияние факторов труда на развитие вертеброневрологических нарушений Текст. / Г.Н. Лагутина, Л.А. Тарасова, Г.А. Суворов // Медицина труда и пром. экология. - 1994.- № 10. - 3-6.

2. Лагутина, Г.Н. Факторы риска развития болезней спины / Г.Н. Лагутина // Профессиональный риск для здоровья работников: руководство / под ред. Н.Ф. Измерова, Э.И. Денисова. - М.: Тровант, 2003. - 315-320.

3. Попелянский Я.Ю., Веселовский В.П. и др. Миофиксации в пато- и саногенезе поясничного остеохондроза // Ж. невропатол. и психиатр.- 1984.- Т.84.- №4.- С.503-507.

4. Суворов, Г.А. Общая вибрация и риск вибрационных нарушений / Г.А. Суворов, И.А. Старожук, Г.Н. Лагутина// Профессиональный риск для здоровья работников: руководство / под ред. Н.Ф. Измерова, Э.И. Денисова.-М.: Тровант, 2003. - 134-142.

5. Novak, C.B. Multilevel nerve compression and muscle imbalance in work-related neuromuscular disorders Text. / C.B. Novak, S.E. Mackinnon // Am. J. Ind. Med. - 2002. - Vol. 41, № 5. - P. 343-352.


Қазақстанда кәсіптік вертеброгенді аурумен аурушылдық және оның алдын алу

С.Е. Мухаметжанова

Мақалада, асқынған формада анықталуы себебінен, созылмалы кәсіби радикулопатияның басым болуы туралы куәландыратын, ақырғы 8 жылдағы кәсіби аурушаңдық талдамасының мәліметтері келтірілген. Кәсіби вертеброгенді бұзылуларды алдына алу бойынша шаралар көрсетілген.
The incidence of vertebrogenic occupational diseases in Kazakhstan and its prevention.

S.E. Muhametzhanova

The article deals with the analysis data of occupational deseases in the past 8 years. They are the evidence of chronic occupational radiculopathy predominance. It also reveals causes of neglected cases. The article points out preventive measures of occupational vertebral abnormality.





Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   28   29   30   31   32   33   34   35   36


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет